Экономика дисбалансов

24 ноября 2010 Новости | Эксперт Online
На франкфуртском экономическом форуме EuroFinanceWeek немецкие банкиры и политики признали, что для Германии было бы выгоднее, чтобы нынешние дисбалансы в мировой экономике сохранялись и впредь На франкфуртском экономическом форуме EuroFinanceWeek немецкие банкиры и политики признали, что для Германии было бы выгоднее, чтобы нынешние дисбалансы в мировой экономике сохранялись и впредь

Немецкий экспорт составляет более 50 процентов ВВП Германии, это больше, чем экспортная доля в ВВП Китая, Японии или США. В этом году положительное сальдо торгового баланса ФРГ составит, по оценкам МВФ, более 10 процентов. Это возможно только благодаря тому, что немецкие идеи, услуги и товары — лучшие», — открывая франкфуртский экономический форум EuroFinanceWeek, статс-секретарь министерства финансов ФРГ Йорг Асмуссен не скрывал, что гордится немецкой экономикой.

Экономика ФРГ, уже много лет ориентированная на экспорт в большей степени, чем любая другая в Евросоюзе, успешно прошла кризис и продолжает расти. По опубликованным в начале ноября прогнозам Экономического совета при правительстве Германии, объединяющего глав пяти независимых исследовательских институтов, в текущем году экономика Германии вырастет на 3,7%, а в 2011-м — на 2,2%. Число безработных в стране впервые за много лет стало меньше 3 млн человек. Неудивительно, что немецкие чиновники с радостью представляют общественности эти цифры.

Впрочем, за оптимистическим фасадом скрываются чуть менее радужные тенденции. Так, немцы до сих пор не решили, какой они хотят видеть свою банковскую систему. И, что еще важнее, готовы ли они ради большей стабильности мировой экономики поступиться интересами своих экспортных секторов.

Конкуренция за банковское лидерство

«Сегодня речь идет о конкуренции Германии за право быть европейским центром финансовых услуг. Чтобы победить в этой борьбе, нам нужен капитал. В ближайшие двадцать лет население Германии будет сокращаться, нам надо будет наращивать производительность труда. Это тоже невозможно без рычага капитала. Нам нужны банки, способные поддержать крупные предприятия. Нам нужны банки такого масштаба, который соответствовал бы масштабу экономики», — предупреждает Мартин Блессинг, председатель совета директоров Commerzbank, второго по величине частного банка страны.

Дискуссия о масштабах банков, необходимых странам Евросоюза, — прямое следствие мирового финансового кризиса и вызванных им массовых операций по спасению финансовых институтов. Только в Германии властям пришлось создать специальный гарантийный фонд объемом более 400 млрд евро для компенсаций по невыполненным обязательствам банков. В отдельных случаях правительству пришлось и вовсе национализировать банки. Например, кризисный HRE выкуплен полностью, а пострадавший чуть меньше Commerzbank национализирован на 25%. Опасения, что некоторые банки окажутся «слишком большими, чтобы их обанкротить», заставляют чиновников предлагать новые механизмы дробления банков и ограничения их размера, дабы в будущем банкротство любого финансового института могло пройти менее болезненно. Но такие идеи крайне не нравятся как банкирам, так и представителям реального сектора экономики.

«Если мы будем ограничивать банки, ориентируясь на размеры национальных ВВП, то в мире останутся только американские и, возможно, китайские банки. Для европейских банков планкой должна быть экономика всего ЕС, а не национальные экономики. В тридцатке крупнейших банков мира нет ни одного немецкого. Есть два испанских, три французских, но нет немецких. Допустим, мы решим, что Германия не должна иметь глобальных банков, что ей достаточно местных. Это одно. Но если мы хотим иметь глобальные банки, то нам надо понять, что нужно для этого сделать. Я считаю, что одним из первых шагов должно стать создание общеевропейского страхового фонда для банков — не массы национальных фондов, а единого европейского», — заявил с трибуны Йозеф Акерманн, председатель совета директоров крупнейшего частного банка страны Deutsche Bank.

С главным частным банкиром Германии (в ходе EuroFinanceWeek Йозеф Акерманн получил награду «Банкир года») согласны и промышленники. «В Германии слишком много мелких банков. Они должны быть как можно скорее консолидированы. Нам нужна пара банков, способных играть глобальную роль. Если вы приходите в американский инвестбанк, то можете сколько угодно говорить с менеджерами в Германии, все окончательные решения все равно будут приниматься в Нью-Йорке. Поэтому нам, немецким компаниям, нужны глобальные банки с немецкими корнями. Я, немец, не хочу зависеть от американских банков», — солидаризировался с банкирами Роберт Келер, председатель правления компании CGL Carbon, одного из лидеров мирового рынка по производству продуктов из углеволокна и графита.

«Экспорториентированная Германия нуждается в мире, но мир не нуждается в Германии. Все, что мы производим в стране, можно произвести где-нибудь еще. Германия — маленькая страна. И мы нуждаемся в политиках, чтобы с их помощью противостоять миру», — добавил г-н Келер.

Балансируя в дисбалансе

Говоря о противостоянии немецких компаний миру, немецкий бизнесмен в первую очередь имеет в виду экспортную политику предприятий ФРГ. Германия является частью еврозоны и потому не имеет возможности стимулировать свой экспорт играми с валютным курсом. Зато долгие годы власти ФРГ поддерживали экспансию своих компаний на зарубежных рынках тем, что позволяли производителям удерживать трудовые издержки на относительно низком по сравнению с другими европейскими странами уровне. Банки же активно кредитовали как сами производящие компании, так и их покупателей за рубежом.

Такая модель роста неоднократно вызывала недовольство соседей Германии по Евросоюзу, в первую очередь Франции, которая обвиняла ФРГ в зарплатном демпинге. С началом кризиса в Германии стали раздаваться голоса, призывавшие отказаться от модели, которая обескровливает внутренний рынок и ставит страну в зависимость от изменчивых внешних рынков, но в итоге самый значительный рост после кризиса вновь показали именно те отрасли, в которых доля экспорта превышала средние показатели. Новые же правила регулирования финансового сектора, призванные повысить надежность банков, ставят эту модель роста под угрозу.

«Проблема в том, что нормы «Базель III», предписывающие банкам увеличить долю собственного капитала, заставляют их изыскивать новые средства в тот момент, когда промышленность начинает выходить из кризиса и ей требуются кредиты. Таким образом, этот спрос на кредиты не может быть удовлетворен, потому что сами банки нуждаются в деньгах для наращивания своих подушек безопасности. Встает вопрос, насколько промышленная политика совместима с банковской», — предупреждает Клаус Ульсес, глава группы контроля рисков баварского земельного банка BayernLB.

«Мы хотим добиться большей стабильности с помощью регулирования и ускорить рост с помощью стимулирования экономики. Но такой баланс соблюсти сложно. Стимулирование само по себе может вызвать нестабильность, а если регулирование становится слишком активным, то тормозится рост», — согласен с ним глава Deutsche Bank Йозеф Акерманн.

Дискуссия о стабильности банковского сектора и о допустимых размерах финансовых институтов, таким образом, превращается для немцев — нации, традиционно делавшей ставку не на финансовый, а на промышленный сектор, — в дискуссию о масштабах сохранения мирового промышленного лидерства. «Что отличает Германию от Италии или Франции, так это наличие семейных компаний, работающих на международном рынке и имеющих тысячи сотрудников. Эти компании нуждаются в кредитах, поскольку не могут получить финансы через выпуск акций. Я считаю, что немецкая экспортная экономика заслуживает того, чтобы ее поддерживали кредитами. Я не считаю, что для Германии хорошо, когда у страны нет крупных банков. Нам нужно помнить, что положительный баланс немецкой внешней торговли обусловлен только тем, что другие страны покупают наши товары в кредит. Мы даем кредиты, мы заинтересованы в дисбалансах экономики, хотя нам и нужно их уравновешивать», — резюмировал глава Commerzbank Мартин Блессинг.

Против Китая и США

Подобные откровенные признания ведущих банкиров страны тем более важны, если учесть, что власти ФРГ активно недовольны американской и китайской политикой стимулирования своих экономик. Всего две недели назад, перед саммитом «большой двадцатки» в Сеуле, федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель резко раскритиковала политику ФРС США, массово выкупающей гособлигации, что стимулирует падение курса доллара и облегчает экспорт американских товаров. «Никто не заинтересован в том, чтобы надувать новые пузыри. Наоборот, все должны следить за тем, чтобы на этот раз мировой экономический рост был более устойчивым и продолжительным, чем тот, что был несколько лет назад», — сказала канцлер.

К не менее жесткой риторике немецкие политики прибегают и по отношению к китайским властям, которые продолжают придерживаться политики недооцененного юаня, стимулирующего экспорт. Особенно сильную досаду у лидеров ФРГ вызывает тот факт, что впервые за всю историю объем китайского экспорта превысил объем экспорта ФРГ. В прошлом году КНР вывезла товаров и услуг на 860 млрд евро против 803 млрд евро немецкого экспорта. Таким образом, Китай стал мировым лидером по этому показателю, лишив немцев титула «чемпиона мира по экспорту», которым те очень гордились.

Впрочем, в отличие от политиков немецкие банкиры не склонны рассматривать происходящее в мире как прелюдию к «войне валют». «Я не смотрю на это как на настоящую войну. Что касается Китая, то мы должны понять и их позицию. Они экспорториентированная нация. Их внутренний спрос будет расти, но важнейшим будет оставаться экспорт. Они борются с внутренней миграцией, для этого им нужно поддерживать промышленность. Конечно, им жизненно важен слабый юань», — заявил Йозеф Акерманн. По мнению банкира, такая позиция Китая не может угрожать финансовой стабильности Европы. Куда больше опасений у него вызывает экспансия китайских банков, которые вскоре могут серьезно потеснить европейских конкурентов на их домашних рынках. «Я не сомневаюсь, что китайские банки предпримут мировую экспансию. Они уже сегодня захватывают Африку и Азию. Скоро они придут и сюда», — сказал Акерманн.

Банкиры против чиновников

Гораздо больше, чем китайские и американские конкуренты, немецких банкиров волнуют собственные чиновники. «То, что мы сегодня видим, — это волнообразный рост числа требований регулирующих органов, предъявляемых банковской отрасли. Есть серьезная опасность, что мы потеряемся под натиском многочисленных требований», — жалуется Эрнст Айхензеер, управляющий директор банка WestLB. «Банки непопулярны, а политики по отношению к банкам агрессивны. В ближайшие месяцы мы должны понять, куда мы хотим привести банковский сектор», — спешит согласиться с ним председатель совета директоров DZ Bank Вольфганг Кирш.

Контроль, о котором говорят банкиры, — это попытка регулирующих органов не только воплотить в жизнь нормы «Базель III», предписывающие существенно повысить объем собственного капитала, но и зарегулировать многие другие сферы финансовой деятельности. Глава Бундесбанка Аксель Вебер ясно дал банкирам понять, что будущее финансового сектора он видит куда более прозрачным для контролеров: «Реформы финансовых рынков неизбежны. Участники рынка должны скорректировать свое поведение и получить новые правила игры. Маловероятно, что новый кризис придет из той же сферы, что и прежний. Как после прорыва дамбы укрепляют не только место прорыва, но всю дамбу, так и мы сейчас должны укрепить весь финансовый сектор. Я имею в виду институты, которые выполняют функции, схожие с функциями банков, торговлю деривативами, рейтинговые агентства. До конца года должны быть созданы механизмы реструктурирования для системно важных институтов. Расходы при этом должны нести банки, а не налогоплательщики», — сказал г-н Вебер.

В самой отрасли, однако, нет уверенности в том, что планы чиновников действительно пойдут банкам на пользу. «Кризисы случаются регулярно, и с этим ничего не поделаешь. В каком-нибудь 2058 году очередной политик будет уверять избирателей, что налогоплательщики никогда больше не должны будут платить за спасение финансовых компаний», — иронизирует Марк Теннант, председатель совета директоров Scottish Financial Enterprise.

А председатель управляющего комитета Франкфуртского института управления рисками (FIRM) Вольфганг Хартманн предупреждает: «Чем сильнее давление на немецкие банки, тем более поверхностен контроль. Ни к чему хорошему это привести не может».

Сергей СУМЛЕННЫЙ

Источник / http://expert.ru/2010/11/21/ekonomika-disbalansov/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=102557 обязательна
Условия использования материалов