Почему ошибается гиперинфляционист Гонзало Лира

Более 50 рынков. Один счёт

Бонус 35% на первое пополнение по промокоду elitetrader
Во-первых, позвольте сказать, что я долгое время наслаждался чтением демагогии чрезмерно мрачных инфляционистов вроде Джима Вилли (Jim Willie), а также относительно сглаженные эссе Гонзало Лиры (Gonzalo Lira) – даже если последний иногда выглядит как парень, слишком влюбленный в себя (Гонзало, прими это к сведению. – Ред.) Материал предоставлен порталом goldenfront.ru - все об инвестициях в золото

Во-первых, позвольте сказать, что я долгое время наслаждался чтением демагогии чрезмерно мрачных инфляционистов вроде Джима Вилли (Jim Willie), а также относительно сглаженные эссе Гонзало Лиры (Gonzalo Lira) – даже если последний иногда выглядит как парень, слишком влюбленный в себя (Гонзало, прими это к сведению. – Ред.). Я чувствую некую общность с обоими, потому что, несмотря на прогнозы о финансовом эндшпиле, я согласен с большей частью сказанного ими – особенно об устойчивой защитной роли, которую, кажется, играет золото, несмотря ни на что. Но это не значит, что я согласен со всеми аргументами Лиры и Вилли. Здесь имеет смысл рассказать о неких предпосылках. Мои инстинкты по поводу дефляции сформировались в 1976 году после прочтения книги К.В. Майерса (C.V. Myers) «Приближение дефляции». Название было преждевременным, как мы теперь знаем, но главная идея книги была такой же вечной и неизменной, как закон гравитации. С элегантной простотой Майерс утверждал, что «В конечном счете, каждый пенни каждого долга должен быть выплачен – если не заемщиком, то кредитором». Сторонники как теории инфляции, так и дефляции, косвенно согласны с этим пунктом – в глубине души все мы катастрофисты и отличаемся только мнением о том, кто возьмет на себя удар – кредитор или должник. Однако, как объяснил Майерс, кому-то все равно придется платить. Если вы поймете это, тогда вы поймете, почему, например, дредноут дефляции недвижимости останется с нами, даже если 30 миллионов неизлечимо «заболевших» домовладельцев оставят ключи от своих домов в почтовых ящиках. Повторю: мы не можем заставить долг исчезнуть, уходя от него; кому-то придется пострадать.

Если подробно рассматривать этот пункт, я мог бы опровергнуть все доводы Лиры одним махом, процитировав вопрос на засыпку, который блогер Чарльз Хью Смит (Charles Hugh Smith) задал перегретым инфляционистам, а именно: почему богатые и влиятельные люди, контролирующие Федеральный резерв, которые потеряют состояние из-за гиперинфляции, позволяют такому случиться? Очевидный ответ состоит в том, что они бы не позволили. И не позволят. Я много раз и разными способами указывал на это раньше, иногда задавая риторический вопрос, стоит ли нам ждать, что Джо Американец и десятки миллионов других домовладельцев с обесценившимися кредитами смогут погасить свои ипотечные займы с помощью денежного конфетти, которое появится в процессе гиперинфляции. Ипотечные кредиторы, конечно, много потеряют, как и любой, надеющийся когда-либо получить в собственность дом – или взять кредит, неважно, для какой цели.

Невыносимые издержки «ухода» от долга

Одним из лучших мест, где можно найти разбор дебатов в пользу теории инфляции или дефляции по косточкам и увидеть, чем таким ужасным – и, как я намерен доказать, невыносимым – грозит «уход» от долга с помощью гиперинфляции, является книга 1993 года – «Великая расплата». Ее соавторы Джим Дэвидсон (JimDavidson) и лорд Уильям Рис-Могг (WilliamRees-Mogg) приложили много усилий, чтобы отразить все аспекты этой дискуссии. Именно эта книга и последующий разговор с Джимом Дэвидсоном укрепили мое мнение о дефляции, убедив меня – как, возможно, и многих из вас, но Лиру вряд ли – в том, что путь дефляции был бы, по крайней мере, не столь разрушителен, как гиперинфляция. Разумеется, в любом случае были бы разрушены громадные объемы капитала. Но дефляция хороша тем, что должники получили бы по заслугам в соответствии со своими грехами, а обанкротились бы те, кто этого больше всего заслуживает. При этом не нужно притягивать за уши моральный багаж, чтобы объяснить, почему крайне маловероятно, что сильные мира сего пошли бы по пути гиперинфляции.

И «идти по пути» - верное слово в данном случае, потому что, как четко говорится в «Великой расплате», гиперинфляции не происходят просто так; они могут случиться только после преднамеренного и обдуманного решения государственного правительства. Нам нужно только представить катастрофические последствия гиперинфляции, чтобы понять, почему настолько невероятно, чтобы эта программа поддерживалась и осуществлялась Хозяевами Вселенной. Во-первых, вкладчики и кредиторы как класс были бы уничтожены, потому что их финансовые активы потеряли бы ценность, как и сам доллар. Рынки облигаций и все остальные институциональные каналы сбережения и инвестирования прекратили бы функционировать при отсутствии доверия – доверия, восстановление которого заняло бы у капиталистов много лет. С самого начала ослабевшая экономика работала бы только за счет наличных операций, что в, свою очередь привело бы к тяжелейшим временам, сокращению экономического роста и ухудшению уровня жизни настолько резко, что на возрождение слабого проблеска американской мечты ушло бы целое поколение.

«Плюсы» дефляции

С другой стороны, дефляция не затронула бы рынки акций и облигаций, оставив в покое тех, у кого нет или мало долгов. Ну а для тех, у кого они есть, приливная волна банкротств выдала бы наказание в соответствии с грехами каждого должника – распутством и/или жадностью. Компании бы жаждали кредита, но все доступные средства получали бы самые перспективные из них. Наибольшее преимущество для выздоровления экономики дали бы те самые несколько лет, которые пройдут до того, как бюрократы и бездельники похитят капитал. Как и частной, так и общественно-политической сфере американцам пришлось бы жить по средствам.

Я не буду нападать на аргументы Лиры, где он пытается, и не совсем безуспешно, «проанализировать вдоль и поперек» самые слабые места моей логики. Но его главная критика – что я не привел доводы в пользу дефляции, а только против гиперинфляции – неискренняя. Потому что на самом деле мои доводы в пользу дефляции выглядят так: однажды, очень скоро, после стремительного банкротства мировых банков и фондовых рынков мы будем слишком слабы, чтобы взвинчивать до небес цены на что угодно. По мнению сторонников теории гиперинфляции, у нас наготове будут огромные кучи наличных, физических или виртуальных, для обмена на реальные товары в панике или на пути к гиперинфляции. Но так ли это? Прочтите самоуверенную хитовую статейку Лиры хоть десяток раз и вы так и не найдете упоминания о том, как эти деньги попадут к нам в руки, тем более если банковской системе суждено погибнуть. Он лишь утверждает, что задолго до коллапса, путем количественного смягчения, правительство «вольет» деньги «в экономику». Как будто этого уже не происходит.

Золотой середины нет

Если вы думаете, что, в конечном счете, что-то одно – либо инфляция, либо дефляция – нас прикончит, тогда вас может убедить мой аргумент благодаря доказательствам, которые я собираю против гиперинфляции. Прочтите и решите сами. Как бы там ни было, апокалиптические эссе Лиры предполагают то, о чем мы сходимся во мнении – что не существует «золотой середины», которая позволила бы нам избежать катастрофической ликвидации мирового долгового пузыря номинальной стоимость около квадриллиона долларов.

Позвольте мне еще немного задержаться на идее о том, что американцы могут обанкротиться за одну ночь. Очевидно, Лира считает, что это маловероятно, если не невозможно, и он может быть прав. Но не очень-то, так как сложно представить, что текущая экономическая деятельность быстро застопорится, если цифровые деньги обратятся в хаос и получат дурную репутацию на продолжительный период. И не сказать, что американцы на данный момент так уверены в стабильности электронных денег, что банковская система может пережить даже небольшой кризис. К сожалению, как нам всем известно, больше не бывает маленьких кризисов, особенно в финансовой сфере.

Мывсебанкроты

Итак, когда уляжется пыль, большинство из нас окажутся банкротами, и инфляционисты от дефляционистов отличаются лишь мнением о масштабе этого банкротства. Как быстро может «сломаться» финансовая система? «Мгновенный обвал» в мае прошлого года на Уолл-стрит продемонстрировал, что это может случиться очень быстро. Представьте себе утро после следующего мгновенного обвала, но пори этом прибавьте, что Команда по борьбе со спекуляциями не смогла предотвратить его распространение на рынок облигаций и другие рынки ценных бумаг по всему миру. Едва ли это преувеличение, правда? Но сложно представить, чтобы из-за этого началась гиперинфляция.

Неужели мы обанкротимся без возможности выплатить жалкую ипотеку? Я говорю: да; Лира, если придерживаться его доводов, должен сказать: нет. Я надеюсь, что он прав. Тогда опять же, возможно, гиперинфляция будет развиваться так медленно, что у нас всех будет время, чтобы обменять пачки дешевеющих долларов на реальные вещи, принадлежащие… дуракам?

Что бы ни случилось, я бы не особенно доверял заверениям Лиры, что даже мелкие банки владеют кучей наличных. Попробуйте снять $25000 в собственном отделении, если хотите узнать правду. Вероятно, он скажет, что банки, по кивку Дяди Сэма, могут за ночь пополнить любой счет цифровыми деньгами. Я говорю: подумайте об этом немного – об экономически смертельной пробке, которая тут же создастся в мире реальных операций.

Дефляционный газовый баллон

В отличие от самодовольной снисходительности Лиры, его доводы неправдоподобнее всего звучат, когда он пытается объяснить, как количественное смягчение вольет в реальную экономику объем денег, способный вызвать гиперинфляцию. Он говорит, что наше обанкротившееся правительство просто потратит неограниченное количество «фантиков» внутри «всей экономики». Если бы это было так просто, почему цены на недвижимость все еще падают после «стимула» на триллионы долларов? А почему не выросли зарплаты? При условии, что растут цены на топливо и продовольствие. Но как долго может продолжаться такая тенденция при стагнации зарплат и падении уровня свободных сбережений домохозяйств? (В 1922 году в Веймаре не было такой проблемы по причине, которую я вскоре объясню). И сколько билетов этим летом продадут авиалинии, если цены останутся выше $500? Что касается инфляции цен на фондовом рынке, мы позволим Лире наказать самого себя, если он захочет опровергнуть тот факт, что космический газовый баллон Уолл-стрит – это не что иное, как дефляционный комплекс, готовый взорваться. Тем временем, намного больший газовый пузырь в виде мирового пузыря производных способен взорваться с невероятной силой. Залог стоимостью в сотни триллионов долларов обречен на то, чтобы подешеветь до предела. Вот реальный показатель силы дефляции, и когда этот снежный ком начнет снова нарастать, как в 2008 году, никакой жалкой монетизации Федом на многие триллионы долларов не хватит, чтобы даже начать бороться с ней.

Наконец, мы не можем позволить Лире уйти от вопроса о том, как конкретно правительство «вдолбит» (его словечко) в экономику средства по программам новых количественных смягчений, особенно когда правительства штатов и муниципальные управления, которые раньше были бы самыми усердными и эффективными каналами для этих сумм, начали от них отказываться, зная, что каждый новый доллар лишь увеличит задолженность будущих налогоплательщиков. Нам бы хотелось верить, что одного здравого смысла руководства Республиканской и Чайной партий и законодателей будет достаточно, чтобы подавить любую инфляцию, которая могла бы, в противном случае, просочиться в экономику путем избыточных расходов городов, округов и штатов. По сути, происходит нечто противоположное и связанное с дефляцией, так как муниципалитеты и правительства штатов продолжают сокращать сотрудников и урезать бюджеты до минимума. То есть зарплатный стимул, достаточный для активизации гиперинфляции, получит частный сектор экономики. В этом отношении, точно так же, как мы попросили сторонников этой теории разбудить нас, когда мы сможем продать наш дом за квадриллион долларов, теперь мы попросим их послать нам форму заявки о приеме на работу, когда GM начнет платить рабочим у конвейера $800 в час.

Когда умирают деньги

Крупные работодатели в Германии практически так и поступали, позволив менять еженедельные соглашения о ставках зарплаты в соответствии с движением гиперинфляции. Но чтобы точно понять, почему США законодательно и на практике далеки от повторения сомнительных достижений Германии, вам придется прочесть книгу Адама Фергюссона (AdamFergusson) о гиперинфляции в Веймарской республике – «Когда умирают деньги». Если вы считаете иначе – то есть согласны с Лирой, что Фед мог каким-то образом запустить в обращение гору долларов по первому требованию – тогда вас стоит медленно, но верно скупать недвижимость прямо сейчас. «Когда умирают деньги» - отличная книга даже для тех, кто не хотел бы разубеждаться в том, что сегодняшние США, как экономически, так и финансово, не похожи на Веймар образца 1921 года. В частности, я рекомендую ознакомиться с главой, где в подробностях рассказывается о самых критических моментах гиперинфляции в Германии, в то время, когда печатные станки простаивали из-за забастовок. Оказывается, крупнейшие работодатели страны получили приказ от правительства печатать бумажные деньги в случае, если правительственные деньги не поступят вовремя, и их не будет хватать на зарплату. Представьте подобные меры в Детройте! Во всем мире!

Вместо того, чтобы доказывать, что это невозможно, мы лишь скажем, что если бы это случилось, произошел бы мгновенный импульс в виде дефляционного обвала недвижимости, который Лира даже не упоминает. Просто дождитесь момента, когда зарождающийся коллапс цен на коммерческую недвижимость развернется полностью. Это еще один дефляционный гигант, которого не удалось заметить тщеславному и напыщенному Лире. Однако скоро он увидит его, и связанный с этим шок может отвлечь его внимание от инфляции, которая заполнила его мозги

Ackerman Rick (Акерман Рик) - Автор инвест-письма Rick's Picks. www.rickackerman.com/

Позвольте лучшим трейдерам торговать за вас!

Автоматически копируйте самых успешных трейдеров PrimeXBT и зарабатывайте вместе с ними
Источник: /

Итоги октября на российском рынке акций
Доходъ | Акции | Индекс МосБиржи (ММВБ и РТС)
Неделя выдалась нервная, информационный фон по COVID стал более жестким
NZT RUSFOND | Акции
«Ко мне Тиньков не обращался»: Костин заявил об отсутствии интереса к покупке Тинькофф Банка
Forbes | Новости
Московская биржа разрешит торговать нефтью Brent при отрицательных ценах
Forbes | Новости
«На зависть миру»: Тайвань показал лучший квартальный рост экономики за два года
Forbes | Новости
Фондовый рынок США перед выборами пережил худшую неделю с марта
Forbes | Акции
Банки стали активно финансировать бюджет: чем это может грозить
Forbes | Новости
Энел Россия, Московская биржа
Finrange | Акции
Сбербанк: финансовые результаты за III кв. 2020 г. по МСФО. Прогнозные дивиденды
Finrange | Компании | Сбербанк (SBER)
Волатильность и неопределенность
ВТБ Капитал | Обзор рынка

Еще материалы

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=119933 обязательна Условия использования материалов