Доллар без глобализации – деньги на ветер

7 января 2011 РБК газета | Новости
Десять дней официальных (15-20 дней календарных) новогодних и рождественских праздников – серьезное испытание для большинства российских граждан. На повестке дня традиционные вопросы: что делать, чем заняться, кроме беспробудного празднования? Десять дней официальных (15-20 дней календарных) новогодних и рождественских праздников – серьезное испытание для большинства российских граждан. На повестке дня традиционные вопросы: что делать, чем заняться, кроме беспробудного празднования? Съездить в Куршевель покататься на лыжах, выпить шампанского по 6 тыс. евро за бутылку? Не хочется: еще встретишь там кого-нибудь из тех, которые целый год мелькают в телевизионном экране, и от одного вида которых уже мутит. В праздничные дни это опасно, поэтому вариант с Куршевелем отпадает.

Телевизор смотреть тоже нет желания, там тоже ничего интересного: надоевшие нанополитики, бабки с отштукатуренными физиономиями, которым давно пора заняться воспитанием внуков и внучек, а не продолжать трясти юбками на сцене. Безголосые "звезды", уже осточертевшие всем глупая реклама и телесериалы, которые без перерыва крутятся лет двадцать. Хорошо, что хотя бы в этом году не состоялось традиционное шоу с участием топ-менеджеров "Газпрома", в котором они пытаются убедить российских граждан, что "Газпром" – это не их, а национальное достояние.

В общем, мрак. Тянет на неспешное философствование, на глобальные темы.

В один из праздничных дней зашел ко мне давнишний знакомый, между прочим – доктор философских наук. Естественно, сели за стол. Уж не знаю, что он употреблял в предшествующие дни, только после обычных новогодних тостов он почти сразу как-то незаметно перевел разговор на глобализацию. Да, я не оговорился – на процесс всемирной экономической, политической и культурной интеграции и унификации. Оказывается, в середине декабря он насмотрелся какой-то телевизионной передачи, где обсуждалась эта проблема, а ему не все в ней понятно. А философски обобщить очень хочется, и праздничные и рождественские дни к такому обобщению как раз располагают.

Тема разговора показалась мне заслуживающей некоторого внимания. Поэтому поутру я обобщил все, что мы наговорили, и с согласия друга-философа оформил в виде этой статьи. Представляю ее на рассмотрение аналитиков и комментаторов по призванию, а по занимаемой должности. Насколько я понимаю, массовые комментарии второй категории аналитиков появятся после 16 января. Поэтому с удовольствием прочту первые отзывы без уже привычных в Интернете ругательств.

Комментаторов по должности мне даже где-то жалко – они будут вынуждены внимательно прочитать все, что я сейчас напишу, находясь в праздничном состоянии, а потом еще внятно доложить своему начальству основные положения статьи. Но ничего не поделаешь: такие у них непростые обязанности. Как говорится, каждому – свое.

Чтобы облегчить им работу, немного отойду от основной темы и сформулирую обращение к государственной власти, к высшим чиновникам РФ. Как вы понимаете, планы насчет новогодней поездки в Куршевель – это шутка. Может вы не знаете, но зарплаты 85-90% российских граждан едва хватает на очень аскетическое существование, им не до шампанского за 6 тыс. евро. Поэтому несколько десятков миллионов "дорогих россиян" будут встречать Новый год у себя дома, изнывая от безделья. Посмотрите, до чего Вы их довели, какие вопросы они обсуждают. Вы хотите, чтобы они также обсудили, куда деваются деньги из международных резервов РФ? Каковы размеры личных состояний высших чиновников, подающих смешные декларации о доходах? Почему затраты на зимнюю Олимпиаду-2014 на порядок выше, чем в других странах, какие объекты там строятся, кем и за какие деньги? Каково распределение российских олигархов по национальностям? Где находятся корни высокой инфляции и коррупции? Что они думают о состоянии системы национальной безопасности? Каковы итоги прошедшего десятилетия и кто в этом персонально виноват? Как реально относится люди к телевизионным обращениям президента и премьера? Что они думают о российских политических партиях и о тех, кто их организовывает в президентской администрации?

Вам это надо? Поэтому, если реально ничего сделать уже не можете, отменяйте скорее эти чудные многодневные новогодние праздники, переносите дополнительные выходные дни на весну или лето. Тогда управляемый вами народец займется делом на своих грядках, меньше будет задумываться о глобальных темах и обсуждать неудобные для власти вопросы. Это – обращение не к вашей государственной мудрости, а к остаткам вашего инстинкта самосохранения.

Теперь аналитикам в штатском будет хоть что-то доложить своим начальникам после праздников.

Но вернемся к теме, занимающей нашего философа. Итак, глобализация. Что нам известно о ней?

В Интернете содержится следующая информация.

Как уже было сказано выше – это процесс всемирной экономической, политической и культурной интеграции и унификации. Его основным следствием является мировое разделение труда, миграция (и, как правило, концентрация) в масштабах всей планеты капитала, человеческих и производственных ресурсов, стандартизация законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение и слияние культур разных стран. Это процесс носит системный характер, то есть охватывает все сферы жизни общества. В результате глобализации мир становится более связанным и более зависимым от всех его субъектов1.

Другое определение: глобализация – это процесс всевозрастающего воздействия различных факторов международного значения (например, тесных экономических и политических связей, культурного и информационного обмена) на социальную действительность в отдельных странах2.

Далее сосредоточимся на рассмотрении только экономической глобализации. Если верить классикам марксизма, она является драйвером всех остальных ее проявлений.

Растущая глобализация экономики выражается в резком увеличении масштабов и темпов перемещения капиталов, опережающем росте международной торговли по сравнению с ростом ВВП, возникновением круглосуточно работающих в реальном масштабе времени мировых финансовых рынков. Созданные за последние десятилетия информационные системы неизмеримо усилили способность финансового капитала к быстрому перемещению, что содержит в себе, по крайней мере, потенциально, способность к разрушению устойчивых экономических систем.

По мнению многих экономистов, глобализация экономики – сложный и противоречивый процесс. С одной стороны, она облегчает хозяйственное взаимодействие между государствами, создает условия для доступа стран к передовым достижениям человечества, обеспечивает экономию ресурсов, стимулирует мировой прогресс. С другой, глобализация несет негативные последствия: закрепление периферийной модели экономики, потеря своих ресурсов странами, не входящими в "золотой миллиард", разорение малого бизнеса, распространение на слабые страны конкуренции, снижение уровня жизни1.

Одни возлагают на глобализацию огромные надежды как на панацею от различных перекосов экономики. А другие – антиглобалисты – люто ненавидят и всячески ругают все, что связано с ней (яркий последний пример антиглобалистского движения – митинг в Бразилии против участников собрания БРИК – Бразилия, Россия, Индия, Китай 14-15 апреля 2010 г.). Предметом оживленных дебатов служит буквально все – что такое глобализация, когда она началась: существуют различные точки зрения и на то, является ли глобализация феноменом нескольких последних десятилетий, или же о глобализации можно было говорить уже тогда, когда один народ мог устанавливать контакты с другими народами, находящимися на противоположной стороне земного шара. Как глобализация соотносится с другими процессами в общественной жизни, каковы ее ближайшие и отдаленные последствия. И что же можно назвать глобализацией, а что нет. Глобализация оказалась трудным вопросом не только для массового сознания, но и для научного анализа2.

Сторонники глобализации утверждают, что все современные процессы и связанные с ними негативные явления имеют естественный характер и ими невозможно управлять. По их мнению, сделать плоды глобализации доступными максимальному числу стран – одна из задач, стоящих перед мировым сообществом.

Критики глобализации, наоборот, убеждены, что крупные государства в состоянии значительно уменьшить негативное влияние последней. Они считают, что это может быть достигнуто посредством разумной протекционистской политики во всех областях: в области внешней торговли, движения капиталов, иммиграции, – а также посредством реформы мировой валютной системы. Альтернативой современной глобальной экономике, по их мнению, может стать образование 10-20 национальных или региональных экономик ("зон свободной торговли"), которые должны быть защищены от негативного влияния глобальной экономики посредством протекционизма и золотого (или "сырьевого") стандарта как основы установления валютных курсов1.

Помните, в романе Ильфа и Петрова "Золотой теленок" есть персонаж – старый ребусник Синицкий. Читатель знакомится с ним, когда он сочиняет шараду на модное в то время слово "индустриализация", привычно разбив его на части. Синицкий представлял себе пышную шараду, значительную по содержанию, легкую в чтении и трудную для отгадки. Начало слова было хорошее, середина также была более или менее понятна. Но вызывала сомнение последняя часть – "ция". Она, как Вы помните, и не позволила Синицкому завершить шараду, несмотря на то, что он успешно зарифмовал все предыдущие шарадные части.

Кажется, в этот второстепенный эпизод авторы вложили несколько скрытых смыслов. Во-первых, живущим в то время людям непонятно было, чем может закончиться проводимая всей страной индустриализация. Во-вторых, бессмысленно рифмовать начальные и средние части головоломки, если хотя бы приблизительно не знаешь, чем должна закончиться шарада.

С глобализацией – схожая ситуация: если бы старик Синицкий разделил это слово на части, то в окончании у него опять появилась непонятная "ция". Так же, как в предыдущем случае, неизвестно, чем может закончиться эта непонятная глобализация. И поэтому, пока не следует чрезмерно преждевременно восхищаться ее возможными положительными проявлениями – неизвестно, что за ними может последовать. Наоборот, необходимо попытаться все тщательно проанализировать, учтя как плюсы, так и минусы глобализации.

По нашему мнению, говорить нужно о двух этапах экономической глобализации – до 15 августа 1971 г. и после этой даты. Они характеризуют различные состояния мировой финансовой системы, и соответственно разные версии глобализации мировой экономики. Именно 15 августа 1971 г. президент США Р. Никсон отменил привязку американского доллара к золоту, фактически разрушив сложившиеся после Бреттон-Вудских соглашений 1944 г. основы мировой финансовой системы. После августа 1971 г. эта система стала приобретать черты виртуальности, а основные закономерности ее функционирования, в частности – направления и инструменты экономической глобализации – существенно изменились.

По нашему мнению, следует также разделять международную торговлю и экспансию финансового капитала в другие страны. Международная торговля обусловлена рациональным разделением труда, когда разные страны производят и обменивают продукцию с низкими предельными стоимостями производства в этих странах, получая дополнительную прибыль за счет эффекта масштаба производства.

Экспансия финансового капитала помимо положительных сторон может существенно деформировать экономику и финансовую систему страны, ставшую объектом экспансии (производится не то, что выгодно жителям страны, а продукция, полезная внешнему инвестору), что в среднесрочной и долгосрочной перспективе может привести к необратимым негативным результатам.

До 1971 г. финансовая экспансия была сопряжена с целесообразностью перемещения в другие страны и регионы финансового капитала, величина которого была ограничена размерами располагаемых реальных ценностей. Естественно, капитал перемещался только в надежде получить более высокую прибыль. Т.е. с самого начала планировалось не достижение каких-то филантропических целей типа развития региона, повышение уровня и качества жизни проживающих там людей, а, как говорят современные российские бизнесмены, чисто конкретные цели получения максимального дохода, большего, чем было первоначально инвестировано. Поэтому все происходило по стандартной схеме: выкачивание ресурсов, минимизация величины зарплаты для работающих аборигенов, подкуп чиновников, коррупция. Такие вот "плюсы".

Если капитал потом покидал страну или регион, перемещаясь в другое более прибыльное место, то глобализаторы делали все возможное, чтобы предыдущие предприятия не составили конкуренцию новым. Они, будучи предпринимателями, по своей природе не могли поступать иначе. Поэтому в лучшем случае оставленные ими предприятия продолжали работать только на внутренний рынок, а в худшем прекращали свое существование, поскольку внутренний спрос в странах и регионах при низких зарплатах был невысок и внутренний рынок не развит.

На протяжении многих лет Англия глобализировала Индию. В итоге из страны высосаны все ресурсы, какие только возможны, а Индия до сих пор принадлежит к развивающимся странам. Такое подход характерен не только для Англии. Многие страны Западной Европы смогли получить развитие за счет колонизации и эксплуатации, виноват – глобализации остального мира (термин "эксплуатация" сегодня не в моде, говорят, что эксплуатации при совершенном рынке вообще не существует; но где Вы видели совершенный рынок?). Именно в этом, а не в каком-то особом менталитете и предприимчивости их граждан, выгодно отличающемся от других людей, состоит основная причина нынешнего благополучия многих западноевропейских стран.

У страны, вызвавший интерес глобализаторов, была только одна теоретическая возможность развития: сделать так, чтобы внешний капитал стал инициатором ускорения внутренних процессов развития экономики. Но для этого требуется особый комплекс внутренних условий: природная склонность населения к напряженному труду и получению образования, совершенство законов, слабая восприимчивость чиновников к взяткам. История оставила нам немногочисленные положительные примеры такой глобализации: послевоенная Германия, Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур – чтобы пересчитать, достаточно пальцев на одной руке, а количество стран в мире – 191 (по другим данным – 193). Эти страны поэтому и называются "германское чудо", "японское чудо" и т.д. из-за малочисленности этих примеров: чудес много не бывает.

Это миф, что международная интеграция приведет к созданию однородного общества с рациональным распределением труда. Такого до сих пор не произошло и не произойдет, по крайней мере, в обозримой исторической перспективе. В разных странах различные системы ценностей, даже структуры питания людей значительно отличаются. Для того, чтобы состоялось некое подобие единообразия, должна пройти не одна сотня лет (пример – США). Не исключено, что полной однородной людской массы не будет никогда.

Представьте себе многоэтажный многоквартирный дом. В нем живут несколько сотен семей, у каждой семьи свои цели, проблемы, приоритеты. Жильцы согласны, что у них имеется общий лифт, общие системы электроснабжения, газоснабжения, водопровод, канализация, мусоропровод, отопление. Т.е., говоря по-другому, они соглашаются, что от некоторой степени глобализации жилья есть плюсы. Но они никогда не согласятся, чтобы в их суверенные квартиры в любое время входили и уходили чужие люди, ночевали в них, готовили пищу, умывались, принимали ванну, приводили себя в порядок. Конечно, такое может когда-нибудь случится при изменении нравов, но для этого должно смениться несколько поколений, и то, при условии, если от такого глобализации будет больше плюсов, чем минусов.

За историю развития экономики и финансовых рынков отношение к экономической глобализации менялось неоднократно. Например, как отмечено в статье3, время конца XIХ – начала XX в. было для торговли одним из самых свободных периодов за всю историю. Но Великая депрессия 1930-х гг. привела к повсеместному протекционизму. Даже один из ведущих экономистов того времени – Джон Мейнард Кейнс изменил свое мнение о пользе либерализма и свободе торговли. Если в 1919 г. он с восхищением писал о предвоенном периоде: "Какой замечательный эпизод экономического прогресса пришел к концу в августе 1914 года! Житель Лондона может заказать по телефону разнообразные товары со всего мира и получить их прямо у двери своего дома".

Но в разгар Великой депрессии в эссе "Национальная самодостаточность" он пишет прямо противоположное: "Я симпатизирую тем, кто хочет минимизировать, а не максимизировать экономические связи между странами Пусть товары и финансы будут в основном национальными".

Т.е., говоря современным языком, по мнению Кейнса из глобализации или протекционизма не следует делать фетиши, фундаментальные принципы. Это не цель, а инструменты развития национальной экономики и финансовой системы, к которым и нужно относиться, как к инструментам – применять или не применять – в зависимости от корректируемой цели и внешних условий.

То что, экономическая глобализация – только инструмент, а не некая фундаментальная ценность, стало очевидно после 1971 г. Что бы там не говорили некоторые экономисты, основной движущей текущего этапа экономической глобализации является экспансия по всему миру бумажного американского доллара – основного продукта Федеральной резервной системы (ФРС) США.

Мы придерживаемся именно этой точки зрения. Считаем, что указанный фактор нужно не затушевывать при различных макроэкономических исследованиях, а всемерно проявлять.

Именно с 80-х годов XX века глобализация приобрела современный смысл. Он стал обозначать ускоренное распространение дутого финансового капитала по всему миру и резкое увеличение извлекаемой прибыли. Не случайно появление термина "глобализация" связывают с именем американского социолога Р. Робертсона, который только в 1985 г. (т.е. после 1971 г. и последующего за ним кризиса начала 80-х) дал ему толкование2. Все ссылки на других экономистов прошлых дет, например, Маркса и Кейнса, имеют отвлекающий характер. Они вкладывали в это слово совсем другой, относительно безобидный смысл – усиление степени интеграции за счет развития международной торговли.

С другой стороны, почему бы финансовому капиталу не распространяться по всему миру, если бумага, зеленая краска и печатный станок всегда под рукой, а разрозненное мировое сообщество, ручные ООН, МВФ, Всемирный банк, это позволяют делать. Печатай сколько надо, а если в какой-то стране возникнут сомнения в справедливости подобного мироустройства, то наготове имеются авианосцы, подводные лодки, бомбардировщики и штурмовики, способные под лозунгом продвижения демократии и свободы стереть с лица Земли любую страну. Пусть потом ее граждане утешаются мыслями, что их родные и близкие погибли под демократическими бомбами.

Экспансия бумажного доллара оказалась настолько увлекательным занятием, что 80-90% (по разным оценкам) ВВП США оказалось не связанным с реальной экономикой. Это – услуги банкиров, участников финансового рынка, юристов, менеджеров и т.п. Проще говоря, экономика США представляет собой пузырь, в котором реальности только на 10%. Все остальное – результаты деятельности в интересах глобализации.

Если бы кто-то задался мыслью сформулировать простой и доходчивый лозунг, под которым осуществляется современная экономическая глобализация, но лучше, чем известная фраза Амшеля Ротшильда "Дайте мне право выпускать и контролировать деньги страны и мне будет совершенно все равно, кто издает законы", ему было бы трудно придумать. Цинично, но весьма точно и чрезвычайно актуально, особенно для России.

Согласно оценкам11 аналитиков "Тройки Диалог", в настоящее время в России иностранные инвесторы обеспечивают основной финансовый капитал на рынках акций (75%) и еврооблигаций (70%). При этом их доля в совокупной структуре финансового капитала в России составляет 44%. В 2006 г. их присутствие в российской финансовой системе было на уровне 13%. Т.е. за 4 года доля иностранных инвесторов увеличилась на 31%, в среднем – ежегодно примерно на 8%. Если так дело пойдет и дальше, то уже к 2012 г. иностранцев в российских финансах будет большинство и реализуется программное заявление Ротшильда – одного из первых глобалистов.

Эмиссия бумажного доллара и экономическая глобализация – не независимые черты современной мировой финансовой системы. Это две жестко взаимосвязанные сущности. Перефразируя известного советского поэта, можно сказать: "Мы говорим доллар – подразумеваем глобализацию. Мы говорим глобализация – подразумеваем доллар". В настоящее время американская валюта не может существовать без экономической глобализации – это ее естественная среда обитания.

Наше мнение по поводу объективности или субъективности современной версии глобализации: это – субъективный, хорошо управляемый процесс4,5. Думать иное – значит предположить, что ФРС, де-факто являющаяся мировым Центральным банком, зря получает свои доходы. Хотя в последнее время политики критикуют ФРС за потерю управляемости, а та как бы соглашается с критикой, апеллируя на наличие большого количества объективных факторов, но все это имитация. В реальности в результате всяких реформ влияние ФРС в мире только повышается, а манипулируя в периоды кризисов курсом валют и нефтяными ценами, она извлекает триллионные прибыли даже в это время.

Мало того, что в условиях экономической глобализации ФРС при помощи системы транснациональных корпораций извлекает огромную прибыль, она еще обеспечивает так называемый экспорт инфляции в другие страны: большие объемы долларов выводятся из США и попадают в финансовые системы других стран. После этого на доллары приобретаются реальные товары, а доллары попадают в различные суверенные фонды и международные резервы стран, а оттуда возвращаются в финансовую систему США, где утилизируются. Чистым результатом такой операции является приобретение за границей США реальных товаров и услуг за бумагу – американский доллар, что и предотвращает высокую инфляцию в США, несмотря на огромный дефицит федерального бюджета США (в 2008 г. – $0,4586 трлн., в 2009 г. – $1,4136 трлн.). А инфляция в странах-акцепторах доллара естественно возрастает по той же причине – чистый вывоз реальной продукции. Такие вот глобализация и "взаимовыгодное" сотрудничество.

После Второй Мировой войны США предоставили финансовую помощь Германии в соответствии с указанной схемой (план Маршалла). Но из-за того, что США экспортировали европейцам все-таки не деньги, а бумагу, в 1950-х годах в Европе приключилась такая инфляция, что историки ее даже назвали Великой.

Как результат: если в 1960 г. доходы 20% наиболее богатых в мире людей превышали доходы 20% беднейших в 30 раз, то в 1990 г. эта цифра составляла уже 60. В настоящее время существует самый большой разрыв в истории человечества между уровнем жизни людей, проживающих в разных регионах6. Потребление в США в 8 раз выше, чем в среднем в мире. Из 6,5 млрд. населения 4,5 живут на уровне бедности, а около 1 млрд. голодают. Международные долги в 1990 г. составляли свыше $2 трлн. Большинство стран находится в такой долговой кабале, из которой нет выхода. Как отмечал Т.В. Муравинский "Если несколько стран и кучка олигархов на глобализации богатеют, то для подавляющего большинства стран мира и их населения это оборачивается бедностью, нищетой, болезнями, сокращением продолжительности жизни и другими невзгодами". Интересы почти всех цивилизаций и подавляющего большинства населения планеты находятся в резкой конфронтации с политикой глобализации.

Как раньше, так и в настоящее время оплата труда аборигенов составляет малую часть в цене продукции – не более 5%. В Китае в 2000 г. человек был готов работать 7 дней в неделю по 12-14 часов в сутки за $100/месяц7. Сейчас в связи с большим вниманием к правам человека и т. д. можно говорить только о 6-дневной рабочей неделе (суббота оплачивается по двойной ставке), и средняя зарплата китайского рабочего составляет уже $400-500/месяц. Но и это почти в 10 раз ниже, чем средняя зарплата американского рабочего – около $3900/месяц (по состоянию на август 2010 г.). Трудно назвать такое положение однородными условиями и интеграцией цивилизаций.

Интересно отметить, что некоторые российские приверженцы экономической глобализации, критикуя (иногда – справедливо) советскую экономику, в частности, коллективизацию, не видят в ней много общего с глобализацией. Конечно, цели, методы и формы – разные. Но для аборигенов и колхозников особой разницы нет: и там, и там – эксплуатация, нищенская зарплата, низкий уровень жизни в обмен на обещания в скором времени все изменить к лучшему. Аборигенам обещают новое качество жизни на основе технологических прорывов, а колхозникам тоже обещали трактора, автомобили, элеваторы. Однако, и там, и здесь все заканчивается одинаково.

То, что экономическая глобализация является не высшей целью, а инструментом управления, наиболее отчетливо проявляется в периоды кризисов. Например, к концу 2009 г. по подсчетам Global Trade Alert (GTA) страны G20 в нарушении принципов глобализации и достигнутых на ноябрьском (2009 г.) саммите G20 договоренностей ввели 184 протекционистские меры8. Всего в мире за год введено 257 таких мер, 56 можно рассматривать как нарушающие интересы стран-партнеров (рис. 1). Мер, способствовавших либерализации торговли, принято в 6 раз меньше, сообщает GTA.

Инструменты торговых войн – нетарифные ограничения, санитарные меры, запрет импорта – применялись лишь в 10% случаев, повышение тарифов – в 14%. Более 50% всех дискриминационных мер – господдержка местных производителей и защита торговли (антидемпинговые и компенсационные пошлины).

Главный протекционист в мире – ЕС (90 барьерных мер), а среди стран – Россия (37), за ней – Аргентина (21). Главная жертва протекционизма – Китай: для защиты от него страны приняли 146 мер. Наиболее пострадавшие секторы – металлургия и химия: каждая 3-я мера против них.

Против российских экспортеров действовали 96 мер, из-за чего Россия с 2009 г. недосчиталась $2 млрд. – 1% экспорта.

Поэтому следует признать, что вашингтонский саммит G20 в ноябре 2009 г. оказался безуспешным. Фактически он показал, что необходимо уточнить, а возможно – и кардинально пересмотреть отношение к экономической глобализации.

Доллар без глобализации – деньги на ветер


1.Антикризисная финансовая господдержка
2.Защита торговли
3.Тарифные меры
4.Экспортные субсидии
5.Госзакупки
6. Нетарифные ограничения
7.Санитарные и фитосанитарные меры
8.Экспортные пошлины
9.Запрет импорта
10.Ограничение миграции
11.Другие

Рис. 1 [источник: Global Trade Alert ("Ведомости" № 247(2517) от 29.12.2009 г.)]

В заключении – еще четыре важных момента.

Первое: чтобы глобализация приносила пользу, ей необходимо эффективное наднациональное управление. Глобальные финансовая система и экономика требуют глобального управления. Поэтому если процесс долларовой глобализации будет продолжаться и далее, логичным окажется создание мирового правительства. В этом случае правительства отдельных стран окажутся его филиалами, а президенты и премьеры – что-то вроде римских прокураторов.

Как мы отмечали в своей книге4, в настоящее время управлять миром не так уж сложно, как кажется на первый взгляд.

Не нужно осуществлять военные походы, содержать большие воинские контингенты на завоеванных территориях, подвергая риску жизни своих солдат (хотя, судя по Ираку и Афганистану, иногда и это имеет место). Не нужно отслеживать и управлять тысячами отраслей экономики и социальной сферы почти в 200 странах (часто именно сложность такого управления приводится противниками "теории заговора" как подтверждение невозможности реализации процесса управления миром).

Достаточно контролировать примерно 1,5-2 десятка фундаментальных ресурсов (нефть, газ, уран, золото, металлы, некоторые виды продовольствия, металлы, эмиссия основных валют) для создания необходимых тенденций развития мировой экономики. А частные вопросы в отдельных странах и регионах решат специально назначенные наместники, которые на современном языке называются "демократически избранными" президентами или премьер-министрами. Так что эта задача управления миром – вполне реальная, особенно при современном уровне развития информационных технологий, позволяющих расширить временные горизонты планирования и управления.

Представляется, что основная проблема мирового правительства заключается не в том, как и чем управлять, а как обеспечить преемственность процесса управления. Иначе говоря, как передать новым поколениям управленцев систему ценностей и стратегическую цель управления миром.

В 1991 г. Рокфеллер сказал: "Сегодня мир более совершенен и более предрасположен к созданию единого мирового правительства. Сверхнациональная власть интеллектуальной элиты и мировых банков более предпочтительна, нежели право народов на самоопределение".

Но если управление миром – цель, желаемая и реализуемая, то ее рано или поздно обязательно попытаются достигнуть. Что мы и наблюдаем в настоящее время: ФРС США, МВФ, Всемирный банк, ООН, G7 (G8), G20 – это только видимая, и вероятно – не самая главная часть формирующейся системы глобального управления.

Нельзя исключать, что мировое правительство уже реально существуют, а саммиты G8 и G20 – это собрание пресс-секретарей в рангах лидеров стран, которые, как и положено пресс-секретарям, с важным видом озвучивают всякие благоглупости. G20 предпочитает обсуждать погоду, а не актуальные проблемы реформирования мировой финансовой системы.

Кстати, по нашему мнению, управление миром, функционирование мирового правительства – само по себе явление не негативное или, наоборот, позитивное (если отвлечься от национального аспекта). Все зависит от поставленных целей. Если предполагается получение сверхприбыли ценой мировых войн, финансовых, продовольственных и энергетических кризисов – это одно, а если – обеспечение сбалансированного развития стран и регионов в условиях обостряющихся экологических и демографических проблем в интересах повышения среднестатистического качества жизни человечества – это совсем другое.

Но происходящая в настоящее время череда финансовых и экономических кризисов, которая, по нашему мнению, и далее будет продолжаться, указывает на то, что существующее в рамках этой гипотезы мировое правительство пока преследует цели удержания власти за счет контроля основных ресурсов и финансовых потоков.

Второе. Широко распространенные по миру виртуальные ценности типа бумажного американского доллара обязательно должны приводить к региональным и глобальным дисбалансам. Это – их неотъемлемое свойство. Например, сегодня широко обсуждается проблема дисбаланса в американской и китайской экономиках9. При мирном варианте развития событий дисбалансы неминуемо приведут к валютным войнам и новым мировым финансовым кризисам. Череду таких кризисов мы наблюдаем последние десятилетия. По нашему мнению, они будут продолжаться и далее.

В подобных валютных войнах и финансовых кризисах почти всегда выигрывает доминирующий игрок или коалиция игроков, причем они выигрывают и при падении, и при росте рынка. До последнего времени таким доминирующим игроком была ФРС и связанные с ней финансовые структуры. Однако в последнее время акцент начинает сдвигаться в сторону быстро развивающегося Китая. Если у него также получится финансовая коалиция с Западной Европой, которой Пекин пообещал помочь в решении проблемы суверенных долгов за счет своих больших международных резервов10, уже через несколько лет ситуация в мировой финансовой системе может резко измениться. Самое время будет начать все с чистого листа. Но перед этим существенно возрастает риск нового мирового кризиса. Счет идет буквально на годы.

Кстати, для организации нового искусственного мирового кризиса очень подходит пресловутый 2012 г. или 2013 г. В 2012 г. предполагаются выборы президентов США, Франции, РФ, Казахстана, выборы генерального секретаря КПК, парламентские выборы в Японии и Южной Корее. В 2013 г. предполагаются парламентские выборы в ФРГ, Италии, Канаде, президентские выборы в Иране и Грузии, выборы председателя КНР.

Проще говоря, к 2013 г. может существенно измениться персональный состав G8 и G20 – самое время сменить правила игры, обновив их через кризис, а все проблемы адресовать к ушедшим политикам.

Поэтому США так и обеспокоились недооценкой юаня9. Они как бы заботятся о развитии чужой страны, хотя в своей собственной – куча проблем. На самом деле, налицо в соответствии с принципом Ротшильда попытка проникновения в финансовую систему Китая и вовлечение ее в глобализацию, т.е. американизацию.

Третье. Если мир становится глобальным и сильно взаимосвязанным, то разрешение накопившихся антагонистических противоречий в нем будет осуществляться не войнами между отдельными странами, не региональными конфликтами, а мировыми войнами. Две такие войны, связанные с подготовительной фазой глобализации, уже произошли в новейшей истории. Не дай Бог, чтобы в ближайшее время Россию затащили в какой-нибудь военно-политический союз. Тогда, учитывая состояние ее Вооруженных Сил, есть шансы повториться ситуации 1914-1917 гг.

Когда будущие историки будут разбираться с началом подготовки к третьей мировой войне, у них не будет особых затруднений – все активизировалось 15 августа 1971 г., когда была разорвана связь мировой резервной валюты – американского доллара – с золотом5.

Поэтому мы считаем, что долларовая глобализация, валютные войны, мировые финансовые кризисы и мировые войны – это не независимые, а жестко связанные друг с другом явления.

Четвертое. Какой отсюда следует вывод? Как относиться к экономической глобализации?

Общий ответ прост – не как к фундаментальным общечеловеческим ценностям, а только как к одному из возможных инструментов государственной экономической политики, объективно оценивая и используя его положительные стороны, по возможности отвергая минусы, рационально сочетая с другим возможным инструментом – протекционистскими мерами.

Конкретные ответы определяются конкретными целями, на которые ориентируется государственная власть. Если это цели возрождения и процветания страны (есть серьезные сомнения относительно того, что в настоящее время это действительно так), то необходимо обеспечить устойчивость функционирования отечественной финансовой системы: банков, финансовых рынков (не спешить с объединением основных российских фондовых бирж, понимая, что объединенной биржей будет легче манипулировать), страхового бизнеса. Аккуратнее приватизировать стратегические предприятия, банки, компании топливно-энергетического комплекса, выработать, наконец, четкую позицию по ВТО, понимая, что 2/3 российского экспорта – нефть и газ, которые не подпадают под регулирование ВТО12 (т.е. покупать их будут в любом случае), а после вступления России в ВТО у российского машиностроения, пищевой и легкой промышленности, сельского хозяйства гарантированно появятся еще большие проблемы. Мнение А. Чубайса о том, что вступление в ВТО принесет России ежегодно $20 млрд.13, не убеждает. Мы знаем цену прогнозов главного приватизатора, лучшего финансиста, эффективного менеджера, талантливого писателя, главного энергетика и нанотехнолога. И потом, какой прок для граждан России от этих дополнительных $20 млрд.? Все равно их, как и другие десятки миллиардов долларов от продажи российского сырья, переведут в международные резервы и вложат в американскую или европейскую экономику.

Вот такие веселые темы мы обсуждали с другом-философом в первые дни наступившего Нового 2011 года. Ближайшие несколько лет также могут оказаться чрезвычайно веселыми.

Список использованных источников

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F
http://otvet.mail.ru/question/39206542/
Гуриев С., Цивинский О. "Ratio economica: Призрак протекционизма" // "Ведомости" № 94(2364) от 26.05.2009 г.
Гриняев С.Н., Фомин А.Н. "Фундаментальные проблемы антикризисного развития российского финансового рынка" – 2009, http://www.csef.ru/studies/economics/projects/reasons_of_current_crisis/analytics/429/
Фомин А.Н. "Еще раз о фундаментальных причинах текущего финансово-экономического кризиса и его возможные последствия" – http://www.csef.ru/studies/economics/projects/reasons_of_current_crisiss/604/
Муранивский Т.В. Торт, который отрезвил Мишеля Камдессю // Экономическая газета 2000, №20
Парфентьева И. "КПД китайских рабочих пока в разы выше, чем российских" // "Коммерсантъ" № 210/П(4510) от 15.11.2010
Кувшинова О. "Россия – лидер по барьерам" // "Ведомости" № 247(2517) от 29.12.2009
Фомин А.Н. "Китайский синдром. Послесловие к саммиту G20 в Сеуле" – http://www.csef.ru/studies/politics/projects/chinas/859/
Кравченко Е. "Китай покупает Европу" // "Ведомости" №242(2760) от 22.12.2010
Гайдаев В. "Рынок проиндексировал нефть и газ" (российские акции показали сырьевой рост) // "Коммерсантъ" № 237(4537) от 22.12.2010
"От редакции: На пороге ВТО" // "Ведомости" №234(2752) от 10.12.2010
Чубайс: Вступление в ВТО принесет России $20 млрд. ежегодно –полностью: http://www.rbcdaily.ru/2010/12/08/focus/562949979264690

Александр Фомин

Источник http://www.rbc.ru/newspaper/ http://csef.ru/studies/economics/projects/reasons_of_current_crisis/articles/1020/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=107011 обязательна
Условия использования материалов