Новое глобальное экономическое мышление «Большой двадцатки»

30 ноября 2010 Project Syndicate | Новости
Сеульский саммит «Большой двадцатки» был примечателен возрастанием политического веса развивающихся экономик. Он не только проходил в одной из них, но, во многих отношениях, они доминировали на этом саммите Сеульский саммит «Большой двадцатки» был примечателен возрастанием политического веса развивающихся экономик. Он не только проходил в одной из них, но, во многих отношениях, они доминировали на этом саммите.

В двух ключевых областях, макроэкономике и глобальном экономическом развитии, преобладал взгляд развивающихся экономик. И превосходное предложение объединить две повестки дня – макроэкономику и развитие – возникло на саммите и должно быть реализовано в 2011 году.

Отличительная особенность сегодняшней мировой экономики заключается в том, что она движется с двумя скоростями. Соединённые Штаты и большая часть Европы увязли в трясине последствий финансового кризиса, что разразился осенью 2008 года, с высокой безработицей, медленным экономическим ростом и продолжающимися проблемами банковского сектора. Развивающиеся рынки, однако, в основном преодолели кризис. Не смотря на то, что 2009 был непростым годом для всей глобальной экономики, развивающиеся рынки прочно вернулись в норму в 2010 году, в то время как богатые страны – нет.

Недавние данные в World Economic Outlook (Перспективах развития мировой экономики), издаваемых Международным валютным фондом, говорят следующее. Ожидается, что в течение 2010 года высокодоходные страны достигнут скромного роста годового ВВП приблизительно в 2,7%, в то время как развивающиеся экономики «Большой двадцатки», вместе с остальным развивающимся миром, вырастут на уровень крепких 7,1%. Развивающиеся экономики Азии стремительно взлетают на 9,4% роста. Латинская Америка, как ожидается, вырастет на 5,7%. Даже африканские страны региона южнее Сахары, традиционно отстающие, как ожидается, вырастут на 5% в 2010 году.

Двухскоростная глобальная экономика во многом отражает тот факт, что финансовый кризис 2008 года начался с чрезмерного заимствования самими богатыми странами. Две высокодоходные экономики сами столкнулись с трудностями. США, где потребители, подталкиваемые беспечным предоставлением займов на некредитоспособное домовладение, наодалживали слишком много на покупку домов и автомобилей, были основным виновником. Периферия Евросоюза – Ирландия, Португалия, Испания и Греция – также начали кредитное безумие десятилетие назад, когда присоединились к еврозоне, разжигая бум недвижимости, который тоже лопнул, как пузырь.

Развивающиеся экономики, в основной своей массе, избежали этого губительного чрезмерного кредитования. Одной из причин, конечно, было отчётливое воспоминание об азиатском финансовом кризисе 1997 года, который подчеркнул необходимость ограничений банковских займов и притока капитала. В общем и целом, азиатские развивающиеся экономики на протяжении последнего десятилетия управлялись более разумно. То же самое можно сказать и о Бразилии, которая извлекла уроки из своего собственного кризиса 1999 года, так же как Африка и другие регионы.

В преддверии Сеульского саммита правительство США выдвинуло предложение, чтобы профицитные регионы мира увеличили внутренний спрос – главным образом потребление – чтобы повысить импорт и, таким образом помочь дефицитным регионам (включая США) восстановиться. Развивающиеся экономики «Большой двадцатки» этим не впечатлились. Их ответ был прямым: кризис начался с чрезмерного заимствования Америкой, так что разгребать завалы – ответственность Америки, а не их. Соединённым Штатам следует сократить свой бюджетный дефицит, увеличить свою экономическую эффективность и вообще навести порядок у себя дома.

Развивающиеся экономики похожим образом отреагировали и на другую инициативу США, так называемое «количественное послабление» Федеральной резервной системы. Развивающиеся экономики снова заговорили почти в унисон. Они просили США не увеличивать денежную массу искусственно, поскольку это создаст риск ещё одного финансового пузыря, на этот раз в развивающихся экономиках и на товарных рынках. Америке было дано ещё одно ясное послание, прекратить использование трюков, типа фискальных стимулов или печатания денег, а вместо этого предпринять долгосрочную экономическую реструктуризацию по усилению экономии, инвестирования и экспорта.

В свою очередь, развивающиеся экономики хотели изменить тему с краткосрочных макроэкономических стимулов и дисбалансов на задачи долгосрочного развития. Правительство Южной Кореи, принимающей саммит, было особо активно в этом. Южная Корея призвала членов «Большой двадцатки» сфокусироваться на таких задачах, как обсуждение в ООН «Целей развития тысячелетия», наращивание сельскохозяйственного производства, построение устойчивой инфраструктуры развивающихся экономик. Впервые проблемы долгосрочного развития были поставлены так ясно на повестке дня «Большой двадцатки», и это – знак возрастающего геополитического веса развивающихся рынков-членов этой группы.

Результатом обсуждений стала новая структура для контакта «Большой двадцатки» с остальными развивающимися странами, известными как Сеульский консенсус развития для совместного роста. «Большая двадцатка» справедливо решила сфокусироваться на тех вопросах глобального развития, где промышленно-развитые экономики имеют сравнительное преимущество: финансирование инфраструктуры дорог и энергоснабжения, развитие бизнеса и поддержка модернизации сельского хозяйства в беднейших странах. Другая часть вопросов развития – например, здоровье и образование – не будут в фокусе внимания «Большой двадцатки».

Новая повестка развития «Большой двадцатки» предлагает отличный способ объединения вопросов, касающихся глобальных дисбалансов, с необходимостью ускорить темпы развития в беднейших странах. Америка подталкивала Китай, Германию, Японию и других повысить потребление, чтобы поднять спрос. Но существует и другой способ ввести в использование высокую экономическую эффективность этих стран с положительным торговым балансом. Вместо того чтобы подталкивать их к увеличению внутреннего потребления, «Большой двадцатке» следует упорно работать над тем, чтобы перенаправить эти сбережения в беднейшие страны с целью финансирования крайне необходимых инвестиций в инфраструктуру.

Премьер-министр Индии Манмохан Сингх прекрасно поставил вопрос. Он заметил, что африканские страны региона южнее Сахары сейчас готовы впитывать притоки капитала для строительства инфраструктуры. Он порекомендовал, чтобы излишки «Большой двадцатки» повторно перерабатывались в этих и других бедных странах для финансирования таких инвестиций. «Другими словами, – сказал Сингх, – мы должны создать рычажный механизм, который исправит дисбалансы одного рода с помощью дисбалансов другого рода».

Направляя сбережения Китая, Германии, Японии и других профицитных стран на инвестирование в инфраструктуру бедных стран, мировые экономики действительно будут работать в гармонии. И вполне возможно, что Сеульский саммит «Большой двадцатки» уже начал этот важный процесс.

Джеффри Д. Сакс – профессор экономики и директор Института Земли при Колумбийском университете, а также главный советник Генерального секретаря ООН по вопросам Целей развития тысячелетия.

Перевод с английского – Николай Жданович

Источник http://www.project-syndicate.org/ http://www.project-syndicate.org/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=103217 обязательна
Условия использования материалов