Интервью со старейшим экспертом рынка серебра Тедом Батлером: "Большая восьмерка манипуляторов потеряла $3 млрд"

Кук: Последние десять лет вы утверждали, что серебро – это лучшее, чем могут владеть люди. Что сейчас вы можете сказать о серебре по $25 за унцию? Материал предоставлен порталом goldenfront.ru - все об инвестициях в золото

Кук: Последние десять лет вы утверждали, что серебро – это лучшее, чем могут владеть люди. Что сейчас вы можете сказать о серебре по $25 за унцию?

Батлер: Что я испытываю чувство облегчения, что никто из тех, кто последовал моему совету, не пострадал. Я также чувствую себя интеллектуально реабилитированным по поводу происходящего. Наконец, я поражен тем, какие перспективы ждут серебро впереди.

Кук: Насколько оно может вырасти?

Батлер: По-настоящему высоко, но к настоящему моменту вам стоило знать, что я воздерживаюсь от конкретных ценовых прогнозов.

Кук: В последнее время с серебром происходят разные события. Начинает сбываться многое из того, о чем вы писали. Что вы думаете о недавнем потоке исков против JPMorgan и HSBC?

Батлер: Это много значит. Главное – не исход этого дела, а, скорее, тот факт, что эти иски вообще были поданы?

Кук: Сколько исков было направлено?

Батлер: Говорят, последняя цифра звучит как 25.

Кук: И почему вы считаете, что эти иски так важны?

Батлер: Это еще одно подтверждение всеобщего признания манипуляций ценой на серебро.

Кук: Должно быть, они читали вашу рассылку, потому что все, предъявленное в первом иске, исходит от вас. Вы согласны?

Батлер: Да, я точно это знаю.

Кук: Суть иска состоит в том, что крупные банки занимали короткие позиции на непомерно большое количество серебра. На какое именно количество?

Батлер: Оно варьируется время от времени, но на тот момент, о котором говорится в иске, JPMorgan, сам по себе или совместно с другим американским банком, занимал короткую позицию на COMEX, эквивалентную 25% годового мирового объема добычи?

Кук: И сколько это унций?

Батлер: По последним данным Комиссии по срочной торговле (CTFC), это 150 млн унций, но на протяжении прошлого года – более 200 млн.

Кук: Вы считаете, что это связано с манипуляцией?

Батлер: Совершенно точно. Такая крупная позиция не может быть не связанной с манипуляциями. Именно это наблюдение и привело CTFC к текущему расследованию серебряных контрактов, которое, в свою очередь, привело к этому иску.

Кук: Сколько всего унций задействовано в коротких позициях?

Батлер: Общий объем коротких позиций в фьючерсах COMEX составляет около 550 млн унций, но если считать все, особенно необеспеченные банковские сертификаты и обезличенные металлические счета, то он увеличивается уже до 2-3 млрд унций.

Кук: Кто еще владеет короткими позициями, кроме одного-двух крупных банков?

Батлер: На COMEX около 6 коммерческих владельцев коротких позиций объемом более 300 млн унций, включая крупнейших.

Кук: Их сильно прижали, когда серебро дошло до $29, верно?

Батлер: Еще бы.

Кук: Какие убытки принесли эти короткие позиции?

Батлер: На пике «большая восьмерка» потеряла более $3 млрд на серебре, и более $5 млрд, если считать все короткие позиции.

Кук: Вы отмечали, что с учетом золота должно было быть множество маржевых требований, на какую сумму в целом?

Батлер: Всего почти на $15 млрд.

Кук: И что, им пришлось на самом деле выложить $15 млрд?

Батлер: Конечно. Это основная составляющая клиринговой системы.

Кук: А был ли кто-то, кто не смог внес дополнительное обеспечение?

Батлер: Сложно сказать.

Кук: Я думал, что цена могла вырасти до $29, потому что кто-то не смог выполнить маржевое требование и брокерские конторы выкупили свои позиции. Разве не так?

Батлер: Уверен, что примерно так и было; они ликвидируют свои контракты, чтобы выполнить требования.

Кук: Они там не валяют дурака, да?

Батлер: Это обычная ситуация на бирже. Если, будучи покупателем, вы не выполняете требования, ваш брокер ликвидирует позицию, в противном случае брокерская контора должна взять на себя убыток клиента. Брокерские конторы не позволяют клиентам уходить в свободное плавание. Если же сама брокерская фирма не выполняет требования клиринговой палаты внести дополнительное обеспечение по всем своим позициям, это дефолт, настоящее табу.

Кук: С трудом верится, что JPMorgan сидит сложа руки и ждет удара топора. Не думаете, что они добыли много серебра, чтобы уменьшить эту короткую позицию?

Батлер: Я уверен, что они постарались раздобыть максимально возможное количество, но на рынке дефицит физического серебра. У них проблема не с деньгами, а с физическим металлом.

Кук: Насколько я понимаю, на серебро увеличили маржевые требования. Почему только на серебро?

Батлер: Серебро сильно выросло в цене, и их нужно было увеличить. Скандал и разразился, когда требования подняли. Все дело в выборе момента. Они ждали, пока цена упадет, и потом подняли маржевые требования.

Кук: Это подозрительно?

Батлер: Это пример того, почему я считаю, что CME Group (COMEX) работает как преступное предприятие, так как и в прошлом я несколько раз видел подобный грязный трюк. Для повышения требования биржа выбирает момент, когда оно наносит минимальный ущерб, а то и помогает ее крупным участникам, владеющим короткими позициями. Лучше всего, когда цена неожиданно падает после крупного подъема. В этом случае повышение требования на самом деле ударяет по длинным позициям, а коротким – идет на пользу. При изменение тренда на понижательный внимание финансового мира временно переключается на длинные позиции.

Кук: Что они должны были сделать?

Батлер: Они должны были увеличить требования во время роста, но это бы ударило по коротким позициям, а на это биржа никогда бы не пошла. Повышая требования сразу после перемены тренда, биржа помогает игрокам на понижение.

Кук: Это незаконно?

Батлер: Особенно раздражает тот факт беззакония, что по закону биржа считается самоуправляемой организацией (SRO). Это означает, что CME Group должна действовать справедливо и беспристрастно, а не потакать эгоистичным интересам самых важных ее участников. Но Чикагская товарная биржа выполняет свои регламентирующие обязательства, как козел, которому доверили охранять капусту.

Кук: Как же это могло произойти?

Батлер: Несколько лет назад CFTC и Конгресс допустили серьезный промах, предоставив биржам такую свободу регулирования. При выполнении биржей регулирующих функций возникает конфликт интересов. Вот почему COMEX изо всех сил борется с CTFC против установления ограничений на позиции и по любому другому вопросу, который может ущемить ее собственные интересы.

Кук: Комиссия по срочной торговле намерена в течение трех месяцев установить лимиты на позиции одного участника. Это поможет покончить с концентрированной короткой позицией?

Батлер: Если придерживаться временных сроков, предписанных новым законом, и если установить законные ограничения и применять эти лимиты ко всем без исключения.

Кук: И серебро, наконец, окажется на свободе?

Батлер: Да, слава богу.

Кук: И COMEX капитулирует?

Батлер: Не думаю. Они знают, что это единственное, что может выпустить серебро на волю.

Кук: Серебро может выйти из-под контроля. Почему бы этим владельцам коротких позиций не убраться с дороги и не покрыть их сейчас?

Батлер: Им отчаянно этого хочется, но это проще сказать, чем сделать, ведь их позиция настолько велика, что они в ловушке. Просто покрытие ограниченного объема коротких позиций на данный момент уже существенно повлияло на цену. Как вы думаете, почему металл так сильно вырос за последние несколько месяцев?

Кук: Один из членов комиссии CTFC сделал ряд заявлений с критикой в адрес спекулянтов, играющих на понижение, и самой биржи. Похоже, что высокопоставленные регуляторы разделяют вашу точку зрения. Вы согласны?

Батлер: Сложно сделать какой-то другой вывод.

Кук: Если это правда, тогда ограничение позиций неизбежно, как думаете?

Батлер: Новый закон установил ограничения позиций, так что если сам закон не отменят, то неизбежно. Но более того, важно помнить, что лимиты на позиции гораздо более актуальны для рынка серебра, чем для любого другого рынка.

Кук: Что вы имеете в виду?

Батлер: Рынок серебра COMEX – это единственный рынок, на котором следует ввести радикальное сокращение лимитов по сравнению с текущим уровнем. По всем остальным товарам, включая золото, уровень лимитов не так важен, потому что короткая позиция не столь велика. С серебром это главная проблема.

Кук: Какое ограничение следует ввести для позиций на серебро?

Батлер: Если новый уровень не приблизится к 1500 контрактов вместо существующего уровня в 6000 контрактов, тогда на этом рынке еще больше мошенничества, чем я утверждал. И я думаю, что представители общественности, которые внимательно следят за развитием ситуации, возмутятся и потребуют объяснения от регуляторов. Лично я так и сделаю.

Кук: Можно ли с уверенностью сказать, что серебро выгодно покупать до покрытия короткой позиции?

Батлер: По крайней мере, до тех пор, пока эту крупную позицию не уменьшат.

Кук: Акции SLV, торгуемого индексного фонда, в последнее время достигли безумного объема. Сколько акций торговалось до этого скачка и сколько стало после?

Батлер: Дневной объем в среднем приближался к 15 млн акций, а недавно он вырос в десять раз по сравнению с предыдущим днем.

Кук: Какая часть из этого пришлась на дневные торги?

Батлер: Примерно 99%, как и на любом другом рынке.

Кук: Хорошо, но сколько серебра, по-вашему, было в целом куплено и должно быть поставлено в SLV?

Батлер: По моим подсчетам, около 20 млн унций, но большей частью на кредит BlackRock (это новый спонсор фонда), серебро поступает гораздо быстрее, чем во времена спонсорства Barclays.

Кук: Откуда берется это серебро?

Батлер: Никто не знает наверняка, но на многих новых размещенных слитках стоят клейма России и Китая. Я думаю, это хорошо, потому что так как эти страны, наконец, занялись манипуляциями с серебром, вряд ли они будут поставлять металл по искусственно заниженным ценам.

Кук: Слышал, на прошлой неделе в SLV пришла крупная поставка? Это так?

Батлер: Да, в среду, 10 ноября, в SLV был размещен депозит в размере 11,3 млн унций, это крупнейший однодневное размещение в ETF с 2006 года. Таким образом, объем депозитов в трасте за одну неделю увеличился более чем на 18 млн унций, что в целом дает новый рекорд – 334 млн унций.

Кук: Вы не занижаете объем доступного серебра? Кажется, что его всегда больше.

Батлер: Возможно, я слегка недооцениваю количество металла в мире, но на данный момент это неочевидно. Я всегда насчитывал около 1 млрд унций, и это количество пока не увеличилось. А сейчас больше серебра перемещается из незарегистрированных запасов в официальные. Это создает иллюзию бесконечности предложения серебра. Но это не так.

Кук: Сколько еще остается в незарегистрированных запасах и может поступить на рынок?

Батлер: Без рентгеновского зрения, как у Супермена, способного одновременно видеть все хранилища мира, невозможно узнать, сколько серебра осталось в неофициальных хранилищах. И я гарантирую, что вы сойдете с ума, пытаясь настойчиво это выяснить.

Кук: Вы еще в здравом уме?

Батлер: Никто пока не приходит со смирительной рубашкой.

Кук: Каков объем известных или подтвержденных запасов?

Батлер: С 2006 года из незарегистрированных хранилищ в официальные, включая SLV и остальные подобные программы, было перевезено более 550 млн унций. В настоящее время в официально зарегистрированных хранилищах находится более 716 млн унций серебра. Это очень большой процент от 1 млрд унций, который, по моим давнишним подсчетам, хранится во всех мировых хранилищах. Получается, что в будущем можно будет переместить на 550 млн унций меньше. Долгосрочный рост цены, вроде бы, подтверждает мое мнение.

Кук: Могут ли крупные спекулянты, играющие на понижение, скупать акции SLV для покрытия своих коротких позиций?

Батлер: Конечно, но не в слишком больших объемах, потому что иначе им бы пришлось подавать сведения о собственности в Комиссию о ценных бумагах и биржах. Вряд ли.

Кук: Как вы думаете, каков объем коротких позиций на серебро у JPMorgan и другого банка?

Батлер: На данный момент, думаю, у JPM может быть менее 25 тыс контрактов, это 125 млн унций. Но мы не узнаем точно до появления новых данных CTFC.

Кук: А как насчет большой восьмерки спекулянтов, играющих на понижение?

Батлер: Полагаю, у них около 56 тыс контрактов, или 280 млн унций.

Кук: Каков общий объем коротких позиций?

Батлер: В целом объем фьючерсов на COMEX составляет, по моему мнению, около 500 млн.

Кук: Как это соотносится с другими товарами?

Батлер: Объем бумажных контрактов не идет ни в какое сравнение с реальным мировым производством и запасами.

Кук: Как думаете, ведет ли это к скорому взрыву цены серебра?

Батлер: Это один из нескольких факторов, которые ведут к взрыву.

Кук: Как соотносится серебряная короткая позиция с золотом?

Батлер: Короткая позиция на серебро гораздо больше позиции на золото по всем параметрам, особенно в сравнении с мировыми запасами. Серебряная позиция превышает золотую более чем в сто раз.

Кук: Как думаете, серебро опередит золото?

Батлер: Да. Серебру еще предстоит оставить золото далеко позади, хотя оно уже полностью совпадает или даже обгоняет ценовую динамику золота. Это реальное преимущество для инвесторов в золото, которые еще не перешли на серебро. Еще не слишком поздно.

Кук: Предлагаете сделать это сейчас?

Батлер: Да. Факты демонстрируют, что серебро покажет себя лучше золота в будущем, и логически правильно было бы обратить золото в серебро. Не потому что золото обязательно упадет, а потому что серебро, скорее всего, даст лучшую доходность на такой же объем вложенных средств.

Кук: И люди начали переходить?

Батлер: Произошел значительный сдвиг в сторону инвестиционного спроса на физический металл, возможно, благодаря инвесторам в золото, хотя я все еще считаю, что этот сдвиг пока находится на ранней стадии. Кроме того, на Монетном дворе США особенно устойчиво растут продажи Серебряных орлов в сравнении с Золотыми орлами, также подтверждая возможное предпочтение инвесторами серебра вместо золота. Учитывая, насколько мировой запас серебра меньше запаса золота, если этот тренд продолжится, он окажет существенное влияние на цену металла.

Кук: Каково сейчас соотношение золота к серебру?

Батлер: Соотношение цен золота и серебра сейчас уменьшилось почти до 52. Это лучший относительный показатель для серебра с лета 2008 года, до того момента, как JPMorgan и прочие коммерческие мошенники на COMEX начали свои махинации.

Кук: Вы часто называете больших шишек вроде JPMorgan мошенниками. К вам никогда не обращались их адвокаты?

Батлер: Ни разу, и каждую статью, где упоминается JPMorgan, я отправляю генеральному директору банка Джейми Даймону (Jamie Dimon), а также ведущим регуляторам Чикагской биржи, а также в CTFC.

Кук: Интересно, почему они не подали на вас в суд. Если бы кто-то называл мою компанию мошеннической, я бы, по меньшей мере, отправил им письмо с предупреждением от юриста.

Батлер: Послушайте, я не стремлюсь в суд, но я не знаю иного способа вывести этих проныр на чистую воду. Я знаю, что JPM и Чикагская товарная биржа проводят незаконные махинации с серебром.

Кук: Как насчет COMEX? Вы годами называли их подлецами. Вам удалось добиться ответа на ваши многочисленные письма?

Батлер: До какого-то момента несколько лет назад они иногда отвечали мне, но в последнее время они прячутся за юбкой CTFC и свалили свою грязную работу на комиссию.

Кук: Да, но сейчас я наблюдаю серьезные разногласия по поводу ограничения позиций между COMEX и CFTC. Почему это происходит?

Батлер: Это может демонстрировать, что при Гэри Генслере (Gary Gensler) CFTC устала от того, что биржа ее использует. А Чикагская биржа так упорно возражает против лимитов на позиции только из-за серебра, а не какого-то другого товара. Не верьте, что дело в чем-то другом.

Кук: Почему только серебро?

Батлер: Это важный момент. Ограничение позиций не составляет проблемы ни для какого товара, кроме серебра. Ни для нефти, ни для зерна, ни для золота. Только для серебра. Этот грязный секрет скоро станет известен всем.

Кук: Сколько банки заработали за годы игры на понижение цены серебра?

Батлер: В совокупности, вероятно, миллиарды долларов.

Кук: Эта «кормушка» и подавляла рост цены, так?

Батлер: Да. Крупная короткая позиция не может не давить на цену.

Кук: Если рынок освободится от этой массивной позиции, серебро должно вернуться к своей истинной рыночной цене. Есть соображения по этому поводу?

Батлер: Пусть рынок сам покажет, но она будет гораздо выше, чем когда-либо.

Кук: Думаете, она побьет все рекорды?

Батлер: Иначе и быть не может.

Кук: Считаете, Председатель CTFC Генслер говорит, что думает?

Батлер: Я думаю, что он ходит по воде. Я могу и ошибаться, но я довольно неплохо разбираюсь в людях.

Кук: Он разберется с серебряным хаосом?

Батлер: Если будет соблюдать закон и делать то, что считает правильным.

Кук: Он компетентнее, чем предыдущие председатели?

Батлер: Генслер – самый умный из всех. Было бы оскорбительно сравнивать его с другими бывшими председателями.

Кук: Вы все еще утверждаете, что CFTC смотрит на все сквозь пальцы?

Батлер: Раньше так и было, но мне кажется, сейчас что-то меняется.

Кук: Думаю, они вас на дух не переносят. Никто, кроме вас, не бросал им в лицо таких веских обвинений. Они все еще враждебны по отношению к вам?

Батлер: Сложно сказать. Меня не беспокоят чувства прошлого. Я не вижу причин для враждебности сегодня; я предлагаю конструктивные решения там, где этого не делает никто другой. Если они к кому-то и настроены враждебно, то это должно быть направлено по отношению к ответственным за манипуляции, вроде JPMorgan и Чикагской биржи.

Кук: Более десяти лет вы были инициатором практически всех новых разоблачений на рынке серебра. Почти все ваши предсказания сбылись. Вы были великим мыслителем и главным провокатором. Как вы думаете, СFTC когда-нибудь признает ваши заслуги и вознаградит вас по достоинству?

Батлер: Конечно, я на это надеюсь, но просить их об этом придется вам.

Кук: О серебре сейчас не пишет только ленивый. Что-то из этого на дилетантском уровне, а кое-кто берет ваши материалы и пишет хорошие статьи. Однако в большинстве этих статей вас никогда не упоминают. Вы согласны, что это непорядочно?

Батлер: Да.

Кук: Эти люди и организации пытаются использовать ваши работы, чтобы втереться в доверие. Я такого никогда еще не видел, а вы?

Батлер: Никогда.

Кук: Как вы к этому относитесь?

Батлер: Эти плагиаторы воруют мои статьи, а потом делают вид, что это их идеи, а не мои. Я бы таких за версту обходил.

Кук: Они должны хотя бы ссылаться на вас как на источник информации, верно?

Батлер: Согласен.

Кук: Давайте сменим тему. Как насчет серебряных запасов COMEX? Что с ними происходит?

Батлер: Недавно складские запасы COMEX уменьшились почти до четырехлетнего минимума, всего лишь до 108 млн унций. Также важно отметить, что этот спад сопровождался большой текучестью (притоком и оттоком); что однозначно намекает на жесткость и на то, что запасы находятся в твердых руках.

Кук: Какова историческая перспектива?

Батлер: Серебряные запасы COMEX упали на 60% - с 280 млн унций (максимум середины 1990-х). При этом золотые запасы COMEX, напротив, достигли рекордного максимума на уровне свыше 11,3 млн унций, это самый высокий показатель за 45-летнюю историю биржи. Это сравнение корректно, потому что COMEX является основной площадкой для торгов обоими металлами.

Кук: То есть мы близки к дефициту предложения?

Батлер: Полагаю, сейчас ранняя стадия дефицита серебра, который со временем усилится.

Кук: Разве это не приведет к увеличению добычи?

Батлер: Конечно, со временем. Но любое увеличение добычи в ответ на рост цен не скоро дойдет до рынка. Это же не выключатель света.

Кук: Вы упомянули три фактора, которые вызовут рост цен серебра. Похоже, что первый из них, инвестиционный спрос, вступает в силу. Он вырастет?

Батлер: Думаю, безусловно, потому что все у большего количества людей открываются глаза.

Кук: Вторым бычьим фактором, по вашему мнению, является промышленный спрос. Вы все еще ожидаете паники промышленников в связи с дефицитом серебра?

Батлер: Вы когда-нибудь видели, что остается в супермаркете после предупреждения об урагане?

Кук: Каков же будет предел цены, если начнется паника среди покупателей?

Батлер: Используйте свое воображение. Умножьте на два.

Кук: Вашим последним и самым значимым бычьим фактором является конец крупной короткой позиции. Что это даст?

Батлер: Уничтожение крупной короткой позиции позволит покончить с самим многолетним манипулированием. Это приведет к честному и свободному рынку.

Кук: Как они покроют короткую позицию?

Батлер: Выкупив ее, совершив поставку или объявив дефолт.

Кук: И что будет дальше? Что будет с небольшими владельцами коротких позиций в будущем?

Батлер: Мир для них сильно изменится.

Кук: Согласно CFTC, до введения ограничения позиций осталось немногим более двух месяцев. До этого момента серебро – это бомба замедленного действия?

Батлер: Серебро является бомбой по многим причинам, и одна из них – приближающееся открытое обсуждение ограничения позиций.

Кук: Владельцам коротких позиций придется выкупить свои фьючерсы?

Батлер: В какой-то момент возможно и такое развитие событий, так как альтернативой является поставка металла или дефолт.

Кук: Скольким спекулянтам, играющим на понижение, придется покрыть свои позиции, помимо JPMorgan?

Батлер: По моим предположениям, 15-20 тысячам, что эквивалентно 75-100 млн унций.

Кук: Я что-то упускаю или это тупик?

Батлер: Если вы имеете в виду более высокие цены, то тупик.

Кук: Я не могу удержаться и не спросить, почему это не сказывается на цене серебра? Как вышло, что оно еще не стоит $100?

Батлер: Думаю, дело в сочетании недостаточной информированности и первоначальном отрицании всей этой истории с серебром, что мешает объективному расследованию.

Кук: Я помню, как мы впервые встретились десять лет назад. Вы говорили, что серебро – лучшее, что есть на земле. Тем временем, известная инвестиционная компания рассылала по почте предложения занимать короткие позиции на серебро по $4,00. Они утверждали, что серебра больше, чем тараканов. Интересно, что с ними стало?

Батлер: Надеюсь, они быстро покрыли свои позиции.

Кук: Я вспомнил об этом, потому что многие все время не соглашались или спорили с вами. Оказалось, что все они ошибались. Однако такие Фомы неверующие есть и сейчас. Что вы говорите парням вроде Джеффри Кристиана (Jeffrey Christian) из CPM, которые утверждают, что JPMorgan не может занимать короткие позиции на такое количество серебра?

Батлер: В общем-то, я рад, что существует такая полемика, ведь тогда участники рынка могут выслушать обе стороны серебряной истории.

Кук: Как насчет Джона Надлера (Jon Nadler), который говорит, что если бы Тед Батлер был прав, цена бы уже выросла?

Батлер: Цена и так уже выросла и, по моему мнению, будет расти и дальше.

Кук: Какова точная причина такого большого недавнего скачка серебра?

Батлер: В основном из-за отсутствия дополнительной коммерческой игры на понижение на COMEX, особенно со стороны таких крупных участников, как JPMorgan, цена поднялась настолько высоко. Во время ралли стало понятно, что у владельцев коротких позиций, вынужденных предоставить дополнительное обеспечение на миллиарды долларов, имеются серьезные финансовые проблемы. Это должно послужить еще одним доказательством манипуляций с ценой на серебро, которые вели крупные участники.

Кук: Почему они пролетели?

Батлер: Проблема крупных спекулянтов, играющих на понижение, была связана не только с финансовыми затруднениями из-за роста цены, они также не смогли уменьшить свою позицию. В дальнейшем это привело бы к финансовому краху. Такая перспектива и понимание многими ситуации, в которой оказались крупные спекулянты, оставила им единственную альтернативу – устроить огромную распродажу. Началось это во вторник, когда Чикагская биржа неэтично потребовала увеличить гарантии, а в пятницу была устроена грязная распродажа по сговору под видом общего ослабления сырьевых товаров.

Кук: Что дальше?

Батлер: Никто не знает наверняка. Зависит от того, сколько закрытий длинных позиций могут вызвать спекулянты, играющие на понижение. Пока что металл находится выше критических скользящих средних показателей, так что определенно существует возможность дальнейшего спада, чтобы вывести из игры технические фонды. Разумеется, если цена упадет, это произойдет именно потому, что JPMorgan и прочим мошенникам с COMEX удастся довести технические фонды до вынужденной продажи, и только по этой причине. Но уже имела место значительная ликвидация, так что это вполне возможно. Конечно, в реальном мире серебра не происходит ничего такого, что вызвало бы дальнейшую продажу.

Кук: Как продвигается официальное расследование CFTC?

Батлер: Еще непонятно. Только назначили нового директора, и это должно помочь расследованию, начатому в связи с моими публикациями 2008 года, на которые недавно публично ссылался глава комиссии Барт Чилтон (Bart Chilton). Я с большим волнением жду, чем закончится расследование.

Кук: Вы проделали большую работу, рассказав об обезличенных металлических счетах в брокерских конторах, международных банках и частных монетных дворах. Что может пойти не так?

Батлер: Да все. Несложно представить, как инвесторы понесут огромные убытки, потому что эти программы могут оказаться обеспеченными несуществующим металлом. Если кто-то утверждает, что у него есть для вас слитки весом в 1000 унций, но у вас нет серийных номеров конкретных слитков, за которые вы заплатили, то вам стоит бежать бегом, а не идти, в компанию, которая позволяет получить эти слитки. Я бы особенно опасался контор, которые утверждают, что металл хранится за пределами страны.

Кук: Вы рекомендуете людям перейти с золота на серебро?

Батлер: Определенно. Этот переход будет очень прибыльным. Я поражен, что при таком количестве комментариев, предсказывающих, что серебро обгонит золото, никто не говорит – продайте золото, чтобы купить серебро. Если вы убеждены, чтобы серебро покажет себя лучше, было бы странно не продавать золото в обмен на серебро. Думаю, многие не видят смысла в том, чтобы вообще продавать золото по какой-либо причине. Но если вы хотите максимальной прибыли от каждого доллара своих инвестиций в будущем, переходите с золота на серебро.

Кук? Важно, что люди, последовавшие вашим рекомендациям, неплохо заработали. Что вы сейчас посоветуете нашим клиентам?

Батлер: Что ж, времена, когда серебро было по 4, 5, 7 или 12 долларов, прошли, и для новых покупателей это не очень хорошо. По крайней мере, мы не жалея сил уговаривали народ покупать все это время. Думаю, что в будущем мы будем так же воспринимать и нынешние цены, то есть как крупные прибыли для тех, кто купил. Хотя сейчас цена намного выше, чем тогда, и ситуация изменилась, во многих смыслах сегодняшние условия лучше прежних.

Butler Theodore (Батлер Теодор) - Самый уважаемый эксперт рынка серебра www.butlerresearch.com
Источник /
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=104744 обязательна
Условия использования материалов


Премиальный форекс брокер

1) Бонус за регистрацию и пополнение торгового счета 100% 2) Многократный бонус за пополнение торгового счета 50% 3) Отсутствие комиссии за пополнение и снятие
Регистрация счета

Брокер бинарных опционов

Binarium предоставляет профессиональные услуги начиная с 2012 года. Получите бонус 100% на депозит от 2000 рублей