Сомнительные последствия второго раунда «количественного послабления»

7 января 2011 Новости | InoPressa
Представьте, что вы зашли в душ, включили воду, но вода не потекла. Вы вызываете водопроводчика, который говорит, что в трубах дыры и ремонт вам обойдется в 1000 долларов. Вместо этого, вы говорите ему увеличить давление Представьте, что вы зашли в душ, включили воду, но вода не потекла. Вы вызываете водопроводчика, который говорит, что в трубах дыры и ремонт вам обойдется в 1000 долларов. Вместо этого, вы говорите ему увеличить давление.

Звучит разумно? Именно такая логика стоит за вторым кругом “количественного послабления” (QE2) Федеральной резервной системы Соединенных Штатов, за ее стратегией наполнения денежных труб, пока кредиты не начнут свободно течь от банков к бизнесу.

Вы, наверняка, не ожидаете, что это сработает в вашем душе, так же мало причин для того, чтобы ожидать, что это сработает и на рынке коммерческого кредитования. Механизм предоставления кредитов в США – да и везде – был серьезно поврежден с 2007 года. Малый и средний бизнес в США зависит от малых и средних банков, где он получает жизненно необходимые кредиты, однако слишком много таких банков продолжают оставаться зомби, неспособными выдать кредит, потому что их балансовые отчеты находятся в беспорядке из-за неудачных коммерческих и ипотечных займов, предоставленных в те годы, когда было процветание.

Американская правительственная программа по спасению проблемных активов (TARP) была возможностью заставить банки избавиться от плохих активов – и, таким образом, починить кредитные трубы. Вместо этого, банки обязали только принять вливания капитала от правительства, что они считают политически токсичным. В результате банки сконцентрировались на том, чтобы вернуть средства из фондов срочной помощи при первой же возможности, а не использовать их, чтобы поддержать кредитование.

Итогом стало то, что хотя ФРС и снизила свой краткосрочный ссудный процент до нуля, большинство банков будут суживать деньги только при больших согласованиях и по намного более высоким ставкам, чем до банкротства. Поэтому сейчас Америка с трудом пробирается дальше, используя более дешевый вариант: наполнить водой трубы и посмотреть, что получится.

Безошибочный вариант: что-то получится, хотя необязательно там, где должно. Мы уже видели, как ликвидность, предназначенная для поддержки американского банковского кредитования, вытекала через трещины на рынки в таких разнообразных формах, как сельскохозяйственные товары, металлы и долги бедных стран.

Что примечательно во всем этом, так это то, что некоторые из самых выдающихся представителей группы поддержки QE2 в действительности думают, что где бы ни появился новый спрос, будет здорово и “то, что надо”. В конце концов, для кейнсианских “верующих” имеет значение только “совокупный спрос”. Глупо волноваться по поводу составляющих спроса, это только усложняет алгебраические выражения.

Лауреат Нобелевской премии экономист Пол Кругман, который ругает ФРС за то, что та не открыла шире финансовый шлюз, показал недальновидность непродуманного кейнсианского подхода десять лет назад. В августе 2001 года он написал, что “ведущей силой, стоящей за нынешним спадом деловой активности, является сокращение инвестиций в бизнес”. “Но чтобы восстановить уровень экономики, ‑ сказал он нам, ‑ ФРС не надо восстанавливать инвестиции в бизнес; любого повышения спроса будет достаточно”. В частности, “жилищное строительство, которое крайне чувствительно к процентным ставкам, могло бы помочь возглавить выздоровление”.

Год спустя, после того как, по его мнению, ФРС действовала недостаточно агрессивно, Кругман предсказал, что “необходимо повысить затраты на жилищное строительство, чтобы возместить умирающие инвестиции в бизнес. И чтобы сделать это, нужно создать пузырь на рынке жилищного строительства, чтобы заменить пузырь системы автоматической котировки Национальной ассоциации биржевых дилеров (НАСДАК)”. Пожелание было удовлетворено.

Но ни США, ни мир не могут позволить себе продолжения этого. Нельзя ожидать, что внешний мир, который полагается на доллар как на свой основной торговый механизм и, таким образом, как на резервные активы, будет смотреть пассивно на то, как доллары будут продолжать вливаться в их валюты, товары и рынки активов, без каких-либо вразумительных перспектив в будущем.

Европа, Германия в частности, сильно критиковала подход США, когда центральный банк ставится в основу стратегии выздоровления. Но еврозона поступает при этом точно так же.

Рассмотрим волшебство, призванное на помощь в Ирландии. Ирландское национальное агентство по управлению активами (NAMA) было основано в 2009 году, чтобы подчистить балансовые отчеты ирландских банков. Но оно делает это, давая банкам новые, сделанные как по волшебству долговые расписки – не евро ‑ в обмен на не внушающие доверия долги. Банки затем передают эти долговые расписки Европейскому центральному банку, который предоставляет настоящие денежные средства.

Поскольку NAMA обменивает долговые расписки на банковские долги только за половину их стоимости, результатом трехсторонней транзакции может стать потеря капитала в один евро за каждый евро, который банки получают от ЕЦБ. Конечно, сами долговые расписки, предоставленные ЕЦБ, могут быть списаны как безнадежные долги, при этом возникает угроза нарушения собственного балансового отчета ЕЦБ.

Где же логика в этой сумасшедшей карусели? Немецкие банки держат как минимум 48 миллиардов евро ирландского банковского долга, британские банки держат еще 31 миллиард евро, французские банки держат 19 миллиардов евро. С июня 2008 года немецкие, английские и французские банки забрали 253 миллиарда евро кредитов у ирландских банков и других ирландских заемщиков – 70% всего забранного иностранного капитала. Власти этих стран сейчас пытаются защитить свои банки от потерь, симулируя добрососедскую заботу об ирландском правительстве.

На протяжении десятилетий, США и Европа читали лекцию миру о важности уборки дома после финансового кризиса: в частности восстановления и решения вопросов с “зомби” – банками. Наступило время проглотить наше собственное лекарство и возобновить тяжелые работы по ремонту наших банковских систем. То, что мы полагаемся на центральные банки при восстановлении экономик США и Евросоюза, является отказом от ответственности и это нам обойдется дорого в будущем.

Бен Стайл – директор отдела международной экономики в Совете по международным отношениям и соавтор книги «Деньги, рынки и суверенитет», которой в 2010 году была присуждена книжная премия Hayek Book Prize.

Перевод с английского – Татьяна Грибова

Источник / http://www.project-syndicate.org
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=107030 обязательна
Условия использования материалов