Как приватизировали нефтяную отрасль

13 января 2011 Пресса | Финансист
Приводится с сокращениями. Источник: журнал "Российский нефтяной бюллетень", ¦ 70, декабрь 1995, ¦ 71, январь 1996 г., ¦ 74, апрель 1996 г., ¦ 78, сентябрь 1996 г. Приводится с сокращениями. Источник: журнал "Российский нефтяной бюллетень", ¦ 70, декабрь 1995, ¦ 71, январь 1996 г., ¦ 74, апрель 1996 г., ¦ 78, сентябрь 1996 г.

Арсенал методов приватизации

"Конвертируемые облигации "ЛУКойла" и первый залоговый аукцион - это два позитивных опыта этого года, введенные в арсенал методов приватизации", - такую характеристику дал врио Председателя Госкомимущества Альфред Кох, выступая в московском представительстве "Сургутнефтегаза" по итогам аукциона. Названные события безусловно выделяются в ряду прочих, порой не менее важных событий последних месяцев, - хотя бы потому, что позволяют нащупать некую тенденцию, столь чаемую при всегдашней сумбурности и противоречивости российской жизни.

Провал изначальных приватизационных планов заставил государство ужесточить рожденную 30 марта идею кредита под залог акций из федеральных пакетов. При этом идея несколько трансформировалась (как мы помним, предлагалась передача госпакетов перспективных предприятий банкам). Ввиду необходимости залатать дыры в бюджете накануне выборов правительство готово за кредит заложить акции самим предприятиям (что, собственно, не противоречит схеме, одобренной президентским указом ¦ 889). А в случае с "ЛУКойлом" продемонстрирована готовность ради получения живых денег отдать пакет и списать задолженность (в соответствии с постановлением от 22 марта ¦ 269, одобрившим идею самого "ЛУКойла").

Публично объясняя эту готовность, один из аналитиков команды президента объяснил, что "идея такова: достать деньги для бюджета сейчас, а потом решить, что делать дальше ..." Чтобы не исчерпать одной фразой всю глубину ситуации, он сказал также, что условием sine qua non является сохранение госконтроля над стратегически важными отраслями, а залоговая схема именно оставляет последнее слово за правительством.

Впрочем, в России вечно пытаются изречь последнее слово, принять окончательное решение (при том, что вряд ли кто согласиться замолчать и не принимать больше решений).

Очевидно, что приватизируемые компании со своей стороны должны найти ответы на главные взаимосвязанные вопросы:

- кто будет владельцем

- кто будет инвестором;

- кто будет управляющим.

... Итак, в число главных участников драмы входят банки и регионы (местные власти), к ним во все возрастающей мере подключается федеральная законодательная власть.

Консорциум банков - каждый из которых имеет собственный интерес, слишком сходный с интересом соседа, что исключает сотрудничество - за полгода распался. Минувший "банковский кризис" - лишь рябь на воде, по определению Виталия Малкина, президента банка "Российский кредит". По его мнению, грядут настоящие потрясения. Это, похоже, заставляет задуматься даже благополучных банкиров - и обратиться к триаде рыночных реалий, присутствующих, несмотря ни на что, в России. Первый член этой "троицы", по определению заокеанского бизнесмена, - ресурсная база.

Интерес "Менатепа" к второй из тройки первых российских нефтяных компаний вполне обоснован: она располагает крупнейшими запасами, подтвержденными признанным аудитом и имеет достаточно разработанный проект совместного с Amoco освоения Приобского месторождения, ожидающего "только" подведения под него финансовой и законодательной базы.

Другие банки не выказали столь определенного интереса. Тем не менее в прессе были высказаны также предположения о намерениях ОНЭКСИМбанка купить "СНГ" и, на паях с "Альфа-банком", "СИДАНКО". Давать прогнозы - занятие неблагодарное. Однако ОНЭКСИМбанку, помимо роли представителя ГИК - регистратора заявок, уже досталось право хранения на своих счетах задатков от участников аукционов (3% от стартовой цены лота).

Регионы - каждый из которых имеет собственный интерес - представляют собой ту массу, которая гасит чересчур реформаторские порывы центра. Приватизационные планы похоронены не в последнюю очередь тем, что региональные власти, реализуя на торгах госпакеты акций, неисправно перечисляли федеральную долю, а также саботировали передачу в ГКИ сертификатов около трети предприятий, что не позволило РФФИ продать их.

Когда в первоначальные планы были внесены неизбежные коррективы, у ГКИ получилось порядка 7 трлн. рублей:

- за счет реализации на региональных торгах пакетов акций 7 тыс. предприятий - 1 трлн. руб.

- от реализации 136 предприятий федеральной собственности - 3 трлн. рублей.

- под залог госпакетов акций - кредиты на 3 трлн. рублей.

Правительство признало провал, представив в Госдуму проект изменений в Закон о федеральном бюджете со статьей доходов от приватизации, урезанной с 9,1 до 4,78 трлн. рублей.

Законодательная власть, Дума и СФ во многих отношениях выступают каналами давления регионов. ... В течение октября через обе палаты проведен законопроект "Об отчуждении акций, находящихся в федеральной собственности, и о внесении в качестве вкладов объектов федеральной собственности в оплату уставных капиталов хозяйственных товариществ и обществ". Законопроект, позволяющий распоряжаться госпакетами только с одобрения СФ, похоже, преодолеет предполагаемое вето президента. Пока этого не произошло и пока накал политических страстей не пресек всякую возможность исходить из интересов экономики - как их понимает нынешнее правительство - это правительство должно успеть что-то сделать или позволить чему-то поизойти.

Что же касается законодательных органов субъектов Федерации, то ряд из них развернул кампанию за деприватизацию ТЭКа. Начало положила Смоленская областная дума, которая летом т.г. приняла решение о необходимости разработки и принятия федерального закона "О национализации (деприватизации) ТЭК России". Решение Смоленска поддержали Народное собрание Ингушетии, Законодательное собрание Камчатской области, дума Приморского края, Волгоградская областная дума, Государственная дума Ставропольского края, Алтайское краевое законодательное собрание, Челябинская областная дума.

Так что правительству пришлось поторопиться. К тому же процедура организации аукционов достаточно длительная. Указ ¦ 889 о пороядке передачи акций в залог был подписан президентом 31 августа, а перечень 44 предприятий утвержден в конце сентября. Через две недели в реестре ГКИ осталось 29 "заложников". В ходе последующих напряженных переговоров с ГКИ некоторые пытались упираться - не в последнюю очередь потому, что программой приватизации предусматривалась передача предприятиям 14% выручки от реализации госпакетов. Однако уже давно было ясно, что государству самому были нужны эти деньги. Дальновидные успели оговорить взаимоприемлемые условия. В итоге на 17 октября залоговой схемой оказались охвачены 16 предприятий, в том числе 4 крупнейший НК и трейдер "Нафта-Москва".

Проведение аукционов было намечено на 17 ноября, кроме аукциона по "СИДАНКО" - 7 декабря. Аукцион по "ЛУКойлу" оказался перенесенным тоже на 7-е, а по "ЮКОСу" - назначен на 8, одновременно с инвестиционным конкурсом. По этим трем компаниям было выдвинуто дополнительное условие: к участию не допускаются иностранные физические и юридические лица, а также лица, доля иносранного капитала в уставном капитале которых составляет 25 или более процентов.

Полученные государством кредиты будет выгоднее не возвращать, вместо этого по истечении установленного срока следует разрешить банкам продать пакеты акций, полагает г-н Кох. При этом 70% выручки пойдет в бюджет. "Не знаю, какое правительство будет к тому времени, но надеюсь, что оно найдет с кредиторами общий язык", - сказал врио председателя, выступая в парламенте ...

Опыт первый: "ЛУКойл"

"Я думаю, что это предложение будет принято", - заявил президент "ЛУКойла" Вагит Алекперов, который привык играть по собственным правилам. Открывая в начале октября первую АЗС российской компании в Баку, он сообщил, что "компания в состоянии сама дать парвительству России под залог принадлдежащих ему акций определенную сумму. При этом правительство может в удобный для себя момент вновь выупить эти акции у "ЛУКойла" ... Мы не заинтересованы в том, чтобы правительство полностью отказалось от своего пакета".

НК предложила заложить 3-5% акций, а оставшиеся 10% закрепить на 3 года в госсобственности. Гки остановился на цифре 5%. К этому времени "ЛУКойл" успел разместисть через CS First Boston, Paribas и Международный промышленный банк 8,4% установго капитала. Напомним, что от продажи конвертируемых облигаций был выручен 331 млн. долларов. В конце сентября по согласованию с Госналогслужбой в счет погашения задолженности было переведено на счет Минфина России 1005 млрд.рублей. В начале 1996 года предполагается разместить второй транш конвертируемых облигаций, часть из них - при помощи американских депозитарных расписок. В середине ноября The Bank of New York официально объявил о своем назначении trustee, доверительным собственником в рамках этой программы.

В условия залогового аукциона включено требование погашения задолженности дочерних предприятий холдинга в 500 млрд. рублей. Стартовая цена 5-процентного пакета - 35 млн. долларов, т.е. около $0.98 за акцию (против $6.10 за акцию, вырученных от размещения первого транша облигаций). Иными словами, либо компания выкупит эти акции сама, либо выпустит из рук минимальный пакет.

Инвестиционный конкурс на 114,8 млн. акций (16,07%) "ЛУКойла" планируется РФФИ на 15 декабря. Цена продажи пакета - около 57422 млн. рублей. К участию допускаются российские инвесторы. Обязательные условия конкурса включают:

- оплату пакета;

- в месячный срок с момента заключения договора купли-продажи внесение денежными средствами не менее 20% от общего объема инвестиций на расчетный счет предприятия-эмитента, в т.ч. 0,5% т этой суммы в равных долях на счета РФФИ и ГКИ.

- соблюдение сроков инвестирования и ввода в эксплуатацию объектов, предусмотренных инвестиционной программой.

Критерий выявления победителя - максимальный объем инвестиций, дисконтированный на весь период их реализации с учетом ставки рефинансирования ЦБ РФ на момент проведения конкурса. Базовый период дисконтирования - квартал. Начальный объем инвестиций - около 798,6 млрд. руб. (180 млн. долларов).

Суммируем опыт "ЛУКойла": в рамках облигационного займа, залоговой схемы и инвестиционного конкурса будет реализовано в общей сложности 33% компании и получено не менее 700 млн. долларов, из которых в бюджет в счет погашения задолженности поступит 1,5 трлн. рублей (т.е. менее половины). Крупнейшим пока сторонним владельцем акций "ЛУКойла" (5,7% УК или 6,3% голосующих) представляется американская Arco, потенциальный стратегический партнер российской компании. Можно говорить о поэтапном поступательном развитии первой российской компании.

Опыт второй: "Сургутнефтегаз"

"Все прошло как планировалось", - подытожил первый раунд игры по правилам "кредит под залог" г-н Кох. По его словам, если будущие аукционы пройдут иначе, не так, как планировалось руководством предприятий, то это будет означать, что руководство не сумело подготовиться, собрать достаточный капитал, чтобы участвовать в аукционе на равных.

"Сургутнефтегаз" выставил сразу 40,16% акций. Стартовая цена пакета была определена в 300 миллиардов рублей (меньше 70 млн. долларов). "СНГ" успел закрепить собственные условия проведения и получил от ГКИ права организатора тендера. В аукционную комиссию вошли президент "СНГ", его заместитель и заместитель главы обладминистрации, а возглавил ее глава областного комитета по управлению имуществом. Ключевым условием стало погашение задолженности компании перед бюджетами всех уровней в 1026 трлн. рублей в течение 10 календарных дней с даты подписания договоров кредита.

Участие в аукционе приняли лишь три претендента: Пенсионный фонд "Сургутнефтегаз", финансовая компания "Свифт" и "Роснефть". В то время, как два первых готовились молчком, последняя на брифинге 1 ноября в Москве наделала шуму. "Главные цель и мотив нашего участия в аукционе - - создание условий для партнерских отношений и совместной деятельности в стратегическим развитии обеих компаний", - заявил первый вице-президент "Роснефти" Виктор Отт. Он мотивировал выбор именно "СНГ" из всех участников залоговой схемы еще и тем, что две компании имеют немало "пограничных" территорий (Ленинградская, мурманская, Карельская, Архангельская области), которые компании должны обеспечивать нефтепродуктами. Выступление вице-президента походило на увещевания своенравного сургутчанина: объем работ в этих областях требует объединенных усилий, что, в свою очередь, позволит осуществлять "более выигрышную согласованную стратегию участия "Роснефти" и "Сургутнефтегаза" как на внутреннем, так и на внешнем рынках и приведет к повышению инвестиционной привлекательности обеих компаний".

По словам В. Отта, руководство "СНГ" было поставлено в известность о намерении "Роснефти". В. Богданов это отрицает. Накануне аукциона в московском отделении "СНГ" корреспонденту "РНБ" объяснили, что "в любом случае результаты аукциона нас устроят". Последовавший 3 ноября позор - употребим забытое слово - продемонстрировал, что все было "отмерено". В Сургуте чуть не закрыли аэропорт, чтобы не пустить "варягов". Затем от несостоявшихся партнеров потребовали подтверждения получения ОНЭКСИМбанком задатка и, наконец, гарантии погашения задолженности. Комиссия решила, что ключевое обязательство не согласовано с эмитентом, а гарантия Промстройбанка не может быть признана в связи с тем, что подписана "не руководителем банка". "Замечания были практически по каждому пункту", - отметил представитель "СНГ" в беседе с корреспондентом "РНБ".

Победителем стал Пенсионный фонд, потому что "выполнил все условия, которые, кроме правительственных, поставила и нефтяная компания. А кроме того ... предложил наивысшую цену - 400 млрд. рублей - На ближайшие три года мы защищены от варягов, и теперь к нам не явится какой-то дядя и не попросит поделиться нашей собственностью. Ведь в России очень мало тех, кто хочет преумножить, все как-то больше отнять и поделить. Та же "Роснефть" предложила поделиться ... У любого пришлого инвестора цель одна - получить как можно больше прибыли. Мы тоже, конечно, хотим получить как можно больше прибыли, но при условии сохранения высокопрофессиональных кадров, производственного потенциала "Сургутнефтегаза" и благополучия города", - писала газета "Нефть Приобья".

Уже 4 ноября были заключены договор кредита с Министерством финансов, договор залога с ГКИ и договор комиссии на последующую продажу акций с РФФИ. Все документы были оформлены тогда же 4-го, а 10 ноября Минфин выдал справку о поступлении в бюджет средств от Пенсионного фонда.

В федеральной собственности осталось таким образом 0,72% компании. Это небольшое количество акций оставлено для сохранения контроля государства, котрое имеет право вето в вопросах реорганизации и ликвидации компании, говорит начальник фондового управления АО, секретарь правления НК "СНГ" Наталья Ольшанова. Для погашения долгов перед бюджетами, по ее слоам, использованы все разрешенные законодательством методы: товарный кредит, звимозачет, казначейские обязательства ("Сургутнефтегаз" никогда не берется за невыполнимые вещи. Отмерено здесь не семь, а все семьдесят семь раз). Дальнейшая задача Пенсионного фонда - совместно с нефтяной компанией так распорядиться полученными акциями, чтобы получить, во-первых, наибольшую прибыль, во-вторых, сохранить контроль за управлением НК.

"СНГ", по оценке Коха, "имеет все шансы разработать свою эффективную среднесрочную прогрмму продвижения своих акций на рынок, как это сейчас успешно делает "ЛУКойл". В.Отт, говоря о "некоторых отличительных особенностях стратегии руководства "Сургутнефтегаза", подчеркнул, что "Роснефть" не считает, что "СНГ" избрал худший вариант. По оценке же московских брокеров, расчеты В.Богданова на многочисленных мелких вкладчиков вполне могут не оправдаться, в то время как результаты размещения госпакета, в дополнение к прошлогодней дополнительной эмиссии АО "Сургутнефтегаз", может свести на нет интерес к компании со стороны пресловутых стратегических инвесторов.

Суммируем итоги: "СНГ" кредитовал государство на 400 млрд. и получил в залог 40% своих акций, которые впоследствии возможно выкупит. Учитывая, что цифра задолженности "СНГ" "дутая", федеральный бюджет в общей сложности вряд ли получил более 100 млн. долларов. В данном случае можно говорить о временном сохранении status quo.

Опыт третий: "ЮКОС"

Внешний стратегический инвестор "Менатеп" давно предлагал государству обменяться пакетами акций. Когда указ президента ¦ 889 исключил возможность подобных сделок, банк выступил с идеей проведения инвестиционного конкурса на акции "ЮКОСа". Тогда правительство решило допустить к конкурсу только те структуры, которые примут участие в аукционе. А на пресс-конференции в начале ноября первый вице-президент "ЮКОСа" Виктор Иваненко и первый зампредседателя правления "Менатепа" Константин Кагаловский сообщили, что итоги двух тендеров будут подведены 9 декабря. Банк намерен выиграть их, получив 78% нефтяной компании.

По оценке источников "РНБ" в Промрадтехбанке, высказанное "Менатепом" намерение достаточно серьезно, и требуемые деньги у него есть. По заявлению председателя правления "Менатепа" Михаила Ходорковского, сделанному в октябре, банк планирует создание нефтяной инвестиционной компании с участием "ЮКОСа", "Нафта-Москвы" (основной, наряду с "Конэксом", экспортер "ЮКОСа") и ряда смежных предприятий.

Правда, оговорился г-н Кагаловский, в отношении закладываемых акций полной определенности быть не может. Нельзя исключить того, что государство вернет кредит (по ставке LIBOR+0,5%). Однако в случае невозврата кредита банк соберет акционеров для внесения в устав пункта, запрещающего продажу и передачу в залог контрольного пакета в течение 10 лет. Это понятно: основные фонды "ЮКОСа", по некоторым оценкам, превышают 200 млрд. долларов. "Менатеп" же надеется получить над ними контроль за счет "временного отвлечения 500 млн. долларов".

Стартовая цена аукциона на 45% акций НК - 150 млн. долларов. Дополнительные требования к участникам аукциона, установленные решением Комиссии по проведению аукиона от 23 октября 1995 года, включают:

- участие в инвестиционном конкурсе;

- предоставление заявителем письменного обязательства о финансировании инвестиционных обязательств.

К участию в аукционе и конкурсе допускаются российские юридические лица. По условиям инвестиционного конкурса на 33% акций компании заявитель обязан обеспечить депонирование 350 млн. долларов на один из счетов Минфина в ЦБ РФ. Обязательные условия конкурса включают:

- заключение договора купли-продажи по пакету акций и их оплату в течение 10 дней с моента заключения договора (цена пакета акций - около 43748 млн. рублей);

- в месячный срок с момента заключения договора купли-продажи внесение денежными средствами 0,5% от общего объема инвестиций в равных долях на счета РФФИ и ГКИ;

- заключение договора с АООТ НК "ЮКОС" по обеспечению внесения инвестиций, предусмотренных инвестиционным предложением заявителя.

Критерий выявления победителя - максимальный объем инвестиций, определяемый как общая величина инвестиций, дисконтированная с учетом срока их осуществления по ставке рефинансирования ЦБ РФ, действующей на дату проведения конкурса. Базовый период дисконтирования - год. Начальный объем инвестиций - 150 млн. долларов.

До конца года должен быть также проведен специализированный денежный аукцион по продаже 7,96% "ЮКОСа".

Не обошлось без мелких накладок: 1 ноября "Российская газета" опубликовала объявления об условиях инвестиционного конкурса и залогового аукциона, которые были в тот же день дезавуированы Госкомимуществом. Как сообщил "РНБ" руководитель пресс-службы ГКИ Игорь Плотников, "мы разобрались с этой ситуацией и решили не предпринимать никаких административных или юридических мер". 4 ноября уточненные условия конкурса и аукциона по "ЮКОСу" были вновь опубликованы в той же "Российской газете" и газете "Реформа". Как сообщили в "ЮКОСе", единственное, что не устроило компанию в этих условиях - это депонирование 350 млн. долларов в Центробанке. "ЮКОС" отстаивал свою точку зрения о том, что эти деньги должны быть депонированы на одном из его двух счетов в "Менатепе". Все остальные условия "не вызвали разногласий".

В "ЮКОСе" озабочены также возможностью крупных неприятностей. Инструктивное письмо врио председателя ГКИ предусматривает включение в обязательные условия инвестиционного конкурса обязательства победителя по погашению просроченной задолженности перед федеральным бюджетом предприятия-эмитента. Вдруг условия в последний момент переиграют и средства пойдут не в НК, а в федеральный бюджет?

Понятно, что нефтяники идут на альянс с банкирами не от хорошей жизни, и "Менатепу" поддались не сразу. Еще в конце сентября презхидент "ЮКОСа" Сергей Муравленко говорил о соответствующих переговорах с двумя, по его мнению, реальными претендентами на получение госпакета - "Менатепом" и "Промрадтехбанком". Последний являлся реестродержателем НК, однако недавно встал вопрос о передаче реестра в другой банк - не связанный, по словам г-на Иваненко, с "Менатепом". Еще одним банком, могущим претендовать на дою "ЮКОСа", является ТОКОбанк (учрежденный в 1988 году "Юганскнефтегазом").

Г-н Муравленко уже вынужден оглядываться на потенциального стратегического партнера. На "после аукциона" был отложен выпуск конвертируемых облигаций под залог порядка 10% акций из госпакета, средства от реализации которых предполагалось по примеру "ЛУКойла" использовать для погашения задолженностей дочерних предприятий. Тендеры не позволили руководству НК решить вопрос об обмене акций дочерних предприятий на акции холдинга (собранием акционеров в апреле принято решение о добровольном обмене). Гки настаивает на том, что все решения по стратегическому развитию компании должен принимать тот, кто получит в свое распоряжение госпакет (хотя права залогодержателя ограничены). Зато вопрос о руководстве "ЮНГ" (Прим. "Юганскнефтегаз" - "Скважина") решен в конце ноября. Что касается вероятных перемен в правлении НК после 8 декабря, то сообщается о наличии "неформального соглашения" на этот счет. Сергей Муравленко во всяком случае авторитетная фигура.

Суммируем прогнозы относительно "ЮКОСа". До конца 1995 года должно быть реализовано свыше 85% компании. От аукциона и конкурса государство получит 160 млн. долларов или несколько более.

"СИДАНКО": второй или четвертый вариант?

"На сегодня мы можем сказать только одно - "СИДАНКО" очень счастлива, что 27 сентября был подписан наш план приватизации и мы смогли выйти на рынок ценных бумаг после полутора лет существования", - сказал разговоре с "РНБ" руководитель отдела по связям с общественностью компании Константин Ильин. Аукцион по "СИДАНКО" запланирван на 7 декабря. Российским инвесторам предложено взять в залог 51% компании при стартовой цене в 125 млн. долларов. НК не смогла включить в условия аукциона каких-либо дополнительных требвоаний, хотя предложения у нее были.

Еще в начале октября представители "СИДАНКО" говорили о целесообразности о перенесении на залогодержателя части бюджетной задолженности компании и дробления 51%-го пакета на 12 лотов по 4,25% каждый. Это позволило бы избежать скупки контрольного пакета "какой-либо одной крупной структурой", позволяющей ей "в течение полутора лет контролировать 12% нефтедобычи России".

Оба эти требования с точки зрения эмитента совершенно обоснованны. Каке отмечено выше, из кредита, предоставляемого залогодержателем государству эмитент не получит ничего, так как залоговые сделки не считаются приватизационными (несмотря на вынесенное в заголовок определение г-на Коха). Эмитент может рассчитывать на 14% выручки только после реализации акций залогодержателем или его коммисионером, после 1 сентября. Причем нельзя исключать вариант продажи акций залогодержателем подставной компании по минимальной цене. Что касается разбивки лота, то она сделала бы акции "СИДАНКО" доступными более широкому кругу инвесторов и таким образом способствовала бы росту курса аукциона. Во-вторых, скупив часть мелких лотов, компания смогла бы обеспечить себе контрольный пакет, не выкупая все 51%.

Теперь для "СИДАНКО" - или все, или ничего. В этой связи отметим, что стартовая цена аукциона выше сургутской, но вдвое ниже, чем 6,3% "ЛУКойла" в конвертируемых облигациях. Иными словами, государство закладывает НК слишком дешево, одновременно затруднив ей самовыкуп. Внешне залогодержатель, которому дозволено проводить решения по кадровым вопросам, сможет использовать период залога либо для консолидации, либо для подготовки развала компании. Следует иметь в виду, что отдельные дочерние компании "СИДАНКО" представляют для потенциального инвестора больший интерес, чем НК в целом.

Еще одним отличием опыта "СИДАНКО" может быть то, что аукцион 7 декабря не состоится. "Мы сейчас сами не знаем, будет ли он проводиться и связано это в первую очередь с законом, который лежит у президента ... Президент может и не подписать этот закон, но ведь Госдума так же спокойно может преодолеть его вето. Госдума хочет контролировать процесс залоговых аукционов", - отметил К.Ильин. Что касается сообщений о том, что заявку подал один "Империал", то это, по его мнению, маловероятно, поскольку "СИДАНКО" представляет "немалый интерес для финансовых и других структур". Он не смог ничего сообщить о предполагаемых намерениях ОНЭКСИМбанка и Альфа-Капитала ...

... Еще 15% акций "СИДАНКО" должны быть размещены в результате специализированного денежного аукциона 15 декабря. Останется 34%, из которых 15% предназначаются для иностранных инвесторов.

--------------------------------------------------------------------------------

Ясно главное: кредиты под залог акций принесли в бюджет свыше 4,5 трлн. рублей - более половины всей суммы, полученной от приватизации в 1995 году. Между тем, программы приватизации на 1996 год у ГКИ пока нет. И вопрос о том, какое отношение к приватизации имеет схема "кредит под залог", довольно запутан. Когда предствителям ГКИ начинают задавать "умные" вопросы о смысле приватизации, они сердятся, потому что заняты важным и срочным делом.

Конкуренция не является самоцелью, полагает врио председателя ГКИ Альфред Кох. Задачей ГКИ было пополнение госбюджета, а не развитие конкуренции. Пусть лишь один или два участника смогли заплатить установленную сумму: главное, что эта сумма получена. Вырученный миллиард долларов удвоится в следующем году, если акции будут реализованы на рынке. Циркулирующие оценки рыночной капитализации российских акционированных компаний в 6-7 млрд. долларов являются заниженными. В 1996 году капитализация может быть в 10-15 раз больше.

Итак, слова врио председателя и недавние события сами по себе свидетельствуют, что правил игры под названием "залоговый аукцион", единых для всех, не существует. Государственная собственность в виде крупнейших предприятий на "всех" не делится. Да и кто такие "все"? Один-два участника могут выложить требуемую сумму - строго говоря, смешную. Большинство так называемых российских банков не может себе позволить изъять из оборота такие деньги.

Большинство предприятий, контрольный пакет акций которых принадлежит государству, испытывают постоянный дефицит капиталовложений и проблемы с управлением. "Залоговые аукционы дали настоящим финансистам возможность взять крупные пакеты акций предприятий и работать с ними. Может, эти предприятия даже умеют что-то делать, но их финансовая политика такова, что они все теряют", - считает Борис Йордан (бывший сопредседатель "CS First Boston", затем президент "Ренессанс-Капитала"). Иными словами, у государства своя задача и свой подход, у "настоящих финансистов" - своя. Что касается предприятий, для них задачи определиться с задачей и подходом - жизненно важные.

В свое время общество, построенное в СССР, вместо коммунистической "Вавилонской башни" назвали "реальным социализмом". Сегодня мы наблюдаем ростки нового общества - "реального капитализма" или как его угодно будет называть истории. Пересказанные ниже истории проводения залоговых аукционов при всей их скандальности и т.д. позволяют говорить не просто о государстве, предприятиях-производителях и финансовых институтах, но и назвать героев поименно. Взаимозависимость государства и ряда крупнейших финансово-промыфшленных групп и некоторый рост националистических проявлений можно считать неизбежными чертами российской модели, учитывая время (стадии передела) и места (большой кусок шестой части планеты).

"ЮКОС": столкновение между банками

Закладываемый "ЮКОС" стал поводом для межбанковской стычки. Не мудрено: речь шла о 78% нефтяной компании, располагающей 2 млрд. тонн запасов. Руководители "Инкомбанка" (Владимир Виноградов), "Альфа-банка" (Михаил Фридман) и "Российского кредита" (Виталий Малкин) заявили на пресс-конференции в конце ноября, что не выступают против самих залоговых аукционов, но протестуют против "неравных условий, созданных для их участников".

Банки, почувствовавшие себя обойденными еще накануне тендера, высказали следующие претензии:

- "Менатеп" проводит аукцион и одновременно является его участником;

- "Менатеп" принял на себя обязательства, во много раз рпевышающие его собственные средства и намерен использовать в ходе конкурса и аукциона средства Минфина РФ;

- "Менатеп" не выполняет взятые на себя инвестиционные обязательства по большинству уже приобретенных предприятий.

Три банка заявили о намерении выступить на аукционе/конкурсе единым фронтом и подчеркнули при этом, что не только они, но и ни один другой банк не располагает такими свободными средствами, которые требуются для внесения залога (350 млн. долларов). Для высвобождения средств банки будут вынуждены продавать ГКО, что может "обрушить" рынок. С другой стороны, суммарные активы, капитал и прибыли консорциума в несколько раз превосходят соответствующие показатели "Менатепа". В связи со всем вышеизложенным фрондеры предложили "перенести сроки инвестиционных конкурсов и залоговых аукционов для стратегически важных предприятий на определенный срок, необходимый для доработки условий их проведения".

Михаил Фридман счел нужным категоричеки опровергнуть обвинение вице-президента "Менатепа" Константина Кагаловского в том, что "Альфа-банк" предлагал поделить комиссионные и перепродать акции "ЮКОСа" иностранному инвестору.

Показательно, что три банка, по рссийским меркам крупнейшие и входящие в число "уполномоченных", обратились к государству-арбитру, но помимо этого позволили себе возмутить общественное мнение. Арбитр - как и в других случаях, - очевидно, принял решение заранее: "Менатеп" оказался наиболее уполномоченным. Собственно, банковская группа Михаила Ходорковского была наиболее подготовленной, "обреченной на успех".

Реакция "Менатепа" и третейского судьи - правительства, - на демарш не заставила себя долго ждать. Министерство финансов 29 ноября официально опровергло использование "Менатепом" государственных средств, подчеркнув, что подобное утверждение является "абсурдным с финансовой точки зрения", поскольку "государственные средства Минфина РФ ограничены сметой на содержание органа государственного управления и по своим параметрам несопоставимы со средствами, необходимыми для участия в приватизации". Министерство предположило, что возможно банкиры имели в виду средства федерального бюджета и заявило на это, что банку "Менатеп" эти средства ни в текущем, ни в прошлом году не выделялись. "Напротив, банк "Менатеп" предоставляет краткосрочные кредиты правительству РФ в процессе исполнение федерального бюджета".

Одновременно в Московский городской арбитражный суд поступило исковое заявление банка "Менатеп" о защите деловой репутации и компенсации морального ущерба в связи с попыткой трех банков изменить условия инвестиционного конкурса и залогового аукционоа по "ЮКОСу". Михаил Ходорковский в интервью "Коммерсант-Daily" заявил, что выступление трех банков стало для него "полной неожиданностью", поскольку ранее между банкирами была достигнута договоренность: несмотря на то, что до конца скоординировать шаги не удается, действовать надо в рамках приличия. Заявление о ненвыполнении "Менатепом" своих инвестиционных обязательств он назвал "непрофессиональным". Согласившись с тем, что ни один банк "не потянет" внесения суммы залога, Ходорковский сообщил, что "Менатеп" поддерживают некоторые банки и компании (причем только российские).

30 ноября первый заместитель Центрбанка Александр Хандруев сделал жесткое заявление о том, что ЦБ примет адекватные меры, если Инкомбанк, "Альфа-банк" и "Российский кредит" попытаются обрушить рынок ГКО, хотя "мнение этих банков о мере своего влияния на валютный и фондовый рынки явно преувеличено". Г-н Хандруев пригрозил консорциуму, что ЦБ теперь оставляет за собой право "подумать о том, предоставлять ли этим банкам конформные письма". Он также подчеркнул, что банкиры, по всей вероятности, не отдают себе отчет в том, какие политические и экономические процессы они затрагивают своими заявлениями.

В свою очередь Альфред Кох заявил, что не видит основваний для переноса сроков аукциона/инвестиционного конкурса по "ЮКОСу", А вице-премьер Анатолий Чубайс отметил, что "Инкомбанк", "Альфа-банк" и "Российский кредит" намеревались привлечь иностранный капитал для участия в аукционе: известны даже "и адрес, и имя иностранного инвестора, средства которого они хотели привлечь". В разрешении вносить в качестве залога ГКО было отказано.

Вслед за тем консорциум получил отказ в регистрации заявки на участие в залоговом аукционе/инвестиционном конкурсе. Заявку от имени консорциума подало АО "Бабаевское", котрое в день проведения досрочно выбыло из борьбы. Победителем стало ЗАО "Лагуна", предложившее максимальный объем кредита - 160 млн. долларов и инвестиции в размере 150,1 млн. долларов. С ним соревновалось ЗАО "Реагент". Оба соискателя представляли интересы "Менатепа".

По окончании аукциона первый вице-президент "ЮКОСа" Виктор Иваненко заявил в интервью "Эксперту", что компания не опасается возможности быть проданной: "прежде чем продавать компанию нужно подготовить. Сейчас в "ЮКОСе" надо наводить порядок, в первую очередь, в финансах, в бухгалтерии, чтобы все было прозрачно. Надо ликвидировать "черные дыры", куда уходят деньги. И мы уже начали это делать в "Юганскнефтегазе". А вот потом уже можно будет продавать акции небольшими пакетами, подороже, но контроль сохранить. В "Менатепе" сейчас работает бывший замминистра финансов Александр Самусев. Ранее он был замминистра нефти и газа и мы прекрасно находим с ним общий язык".

14 декабря декларацию о совместной деятельности по развитию "ЮКОСа" подписали "Менатеп", ТОКОбанк, Столичный банк сбережений, Промрадтехбанк, "Нафта-Москва", АО "Росконтракт", ФПГ "Сплав" и ФО "Курганмашзавод". Партнеры обязались обеспечить необходимые для развития компании инвестиционные ресурсы, а также не продавать, не закладывать и не передавать в управление иностранцам контрольный пакет акций НК. Вслед за тем победитель поспешил закрепить 15%-ый потолок в уставе "ЮКОСа", ссылаясь на указ ¦ 1403. Оградить интересы финансово-промышленной группы от посягательств более богатых иностранцев можно лишь с помощью государства. Одновременно инвестиционные обязательства объемом $ 200 млн., послужат дополнительным доводом в пользу того, чтобы по истечении срока залога позволить залогодержателю стать полноправным владельцем.

Подытоживая события, г-н Ходорковский объяснил в интервью "Коммерсант-Daily", что условием подключения к возглавляемому "Менатепом" консорциуму были деньги, и это не исключало участия "Инкомбанка", "Альфа-банка" и "Российского кредита". Более того, " сэтими банками мы разговаривали еще до конкурса. Проблема в том, что они хотят участвовать в работе с "ЮКОСом", не заплатив тех денег, которые это реально стоит другим участникам. То есть они не хотят брать на себя пропорциональный риск - В "ЮКОС" можно вложить столько денег, сколько есть - и все равно будет мало. В рамках инвестиционного конкурса нам удалось обойтись без глупостей и обозначить то, что реально подъемно сейчас, - $ 350 млн. на 3 года. Однако у "ЮКОСа" есть проекты стоимостью около $ 40 млрд. на 10 лет. Проблема в том, что ресурсы сегодня очень дороги, и при такой стоимости денег эти проекты не окупаемы. Окупаемы они будут тогда, когда Россия переместится с нижних строчек мирового инвестиционного и кредитного рейтинга - Если окажется, что в течение ближайших 5 лет мы не сможем обеспечить 10-летние инвестиции в размере $ 40 млрд., это будет означать, что Россия как страна не существует. $ 4 млрд. в год - это меньше 1% валового дохода, и это вполне подъемно - позиция в отношении иностранных инвесторов действительно принципиальная - welcome. Но управлять стратегически важными предприятиями мы буем сами".

"ЛУКОЙЛ": тишь да гладь

В самой спокойной обстановке прошел 7 декабря залоговый аукцион по 5% "ЛУКОЙЛа". Во исполнение п.6 Указа ¦ 889 на состязание вышли "Национальный резервный банк" (гарант - "Империал") и консорциум "ЛУКОЙЛ"/"Империал (гарант - банк "Славянский"). НРБ предложил $ 35 млн. (стартовая цена лота), консорциум - на $10 тыс. больше. Победитель должен погасить задолженность "ЛУКОЙЛа" перед бюджетом в 500 млрд. рублей. Представители руководства компании выразили удовлетворение итогами аукциона и некоторое удивление по поводу того, что претендентов со стороны не было.

Цена кредита под залог акций "ЛУКОЙЛа" была самой высокой среди других российских нефтяных компаний: в пересчете на 1% УК - почти в три раза выше, чем, например, у "СИДАНКО". Теперь "ЛУКОЙЛ" и "Империал" предполагают получить разрешение ГКИ на выпуск предъявительских низкономинальных облигаций для мелких инвесторов пд 5% акций. Эмиссию предполагается провести в марте-мае, погашение облигаций намечено на 1998 год.

"СИДАНКО": без неприятностей не обошлось

За неделю до проведения залогового аукциона по "СИДАНКО" банк "Империал" подал заявление в арбитражный суд о возбуждении дела о банкротстве компании "в связи с невыполнением обязательств перед банком по кредитному договору", НК задолжала "Империалу" $10,6 млн. В "СИДАНКО" эти действия были названы "политической игрой в период завершения подготовки залогового и денежного аукционов по акциям нашей компании", которая обусловлена обострением отношений между банками по поводу пакетов акций ведущих компаний России. Некоторые наблюдатели расценили очередной назревающий скандал как попытку сорвать аукционы.

Тем не менее того же 7 декабря 51% "СИДАНКО" был выставлен на залоговый аукцион, участие в котором приняли фирма "РТД" (гарант - "ОНЭКСИМбанк"), фирма "Консул" (гаранты "Альфа-банк", "Инкомбанк"), банк "Международная финансовая компания" (гарант "ОНЭКСИМбанк") и "Российский кредит". Последний не был допущен к участию аукционной комиссией, которая объяснила свои действия тем, что "Российский кредит" вовремя не перечислил задаток в размере ¦ 3,75 млн. на спецсчет в "ОНЭКСИМбанке". "РТД" и "Консул" предложили соответственно $120 и $126 млн. Победителем стала "Международная финансовая компания", предложившая $130 млн.

"Сибнефть": чему быть, того не миновать

Решение о передаче в залог 51% "Сибнефти" было принято 27 ноября. Дата проведения аукциона была назначена через месяц. Стартовая цена установлена в $100 млн. долларов. Заявки на участие подали с одной стороны банк "Менатеп" совместно с ЗАО "Тонус" (гарант - Столичный банк сбережений) и "Столичный банк сбережений" с ЗАО "Нефтяная финансовая компания" (гарант "Менатеп"), с другой стороны "Инкомбанк" (гарантия "Мосбизнесбанка") и АО "Самарская металлургическая компания" (гарант - "Инкомбанк"). Руководство "Инкомбанка", таким образом, продублировало заявку, но это не избавило его от получения очередной порции горького опыта.

Началось с того, что аукционная комиссия не приняла заявку "Инкомбанка", заявив, что в ней допущено слишком много ошибок. Представители банка особенно против этого не протестовали. Вслед за тем зампред ФУДН Петр Карпов зачитал справку о том, что "Самеко" задолжало Фонду социального страхования 182 млрд. рублей в то время, как по условиям проведения аукциона предусматривалось, что задолженность участников не должна превышать 50 млрд. рублей. Представители "Инкомбанка" попросили зачитать ту же справку председателя ГКИ Сергея Беляева, после чего выяснилось, что задолженность на самом деле составляет 182 млн. рублей. Тогда комиссия предъявила письмо гендиректороа "Самеко" Максима Оводенского об отзыве заявки. Письмо было заверено нотариусом по всем правилам. Естественно, заявка "Самеко" также была снята с аукциона, несмотря на заявления представителя "Инкомбанка" о том, что 14 декабря совет директоров металлургической компании принял решение об участии в залоговом аукционе и передал право подписи под любыми документами по аукциону своему члену Сергею Калугину.

Победила же в аукционе 28 декабря "Нефтяная финансовая компания", заплатившая за пакет акций сумму, превышающую минимальную на $300 тыс. "Инкомбанк" был готов заплатить $ 175 млн. , а "Менатеп" - $100,1 млн.

Где деньги?

Очередной этап приватизации должен был стать денежным. Первая стадия этого этапа была пройдена поспешно, и ... свершилось то, о необходимости чего предупреждали оппозиционеры: проверкой работы приватизационных ведомств вплотную занялись Контрольное управление при аппарате Президента и Счетная палата. "Трудно убедить обывателя, что мы ничего не продали на залоговых аукционах, а просто "сдали вещь в ломбард", - пожаловался председатель Госкомимущества Александр Казаков, по-видимому, присоединяясь к сторонникам той точки зрения, что залог - не приватизация. Но, скажет ехидный обыватель, барчук заложил отцово наследство, а денег на выкуп-то у него и нет.

Так что же такое залоговые аукционы: приватизация? Преступление? Оставляя юридическую сторону вопроса компетентным и полномочным органам, позволим себе вслед за Счетной палатой подойти к нему с точки зрения истории. Попробуем разобраться в этом феномене, выделив "источники и составные части". Признаем, что источник, основополагающая причина - она же энтилихия, причинная цель - эт о стремление к переделу собственности в масштабах страны. Побудительный мотив, повод - катастрофический дефицит бюджета. Вектор развития - от мартовской идеи банковского консорциума до августовского указа президента, декабрьских аукционов и нынешнего разбирательства. Итак, идея привела в движение материю - пакеты акций, находящиеся в федеральной собственности и капитал, необходимый для их приобретения новыми (или старыми) собственниками. - ? - Поставим знак вопроса, потому что "капитал" и "собственники" звучит как-то сомнительно. То ли нерешенность вопросов собственности не позволяет вкладывать капиталы, то ли требуемых капиталов в стране нет.

По имеющимся оценкам, к денежной приватизации предназначалось 30% всех акций. На аукционах продано 1,3%, на инвестконкурсах -1,9%. Согласно результатам опроса, проведенного Российской Ассоциацией маркетинга (РАМ), ВЦИОМом и Фондом "Общественное мнение", спрос на ценные бумаги приватизированных предприятий при инфляции 1-5% в месяц составляет 5,3 трлн. рублей, при более высокой инфляции около 4,5 трлн. рублей - то есть, грубо говоря, миллиард долларов. Максимальный спрос приходится на ценные бумаги АО "Роснефть" - до 660 млрд. рублей, всего интерес к нефтяным компаниям оценивается в более чем 1,6 трлн.рублей; то есть, порядка 330 млн. долларов. По оценке РАМ, реальные сборы от приватизации в первом полугодии текущего года - это 2 трлн. рублей. Во втором полугодии - - впрочем, не будем о втором полугодии. И так ясно, что заложенных в бюджет 12,3 трлн. рублей не собрать.

Как мы помним, "Менатеп" выкладывает $500 млн. за 78% "ЮКОСа" (то есть 6,41 млн. долларов за 1%), а Arco - около $340 млн. за 7,99% "ЛУКОЙЛа" (42,2 млн. за 1%). В обоих случаях напрашиваются оговорки (залог - еще не купля-продажа, конвертированные облигации - не место в совете директоров и т.п.). Но важнее, пожалуй, не это. Разница в готовности и возможности вкладывать деньги разительна.

Миллиард долларов за приватизированные предприятия - это с одной стороны вызывает смех (или злобу), с другой стороны - вещь очень нужная, грешно отказываться, если мы имеем в виду задачу пополнения бюджета. Если же говорить о переделе собственности, смене строя - можно и нужно раздать, хотя бы даже бесплатно. Кто будет раздавать? Государство. Кто получит? - но тут-то и сказывается разрыв между государством, власть предержащими и потенциальными собственниками, которые из крупных по здешним сегодняшним меркам со всякими оговорками, станут крупными по-настоящему. Да, тенденция к сращению между банками, крупными предприятиями и государством - налицо. Но что эта тенденция означает? Банкир - господин Х. Становится сегодня главой крупного промышленного конгломерата и меняет кое-кого из неэффективных управляющих, предлагая верить ему на слово, что он управляющий гораздо более эффективный. Завтра он займется повышением эффективности государственного управления? И мы предполагаем, что государственные мужи раздадут госсобственность - и бразды правления - под гимны азиатской модели?

В момент старта аукционов и конкурсов в стране наличествовали три категории потенциальных новых акционеров: иностранные инвесторы, российские банки и население. С первыми все было ясно с самого начала: их просто не допустили к второму этапу приватизации.

Продекларированные надежды на население никем всерьез не воспринимались. Но так как кому-то все-таки надо было поучаствовать, власти не могли не пойти навстречу банкам - как не могли в то же время и пойти на встречу вполне. Как мы помним, одним из удивительных явлений, наблюдавшихся в декабре, было явное нежелание государства закладывать предприятия тому, кому не следует. Хотя бы даже негодник предлагал больше ("аукционы" а-la russe).

Изначально банкиров заподозрили в намерениях поиграть в залог ради последующей перепродажи. Вполне понятно, что самому пристальному вниманию банков подвергались аукционы, на которых выставлялись пакеты акций перспективных предприятий, то есть тех, биржевую стоимость которых можно взвинтить с помощью сравнительно небольших вложений, тех, которые могут заинтересовать или уже интересуют крупных иностранных инвесторов.

Однако начало денежного этапа приватизации пришлось на период, когда в стране еще не сформировался фондовый рынок, наблюдался ощутимый дефицит денежной массы и отсутствовал четко продуманный механизм представления государственных интересов в приватизируемых АО. Последнее немаловажно и для потенциального инвестора: коль скоро власть толком не решила, что она делает в АО, никто не знает, что она сделает завтра. Даже приобретение американской Arco очередной порции знаменитого и уже почти не государственного "ЛУКОЛа" привело к падению котировок ее акций. Короче, получается опять: "узок круг" инвесторов, близки они к государству, но далеки они от больших денег.

Предприятия-заложники в отличие от приватизированных ранее не получили в свои бюджеты ни копейки. Это означает для них обострение проблем инвестиций. Соответственно, не решены и проблемы государства. В сущности, там, где залог "заткнул дыры" списанием долгов, вливаниями в госбюджет - отнюдь не исключается образование новых брешей. Тем более, когда всей этой истории может быть дан обратный ход.

Вернемся и мы в своих рассуждениях к исходной. Чего ради проводиться приватизация? Ради повышения эффективности народного хозяйства. Или ради приватизации?

Семь грехов ГКИ

"Государственные интересы в процессе приватизации не учитывались. Вернее, учитывались государственные интересы других стран, но никак не России", - заявил "РНБ" руководитель проверки ГКИ, РФФИ и ФУДН, проводившейся Счетной палатой, Вениамин Соколов. По его мнению, нынешняя приватизация - это политика "превращения нашей страны в сырьевой придаток так называемых цивилизованных стран", причем "достаточно согласованная и продуманная со всех позиций". Денежное обращение в стране почти полностью разрушено: 547 триллионов неплатежей, почти 500 триллионов замещено долларами, а рублями обращается всего лишь порядка 200 триллионов. Приватизация, которая приводила к разрушению технологических цепочек в стратегических отраслях, экспортно-импортная политика ... - "посмотрите, на что у нас акцизы, на что пошлины!"

Аналогичные по сути, хотя менее категоричные и эмоциональные, высказывания прозвучали и на пресс-конференции в Госдуме РФ в начале апреля, где, помимо г-на Соколова присутствовали аудиторы Счетной палаты Евгений Никулищев, Александр Кушнарь, председатель парламентской комиссии по анализу итогов приватизации и ответственности должностных лиц за ее негативные последствия (недвусмысленное наименование!) Мулланур Ганеев и председатель Госкомимущества Александр Казаков. Представители Счетной палаты и Госдумы, предваряя множество вопросов, водин голос заявили, что задача разгосударствления является объективной потребностью.

"Не должно быть даже разговоров на тему о какой-то очередной массовой политической кампании по национализации. Мы должны положить в основу сбалансированного процесса, условно говоря, приватизации-национализации соображения экономической целесообразности, защиты государственных интересов, повышения благосостояния всего населения и соблюдения закона. Все эти четыре момента на предыдущем этапе отсутствовали". Как пояснил В.Соколов, "если мы хотим выйти из привычного нам пагубного положения выяснения отношений с помощью танков, то нам надо идти именно к такому разговору - что соответствует и что не соответствует закону".

Проверка установила, что "все, что можно было нарушить в процессе приватизации, было нарушено - эт от процесс начался с того, что принятый Верховным Советом РФ в 1993 году закон о приватизации был нарушен указом президента о приватизации и дополнительными постановлениями правительства. Затем постановления правительства нарушали указы президента, а распоряжения ГКИ - постановления правительства. В свою очередь, конкретные действия руководящих лиц ГКИ, ФУДН и РФФИ нарушали постановления правительства и т.д. и т.п."

Недоумение представителей Счетной палаты вызвал и тот факт, что ни ГКИ, ни РФФИ не вели реестров, в которых бы четко фиксировалось, что осталось в госсобственности, что акционировано, что приватизировано, какова в российской экономике доля иностранного капитала. "О какой отмене итогов залоговых аукционов сегодня может идти речь, если мы пока точно не знаем, что кому принадлежит?". В связи с этим Счетная палата направила письмо на имя премьер-министра РФ с предложением создать государственную комиссию по инвентаризации собственности в стране.

Итоговым же выводом проверки стало утверждение о необходимости немедленного прекращения залоговых аукционов. "С нашей точки зрения, страна перешла критическую черту, за которой начинается необратимый процесс разрушения прежде всего наукоемких отраслей производства". Представители Счетной палаты, заявившие, что залоговые аукционы - незаконны, аргументировали свою точку зрения двумя обстоятельствами:

1. список предприятий, акции которых могли быть вынесены на залоговые аукционы, должен был быть утвержден правительством РФ, а не зампредседателя ГКИ Альфредом Кохом;

2. положение о залоговых аукционах, которое было издано ГКИ, должно было быть зарегистрировано в Минюсте РФ.

Как особо подчеркнул В.Соколов, Генпрокуратура РФ подтвердила эти выводы Счетной палаты и выразила готовность возбудить иски по конкретным аукционам.

В свою очередь, председатель ГКИ покаялся в содеянных комитетом ошибках, совершенных лишь "исключительно из-за невероятной спешки". Он назвал выводы Счетной палаты "абсолютно бесценным документом" и выделил семь ключевых моментов предписания:

1. ГКИ предложено установить жесткий контроль за регистрацией в Минюсте РФ всех собственных нормативных документов.

2. ГКИ обязан согласовывать все свои действия с отраслевыми министерствами, особенно когда речь идет о приватизации стратегически важных предприятий (создана "чрезвычайно квалифицированная комиссия, которая и определит, куда нам можно, а где наша нога даже ступать не должна").

3. Усилить контроль за вопросами управления государственной собственностью ("предполагается подготовить законопроект об управлении госсобственностью").

4. ГКИ обязан внести коррективы в работу по учету госсобственности ("нужен закон о реестре, проект которого, как мне сказали, уже около двух лет находится в Думе").

5. ГКИ неправильно испоьзовал деньги, заработанные от приватизации.

6. ГКИ обязан усилить контроль за работой ФУДН.

7. Правомерно ли доходы от приватизации считать балансирующей статьей бюджета?

Последний момент и есть "корень всего зла", - доложил г-н Казаков. "Поймите мое сегодняшнее положение, - взывал он к журналистам, - в бюджете записано 12 трлн. доходов от приватизации на 1996 год. Абсолютно прав г-н Соколов, это - нереальные деньги. С другой стороны, Дума упорно молчит, полагая тем самым, что я обязан выполнить это задание. Опять как в прошлом году? В спешке продавать или придумывать какие-то новые формы?"

Кстати, вопрос о многострадальном бюджете так и остался без ответа. Действительно, Госдума утвердила бюджет на 1996 год, в котром не предусмотрены средства на выкуп акций, заложенных предприятий - (правовой нонсенс, словами В.Соколова: "если это залоговые аукционы, то в бюджете должны быт заложены средства на выкуп акций. В ноябре прошлого года мы обратили внимание Госдумы на этот факт и было даже направлено соответствующее письмо президенту с просьбой воздействовать на правительство. Тем не менее, закон был принят Госдумой без этой статьи расходов. Создается необъяснимая ситуация: с одной стороны Госдума обращается к президенту с просьбой решить проблему, с другой - загоняет эту прблему в угол".

В первые дни сентября (- 1996 г.)Счетная палата направила Председателю Правительства Виктору Черномырдину и Генеральному прокурору Юрию Скуратову представления по результатам проверки деятельности федеральных органов власти, ответственных за поступления в госбюджет доходов от федеральной собственности и приватизации госимущества. В последние дни сентября Первый вице-премьер Владимир Потанин и секретарь Совета безопасности Александр Лебедь - которому, наряду с премьером, Президент поручил разобраться к 1 октября - подтвердили, что с 1 сентября заложенные в прошлом году госпакеты акций могут быть проданы - .с соблюдением ряда условий (3-месячное предуведомление государства, 15-процентное ограничение допуска иноинвесторов).

На этот раз аудиторы избрали новую тактику. В отличие от апрельского отчета Счетной палаты, который большинство даже сочувствующих депутатов называло неровным и не совсем объективным, августовские представления были конкретны и максимально деполитизированны. Кроме того, доказательства необходимости пересмотра итогов аукционов и конкурсов трансформировались. Так, если раньше аукционы назывались незаконными, потому что не существовало - и до сих пор не существует - соответствующей нормативной базы, то теперь этот не снятый с повестки дня аргумент отошел на второй план. Речь прежде всего пошла именно о том, что к моменту проведения залоговых аукционов на счетах избранных коммерческих банков было размещено $603,7 млн. "временно свободных средств федерального бюджета": раз аукционы частично профинансировало само государство, сделки могут быть признаны мнимыми. В свою очередь, компании, чьи пакеты акций заложены, получили "хозяина", но не инвестиции, потому что требуемых средств у залогодержателей нет. Выход из этой ситуации Счетная палата видела в переоформлении договоров залога в соглашения о доверительном управлении.

--------------------------------------------------------------------------------

Генеральному прокурору

Российской Федерации

Скуратову Ю.И.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ

В соответствии с поручением Государственной Думы и Федерального Собрания Российской Федерации от 20 октября 1995 года ¦1239-I ГД и решением Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 18 октября 1995 года ¦21 Счетной палатой РФ проведена проверка деятельности федеральных органов власти в части обеспечения поступления в федеральный бюджет доходов от приватизации государственного имущества и доходов от федеральной собственности.

В результате проверки аукционов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций и комиссий, проведенных на основании указа Президента РФ от 31 августа 1995 года ¦889 "О порядке передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности", установлено следующее:

1. Согласно п.6 "Обязательных условий Договора кредита", утвержденных указом Президента РФ от 31 августа 1995 года ¦889, государство обязуется выплатить основной долг и начисленные проценты из выручки от реализации акций, переданных в залог; при этом Заемщик (государство) вправе досрочно исполнить свои обязательства по Договору кредита из средств федерального бюджета. Но в нарушение п.6 "Обязательных условий Договора кредита", во всех договорах кредита под залог акций, заключенных по результатом аукционов между Российской Федерацией в лице Министерства финансов РФ и победителями аукционов, полностью исключено право Заемщика на погашение обязательств по договору кредита из средств федерального бюджета. Следовательно, инвестор не предоставляет кредит, а отчуждает денежные средства для приобретения акций с возможной их последующей реализацией.

В федеральном бюджете на 1996 год Правительство РФ не предусмотрело средства для возврата денег, полученных государством на залоговых аукционах. Таким образом, произошло отчуждение государственного имущества. При этом был нарушен Гражданский кодекс РФ, поскольку законодательство о приватизации не предусматривает такого способа приватизации как отчуждение заложенного государственного имущества в пользу кредитора.

2. На период проведение залоговых аукционов в ноябре - декабре 1995 года Министерством финансов РФ на депозитных счетах в российских коммерческих банках было размещено 603,739 млн. долларов США "временно свободных средств федерального бюджета", что практически эквивалентно общей сумме кредита, поступившей в федеральный бюджет в 1995 году от залоговых аукционов. Более половины этих средств (337,1 млн. долларов США) было размещено в трех коммерческих банках, ставших победителями в пяти залоговых аукционах. По депозитному соглашению от 15 сентября 1995 года Министерством финансов РФ в нарушение установленного порядка, по заниженной процентной ставке в коммерческом банке "Менатеп" было размещено 50 млн. долларов США. Минимальный ущерб, нанесенный государству этой сделкой, оценивается суммой более 1 млн. долларов США.

3. В соответствии с п.5 "Обязательных условий Договора кредита" предоставление кредита должно было производиться Кредитором одной суммой путем перевода всей суммы кредита на указанный Заемщиком счет в Центральном Банке РФ. Однако в договорах кредита записано, что предоставление кредита производится на специальные блокированные счета Министерства финансов РФ в уполномоченных коммерческих банках. При этом за задержку платежей со специальных блокированных счетов в федеральный бюджет порядком их обслуживания, утвержденным Министерством финансов РФ и соответствующим коммерческим банком, никаких штрафных санкций предусмотрено не было. В результате задержки платежей с блокированных в федеральный бюджет по шести договорам кредита федеральному бюджету нанесен суммарный ущерб в 68,953 млрд. рублей.

4. Госкомимущество РФ превысило свои полномочия, утвердив распоряжением от 25 сентября 1995 года ¦ 1365-р перечень предприятий, акции которых были выставлены на залоговые аукционы. Пунктом 5 указа Президента РФ от 31 августа 1995 года ¦ 889 Госкомимуществу РФ поручалось определить, но не утвердить перечень пакетов акций, выставляемых на данные аукционы. Принятие подобных решений относится к компетенции Правительства РФ (п. 2.7 Основных положений государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий, утвержденных указом Президента РФ от 22 июля 1994 года ¦ 1535).

Распоряжения Госкомимущества РФ от 10 октября 1995 года ¦ 1458-р и от 31 октября 1995 года ¦ 1575-р, регламентирующие вопросы проведения залоговых аукционов, не были зарегистрированы в установленном порядке в Министерстве юстиции РФ.

Вышеназванные аргументы позволяют утверждать, что договора кредита Правительства РФ под залог акций следует рассматривать как притворные сделки. В соответствии со ст. 170 ГК РФ притворная сделка является ничтожной и подлежит расторжению в установленном законодательством порядке.

5. Комиссия по проведению залоговых аукционов допустила нарушения, повлиявшие на их результаты.

Так, в 8 из 12 аукционов стартовая цена передаваемого в залог пакета акций была превышена на символическую величину. При этом или несколько участников имели одного и того же гаранта, или один из участников являлся гарантом остальных, или участники являлись гарантами друг друга. Тем самым подтверждается наличие предварительных договоренностей между участниками аукционов.

Комиссия по проведению залоговых аукционов проигнорировала письма Центрального Банка РФ от 16 ноября 1995 года ¦ 1-10/1497 и Министерства финансов РФ от 15 ноября 1995 года ¦ 5-304 и принимала заявки на участие в аукционах от компаний, использующих для этого средства, более чем в два раза превышающие их уставный капитал.

Задаток за коммерческие фирмы, в нарушение правил проведения залоговых аукционов, вносили выступающие их гарантами коммерческие банки.

Комиссия по проведению залоговых аукционов создала условия для их фиктивного проведения. В результате федеральный бюджет недополучил значительную часть средств от кредитов Правительству РФ под залог пакетов акций, находящихся в федеральной собственности.

Учитывая изложенное, прошу Генеральную прокуратуру РФ направить иски в Арбитражный суд о признании ничтожными и расторжении в соответствии с действующим законодательством договоров кредита под залог пакетов акций, находящихся в федеральной собственности, заключенных Правительством РФ в 1995 году.

Заместитель председателя Счетной палаты РФ

Ю.Ю. Болдырев

Источник / http://www.temadnya.ru/inside/118.html
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=107359 обязательна
Условия использования материалов