Почему мы вынуждены жить с низкими процентными ставками

14 декабря 2010 Главное | Уоллстрит
Комитет по монетарной политике Банка Англии оставил свою учетную ставку на уровне 0.5% на заседании на прошлой неделе. Таким образом, Великобритания так и не покинула клуб "любителей минимальной процентной ставки", куда также входтя Федрезерв США, Банк Японии и даже Европейский центральный банк Комитет по монетарной политике Банка Англии оставил свою учетную ставку на уровне 0.5% на заседании на прошлой неделе. Таким образом, Великобритания так и не покинула клуб "любителей минимальной процентной ставки", куда также входтя Федрезерв США, Банк Японии и даже Европейский центральный банк. Критики не любят низкую ставку еще больше количественного ослабления, коим увлекается Федрезерв и, очевидно, к коему скоро прибегнет и Банк Англии. Они считают такую политику ущербной и несправедливой. Так ли это? И да, и нет. Политики, избранные ведущими Центробанками, конечно, малопривлекательны, но альтернативы еще хуже. Роз Альтман, хорошо известный британский эксперт по пенсионным сбережениям, выносит свой обвинительный приговор Великобритании. Она считает, что такая политика - это несправедливое бремя для тех, кто хранит сбережения в целом и для пенсионеров в частности. Она обесценивает пенсионные планы и разрушает рынок долгосрочных государственных облигаций. Эндрю Смиттерс, из Smithers & Co добавляет, что политика количественного ослабления способствует формированию новых и еще более опасных пузырей на рынке активов.

Рассмотрим следующие факты

Да, низкие процентные ставки превращают доход в кредиторов в выгоду для заемщиков: в конце второго квартала текущего года на руках у британских домохозяйств находились финансовые требования, помимо акций, страховых полисов, активов пенсионных фондов и прочих "дебиторских задолженностей" - на сумму 1.257 млрд. фунтов стерлингов, что равно 86% от ВВП. Долг домохозяйств составлял 1.539 млрд. долларов. Таким образом, снижение процентной ставки еа 1% смещает 1% от кредиторов заемщикам. Насколько это несправедливо? Ответ на этот вопрос не столь очевиден. Как правило, кредиторы старше, тогда как, по мнению Альтман, заемщики моложе. Чарли Бин, заместитель председателя Банка Англии считает, что люди со сбережениями старшего возраста сумели извлечь немалую выгоду в период бурного роста цен на жилье. На самом деле, увеличение объемов кредитования, которое загнало молодых покупателей жилья в долговую яму, во многом способствовало удорожанию недвижимости. Кроме того, не только держатели сбережений потеряли деньги во время рецессии. Бин также отмечает, что пожилые люди, как правило живут на доход от капитала. Да, годовой процент невелик, но зато это хороший повод не спешить с капитализацией. Также обычно жалуются на то, что низкие процентные ставки сокращают объем сбережений. На самом деле, их влияние довольно неоднозначно: они создают эффект дохода, делая сберегателей беднее и, таким образом, стимулируя дополнительные сбережения, а также эффект замещения, снижая стоимость расходования здесь и сейчас по сравнению с расходованием в будущем. Это стимулирует потребление. Кроме того, нет ничего плохого в том, что уровень расходов несколько сократится. В конце концов, правительственная программа финансового ужесточения основана на предположении, что частный сектор будет активно тратить.

Г-жа Альтман права, утверждая, что низкие процентные ставки уменьшают ценность пенсионных планов. Однако проблема в том, что установленные ранее пенсии основывались на сюрреалистичных предположениях относительно долгосрочных реальных процентных ставок. Мы все выросли в эпоху постоянного снижения стоимости капитала. Она основывалась на совокупности реальных сил, в частности, падении объема инвестиций. Нынешние же краткосрочные процентные ставки кажутся безделицей по сравнению с ними. Вопрос в том, способствуют ли текущие политики формированию существенных дисбалансов в будущем. Альтман и Смиттерс уверены, что стимулируя расходы путем повышения стоимости на активы, государство создает благоприятные условия для перехода на новую ступень неэффективного инвестирования. Объемы кредитования также могут вырасти, что приведет нас к безответственному поведению в финансовом секторе и, в конечном счете, новой стадии финансового и экономического кризиса, вероятно, в том числе и в развивающихся экономиках. Крайне неосмотрительно игнорировать наличие подобных рисков. Но также неразумно игнорировать опасность, нависшую над экономикой прямо сейчас. Сегодня Великобритания входит в число экономик с высоким уровнем долга и ослабленным финансовым сектором. Низкие процентные ставки призваны не допустить цепной реакции банкротств, и обеспечить выплату долгов и возврат финансовой системы в нормальное состояние.

Таким образом, нам приходится выбирать между низкими процентными ставками на текущие активы и высокой доходностью того, что вскоре может остаться от этих активов: высокие процентные ставки усилят давление на рынок недвижимости, спровоцируют рост безработицы, увеличат число дефолтов по кредитам и спровоцируют банковский кризис. Альтман считает, что экономика пузырей была, отчасти, иллюзией. Таким образом держатели сбережений рассчитывают на столь же иллюзорные финансовые обязательства. Сложная ситуация, но нам приходится принимать решения и искать компромиссы. Наша задача залечить раны, нанесенные последним пузырем, не создав при этом новых пузырей, и не загнав экономику в депрессию. Хороший ли мы выбрали путь? Нет. Но другой путь еще хуже Можно ли использовать одновременно ужесточение фискальной и монетарной политики? Нет. Это путь к разрухе. Возможно, некоторые держатели сбережений выиграют от этого, но проигравших будет намного больше.

Подготовлено Forexpf.ru материалам The Financial Times

Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=104899 обязательна
Условия использования материалов