В каком направлении движется юань

19 декабря 2010 Главное | Уоллстрит
Признак эпохи: реклама в магазине Гонконга о том, что к оплате принимаются юани. Жители города ежедневно совершают покупки на сумму до 2500 тыс. долларов, сейчас важно то, что китайская валюта постепенно покидает пределы Поднебесной и начинает завоевывать новые территории Признак эпохи: реклама в магазине Гонконга о том, что к оплате принимаются юани. Жители города ежедневно совершают покупки на сумму до 2500 тыс. долларов, сейчас важно то, что китайская валюта постепенно покидает пределы Поднебесной и начинает завоевывать новые территории. Также впервые начинают продаватся валютные облигации Китая, которым еще не придумали достойного названия. Пока в отсутствии альтернативы, его называют рынокм "дим сум", отдавая должное китайской кухне. Когда речь идет об этом новом выпуске облигаций, следует помнить одну важную деталь - офшорный рынок юаня - это нечто большее, чем просто новый источник долгового финансирования. Это одна из составляющих генерального плана по интернационализации китайской валюты. Процесс будет медленным и постепенным. Никаких резких движений и гигантских скачков. Кроме того, он ни в коей мере не гарантирует, что юань сможет завоевать хоть сколько-нибудь значимое положение на международном рынке. Но последствия такой экспансии на мировую торговлю, мировую финансовую систему и даже международную политику обещают быть значительными. Если план сработает, юань может стать главной торговой валютой в Азии - самом динамичном и быстро растущем регионе в мире. В долгосрочной перспективе он может стать одной из ведущих резервных валют для мировых Центробанков. На самом деле, некоторые китайские лидеры уже призывали включить юань в корзину основных валют Международного валютного фонда.

И время сейчас очень подходящее. Юань начинает свой выход в свет как раз в тот момент, когда будущее евро окутано дымкой неопределенности. В конечном счете, такое перераспределение валютных сил может лишить США возможности занимать деньги заграницей в своей собственной валюте. В Китае некоторые в шутку называют свою валюту "hongbi", что в дословном переводе означает "красная спинка" и, соответственно, является тонким китайским противопоставлением долларовой "зеленой спинке" (Прим. Forexpf.ru : одно из разговорных названий доллара "greenback", то есть, зеленая спинка). Что это? Китайцы смеются или насмехаются в контексте домирирующих геополитических течений? "Мы стоим на пороге финансовой революции по истине колоссальных масштабов", - отмечает Ку Хонгбин, экономист из HSBC, одного из банков, активно предлагающих юань своим корпоративным клиентам. "Мировая экономика медленно но верно уходит от валюты в зеленых тонах к валюте в красных тонах". На самом деле, удивительно, насколько мало юань используется за пределами Китая. Китайская экономика является второй по величине в мире, Китай - крупнейший экспортер товаров и держатель самых крупных валютных резервов в мире. И тем не менее, на руках у иностранцев по-прежнему очень мало юаней - очевидно, это результат строгого валютного контроля Китая и ограничений на торговлю валютой. "Если бы к нам прилетели пришельцы из космоса и взглянули на нашу международную монетарную систему, они бы очень удивились ее странности и нелогичности", - считает Ли Даокю, член комитета по монетарной политике в Народном банке Китая.

Однако финансовый кризис повлиял на расстановку сил в Пекине, укрепив позиции сторонников расширения роли юаня на международной арене. По мнению официальных лиц Китая, возможность США беспрепятственно накапливать высокий дефицит текущего счета стала одной из причин кризиса. В результате, за последний год Пекин предпринял ряд шагов для вывода юаня на международный уровень. Первый из них - стимулирование международной торговли в своей валюте. В июне этого года данный процесс получил новый толчок к развитию: Китай расширил свою схему торговых соглашений в юане на все страны в мире, а также на 20 китайских провинций и муниципалитетов, обеспечив возможность выставления и оплаты счетов на импорт и экспорт в юанях. Даже если использование валюты будет ограничено торговыми сделками, компаниям и банкам все равно потребуется держать запасы юаня. С июля это стало, в некоторой степени, возможным, поскольку власти разрешили торговлю ценными бумагами, деноминированными в юанях на финансовых рынках Гонконга. Месяц спустя группа инвесторов, включая иностранные центральные банки, получили ограниченный доступ на внутренний рынок облигаций Китая. Говорят, что Малайзия стала первой страной, добавившей юань в свои валютные резервы.

Последствия оказались впечатляющими. По данным Народного банка Китая, за период с июня по ноябрь общий объем торговых сделок в юанях составил 340 млрд. юаней. Между тем, полтора года назад он был равен нулю. Темпы роста поразили крупнейшие западные банки, которые хорошо знакомы с регионом. Вклады на счетах гонконгских банков в юанях за октябрь выросли на 45% до 217 млрд. юаней - еще одно доказательство активного использования китайской валюты в торговых целях. Преимущества международной торговли в юанях для китайских компаний очевидны. Отказавшись от доллара, они экономят на стоимости транзакций и снижают свои валютные риски - огромный плюс в современном мире на грани валютной войны. Пионером в этом направлении стала крупнейшая торговая компания Китая Sinochem. Ее торговое подразделение в Сингапуре в этом году получает оплату в юанях за продукты нефтехимии, резину и удобрения. "Это позволяет нам строить более тесные отношения с нашими клиентами", - отметил финансовый директор компании. Он полагает, что тенденция получит дальнейшее развитие. На самом деле, растущее число западных многонациональных компаний, в том числе McDonald (США), Ikea и Nokia (Скандинавия), Metro (Германия) экспериментируют со сделками в юанях. "Для наших корпоративных клиентов евро и доллар перестали быть валютой для международных операций по умолчанию", - отмечают в Deutsche Bank.

Deutsche, Citigroup, JPMorgan Chase - эти банки быстро выстраивают инфраструктуру, необходимую для обеспечения международных транзакций в юанях. Standard Chartered и его главный конкурент HSBC, уже неплохо подготовлены к выходу китайской валюты на международную торговую арену, благодаря своему присутствию в Гонконге, главном офшорном центре юаня. "Производители всего подряд, от одежды до газовых балонов, начинают использовать юань", - отмечают в Standard Chartered. Наиболее существенный спрос пока исходит от Гонконга, а также от Сингапура, Малайзии, Южной Кореи, Японии, Ближнего Востока и Великобритании. По данным экономистов и финансовых экспертов, торговля в юанях сначала наберет обороты в Азии, а потом начнет развиваться между Китаем и другими развивающимися странами. Совершенно очевидно, что процесс интернационализации юаня набирает обороты, однако, в его успехе пока нет полной уверенности. Раньше усиление международного влияния валюты определялось рыночными силами, Китай же пытатется добиться этого путем реализации некоего плана. "Попытка создать международную и полностью конвертируемую валюту через политический процесс по истине не знает аналогов - никто ничего подобного раньше не делал. При этом Пекин хорошо осознает, что идет не по проторенной дорожке, а по нехоженым тропам".

Более того, при всем при этом Пекин намерен сохранить валютный контроль, чтобы защитить экономику и не допустить превращение валюты в полностью конвертируемую, по крайней мере, пока. Это связано с тем, что лидеры страны опасаются негативного влияния волатильности, присущей валютным рынкам, а также неконтролируемого притока капитала во все еще недоразвитую финансовую систему. Опыт прошлого показывает, что конвертируемость и открытость потоков капитала всегда предшествует становлению валюты в качестве интернациональной, Китай же хочет сделать все с точностью до наоборот. Он пытается использовать Гонконг в качестве испытательной лаборатории, из стен которой он будет стимулировать интерес международных компаний и инвесторов к сделкам в юанях. Облигации "дим сам" - часть общего плана. Между тем, чтобы повысить доступность своей валюты на международных рынках, за последние два года Пекин подписал ряд соглашений о валютных свопах с центральными банками восьми стран - Аргентины, Беларуси, Гонконга, Исландии, Индонезии, Малайзии, Сингапура и Южной Кореи на общую сумму чуть более 800 млрд. юаней. Орган монетарного управления Гонконга, фактически, выполняющий функции центрального банка, в прошлом месяце списал 10 млрд. юаней в рамках своей своп-линии на сумму 200 млрд. юаней - это новая возможность для коммерческих банков в стране приобрести юани для своих клиентов, желающих использовать их в торговых сделках. Банки Гонконга также могут пополнять свои запасы юаня у китайских банков и местного представительства Банка Китая в соответствии с установленными квотами.

Учитывая осторожность Китая в вопросах либерализации своей финансовой системы, многие предполагают, что процесс, результатом которого должно стать усиление международной роли юаня, может затянуться на десятилетия. То есть, пройдет немало времени, пока управляющие резервами на самом деле начнут всерьез рассматривать перевод части активов из долларов в юани. "Не вижу особого смысла покупать юань в Гонконге, если, в конечном счете, купить на них активы в Китае все равно не возможно", - отмечает Джон Гринвуд, старший экономист Invesco и один из основателей обменного механизма Гонконга. "При этом китайским властям приходится действовать крайне осторожно, чтобы не проделать дырку в дамбе, откуда хлынет поток капитала в обе стороны: либо на внутренний рынок Китая, либо из Китая на внешний рынки. Китаю еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем внутренний рынок капитала созреет для открытых и беспрепятственных притоков иностранных инвестиций". И все же в связи с этим амбициозным планом возникает один вопрос: смогут ли китайские власти столь жестко контролировать весь процесс. По оценкам HSBC, через три-пять лет около половины всех торговых потоков между Китаем и другими развивающимися странами будут происходить в юанях - общим объемом примерно на 2000 млрд. долларов. Таким образом, юань войдет в тройку ведущих валют мира. При таком объеме валюты за пределами страны властям будет тяжело препятствовать нежелательному притоку капитала. Стимулируя использование своей валюты, Пекин своими руками создает группу инвесторов, компаний и центральных банков, которые будут постоянно требовать большего доступа к юаню и к китайскому рынку. Одна из причин, по которым международные финансовые институты так рады процессу интернационализации, заключается в том, что он позволит им проделать брешь в Великой китайской стене, окружающей внутреннюю финансовую систему.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=105432 обязательна
Условия использования материалов