Мартин Вулф, Целевые уровни текущих счетов - отголосок прошлого

14 ноября 2010 Главное | Уоллстрит
Дебаты по поводу "мировых дисбалансов" - это путешествие назад, в будущее. Предложение министра финансов США Тимоти Гайтнера об установлении целевых уровней текущего счета, отбрасывает нас к размышлениям Джона Мейнарда Кейнса на Бреттонвудской конференции в июле 1944 года Дебаты по поводу "мировых дисбалансов" - это путешествие назад, в будущее. Предложение министра финансов США Тимоти Гайтнера об установлении целевых уровней текущего счета, отбрасывает нас к размышлениям Джона Мейнарда Кейнса на Бреттонвудской конференции в июле 1944 года. Кейнс, представлявший тогда Британию, был сильно обеспокоен угрозой несимметричной корректировки между профицитными и профицитными странами. Штаты, у которых на тот момент был самый высокий профицит в мире, отвергли идею введения механизма, призванного поставить в один ряд и профицитные, и дефицитные страны. Теперь США по другую сторону баррикад. Может ли Китай согласиться на то, от чего отказались в свое время США? Возможно, да. В коммюнике от 23 октября по итогам заседания министров финансов и председателей Центробанков из стран Большой Двадцатки, которое также состоялось в Южной Корее, говорилось о том, что "необходимо согласовать ориентиры для стран с устойчивыми существенными дисбалансами. Это позволит прояснить их природу и причины возникновения в целях коррекции в рамках "Взаимной процедуры оценки", учитывая при этом национальные и региональные особенности, включая традиционно высокие объемы экспорта сырья". Это ужасающее предложение стало ответом на идею Гайтнера о 4% пороге для дисбалансов текущего счета.

Так чего же добиваются США? Есть ли смысл в их предложении? Сработает ли оно? Штаты хотят внедрить принцип, согласно которому корректировки потребуются не только со стороны дефицитных стран, но и со стороны профицитных стран. Таким образом необходимо согласовать определенный, выраженный числовым значением предел дисбалансов, на который будут ориентироваться все страны. Это значение будет целью. Однако никаких санкций не предусмотрено. Мировой монетарный режим будет действовать без автоматических механизмов, предложенных Кейнсом в 1944 году. Кроме того, США надеются таким образом добиться укрепления ряда валют развивающихся стран, в частности, Китая, против валют высокодоходных развитых стран, в первую очередь, конечно, доллара. Так есть ли в этом разумное зерно? Райнер Брюдерле министр финансов Германии, закоренелый ортодокс, тут же отклонил это предложение. Он заявил, что "нам нужно двигаться в сторону рыночной экономики, и избегать принципов административно-командной экономики". Однако, в этом случае можно выделить три четких определения.

Во-первых, наличие огромных валютных резервов у ряда стран не имеет ничего общего с рыночными механизмами. Это результат государственных решений. Первоначально, их формирование было оправдано необходимостью застраховать себя на случай новых финансовых потрясений. Но их размеры уже давно превысили все пределы разумного, об этом свидетельствует тот факт, что во время кризиса они сократились в общей сложности на 470 млрд. долларов, то есть на 6%. Во-вторых, нельзя игнорировать четкие доказательства того, что мировая экономика не способна эффективно и разумно использовать крупные потоки избыточных сбережений. И, наконец, в современном мире скопилась масса неиспользуемых производственных мощностей. Именно поэтому, как утверждал Кейнс, корректировка только со стороны дефицитных стран неэффективна и нежелательна. На какие страны распространится предложенный США предел? Если к группе добавить Испанию, то в числе проштрафившихся дефицитных стран в этом году, согласно прогнозам, окажутся США, Южная Африка, Турция и Испания. Китай, Россия, Германия и Саудовская Аравия будут в числе профицитных нарушителей. Однако Россию и Саудовскую Аравию, скорее всего, можно будет исключить, как крупных экспортеров сырья. Более того, если принимать во внимание масштаб дефицита и профицита, а не только его долю от ВВП, в числе стран с высоким профицитом окажется Япония, а Италия, Бразилия и Великобритания попадут к странам высоким дефицитом. Целевые уровни текущего счета - это только начало. Также важно учитывать только страны, значимые с системной точки зрения: по прогнозам, профицит ВВП Сингапура составит 20% в этом году. Но остальному миру можно о нем не беспокоиться. Более того, для крупных стран даже 4% - это много. И все же, количественные показатели могут хотя бы направить дискуссию о корректировках в нужное русло.

Наконец, как обеспечить эффективность такого подхода? Шанс есть. На ежегодном заседании Международного валютного фонда и Всемирного банка в Вашингтоне два китайских политика независимо друг от друга намекнули на то, что Китай уже готов ограничить свои профициты. Таким образом, дискуссия в этом направлении может оказаться куда более результативной, нежели обсуждение валютных курсов как таковых. И все же, принимая во внимание огромный масштаб резервов (почти 50% от ВВП), равно как и их быстрый рост, Китаю нужно стремиться к балансу во внешней торговле, или даже к дефициту, а не к профициту на уровне 4% от ВВП. При такой цели к 2015 году внешний профицит Китая может достичь 400 млрд. долларов, поскольку ВВП страны в долларовом выражении удваивается каждый год. В отличие от дефицитных стран, о которых так беспокоился Кейнс, у США есть мощное оружие - возможность печатать мировую резервную валюту. Другим странам будет нелегко вынудить США к каким бы то ни было корректировкам, если они сами того не захотят. Кроме того, все, включая Китай, смертельно напуганы последствиями нового количественного ослабления. К счастью, чем активнее будет расти внешний спрос, и чем быстрее скорректируются реальные валютные курсы, тем меньше нужды будет в такой политике.

Таким образом, основные обсуждения должны идти между Китаем и США. Германия будет по-прежнему чинить препятствия при этом их жертвами станут другие страны Еврозоны: они предпочли жить в условиях разрушительного сочетания немецкой конкурентноспособности на внешних рынках, внутренних ограничений и безусловно фиксированного валютного курса. Япония просто не способна справиться со своими макроэкономическими трудностями. Но Китай - совсем другое дело. Это мощная экономика с огромным населением и столь же огромными потребностями. У Китая нет причин оставаться экспортером капитала. Задача Большой Двадцатки - обеспечить условия для необходимых переговоров между двумя потенциальными сверхдержавами. Если Китай поставит перед собой цель повысить спрос и избавиться от профицита текущего счета, предпочтительно, посредством роста потребления, китайские люди будут жить лучше, остальным это тоже пойдет на пользу. Между тем, США должны приговорить себя к длительной фискальной консолидации. Роль остальных глав правительства на саммите Б20 - продвигать этот диалог и заключение соглашения. Если им это удастся, они продемонстрируют одно из наиболее значимых преимуществ мультилатерализма: способность улаживать конфликты между крупнейшими державами. Гайтнер предложил весьма изобретательную альтернативу бесконечным спорам вокруг валютных курсов. Президент Китая должен ухватиться за возможность, которую предлагают США.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=101400 обязательна
Условия использования материалов