Момент истины

27 января 2011 Главное | Уоллстрит
Инвесторы гонятся за растущими акциями. Политики боятся последствий Инвесторы гонятся за растущими акциями. Политики боятся последствий.

В магазинах часто выстраиваются очереди покупателей, спешащих приобщиться к январским распродажам, однако, инвесторы на фондовых рынках придерживаются иной стратегии: они, как правило, скупают акции, растущие в цене. Этот "эффект моментума" существует уже более ста лет, его действие можно было наблюдать во многих странах. Инвесторы, которые покупают акции, показавшие лучшую динамику в предыдущем году, как правило, получают больший доход (десять процентов годовых), чем те, кто скупает аутсайдеров прошлого года. Эта аномалия - бельмо на глазу научной теории эффективного рынка, согласно которой ценовые движения в прошлом не должны служить показателем динамики в будущем. Ее нельзя объяснить тем, что растущие акции являются более рискованными, или тем, что торговые издержки, сопряженные с такой стратегией, превысят прибыли. В истории зафиксировано множество примеров эффекта моментума, и ни одного объяснения этому явлению. Возможно, инвесторы слишком медленно реагируют на изменение потенциала компаний; единичные хорошие данные могут быть оставлены без внимания, как некая случайность, однако, два-три блистательных отчетных периода могут превратить акцию компании в восходящую звезду. А может быть, управляющие фондами создают эффект моментума, "украшая" свои портфели последними рыночными фаворитами (с маркетинговой точки зрения, намного выгоднее закрывать квартал, имея на руках акции лидеров). Вторая загадка заключается в том, что этот эффект никак не компенсируется. Вероятно, ключом к разгадке служит выбор подходящего времени. Совершенно ясно, что эффект моментума не может длиться вечно, иначе акции будут расти до плюс бесконечности. В долгосрочных периодах (более трех лет) наблюдается другая, противоположная аномалия, известная, как эффект ценности: акции с заниженной стоимостью склонны восстанавливать позиции. Инвесторы, привыкшие "ловить момент", могут попасть в переходный период между двумя эффектами. А если они использовали заемные средства в надежде на получение хорошего дохода, то дело совсем плохо.

Все приходящее, только пузыри вечны

Каким бы ни было разумное объяснение, эффект моментума раскрывает для нас важную информацию о рынках. Гипотеза эффективного рынка служит нам хорошим напоминанием о том, что среднестатистический инвестор после вычета всех расходов не может рассчитывать на доходность выше среднерыночной. В результате, низкозатратные инструменты, такие как index-trackers и биржевые фонды набирают популярность. Анализировать нерациональный рынок очень сложно, те, кто пытался пытаясь предсказать рыночный максимум в период бума доткомов в конце 1990-х почувствовали это на своей шкуре. Иррациональные рынки посылают ошибочные сигналы, что ведет к неоптимальному распределению капитала - например, на строительство домов в Америке, Испании и Ирландии, где на них практически отсутствует реальный спрос (зато процветает спекулятивный). У компаний, которым кажется, что заработать на таких рыночных сигналах проще всего, не самые лучшие перспективы. Инвесторам довольно сложно строить подобные догадки и читать между строк. Но что насчет регулирующих органов? Эффект моментума - еще одна причина, по которой не следует вводить ограничения для коротких продаж. Подобные меры просто лишат цены возможности нащупать правильный уровень. Зачастую, короткие продавцы - это отважные люди, решившиеся плыть против течения и проявившие скептический настрой в отношении фаворитов рынка. Так было в случае с печально известным энергетическим гигантом Enron.

На уровне рынка в целом, эффект моментума помогает объяснить причину формирования пузырей. Добавьте к этому использование заемных средств и катастрофа будет неизбежной. Кредитный кризис тому пример. Зачастую, центральные банки не оставляют спекулянтам-покупателям выбора - они понижают ставки, когда рынок падает, и не меняют их, когда рынок растет. Даже теперь многие придерживаются правила Алана Гринспена, бывшего председателя Федрезерва, который считал, что Центробанки не должны предотвращать раздувание пузырей, а лишь ликвидировать последствия, когда они лопнут самостоятельно. Конечно, отследить зарождение пузыря крайне сложно Но Центробанки уже сумели как-то справиться с такими немыслимыми задачами, как оцнека разрыва объема производства или уровня структурной безработицы. Кроме того, пузыри на рынках активов можно сдуть путем ограничения некоторых видов кредитования, а не простым повышением ставки.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Economist

Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=109082 обязательна
Условия использования материалов