Начало движения за «реформу»: проведение в Индианаполисе конвента по реформе денежной системы

23 ноября 2010 Пресса | Финансист
Президентские выборы 1896 г. явились общенациональным референдумом по вопросу о золотом стандарте. На съезде демократической партии в 1896 г. верх взяли популисты, отчаянные враги золотого стандарта и приверженцы инфляционной политики во главе с Уильямом Дженнингсом Брайаном Президентские выборы 1896 г. явились общенациональным референдумом по вопросу о золотом стандарте. На съезде демократической партии в 1896 г. верх взяли популисты, отчаянные враги золотого стандарта и приверженцы инфляционной политики во главе с Уильямом Дженнингсом Брайаном. Более традиционные демократы, горячо преданные идеалу твердых денег и золотого стандарта, были вынуждены в день выборов либо остаться дома, либо впервые в жизни голосовать за ненавистных республиканцев. Республиканская партия долгое время настойчиво требовала запрещения торговли спиртными напитками, неограниченной эмиссии гринбеков и отказа от золотого стандарта. Но с начала 1890-х гг. группа Рокфеллера, имевшая доминирующее влияние в родном штате Огайо, а также в руководящих органах республиканской партии, решила без шума отбросить требование сухого закона, поскольку этот лозунг отталкивал многих и прежде всего набиравшую силу группу избирателей немецкого происхождения. Летом 1896 г., предвидя победу популистов на съезде партии, Морганы, прежде занимавшие в демократической партии доминирующие позиции, через Генри Кабота Лоджа, стремительно набиравшего политический вес конгрессмена от штата Массачусетс, обратились с предложением к группировке Мак-Кинли-Марка Ханны-Рокфеллера. Сделка состояла в следующем: Морганы поддержат Мак-Кинли на выборах президента и не будут ни игнорировать выборы, ни создавать альтернативную партию, если Мак-Кинли выступит за золотой стандарт. Стороны договорились, и многие демократы, являвшиеся приверженцами золотого стандарта, переметнулись к республиканцам. Партийная система Америки радикально изменилась. Прежде политическая жизнь была ареной борьбы между демократами (твердые деньги, свобода торговли, невмешательство государства в экономику) и республиканцами (этатизм, протекционизм, инфляционизм). При этом позиции демократов медленно, но верно усиливались. С середины 1890-х гг. господствующее положение заняла республиканская партия, сохранявшая его до 1932 г., до проходивших в разгар Великой депрессии выборов.

Сторонники Брайана, бывшие не только инфляционистами и популистами, но еще и врагами банков Уолл-стрит, подобно многим современным популистам предпочитали, чтобы эмиссией денег, как в случае с гринбеками, занимался Конгресс, а не менее понятные, привилегированные и высокомерные крупные банки, а потому являлись естественными врагами Морганов, которые, напротив, были сторонниками золотого стандарта. Но когда победа Мак-Кинли на президентских выборах 1896 г. закрепила золотой стандарт, им захотелось изменить эту систему так, чтобы она, не будучи откровенно инфляционистской, оказалась бы под эффективным контролем крупнейших банков. В долгосрочной перспективе золотой стандарт, контролируемый Морганами-Рокфеллерами, оказался гораздо более фатальным для исторических судеб твердых денег, чем простодушные требования последователей Брайана о свободной чеканке серебра или эмиссии гринбеков.

Сразу после избрания Мак-Кинли объединенные силы групп Морганов и Рокфеллеров взялись за организацию «реформистского» движения, дабы создать центральный банк и избавиться от «неэластичности» денег, свойственной золотому стандарту. Для этого было решено использовать технологию, уже доказавшую свою эффективность при организации в 1895-1896 гг. движения за принятие золотого стандарта. Было необходимо действительно массовое широкое движение, чтобы публика не заподозрила в нем марионетку банкиров с Уолл-стрит. Поэтому центром движения были сделаны штаты Среднего Запада, сердце Америки, а в создаваемых организациях помимо банкиров участвовали бизнесмены, экономисты и другие ученые, которые придавали всей затее убедительный вид респектабельности и научности.

За дело взялись сразу после выборов. Хью Генри Ханна, президент «Атлас Энджин Уоркс» из Индианаполиса, который освоил принципы работы в общественной организации в «Союзе за надежные деньги», в ноябре послал в Торговую палату Индианаполиса меморандум, в котором настаивал, что именно такой типичный штат Среднего Запада, как Индиана, должен стать зачинателем движения за реформу денежной системы.

Механизм заработал. В ответ на призыв Торговой палаты Индианаполиса туда 1 декабря 1896 г. съехались делегаты торговых палат 12 крупных городов Среднего Запада. Конференция приняла обращение о созыве, большого съезда для обсуждения проблем кредитно-денежной системы, который начался в Индианаполисе 12 января 1897 г. На нем присутствовали представители деловых кругов 26 штатов и федерального округа Колумбия. Было объявлено о» начале движения за реформу денежной системы. Влиятельная газета «Йель ревью» похвалила организаторов съезда, догадавшихся учесть традиционную для населения нелюбовь к банкирам, подчеркнув, что там были представлены «не только банкиры, но и бизнесмены в целом».

Возможно, на съезде и были бизнесмены, но только не рядовые. Председательствовал на съезде Стюарт Патерсон, декан юридического факультета Пенсильванского университета и член финансового комитета могущественной «Пенсильвания рейлроуд», входившей в орбиту группы Моргана. На следующий день после открытия Хью Ханна был избран председателем исполнительного комитета, членов которого ему же предложили подобрать. На комитет возложили право действовать от имени съезда после его окончания. В комитет вошли следующие влиятельные лидеры корпоративного и финансового мира:

Джон Митчелл из Чикаго, президент «Иллинойс траст энд сэйвинг бэнк», директор железных дорог «Чикаго энд Олтон», «Питтсбург, Форт-Уэйн энд Чикаго», а также компании «Пульман», стал казначеем исполнительного комитета;

Г. Г. Колсаат, редактор и издатель «Чикаго тайме геральд», чикагской «Оушн геральд», член правления чикагского Института искусств, друг и советник президента Уильяма Мак-Кинли, имевшего хорошие отношения с Рокфеллером;

Чарльз Кастис Харрисон, проректор Пенсильванского университета, сколотивший состояние в сахарной промышленности, где он был партнером могущественного Хэвмейера («Шугар Траст»);

Александр Орр, нью-йоркский банкир из круга Моргана, был директором железных дорог «Эри энд Чикаго», «Рок~Айленд энд Пасифик», «Нэшнл бэнк оф ком-мерс» и влиятельного издательского дома «Харпер бразерс». Кроме того, Орр был директором нескольких страховых компаний и совладельцем крупнейшей в стране компании по торговле зерном;

Эдвин Станард, зерноторговец из Сент-Луиса, бывший губернатор штата Миссури и бывший вице-президент Национального совета по торговле и транспорту;

Е. Б. Сталмен, владелец «Нэшвилл бэннер», бывший вице-президент железных дорог «Луисвилл, Нью-Олбани энд Чикаго», особый уполномоченный картеля «Саузерн рейлвей энд стимшип ассосиейшн».

Л. Е. Уилсон, влиятельный юрист из Луисвилла и будущий губернатор штата Кентукки.

Особенно интересны два самых влиятельных члена исполнительного комитета: Генри Пейн и Джордж Фостер Пибоди. Пейн, имевший давние связи с республиканской партийной машиной в Висконсине, входил в руководство республиканской партии от Милуоки и являлся президентом находившейся в сфере интересов Моргана «Висконсин телефоун компани». Пейн был тесно вовлечен в коммунальный и банковский бизнес в Милуоки. В частности, он долгое время был директором «Норс-Америкен компани», большого холдинга в сфере коммунальных услуг, во главе с нью-йоркским финансистом Чарльзом Уетмором. О степени близости «Норс-Америкен компани» к Моргану говорит тот факт, что в ее совет директоров входили два ведущих финансиста Моргана. Одним был Эдмунд Конверс, президент управляемого Морганом нью-йоркского «Либерти нэшнл бэнк», в недалеком будущем основатель и президент опять-таки моргановской «Бэнкерз траст компани». Другим был Роберт Бэкон, партнер в «Джи Пи Морган энд компани» и один из ближайших друзей Теодора Рузвельта, ставший впоследствии помощником госсекретаря в его кабинете. Кроме того, когда в результате убийства Мак-Кинли Теодор Рузвельт стал президентом, он сделал Бэкона министром почт, заменив им близкогб к группе Рокфеллера Марка Ханну из Огайо. Утверждают, что Пейн, ближайший помощник Моргана, был назначен на этот главный политический пост в тогдашнем кабинете специально для того, чтобы оттеснить Ханну от рычагов партийного управления. Очевидно, что замена Ханны Пейном была частью яростной атаки Теодора Рузвельта на «Стэндард Ойл», которая представляла собой часть открытой войны между империями Рокфеллера-Гарримана-Куна/Лёба и Моргана.

Еще более влиятельным членом окружения Моргана был секретарь исполнительного комитета Джордж Фостер Пибоди. Вся аристократическая бостонская семья Пибоди издавна поддерживала тесные личные и финансовые связи с Морганами. Представитель клана Пибоди даже был шафером на свадьбе Дж. П. Моргана в 1865 г. Джордж Пибоди был основателем международной банковской компании, в которой Джуниус, отец Дж. П. Моргана, являлся одним из старших партнеров. Джордж Фостер Пибоди был видным нью-йоркским инвестиционным банкиром, имевшим обширные владения в Мексике. Он помог Моргану реорганизовать «Дженерал электрик», а позднее ему предложили в администрации Вильсона пост министра финансов. В этой администрации он являлся «министром без портфеля».

Пусть простаки верят, что собравшийся в Индианаполисе съезд по денежной реформе был проявлением спонтанной инициативы простых торговцев и промышленников Среднего Запада. Для знающего человека организация, в которой участвуют Генри Пейн, Александр Орр и особенно Джордж Фостер Пибоди, означает только одно – это Дж. П. Морган.

Съезд быстро принял решение обратиться к президенту Мак-Кинли с призывом: (1) не отступать от золотого стандарта и (2) создать новую систему «эластичного» банковского кредита. Для реализации последнего пункта президенту рекомендовали создать новый Комитет по реформе кредитно-денежной системы и поручить ему подготовить законодательные предложения. Мак-Кинли всей душой одобрил эту инициативу, заручился согласием Рокфеллера и 24 июля обратился в Конгресс с предложением о создании Комитета по денежной реформе. Законопроект о создании Комитета прошел через Палату представителей, но застрял в Сенате.

Разочарованный, но не павший духом исполнительный комитет в августе 1897 г. решил двигаться вперед самостоятельно. Ведущую роль в подборе членов комитета сыграл Джордж Фостер Пибоди, осуществлявший связь между Индианаполисом и нью-йоркским финансовым сообществом. Для окончательного решения вопроса о составе Пибоди пригласил членов исполнительного комитета в Саратога-Спрингс, где находилась летняя резиденция его партнера по инвестиционному банку Спенсера Траска. К сентябрю удалось утрясти состав Комитета по денежной реформе.

Состав комитета был следующим:

Джордж Эдмунде, бывший сенатор, республиканец из Вермонта, адвокат и, в прошлом, директор нескольких железных дорог стал председателем;

Стюарт Паттерсон, декан юридического факультета Пенсильванского университета и руководитель контролируемой Морганом железной дороги «Пенсильвания»;

Чарльз Фейрчайлд, ведущий нью-йоркский банкир, президент нью-йоркского инвестиционного банка, бывший партнер бостонского инвестиционного банка «Ли, Хиггинсон энд ко.», директор двух крупных железных дорог. Видный политический деятель штата Нью-Йорк, Фейрчайлд был министром финансов в первой администрации Кливленда. Его отец, Сидни Фейрчайлд, был главным юристом контролируемой Морганом железной дороги «Нью-Йорк сентрал»;

Стювесант Фиш, наследник двух старых аристократических нью-йоркских семей, был партнером в контролировавшемся Морганом нью-йоркском инвестиционном банке «Мортон, Блис энд ко.», а потом стал президентом железной дороги «Иллинойс сентрал» и членом правления «Мьючуал лайф». Отец Фиша был сенатором, губернатором и госсекретарем;

Луис Гарнетт, видный бизнесмен из Сан-Франциско;

Томас Буш из Алабамы, директор железной дороги «Мобайл энд Бирмингем»;

Д. У. Фрис, ведущий производитель хлопчатобумажных тканей в Северной Каролине.

Уильям Дин, торговец из города Сент-Пол, шт. Миннесота и директор трансконтинентальной железной дороги «Грейт Нозерн», принадлежавшей Джеймсу Хиллу, союзнику Моргана в титанической борьбе за железную дорогу «Нозерн Пасифик» с группой Гарримана, Рокфеллера и Кун-Лёб.

Джордж Лейтон из Сенг-Луиса, юрист железной дороги «Миссури пасифик»;

Роберт Тейлор из Индианы, юрист, ведущий патентные дела в контролируемой Морганом компании «Дженерал электрик».

Основной рабочей лошадкой комитета был Джеймс Лоуренс Лафлин, ведущий профессор политической экономии в недавно основанном Рокфеллером Чикагском университете, редактор престижного университетского журнала «Джорнэл оф политикл экономи». Именно Лафлин контролировал деятельность аппарата комитета и подготовку докладов. Написание докладов лежало на двух учениках Лафлина из Чикагского университета – выпускнике университета Кэрроле Руте и аспиранте Генри Паркере Уиллисе.

Для финансирования работы комитета по денежной реформе банки и корпорации всей страны собрали внушительную по тем временам сумму 50 тыс. долл. В Нью-Йорке сборщиками взносов были банкиры Моргана Пибоди и Орр, а главными жертвователями – Уильям Додж (угольная промышленность) и Генри Герц (торговля хлопком и сахаром), директор банка «Микэникс нэшнл», и сам Дж. П. Морган.

Получив деньги, комитет в середине сентября снял помещение для офиса и усадил служащих для рассылки нескольким сотням экспертов детальной анкеты по вопросам кредитно-денежной политики и сортировки присылаемых ответов. С конца сентября по декабрь комитет внимательно изучал ответы, рассортированные Рутом и Уиллисом. Рассылкой анкеты решались сразу две задачи. Во-первых, обеспечивалась общественная поддержка для рекомендаций комитета, который получал возможность опереться на мнения нескольких сот экспертов. Во-вторых, рассылка анкеты делала работу комитета наглядной для публики и членов Конгресса. Кроме того, комитет получал право выступать от имени всего делового сообщества.

Поэтому вначале предполагалось опубликовать составленный уже к середине декабря предварительный отчет комитета, а в дополнительном томе – опубликовать и ответы на анкету. План с немедленной публикацией ответов провалился, хотя позднее этот том был-таки опубликован в серии публикаций Пенсильванского университета по вопросам политической экономии и публичного права.

Не смущаясь мелкими неудачами, исполнительный комитет придумал новый метод обработки общественного мнения с помощью неопубликованного отчета. В ноябре Хью Ханна привлек в качестве помощника финансового журналиста Чарльза Конанта, задачей которого было распропагандировать публику и обеспечить рекомендациям комитета ее поддержку. Уже в декабре грянули барабаны в честь еще неопубликованных рекомендаций. В первом декабрьском номере журнала «Саунд карренси мэгазин» он опубликовал статью с высокой оценкой доклада комиссии, причем для подкрепления собственных оценок он активно цитировал еще неопубликованные ответы экспертов на анкету комиссии.

В следующие несколько месяцев к работе Конанта подключился секретарь комитета Джулс Гатридж. Начали они с того, что организовали публикацию краткого обзора ответов на анкету в газетах по всей стране. Как писал сам Гатридж, некоторым членам комитета этим приемом удалось возбудить «любопытство публики» к готовящейся публикации отчета, и он гордился тем, что с помощью «умелого обращения» сумел опубликовать предварительный доклад «полностью или в отрывках – главным образом фрагментарно – примерно в семи с половиной тысячах крупных и мелких газет». В ожидании 3 января 1898 г., когда была намечена публикация предварительного отчета о работе комитета, Конант и Гатридж организовали положительные отклики известных людей со всех концов страны. И сразу после публикации эти отклики появились в ежедневных газетах. Эта парочка организовала целую сеть распространения материалов отчета, для чего привлекла около 100 тыс. сторонников, «преданно выступающих за реализацию предложенного комитетом плана реформы банковского и денежного хозяйства».

Внешне главной рекомендацией отчета было закрепить победу Мак-Кинли, для чего следовало утвердить в законе то, что де-факто было уже реализовано: золотой стандарт, а из серебра чеканить только разменную монету с пониженным весовым содержанием металла. Но закрепление победы над брайанизмом и лозунгом свободной чеканки серебра было всего лишь операцией по зачистке территории; в долгосрочном плане важнее был призыв провести банковскую реформу, чтобы повысить эластичность денежной системы. Для этого предлагалось увеличивать кредит в периоды рецессии и сезонного повышения спроса на наличные со стороны сельскохозяйственных банков, что всегда понуждало крупные центральные резервные банки сжимать объем кредитных операций. Но эти рекомендации были, по существу, не очень важны. Главное заключалось в том, что в общество закинули идею о необходимости реформы банковского дела.

Поскольку предварительный отчет сильно завел публику, исполнительный комитет решил провести второй и последний съезд Конвента, который и собрался в Индианаполисе 25 января 1898 г. Второй съезд был проведен с куда большим размахом, чем первый: съехались 496 делегатов из 31 штата. Это было представительное собрание высших руководителей крупнейших американских корпораций. Самой многочисленной, естественно, была делегация штата Индиана – 85 делегатов городских торговых палат, а вторую по численности делегацию прислал Нью-Йорк – 74 делегата, в том числе представители торговой ассоциации, торговой палаты и комитета по торговле и транспорту.

Своим присутствием съезд также почтили следующие руководители корпораций: из Кливленда прибыл стальной фабрикант Альфред Поуп, президент «Нэщнл Мэлиебл кастинг компани»; Верджил Клайн, юрисконсульт рокфеллеровской «Стэндард ойл оф Огайо»; и К. А. Пиллсбери из Сент-Пола, организатор крупнейших в мире мукомольных комбинатов. Из Чикаго приехали такие знаменитости, как Маршалл Филд и Альберт Спрэг, директора «Чикаго телефоун компани», дочерней компании контролируемой Морганом монополии «Америкэн телефоун энд телеграф». Не затерялся среди делегатов Франклин Маквей из Чикаго – оптовая торговля бакалейными товарами, дядя старшего партнера уолл-стритской юридической фирмы «Бэнгз, Стетсон, Трейси энд Маквей», главным клиентом которой был Дж. П. Морган. Маквей, которому предстояло со временем стать министром финансов в кабинете Тафта, несомненно принадлежал к группе Моргана. Его тесть, Генри Имс, был основателем «Коммершиал нэшнл бэнк оф Чикаго», а его брат Вейн вскоре стал членом правления моргановской компании «Мыочуал лайф иншурэнс».

Задача второго съезда, как откровенно заявил в обращении к съезду бывший министр финансов Чарльз Фейрчайлд, заключается в мобилизации ведущих бизнесменов страны на поддержку мощного и влиятельного реформистского движения. По его словам, «если люди бизнеса всерьез подойдут к этим вопросам и изучат их, они договорятся по основным вопросам законодательства, а при наличии согласия их влияние будет преобладающим». Он закончил свое обращение следующей фразой: «Я говорю вам, объедините усилия». Председательствовавший на съезде губернатор штата Айова Лесли Шоу, обращаясь к собравшимся, откровенно слукавил: «Сегодня вы представляете здесь не банки, потому что банкиров в этом зале немного. Вы представляете все отрасли хозяйства и финансовые интересы страны в целом». Банкиров на съезде было совсем не мало. Сам Шоу, ставший позднее при президенте Теодоре Рузвельте министром финансов, был банкиром из небольшого города в штате Айова, а в бытность губернатором являлся президентом «Бэнк оф Денисон». Для понимания взглядов и карьеры Шоу еще важнее тот факт, что он много лет был своим человеком в руководстве республиканской партии в Айове, возглавлявшемся влиятельным сенатором Уильямом Бойд Аллисоном. Аллисон, который со временем поможет своему другу получить пост в министерстве финансов, в свою очередь был тесно связан с Чарльзом Перкинсом, верным соратником Моргана, президентом железной дороги «Чикаго, Берлингтон энд Куинси», а также кровным родственником могущественной семьи Форбс (бостонская финансовая группа), которая издавна имела общие интересы с группой Моргана.

Делегатами второго съезда были также и несколько видных экономистов, каждый из которых, впрочем, присутствовал там не в качестве ученого наблюдателя, а как представитель тех или иных деловых кругов. Профессор Джереми Дженкс из Корнеллского университета, сторонник идеи государственной политики картелирования отраслей, который очень скоро станет другом и советником губернатора Теодора Рузвельта, присутствовал как делегат Ассоциации деловых людей Итаки. Фрэнк Тауссиг из Гарвардского университета представлял Кембриджскую торговую ассоциацию. Артур Твининг Хэдли из Йельского университета, вскоре ставший его президентом, представлял Торговую палату Нью-Хейвена, а Фрэнк Тейлор из Мичиганского университета прибыл как представитель Ассоциации деловых людей Анн-Арбора. Каждый из этих людей занимал какие-либо влиятельные посты. Дженкс, Тауссиг и Тейлор входияи в Комитет по денежному обращению Американской экономической ассоциации. Хэдли, ведущий специалист по железным дорогам, был членом совета директоров ряда принадлежавших Моргану железных дорог – «11ыо-Йорк, 11ью-Хейвен энд Хартфорд» и «Атчисон, Топека энд Санта-Фе».

Тауссиг и Тэйлор занимались теорией денежного обращения и настаивали на реформировании режима золотого стандарта в целях повышения эластичности денежной массы. Тауссиг призывал к расширению хождения национальных банкнот, количество которых можно наращивать в ответ на «потребности бизнеса». Как утверждал Тауссиг, объем денег будет «беспрепятственно расти в ответ на спонтанное увеличение потребности в дополнительных деньгах». Да и Тейлор считал желательным изменить золотой стандарт таким образом, чтобы правительство получило возможность «сознательно контролировать движение денег… для поддержания стабильности кредитной системы». Тейлор оправдывал правительственные решения о приостановке выплат звонкой монетой «для защиты запасов золота».

26 января делегаты съезда практически единодушно одобрили предварительный отчет, после чего профессору Лоренсу Лафлину поручили подготовить более детальный окончательный отчет, который спустя несколько месяцев и был опубликован. В окончательной версии отчета содержался призыв не только к расширению базы активов, обеспечивающих расширенную эмиссию национальных банкнот, но и к созданию центрального банка, обладающего эмиссионной монополией.

Тем временем делегаты съезда понесли благую весть о банковской реформе по городам и весям. В апреле 1898 г., например, Бартон Хепберн, президент нью-йоркского «Чейз нэшнл бэнк» (в то время флагманский банк группировки Моргана), который впоследствии сыграет важную роль в создании центрального банка, пригласил члена Комитета по денежной реформе Роберта Тейлора выступить перед банковской ассоциацией штата Нью-Йорк но вопросам денежного обращения, поскольку «банкиры, как и все другие, нуждаются в наставлениях по этому вопросу». В первой половине 1898 г. не только Тейлор, но и все его коллеги активно убеждали деловые крути в необходимости денежной реформы.

Тем временем в Вашингтоне развили чрезвычайную лоббистскую активность Ханна и Конант. В январе Джесси Оверстрит, конгрессмен от штата Индиана, внес законопроект, воплощавший предложения Комитета по денежной реформе, который в мае был возвращен Комитетом Конгресса по банкам и денежному обращению с рекомендациями по переработке. Тем временем Конант проводил непрерывные встречи с членами этого комитета. Ханна рассылал циркулярные письма, извещавшие делегатов съезда и публику в целом о каждом шаге законодательного процесса, призывая засыпать Конгресс письмами в поддержку законопроекта.

Эту агитационную кампанию активно поддерживал Лиман Гейдж, министр финансов в кабинете Мак-Кинли. В 1898— 1899 гг. Гейдж помогал продвижению в Конгрессе ряда сходных законопроектов. Гейдж, связанный узами дружбы с несколькими членами Комитета по денежной реформе, был одной из ключевых фигур в сфере банковских интересов группы Рокфеллера. Его назначения на пост министра финансов добился Марк Ханна из Огайо, неофициальный политический и финансовый советник президента Мак-Кинли, школьный друг и деловой партнер Джона Рокфеллера-ст. До назначения на пост министра Гейдж был президентом могущественного «Фёрст нэшнл бэнк оф Чикаго», одного из центральных коммерческих банков в группе Рокфеллера. Гейдж пытался превратить министерство финансов в своего рода подобие центрального банка: для накачки экономики деньгами во время рецессии скупал государственные облигации на открытом рынке и вносил крупные суммы на счета приближенных коммерческих банков. В 1900 г. Гейдж безуспешно призывал к созданию региональных центральных банков.

Наконец, в 1901 г. в своем последнем годовом отчете о деятельности министерства финансов Лиман Гейдж отбросил все условности и напрямую призвал к созданию государственного центрального банка. Без такого центрального банка, заявил он встревожено, «банки вынуждены действовать разрозненно и изолированно, не проявляя взаимной солидарности». Если не создать центральный банк, который бы помог установлению таких межбанковских связей, предупреждал Гейдж, неизбежно повторение паники 1893 г.17 Когда в начале следующего года Гейдж оставил пост министра финансов, он получил в Нью-Йорке должность президента рокфеллеровской «Ю Эс траст комшни».
Источник / http://usa-bank.ru/nachalo-dvizheniya-za-reformu-provedenie-v-indiana-mol-i-se-konventa-po-reforme-denezhnoj-sistemy.html
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=102368 обязательна
Условия использования материалов



Премиальный Форекс теперь доступен каждому!
Без ограничения на минимальный депозит;
Узкие спреды от 0.5 пунктов;
Гибкое плечо до 1:1000;
Огромное количество торговых инструментов;
Безупречное исполнение ордеров;
Передовая платформа

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Почему нужно торговать в NORDFX?
Торговля ведется на платформе МТ4. Разрешена торговля любыми советниками и роботами;
В зависимости от типа счета пополнить можно долларами, эфириумом и биткойнами;
Торговля 24/7/365 без выходных и праздников

27 инструментов для прибыльной торговли на биржах в одном интерфейсе. Торгуйте сразу на 5 биржах из одного окна: Hitbtc, Exmo, Binance, Huobi, Yobit. Уделите всего 3 минуты — и Вы узнаете, какие принципиально новые возможности для вашего заработка дает наш терминал - смотреть видео