Джим О'Нил, Время покончить с мифом о валютных войнах

30 ноября 2010 Главное | Уоллстрит
В последние недели обильно эксплуатировался термин "валютная война". Давайте будем надеяться, что это кратковременное увлечение - термин явно неуместный и, по сути, является чистой фикцией. На самом деле, никаких реальных валютных войн не ведется - мы просто наблюдаем реакцию нормальных валютных рынков на события В последние недели обильно эксплуатировался термин "валютная война". Давайте будем надеяться, что это кратковременное увлечение - термин явно неуместный и, по сути, является чистой фикцией. На самом деле, никаких реальных валютных войн не ведется - мы просто наблюдаем реакцию нормальных валютных рынков на события. Давайте проанализируем факты. За последние пять лет китайская валюта выросла против американского доллара приблизительно на 20%. Около десятой части этого роста произошло за период с конца этого лета. За тот же период взвешенный по торговле юань вырос приблизительно на 14%. Какой бы принцип измерения вы ни использовали, это значительное изменение, причем такое, которое имеет существенные последствия.

Если вы готовы искать, то сможете найти множество свидетельств изменения китайской экономики в лучшую сторону. Возьмем, к примеру, китайские данные по торговому балансу за октябрь. Всеобщее внимание привлекло значительное увеличение профицита торгового баланса, который вырос до $27.1 млрд. Однако в первые 10 месяцев 2010 года профицит торгового баланса Китая составлял лишь 3.2% от ВВП, что представляет собой лишь третью часть от максимального значения, зафиксированного до финансового кризиса. Профицит текущего счета Китая также кажется огромным - по прогнозам Международного валютного фонда в этом году он составит $270 млрд. Однако в пропорции к ВВП этот профицит представляет собой чуть более 5% от своего максимума. Снижение профицита торгового баланса было еще более значительным - в этом году он, вероятно, составит менее 4% от ВВП, а это меньше половины от недавнего максимума. Также циркулирует множество сообщений о том, что из-за растущих расходов международные компании больше не рассматривают Китай в качестве низкозатратного варианта для своего производства, что может способствовать дальнейшему снижению профицита торгового баланса. Неудивительно, что Китай размышляет над обязательством сохранять профицит текущего счета на уровне ниже 4% от ВВП - этот предел уже совсем близок.

Некоторые заявляют, что эти улучшения - лишь временное явление и простое отражение резкого снижения спроса на китайский экспорт, в особенности со стороны США. Однако в этом случае, почему китайский импорт сейчас приблизительно на $400 млрд. превышает показатель 2009 года - цифра, соответствующая всей экономике Греции? Здесь заслуга принадлежит китайскому внутреннему спросу, который дает преимущества странам с сильным экспортным сектором, таким как Германия. Конечно, такие преимущества есть не у всех, но это еще не причина обвинять Китай в ведении валютной войны. На самом деле, даже США на определенном этапе, возможно, смогут увидеть рост собственного экспорта. На недавней встрече лидеров стран Большой двадцатки многие начали обвинять США в том, что страна играет свою собственную роль в этой военной игре, после решения Федрезерва влить в американскую экономику еще $600 млрд. Но ответственность ФРС заключается в обеспечении высокого уровня занятости и низкого уровня инфляции и никак не связана с валютами. Снижение доллара может стать следствием проводимой ФРС политики. Но если и когда эта политика оправдает себя, экономика восстановится, так же как и американская валюта. Именно так происходит с плавающими обменными курсами.

В последние месяцы разные страны тоже вмешивались на рынок, чтобы предотвратить укрепление своих валют: одни - лишь изредка, другие - довольно часто. Возьмем лишь несколько примеров - Бразилия, Япония и Швейцария. У каждой из этих стран была абсолютно уважительная причина для таких действий, принимая во внимание тот факт, что курсы их валют действительно были слишком завышенными. И снова, военная терминология здесь неуместна. Среди всех этих жарких разговоров, у тех, кто считает юань недооцененным, есть только один убедительный аргумент - рост валютных резервов страны, которые сейчас исчисляются суммой свыше $2 500 млрд. Но даже здесь следует признать огромный приток иностранных инвестиций в Китай. Это означает, что сальдо платежного баланса по основным операциям, к которым относятся притоки капитала, намного значительнее даже по сравнению с улучшившимся балансом текущего счета. Причины этому есть как разумные, так и необоснованные, например, накопление излишних резервов с целью избежать повторения азиатского кризиса 1998 года.

Мы живем в век, когда развитие позволяет миллионам людей избавиться от бедности. Китай с его экономикой, объемы которой за десятилетие увеличились в три раза, находится на передовой этого процесса. Другие страны БРИК, среди которых Бразилия, Россия и Индия, также имеют большое значение, вместе с другими развивающимися экономиками. Столь знаменательные события никак не ассоциируются с тем, что обычно называют военными условиями. По мере развития этого десятилетия дальнейший рост исправит мировые дисбалансы, которые лежат в основе текущей валютной полемики. И когда это произойдет, через стремительные валютные колебания, наша система плавающих курсов продемонстрирует свою эффективность. В конце концов, она принесет намного больше пользы, чем многие сейчас считают.

По материалам The Financial Times

Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=103215 обязательна
Условия использования материалов