Энергетический рынок близок к «беспрецедентной неопределенности»

10 ноября 2010 Пресса | Новости
Нарастание неопределенности, которая способна привести к разбалансировке энергетического рынка, может стать следствием увеличения спроса на нефть Нарастание неопределенности, которая способна привести к разбалансировке энергетического рынка, может стать следствием увеличения спроса на нефть

Мировой энергетический рынок вошел в фазу своего развития, которая отличается «беспрецедентной неопределенностью», заявил глава Международного энергетического агентства (МЭА) ООН Нобуо Танака. Важнейшим возмущающим фактором на рынке нефти и газа станет столь же беспрецедентный рост спроса на энергию в ближайшие 25 лет в Азии.

«Правительства ведущих стран мира должны усилить свои действия по более эффективному использованию энергии», — предупредил Нобуо Танака, представляя в Лондоне ежегодный доклад о перспективах развития мирового энергетического рынка (World Energy Outlook). По его мнению, нарастание неопределенности, которая способна привести к разбалансировке энергетического рынка, может стать следствием увеличения спроса на нефть. Он будет быстро расти в ближайшее десятилетие и достигнет к 2035 году пика в 99 млн баррелей в сутки, что на 15 млн баррелей больше, чем в 2009 году (на 18%).

Этот прогноз на 6 млн баррелей меньше прошлогоднего. Но Нобуо Танако предупреждает, что, тем не менее, производство нефти стабилизируется к 2020 году на уровне 68–69 млн баррелей в сутки и уже больше никогда не достигнет исторического пикового показателя в 70 млн баррелей, зафиксированного в 2006 году

Одновременно Саудовская Аравия вновь потеснит Россию с места мирового лидера по добыче нефти и к 2035 году нефтедобыча в стране вырастет до 14,6 млн баррелей в сутки с 9,6 млн баррелей в 2009 году (Россия в прошлом году добывала примерно 10 млн баррелей в сутки).

В целом, существенно увеличить добычу смогут в предстоящие полвека только страны ОПЕК (сейчас они обеспечивают 40% мировой добычи), тогда как за пределами организации она практически стабилизируется. Например, хорошие перспективы у Ирака, который может через 25 лет добывать свыше 7 млн баррелей в сутки (сейчас страна экспортирует примерно 2 млн баррелей в сутки).

По мнению Нобуо Танака, нарастающий разрыв между спросом на нефть и объемами ее производства будет закрыт газом, в том числе СПГ. При этом спрос на газ может вступить в «золотую эру» благодаря Китаю и Ближнему Востоку. Объем спроса может вырасти на 44% к 2035 году по сравнению с 2008 годом и достигнуть 4,5 трлн кубометров в год.

Как указывается в докладе, спрос на «голубое топливо» начнет расти уже в текущем году после падения на фоне кризиса и перенасыщения рынка в 2009 году.

Важнейшим игроком газового рынка уже сегодня стал Китай, который добыл около 85 млрд кубометров газа в прошлом году, импортировав еще 4 млрд. В будущем производство и импорт Пекином существенно вырастут; страна уже располагает тремя СПГ-терминалами и планирует строить новые. В целом же, спрос Китая на энергоресурсы вырастет до 2035 года на 75%, что приведет к скачку мирового спроса до 16,7 млрд тонн нефтяного эквивалента.

Одновременно более трети роста мирового спроса до 2025 года будет обеспечено нетрадиционным газом, который в основном добывается в Северной Америке. А наряду с китайским фактором важнейшим драйвером станет Ближний Восток, где потребление газа будет расти такими же темпами, что и в Китае. К 2035 году страны этого региона могут удвоить собственную добычу — до 800 млрд кубометров в год. Отметим, что «Газпром» в среднесрочной перспективе планирует занять 15% рынка СПГ.

Смягчить мировую нехватку энергоресурсов сможет вероятное увеличение экспорта Каспийского региона, включая Туркменистан и Азербайджан (по газу с 30 млрд в прошлом до 100 млрд в 2020 году). Поставки нефти из этого региона также будут расти, следуя за ростом добычи. В 2025–2030 годах добыча здесь вырастет до 5,4 млн баррелей в сутки, а Казахстан уже признан МЭА четвертым в мире государством по росту объемов добычи нефти до 2035 года.

Директор консалтинговой компании «Контако» Игорь Лавровский считает, что прогноз МЭА соответствует основным тенденциям в энергетическом секторе. Но гендиректор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев утверждает, что в МЭА не учитывают очень многие факторы, которые могут существенно изменить мировой рынок. «По нефти, наоборот, мировой рынок рискует через 10 лет очутиться на грани исчезновения из-за того, что бензин окажется заменен другими видами топлива», — заявил BFM.ru эксперт, напомнив, что Toyota вот уже 2 года как прекратила разработки новых бензиновых двигателей, сделав ставку в основном на электрические аккумуляторы и в меньшей степени — на водородную тягу.

По его словам, самый главный фактор — это то, что основные инвестиционные средства сосредоточены в странах, которые страдают от необходимости импорта бензина — в США, Западной Европе и Китае. И нет сомнений, что они решат эту проблему. Мы рассчитываем, что потребление нефти будет падать. Поэтому в ближайшие годы цена на нее может вырасти, но за пределами 10-летнего периода рассчитывать на 120 или даже 200 долларов за баррель — это быть очень большим оптимистом. Для этого нет никаких оснований, сказал Танкаев.

Иная ситуация по газу, которому стать достойной альтернативной может поспособствовать только термоядерный синтез. Пока ситуация на газовом рынке спокойная, предложение немного превышает спрос, а цены стабильны. Это «затишье» позволило КНР в последние годы создать «рынок покупателя», на котором эта страна диктует свои условия по ценам. Такая политика уже принесла плоды в Средней Азии, где Пекин с помощью дешевых кредитов постепенно берет под контроль потоки экспортного газа. Аналогичную линию КНР проводит и в отношении России, из которой по двум газопроводам на экспорт пойдет 68 млрд кубометров в год.

Но Танкаев считает, что в ближайшие 5 лет ситуация кардинально изменится и рынок газа опять превратится в рынок продавцов. Во-первых, это произойдет из-за быстрого роста спроса на газ в Азии, как вследствие увеличения энергопотребления, так и из-за того, что в его структуре доля газа стремительно увеличивается с былых низких значений. Второе — собственно китайский фактор.

Конечно, Россия, Китай и Иран обладают огромным потенциалом увеличения добычи газа. Например, Россия только на нынешних месторождениях может увеличить добычу до 1 трлн кубометров, против примерно 600 млрд на сегодня. Но если Китаю не удастся сдержать развитие, то, опасается Танкаев, потребление газа в этой стране может нанести мощный удар по рынку и взвинтить газовые цены.

При этом он считает, что их рост не сможет поддержать рынок нефти. Газовый и нефтяной рынок были жестко связаны до тех пор, пока мазут и газ использовались на одних и тех же энергетических установках, а для перехода с одного вида топлива на другой надо было лишь «поменять форсунки». В Европе в начале 1990-х годов, когда ее страны провели модернизацию своей нефтянки и прекратили производство мазута, был момент, когда приходилось топить электростанции буквально сырой нефтью. Но сейчас, считает Танкаев, такое невозможно даже в России, которая осталась чуть ли не единственным источником мазута.

В целом, Танкаев полагает, что если модель Китая не изменится, то энергопотребление в стране на душу населения довольно быстро достигнет уровня Южной Кореи. Тогда спрос КНР на газ составит 2 трлн кубометров в год, что равно объему всего газового рынка в настоящее время. Плюс, по мнению эксперта, надежды на рост добычи сланцевого газа в Европе не оправдаются по экономическим соображениям. «Реализация такого сценария грозит серьезной дестабилизацией газового рынка, что отразится на всем мировом развитии», — заключил эксперт.

Игорь Лавровский согласен, что сланцевый газ пока остается маргинальным источником энергопотребления даже на американском рынке, но полагает, что вряд ли, даже с учетом китайского фактора, мировые цены на газ смогут заоблачно взлететь. «Если говорить о долгосрочных тенденциях, то большинство государств будут все больше обращать внимание на местные источники энергии, включая сланцевый газ, а доля и значение мировых поставщиков газа в перспективе начнет снижаться», — заявил BFM.ru эксперт.

В целом он полагает, что дестабилизация энергетического рынка возможна только на кратковременный период, например, из-за кризиса на Ближнем Востоке, где риск подобного развития событий «есть всегда». «В долговременной перспективе вряд ли мировому энергорынку грозит дестабилизация», — резюмировал Игорь Лавровский

Алексей Щеглов

Источник / http://www.bfm.ru
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=100792 обязательна
Условия использования материалов