Дефляция или гиперинфляция?

Более 50 рынков. Один счёт

Бонус 35% на первое пополнение по промокоду elitetrader
Когда марка практически ничего не стоила, немцы перешли на бартер. Люди в очереди меняют хлеб, колбасу и варенье на билеты в цирк Когда марка практически ничего не стоила, немцы перешли на бартер. Люди в очереди меняют хлеб, колбасу и варенье на билеты в цирк.

Поскольку простые люди, банкиры и руководители компаний никогда не изучали валютную теорию, они оказываются в ловушке, когда продавец говорит им: «доллар – это доллар». Идею такой пропаганды можно переделать, сказав «доллар – это три цента». Расчётный доллар формально не стоит больше 14 центов из расчёта на 1940 год, а неформальная стоимость составляет лишь три цента.

Если произвести расчёт с постоянным долларовым эквивалентом, то не более чем $1,380 находится в обращении из $46,000 США, приходящихся на государственный долг и долг корпораций на душу населения. Более $44,628 было уничтожено из-за инфляции. Но, к сожалению должники и слышать не хотят об этом. Они не желают знать, что денежные обязательства выдаёт государство с единственной целью понижения.

Насколько мне известно, ни одно правительство за всю историю не выплачивало долги в валюте, которая была эквивалентна покупательской способности той валюты, которая давалась взаймы. Люди всегда теряют деньги на денежных обязательствах.

Меня это злит. Поручителей залога надо выкинуть в Ист-Ривер.

-Всё это было описано в 1985 году доктором Францом Пиком в книге «Триумф золота».

Споры по поводу дефляции и гиперинфляции ведутся в основном вокруг исхода, конечного результата столетнего эксперимента с долларом. Речь идёт о конечной цели, ведь споры продолжаются с 70х годов, когда доллар отставал от золота, и было ясно, что этому не будет конца. В споре затрагивается вопрос определения наилучшей позиции, которую можно занять, имея множество собственных средств. Я действительно имею в виду МНОЖЕСТВО. Те, кто владеет скромным капиталом, вроде меня, конечно, могут участвовать в этом споре. Однако мы можем запутаться, когда коснёмся вопроса о дефиците или нарушении снабжения предметами первой необходимости, например, питанием. Конечно, нужно заботиться о предметах первой необходимости в первую очередь. Но кроме этого, существует и реальная ценность, которой можно завладеть, по-настоящему поняв идею этого спора.

Если дефляция и инфляция – понятия противоположные, то дефляция и гиперинфляция на поверхности очень схожи, главное различие – в телеге обесцененных денег. Как я писал в 2009 году для журнала The Waterfall Effect: «Вот одна из полюбившихся мне цитат: «дефляция проявится во всём, чем мы владеем, а инфляция – во всём, что мы используем». Частично это так. Но у меня есть своя версия интерпретации этой цитаты. «Гипердефляция проявится во всём, что измеряется реальными денежными инструментами, золотом, а гиперинфляция проявится во всём, что измеряется купюрами».

Моя последняя публикация по этой теме называлась «Большой пробел в понимании слабостей аргументов сторонников дефляционной политики – ответ на статью Рика Экермана «Большой логический пробел в аргументах в защиту гиперинфляции». На прошлой неделе Рик сообщил своим читателям: «я пришёл к выводу, что нужно совсем немного, чтобы выиграть спор с тем, кто теряет рассудок, когда ему кто-то возражает, и с тем, кто относится к самодовольным нарциссам, которые приводят свои доводы, находясь в состоянии сексуального возбуждения. У этих ребят нет цивилизованности и правильных манер, и лучше избегать их обоих. Можете попробовать перестроиться на аргументы по поводу гиперинфляции тех, кто обеспокоен не избиением и расчленением своих оппонентов, а тем, чтобы представлять факты, которые помогут вам лучше подготовиться к финансовому кризису».

Хочу сначала поблагодарить Рика Экермана и признать его проницательность в данной сфере. Поскольку он показал такую сообразительность в своём предпочтении политики гиперинфляции, я попытаюсь помочь ему увидеть другую сторону явления. Вот что говорит Рик: «моя интуиция в отношении дефляции очень чётко укрепилась в сознании в 1976 году после того, как я прочитал работу Майерса «Грядущая дефляция»».

Название было непродуманным, как нам сейчас понятно, однако ключевая идея книги была такой же вневременной и незыблемой, как закон гравитации. Майерс пишет невероятно просто о том, что «в конечном счёте, каждый пенни долга должен быть выплачен – если не заёмщиком, то кредитором». Те, кто следует инфляционной и дефляционной политикам, согласны в том, что все мы в душе разрушители, и это подозревали наши читатели, мы отличаемся лишь в ответе на вопрос, кто – заёмщик или кредитор – примет на себя удар. Однако, как поясняет Майерс, кому-то платить придётся. Если вы понимаете этот момент, то вы поймёте, почему, например, материя настоящей имущественной дефляции останется, даже если тридцать миллионов огорчённых владельцев домов оставят свои ключи от дома в почтовом ящике. Повторю: мы не способствуем тому, чтобы долг исчез путём увиливания от него – кто-то должен принять удар.

В своих статьях о дефляции Рик часто повторяет: «В конечном счёте, каждый пенни долга должен быть выплачен – если не заёмщиком, то кредитором». Я рискну и скажу, что это заявление составляет багаж Рика, его главную предпосылку дефляции. Так он пришёл к итогу в своих рассуждениях: «Я думаю, что ни один банк не задумывался о критериях, по которым выносится решение, выдавать кредит или нет».

Поэтому любому, кто подпишется под теорией гиперинфляции, всё что я могу сказать – в ней нет ничего, и кто угодно предпочтёт не $250,000 обесцененных денег, а гиперинфлированные деньги, чтобы заплатить за залог.

Рик Экерман: «Это итог, насколько я понимаю».

В этой статье я укажу на нестыковки в заявлении Майерса. Я покажу, как этот недочёт в предпосылке Рика рушит весь его анализ. Также я расскажу о той системе взглядов, с которой мы рассматриваем данный вопрос. Начнём? Для начала мнение Майерса.

«В конечном счёте, каждый пенни долга должен быть выплачен – если не заёмщиком, то кредитором». Рик пишет: «Те, кто следует инфляционной и дефляционной политикам, согласны в том, что все мы в душе разрушители, и это подозревали наши читатели, мы отличаемся лишь в ответе на вопрос, кто – заёмщик или кредитор – примет на себя удар». Я пишу: «Да, кто-то будет платить. Однако этот третий вариант упущен в заявлении Майерса». «Удар» может быть национализирован: «Человек следовал этому пути тысячи лет. Знаете старую шутку о том, как убежать от медведя? Кредиторы повлияют на нашу финансовую политику следующим образом: они попытаются получить долговые бумаги, имея санкцию на это, и в этом процессе впереди будем и вы и я. Остальные останутся на растерзание медведем гиперинфляции, поедающим их валюты, не обеспеченные золотом…».

«Гиперинфляция – это процесс сохранения долга любой ценой, даже через его покупку прямо за наличные, потому что политики позволяют печатать деньги, чтобы покрыть каждый долг, и свалить это всё на переднем дворе».

Насколько многим из вас известно, я начал этот спор в 2008 году не имея ни фактов, ни надёжного мнения.

И в дебрях интернет-сообщества, в которое я вступил, содействие в спорах оказывали как тем, кто был на стороне дефляции, так и тем, кто был на стороне инфляции/гиперинфляции. Бо́льшую часть этих споров я не считаю убедительными. Большинство участников движения ожидает серьёзную дефляцию, независимо от того, понимают они аргументы или нет.

Если вы желаете считать великую дефляцию как уменьшение – или великое сокращение – экономической активности, то эта идея была заряжена крупным торговым дефицитом, кредитной экспансией.

Но одна вещь, которую я усвоил из книги, имевшей большое значение для меня, мнение, которое я нашёл самым убедительным в отношении моего “прошлого багажа”, состоит в том, что у сторонников политик дефляции всё ещё есть большой пробел в понимании.

Рик стал сторонником политики дефляции в 1970х годах, по его словам. И он, конечно, не был одинок в этом. Я даже не знал о существовании таких дебатов в 1970х годах, не говоря уже о 2007-ом, таким образом, я едва могу говорить о широкой перспективе, необходимой в этих дебатах, согласно моему собственному опыту.

Но я могу поделиться с Вами выдержкой из книги, которая убедительна для меня.

Один пункт, я надеюсь, Вы сочтёте любопытным в этой выдержке – то, что сторонники политики дефляции всегда были одержимы идеей жилой недвижимости.

Это одно из возражений почти одержимого Рика Экермана по поводу гиперинфляции, и ясно, что у него есть свои причины для этого. Цитата была написана в 2001 году, когда развивался пузырь на рынке недвижимости.

Мои примечания в [скобках]:

«Где-то в 1970х годах я был вынужден задуматься о нескольких различных сторонниках политики дефляции. Казалось, что все их заключения имели один результат: та долларовая дефляция доминировала бы, независимо ни от чего. Большинство из сторонников разделилось в зависимости от аспекта проблемы, но для всех них дефляция могла бы выйти на первый план, даже если бы цены несколько выросли. Дефляция всегда была конечным результатом».

Одна из центральных тем в этих рассуждениях касалась того, как эта ближайшая дефляция будет воздействовать на обычную жилую недвижимость. Видите, большинство этих парней стремилось обезопасить продажу избыточной частной собственности, потому что она, рано или поздно, понижалась. Это происходило, главным образом, потому что ипотечные рынки были бы разрушены во время дефляции, и никто не мог их купить [цены разрушаются до уровня цены при оплате наличными].

– Заметьте:

Читатель должен понять, что эти обсуждения были предназначены для людей и инвесторов, у которых было много собственного капитала.

И я действительно имею в виду Много!

Аргумент касался не того, как выжить, скорее, того, как сбалансировать действительно консервативный портфель имущества. Поскольку прошло какое-то время, мы можем увидеть несколько главных недостатков в их взглядах. Недостатки, которые стоят им доверия, если не личных денег. [Я хочу упомянуть здесь цитату из Гари Норта, написанную в 2002 году:"Я помню, как в 1975 году, на C.V. Майерса, посетителям на золотой конференции было сказано , 'Если Вы поймете это превратно, то Вы потеряете все.'

Он предсказывал дефляцию.

Он понял это превратно.

Он не потерял ничего.]

Один пункт, который я затрагивал здесь несколько раз, касался того, как много мы сами и наша экономическая структура выделили на принятие бумажных денег. Даже при том, что они были, боже упаси, отделены от золота. В одной единственной области – рынке облигаций, инвесторы реагировали совсем не так, как предполагали сторонники политики дефляции. Двадцать лет назад [это было написано в 2001], ожидалось, что увеличений брутто одной только денежной печати будет достаточно, чтобы случился биржевой крах.

Это почти происходило несколько раз, но никогда не заканчивалось полностью. Казалось, что функция рынка развилась, чтобы принять инфляцию как предпосылку современной экономической функции. В подобном сравнении с сегодняшними взглядами, инвесторы предполагали, что, пока мы занимали расширяющуюся экономическую позицию [номинальный рост ВВП, инфляция доверия и оценка финансового продукта], полученную в результате поиска на основе санкции, инфляция цен не воздействовала на доверие долгосрочной облигации. Мы видели подтверждение этому много раз. Мы видели, что наши кредитные рынки, особенно долгосрочные облигации, использовались, несмотря на угрозу инфляции цен.

Действительно, был готов [чрезвычайно ликвидный] рыночный спрос для покупок облигаций. Долгосрочные держатели облигаций действительно были успешны, если их позиция оставалась частью сбалансированного холдинга, и они не должны были продавать их в сложные времена. Даже теперь долларовые облигации повысились, поскольку снизились ставки.

Возвращаясь назад:

Эта целая долларовая система МВФ всегда была основана на расширяющейся указательной теории, что ВВП увеличивается в течение долгого времени. Инвесторы, которые делали ставки на дефляцию после каждого из периодов инфляции, ужасно погорели, поскольку дефляция была преодолена. Экономическая функция возвратилась, потому что инфляция цен не могла разрушить весь рынок ради долгосрочного кредита. Недостаток во всём этом заключался в резервной структуре нашей Долларовой денежной системы МВФ.

Тот факт, что мир должен был жить с нашей денежной политикой, означал, что их производство товаров почти всегда будет дешевле, чем наше; при этом в США под контролем будет находиться местная инфляция цен. Другими словами, местная инфляция в США цен не могла выйти из-под контроля, пока остальная часть мира была готова использовать их экономическое производство, чтобы управлять ею, продавая товар в нашу расширяющуюся денежную систему.

Доллар [и ценные бумаги и их деривативы] мог бесконечно подвергаться инфляции, в то время как наши кредитные рынки функционировали в неинфляционной среде.

Но всему есть конец.

У денежной системы вроде этой есть определённая временная шкала, и эта точка достигается, когда мир может отойти от того, чтобы оставаться с низкой как в США инфляцией цен.

Эта точка достигается, когда Другая денежная система выходит вперёд, чтобы бросить вызов доллару и в процессе предоставить другим производящим товары странам шанс купить некоторый «образ жизни» для себя.

Сначала это шоу выглядит скучно, поскольку инвесторы придерживаются правой стороны, участвуя в долларовом споре: расширяющаяся основа санкции создаёт неинфляционный [номинальный] рост [и в ВВП и в ценных бумагах].

Это одна из причин, по которой трейдеры всё ещё покупают американский долгосрочный кредит, не говоря уже о преследовании возрастающих долларовых валютных курсов. Долларовая фракция обладала соответствием в начале 90х, поскольку формировался Евро.

Чтобы противостоять этой угрозе, как я обрисовал в общих чертах здесь несколькими способами, они продвинули производные хеджи как способ застраховать долларовое господство. Эти хеджи, включая золотые деривативы, служили лишь тому, чтобы усилить весь доллар/систему МВФ вне её способности служить реальной денежной системой сегодня.

Я имею в виду то, что наш целый долларовый пейзаж теперь стал только торговой ареной актива: он теперь развивается вдали от использования любой значащей валюты, чтобы продавать реальные товары. Он не может лежать в основе ни одного из направлений, потому что наша местная экономическая структура, экономическая база США, не может обслужить даже крошечную фракцию покупательной способности, в настоящее время проводимой в долларах во всем мире. Так какое это имеет отношение к Недвижимости? Посмотрите на любой крупный район США; Северо-восток, Юго-запад и т.д. Если кто-то из сторонников политики дефляции был прав, его рассуждение в конце 70х и в начале 80х годов должно было произвести, по крайней мере, среднее падение Жилой недвижимости.

Кто-нибудь из Вас может найти такое «среднее число» имущества на сегодня, чтобы оно было бы ниже, чем цены в начале 80х? Конечно, я не говорю о Гавайях, Нью-Йорке, Денвере или Сан-Франциско; это только вспышки в возрастающем масштабе инфляции.

Средние цены на внутреннем рынке повысятся во всей стране независимо от того, что будет содержать будущая экономика. Инфляционная позиция высшего качества ФРС означает, что даже безработные смогут купить дом и платить за него! Смотрите, как все происходит. Доу не будет очень отличаться от того, что было десять лет назад; спад до 5 000 снова – это реальная возможность! [Заметьте: Доу понизился с 11 000 в 2001 году до 7000 и повысился до 12 000 в 2011 году].

Моя идея в том, что мы находимся на “времени окончания” в долларовом производстве, которое скоро произведёт повышение в реальной инфляции цен, разрушающей аппарат хеджа.

Одна единственная позиция – физическое золото, потому что главный актив благосостояния за следующей валютной системой опередит всё с большим отрывом.

Независимо от того, держится ли дериватив за него! Поскольку Евро создаёт основу [это происходит прямо сейчас в 2011], он будет стимулировать одобрение инфляции на наших кредитных рынках, а затем произойдёт замораживание производных рынков. Такое восприятие вызовет полный крах наших рынков облигаций и вынудит ФРС скупить любой кредит, платя полностью. [Платя полную цену за снижение активов? О боже, ФРС когда-либо делала это? Сторонники политики дефляции никогда не увидят, что оно приближается! При необходимости Буш и конгресс проследят, чтобы было напечатано достаточно денег для того, чтобы, мы платили наличными за всё! [Я мягко называю это «свалкой на передней лужайке», и это было придумано FOA за восемнадцать месяцев до известной речи Бернанке: «Мой друг, долг является самой сущностью санкции. В случае долговых неплатежей, нарушается санкция». Здесь все сторонники политики дефляции получают свой руководство. Они не замечают того, что гиперинфляция является процессом экономии долга любой ценой, даже при покупке с немедленной уплатой наличными.

Дефляция невозможна в сегодняшних долларовых сроках, потому что политика позволяет печатать наличные средства, и в случае необходимости покрывать каждую последнюю часть долга и демпинга на вашем переднем дворе! (улыбка) Ничего не стоящие доллары, конечно, но никакая дефляция в долларовых сроках!»

Дефляция или гиперинфляция?


Хорошо, теперь вернёмся к оригинальной выдержке… Растёт ли наша экономика, останавливается или терпит неудачу – всё это окажет небольшое влияние на инфляцию цен.

Жизнь при серьёзной дефляции цен проходит подобным образом:

“Дорогой, я снова говорила с Фредом – он не может продать свой дом! Бедный парень, он должен снова поднять цену продавца. Нет покупателей. Он отступил, чтобы снова поднять изначальную цену. Да, это не так плохо, нам нужно было поднять свои цены перед продажей в три раза.”

Инфляция набирает обороты, когда денежная система вынуждена «допечатывать» деньги. Мы также «допечатываем» и доллар. Просто требуется время, нужна альтернативная система, чтобы это случилось.

Теперь я действительно понимаю, что нужен особый талант, чтобы извлечь эту глубокую мудрость из сообщения на форуме десятилетней давности. И я почти слышу, как некоторые из Вас кричат, “но-но-но… цены на недвижимость ДЕЙСТВИТЕЛЬНО разрушаются … д … д … ДЕФЛЯЦИЯ!” Неправильно. Жаль. Жилая недвижимость в конечном счёте потерпит крах до цены при продаже за наличные с внешним финансированием, поскольку кредит исчезает, точно так, как полагают сторонники политики дефляции. Но окончательная цена при продаже за наличные может быть выше, чем сегодняшние цены с внешним финансированием и она может опережать пригодность наличного расчёта, необходимого для очистки рынка! И всё это время недвижимое имущество будет терпеть крах в неизменных ценах (золото).

Всегда существует нехватка наличных во время гиперинфляции, которая бросается в глаза – вот почему мы вынуждены продолжать добавлять нули на купюрах. Этот станок просто не может не отставать от цен в установленных купюрах. И поэтому у первого, кто коснётся новых наличных («элита») есть очень ценное преимущество. Гиперинфляция – это серьёзная конкуренция для задержания образа жизни перед лицом принудительной строгости, точно так же как и гонка! Вот выдержка из статьи об этом:

“Дорогой, я снова говорила с Фредом – он не может продать свой дом! Бедный парень, он должен снова поднять цену продавца. Нет покупателей. Он отступил, чтобы снова поднять цену продавца. Да, это не настолько плохо, нам нужно было поднять свои цены перед продажей в три раза.”

Я буду держать пари, что сторонники политики дефляции думали с точки зрения депозит + ссуда = цена, вместо того, чтобы обналичить деньги. Неправильная парадигма. Жаль. Когда гиперинфляция поразит в контрольной точке символическую парадигму валюты, рынок попытается очиститься для возрастающей символической цены при продаже за наличные, в то время как цена на свободно конвертируемую валюту (выраженную в золоте) продолжит падать. Сторонники политики дефляции действительно правы в одном. Недвижимое имущество – это не очень хорошие инвестиции, когда готовишься к тому, что приближается. Это не означает, что долг ссуды на строительство дома не будет сильно увеличен. Это, скорее всего, случится. И если вам повезёт, и вы уловите суть в золотой парадигме во время кризиса, то благословляю вас. Но это по-прежнему не лучший инвестиционный выбор в настоящее время, даже с понижением на пять процентов, по сравнению с конвертацией этих же наличных в физическое золото. Чуть подробнее об этом.

Я поделился этой выдержкой ради сторонников политики дефляции, которые, как другие группы, загромождённые старым багажом, имеют тенденцию пропускать то, что фактически раскрыто. И для этого лучше начать с моей статьи «Дебиторы и Вкладчики». Понимание баланса, необходимого, чтобы сохранить мир между этими двумя группами, важно для понимания политического желания, кроющегося за неизбежностью и свободного золота и долларовой гиперинфляции.

У Рика, кажется, возникает много сложностей и когда дело доходит до золота и когда дело доходит до гиперинфляции. Его самой большой проблемой является, очевидно, недвижимое имущество и современная закладная на дом. И, честно говоря, если вы не предпринимаете усилие понять то, что сейчас происходит, есть шанс, что это и не случится.

В вышеприведённой цитате для сторонников политики дефляции “доллар – это доллар” точно так же, как и для простых людей, банкиров, президентов компании и продавцов долговых кредитов. И даже при том, что доллар уже потерял почти 99 процентов своей изначальной покупательной способности, Рик полагает, что Властвующая элита удостоверится, что он останется в силе, пока вы не отработаете каждый доллар, который должны. Поскольку кто-то же должен заплатить! (В этом он прав.) И он не собирается быть «ими». (Он также здесь прав.)

У доллара есть длинное, легендарное прошлое. Верить тому, что “доллар – это доллар”, значит, просто проигнорировать его историю. Конечно, я не подразумеваю, что сторонники политики дефляции не знают об этой диаграмме:

фото

Но я говорю о том, что они думают, что крах финансовой системы доллара непосредственно усилит доллар и в конце устроит ценовое падение. Это забавное замечание, когда вы принимаете во внимание совокупность перемещений доллара.

Доллар когда-то стоил 1.555 грамма золота. Затем уменьшился до .888 граммов. Сегодня на него можно купить .02 грамма золота, но только с разницей. Заметьте, что я сказал “тот, который можно купить” вместо «тот, который стоит,” и я также добавил “с разницей.” Поэтому сегодня доллар не стоит .02 грамма золота. Приблизительно в течение шестидесяти лет за свою столетнюю жизнь, мало чем отличаясь от человеческого пенсионного возраста, доллар ушёл на пенсию и стал просто символической, ничего не стоящей монетой. И в целом эта “отставка” не является чем-то плохим. Кто-то на днях послал мне вопрос по электронной почте, и вот что я ответил:

Привет, Марк,

В целом вы правы в своей статье, за исключением того, что эти ничего не стоящие монеты по-прежнему хороши. То, что отличает нас от обезьян – это наша способность разделять труд так, чтобы сопротивляться второму закону термодинамики и организовывать нашу окружающую среду.

Это разделение труда требует, чтобы мы использовали средство расчётов с целью избегания двойного совпадения недостатков.

Вопрос тогда звучит так: что лучше как средство расчётов? Это должно быть нечто, имеющее значение? Или же для антиэнтропического процесса более выгодно быть чем-то символическим и ничего не стоящим?

Если бы вы ответили “кое-что имеющее значение», я бы спросил – почему? Потому что вы хотите сохранить это всё на случай, если вы произведёте больше, чем потребляете? И каково будет влияние в битве человека против энтропии, если обращение данного средства замедляется из-за накопления? Наоборот, имея ничего не стоящее средство, почему просто не обменять его на ту же самую ценную вещь, если вы действительно производите больше, чем потребляете? Это кажется мне достаточно простым.

С уважением,

FOFOA.

Вы видите, это – то, где мы сегодня. Мы используем как средство расчётов символическую, ничего не стоящую монету. Логично тогда обменять избыточные ничего не стоящие монеты на нечто, имеющее значение. Всё-таки сегодня большинство тайно хранит символические, ничего не стоящие монеты в форме долга большего количества монет, который нужно отработать и заплатить кому-то ещё. Фактически, этот долг значительно превышает платёжеспособность (оплату через работу), по крайней мере, не за сегодняшнюю долларовую покупательную способность на .02 граммов золота. И всё же кто-то заплатит за это, как и обещали сторонники политики дефляции! Таким образом, возникает вопрос – как можно оплатить невозможный долг?

Ответ: если его нельзя отработать трудом, то он отработается прошлыми усилиями, нераспределённая прибыль которых была ошибочно сохранена в долгах и долларах. Дополнительное улучшение в том, что это – также чья-то работа, если прибыль может быть использована для своей выгоды, и потери национализированы. Мы наблюдали этот процесс в прошлые три года – имеющий глаза да увидит.

Несколько ограниченный фокус внимания Рика Экермана находится на закладных на дом как линчевальная булавка, которая будет удерживать эту ничего не стоящую, символическом монету, в то время как вы трудитесь, отрабатывая долг за ничего не стоящие монеты. Давайте посмотрим шире, чтобы измерить длину этой булавки и давление, которое она должна выдержать.

Общая американская ипотечная задолженность составляет немногим более четырнадцати триллионов долларов. Это число включает вас и ваших соседей. Из этих четырнадцати триллионов долларов приблизительно шесть триллионов хранятся на балансовых отчётах банков, и девять триллионов оформляются и продаются вкладчикам вроде пенсионных фондов. Из этих девяти триллионов долларов, удерживаемых вкладчиками, приблизительно пять гарантируются американским правительством.

Таким образом, булавка Рика, которая будет заставлять всех Вас, обязанных домовладельцев, быть честными: четырнадцать триллионов – пять гарантируемых триллионов = девять триллионов. И эта булавка с девятью триллионами настолько прочна, потому что удерживается политически связанными и сильными банкирами-бандитами и пенсионными фондами. Скоро я скажу Вам, почему эти группы предпочли бы напечатать на станке весь этот долг и полученные наличные, чем наблюдать даже за двадцатью процентами тех из вас, кто не платит за ипотечные залоги. Но сначала давайте вернёмся назад и бросим более широкий взгляд на то, что могло бы вызвать сильное напряжение в этой «булавке».

Общий ничего не стоящий символический долг в США, как общественный, так частный, составляет приблизительно пятьдесят пять триллионов долларов – в четыре раза больше, как и тот, что поддерживается физическим недвижимым имуществом. Если мы прибавляем нефинансируемые долги правительства (которые выдерживают напряжение той булавки), то это число составляет приблизительно 168 триллионов долларов. И это лишь обещания производить ничего не стоящие, символические монеты в обозримом будущем в Соединённых Штатов. Тем временем США производят достаточное количество «товаров и услуг» каждый год для того, их купили на четырнадцать триллионов долларов, входящих в эту символическую группу на текущем уровне покупательной способности. И с торговым дефицитом приблизительно в пятьсот миллиардов долларов ежегодно кажется, что США потребляют примерно 103.5 процента того, что производит каждый год в неизменных ценах.

Так, в неизменных ценах, то есть, с точки зрения покупательной способности доллара, потребовалось бы … 168 триллионов долларов/ (14 триллионов долларов произведённых – 14,5 триллионов долларов потребляемых), = x годы … хм … так или иначе, потребуется дополнительно 336 лет, чтобы вернуть те обещанные доллары за сегодняшнюю покупательную способность. Помните, я говорил, что от этого долга «отделаются» в прошлом без использования машины времени? И здесь возникнет результат прошлой избыточной работы, по-глупому сохранённый в долларах, будут предложены долларовые финансовые инструменты и их производные. Конечно, сторонники политики дефляции хотят, чтобы вы знали, что мы будем вынуждены уменьшить наше потребление, чтобы снизить наше производство в платёжном поручении и выплатить долг. Да, они правы, хотя и не в том способе, которым рассуждают.

Сокращение потребления означает сокращение Вашего уровня жизни. Некоторые называют это строгостью. Но с принудительной строгостью также появляется конкуренция во избежание снижения Вашего уровень жизни. И в этом заключается неизбежность гиперинфляции доллара США.

Понимаете, те Властвующие элиты, о которых Рик думает, что они собираются поддержать доллар и его вес в 169 триллионов долларов (исключая производные), чтобы удостовериться, что вы отделаетесь от своего долларового ипотечного залога за 9 триллионов долларов за сегодняшнюю покупательную способность – те же самые, что будут наиболее сопротивляться мерам жёсткой финансовой политики. А все хорошие сторонники политики дефляции знают, что вы просто не можете сопротивляться непреодолимому без разрушений. И то, что они в конечном счёте остановят свою конкуренцию, чтобы поддержать этот образ жизни, является стоимостью доллара, который сломается весьма легко из-за сильного напряжения.

Теперь давайте возвратимся к тем “грабителям-банкирам”, которые наряду с политически сильными пенсионными фондами являются частью Властвующей элиты, собирающейся удерживать доллар на сильных позициях так, чтобы Ваш ипотечный залог не был слишком высок. Помните, это примерно шесть триллионов долларов или 3.5 процентов от выплаты долгов, которые всё ещё висят на балансовом отчёте банков, постепенно поглощаемые и/или гарантируемые Федеральным правительством и/или американским правительством.

Это простая логика: вы думаете, что они сбросили бы тот долг на книгу Федерального правительства в обмен на полную денежную стоимость? Как насчёт этого: для успеха банка лучше завладеть домами (и затем продать их), из которых уходят примерно двадцать процентов обеспокоенных домовладельцев? Исследование рекламной почты за 2009 год показало, что почти в одну пятую сложных ипотечных залогов в США вовлекали заёмщики, которые стратегически не выполняли своих обязательств. Всё же долги банков (депозиты, созданные тогда, когда создавались ссуды) остаются, полностью застрахованными федеральной корпорацией по страхованию депозитов, у которой нет никаких денег.

Через магию двойной бухгалтерии коммерческого банка ведомости остатка счета фактически не подвержены уменьшениям в покупательной способности или текущей стоимости символических долларов. Они, однако, подвержены уменьшениям в стоимости их авуаров и риску невыполнения обязательств, который вытекает из дефляции. Депозиты – это номинальные долги, которые остаются, когда авуары снижают. Так, поддержка дефляции была бы для банка подобна мазохизму.

Рик думает, что банки защитят свои авуары, удерживая сильный доллар. Но это только удерживает долги, которые намного тяжелее уплатить, в то время как имущество дефляции имеет тенденцию сокращать свои авуары, делающие их ещё тяжелее. Игнорируя доллар и недостаток в высказывании Майерса скажите, что случается с балансовым отчётом банка, если все ссуды не выполнили своих обязательств в то самое время? Или если номинальная стоимость всего их кредита рухнула то же самое время? Это оказало бы точно такое же влияние. Банки испытывают этот тип сжатия. Как «ангел – хранитель», Федеральное правительство, ответило сейчас?

Взгляд Рика Экермана на стимулирование банков или на их предпочтения для предотвращения (как будто они имеют контроль) гиперинфляции проявляется с точностью до наоборот. Баланс банка сильно повреждается во время дефляции, но это происходит полностью через гиперинфляцию.

Что касается пенсионных фондов, они держат этот долг не из-за его стоимости к сроку платежа, а из-за его ценности в среде падающей процентной ставки и её ликвидности в торговле. Пенсионные фонды сталкиваются с проблемой, когда не могут работать номинально. Они держат номинальные активы и делают номинальные обещания, которые просто не могут быть выполнены во время дефляции. Однако столь же пагубна гиперинфляция для пенсионеров (клиентов фондов). Это удача для связанных с политикой менеджеров пенсионного фонда, которые были раздавлены дефляцией.

Ещё раз повторю, что стимулирование или предпочтение тех, кто держит долговое обязательство на вашу ипотеку, чтобы предотвратить (как будто у них был контроль) гиперинфляцию, просто не на месте. В действительности, как я покажу через минуту, будет вполне достаточным стимулом для этих политических Гигантов Властвующей элиты поощрить вид печати, которая включит валютный крах в исландском стиле в полномасштабную гиперинфляцию в стиле Зимбабве. Чуть подробнее об этом.

То, что вы видите, является результатом перспективы, которую вы выбираете.

Единственное место взаимодействия недалёкого муравья с Гигантами может произойти там, где распылён смертельный яд. Так, с точки зрения ограниченного муравья, убийства муравьёв – это то, ради чего живут Гиганты, то, что мотивирует их, и то, как они планируют своё время. Не ограничивайте себя мышлением муравья. Если вы хотите найти вкусные кусочки, оставленные Гигантами, необходимо начать думать как Гигант.

В своей последней статье Рик Экерман представил два ответа, которые он счёл “особенно интересным.” Это объясняет старый трюизм “невозможно съесть своё золото.” Правильно, золото – не лучший вариант, во время кризиса продовольствия. Вместо этого если вы один с БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ собственного капитала, золото – самый лучший способ продвигать средства ЧЕРЕЗ кризис на другую сторону. Если вы вынуждены тратить эти средства на еду во время кризиса, то ваше планирование никуда не годится.

И с недостаточным понимание того, как случается денежный крах, переключаясь на иллюзии и разоблачающую действительность, вы обнаружите, что сам кризис будет относительно недолгим. Наилучший вариант, по моему мнению – максимум шесть месяцев. Перемещение ваших средств на другую сторону должно быть очень важной для этих сбережений. Но если Вы – один из муравьёв, которые не могут отличить денежный коллапс от несметного числа других проблем в нашей цивилизации (то есть вы думаете, что, когда деньги разрушаются, всё остальное тоже рушится), тогда Вы, вероятно, думаете, что мы окажемся в пустоши МэдМакс долгое время, пока, как доллар наконец не пойдёт путём песо.

В этом случае вам следует, вероятно, купить себе ранчо в Техасе, много оружия, и нескольких друзей, которые помогут вам стрелять, как ковбои. Денежный коллапс сторнирует и в конечном счёте исправит многие из тех бесчисленных проблем, потому что действительность будет раскрыта и освобождена для того, чтобы проявить её более сбалансированный динамичный спрос и предложение.

Но достаточно об этом. Первым из двух ответов, которые Рик счёл «особенно интересным», была электронная почта, которую он получил от Чарльза Хью Смита, человека “Двух Умов”, который обеспокоен «осуждением» (для него это прямота) других, особенно сторонников политики гиперинфляции. В электронном письме он написал:

Меня беспокоит широко распространённым мнение, что гиперинфляция «гарантируется».

Смит – действительно человек двух умов. Ему нравится оставаться нейтральным и гибким, торговаться с толпой:

Я, конечно, не хотел бы обсуждать любого, потому что мои аргументы трейдерские в основном, а не экономические. Возможно, будет гиперинфляция, я не утверждаю… Это похоже на одностороннюю торговлю, даже если это больше мема чем торговля.

Я стою на холме и вижу широкую долину. В этой статье я пытаюсь поделиться своим видением. Это – цунами, вызвавшее приближение валютного коллапса после сильного финансового и экономического землетрясения, которое в нашем случае закончится, вероятно, самой разрушительной гиперинфляцией. И больше людей, которые приходят посмотреть, чем больше людей, которые присоединяются ко мне на возвышенности, чтобы увидеть долину, тем больше человеку двух умов нравится его противоположная позиция в низу долины. Вы смотрели видео из Японии? То самое.

Чтобы разделить с Вами моё мнение, я собираюсь рассмотреть электронное письмо Смита, исправляя ошибки и объясняя недостатки в его перспективе:

Как мы оба сказали, другая проблема в том, как Элиты получают преимущество в гиперинфляции?

Я думаю, что мы можем благополучно определить термин «элита» Чарльза Смита его собственными словами как Финансовая (Уолл-стрит) Элита, политически сильная (включая политические корпорации и пенсионные фонды союзов/союза), “банкиры-бандиты, грабящие нас вслепую” и «Конгресс» наряду со всеми политическими деятелями, изнуряющими эту страну непосильным трудом; в основном все управляющие Международной Денежной и Финансовой системой. И он спрашивает, как «они» получают преимущества от гиперинфляции? Ну, они получат преимущества, таким же образом, как и самые близкие к печатному станку получают преимущества ото всей гиперинфляции. Но что ещё более важно, основной взгляд Смита на “Элиты” является неправильным. Он делает ту же самую ошибку, что и Карл Маркс.

В своей статье я писал, что существенный принцип в концепции, способствующей пониманию того, почему гиперинфляция доллара США и свободного золота просто неизбежны, или если использовать слово Смита, «гарантируемы». Я был обвинён в самонадеянности во взглядах. Но я определённо и активно ограничиваю объём этого блога только до двух темам. Я, конечно, не всезнайка. Я только описываю вещи, которые могут быть ясно изучены, и помогаю вам подняться до таких же высот.

Был ли тот японский парень, что снимал тот фильм на холме, слишком самоуверен в своих взглядах на надвигающееся цунами, или, в то время как у тех, кто находился внизу в в домах было более рациональное мнение? Возможно, они были людьми двух умов; с одной стороны, землетрясение было силой девять баллов, и они жили в зоне с угрозой цунами. С другой стороны, это должно было быть довольно большое цунами, чтобы выплеснуть воду океана за дамбу. Конечно, они услышали его шум и у них было много времени, чтобы убежать. Это в перспективе. Имея подходящую перспективу, можно видеть вещи более ясно.

В статье «Дебиторы и Вкладчики» я написал:

Сегодня у нас есть много замечательных, умных и требовательных аналитиков, изучающих те же самые экономические данные и придумывающих различные исследования существующего глобального финансового кризиса. То, что отделяет их – это основополагающие условия, на которые они воздействуют.

И ложная предпосылка может исказить блестящий анализ на 180 градусов. Немногие аналитики полностью раскрывают свои предпосылки. Но Карл Маркс сделал это , и в этом мы можем найти тот ключевой недостаток, который направил его анализ в пагубном направлении.

Маркс пишет: “История всего существующего до настоящего времени общества является историей классовой борьбы.” Он разобрался в этой части! Он ошибся с классами.

Классы Маркса:

1. Труд(пролетариат или работники) – любой, кто зарабатывает на средства к существованию, продавая рабочую силу, и кто получает деньги за трудовое время. Они могут лишь работать на капитал, так как у них обычно нет никакого способа самостоятельно выжить.

2. Капитал (буржуазия или капиталисты) – любой, кто получает доход не от рабочей силы, а от прибавочной стоимости, которую они присваивают от работников, формирующих их состояние. Доход капиталистов поэтому основан на эксплуатации работников.

Проще говоря, Маркс говорит, что это противостояние богатых и бедных. Согласно Марксу, богатые используют бедных, чтобы получать “беструдовой доход”, который порождает классовую борьбу.

Это привлекательная перспектива, потому что это требует лишь поверхностного понимания для того, чтобы распределять людей в один из этих двух лагерей, богатых или бедных. Если кто-то ездит на Бентли, нам сразу понятно, что это за группа, верно?

[…]

Как я сказал, Маркс был прав в одном. В истории действительно происходила драматическая классовая борьба несколько столетий. Но если мы устраняем его некорректную предпосылку, то видим все яснее.

Эти два класса – не пролетариат и буржуазия, или работники и элита. Эти два класса – Дебиторы и Вкладчики. “Лагерь шальных денег” и “Лагерь тяжёлых денег”. История показывает историю этих двух групп много раз. Всегда каждый у власти, и всегда другой желает власти.

1. Дебиторы – “Лагерь шальных денег” – им нравится тратить (и перераспределять) деньги, которые они не зарабатывали, или занимая их, облагая налогом вкладчиков. Им нравятся шальные деньги, потому что они всегда и всюду постоянно устраивают инфляцию, упрощая выплату долгов.

2. Вкладчики – “Лагерь тяжёлых денег”- им нравится жить в пределах своих средств и экономить любой избыток на потом. Они предпочитают тяжёлые деньги, потому что это защищает их сбережения и вынуждает дебиторов отделаться от своих долгов.

В 1789 году, когда была Французская революция, “Лагерь тяжёлых денег” был у власти с 1720 года, когда шальные деньги Джона Лоу рухнули, и берущий начало в 1789 году “лагерь шальных денег”, уничтожил “Лагерь тяжёлых денег” и пришёл к власти. Так “лагерь шальных денег”, дебиторы, обычно приходят к власти …, восставая против твёрдой выплаты их привычек расходов …

Но есть фатальный недостаток в этой Марксистской парадигме; многие из нас, из современного пролетариата – это вкладчики, которые предпочли бы, чтобы тяжёлые деньги вроде золота защитили наши сбережения. Мы вкладчики, которые наказаны текущей системой шальных денег. Именно поэтому я поделил всех на Дебиторов и Вкладчиков, иначе известных как “лагерь шальных денег” и “лагерь тяжёлых денег.”

И с пониманием того, кого действительно представляют Элитные Заговорщики Смита – лагерь шальных денег, дебиторов, голодный коллектив – начинает развиваться ответ на его вопрос. Это – противостоящий лагерь, вкладчики, которые будут сильнее всего наказаны гиперинфляцией и это – Элита Смита, которая получит прибыль во время этой гонки.

Если вы подумаете о банкирах-грабителях, политических деятелях и Западных Капиталистах, отвечающих за систему, твёрдо стоящую в лагере Дебитора, вы находитесь на пути к просвещению. Я понимаю, что это парадоксально, и противоречит также большей части багажа, который накапливается, когда вы читаете других авторов “тяжёлых денег” в Интернете – вот почему я провожу так много времени, занимаясь этим. Я переписывался по электронной почте со многими чрезвычайно умными людьми, у которых случался важный «щелчок», таким образом, я полагаю, что я могу прийти к чему-то.

Так что назовите меня самонадеянным, если это поможет вам чувствовать себя лучше, но я не собираюсь быть слабым в том, что я вижу. Тут у меня, конечно, нет двух умов.

Как “Элита” получит прибыль от гиперинфляции? Она первой потратит счета с добавленными нолями и таким образом опередит нас в гонке и выиграет конкуренцию, чтобы сохранить уровень жизни. Гиперинфляция – исход долгового графика, нет никакого другого способа, которым это может закончиться. Серьёзность - та переменная, которую можно рассмотреть.

Рик Экерман и другие сторонники политики дефляции соглашаются со мной в том, что нежизнеспособная, непостоянная гора долга должна и будет разрушаться. И они рассматривают “Элиту” как капиталистических кредиторов и остальную часть нас, как бедных рабочих болванов, как дебиторов пролетариата. Поэтому они полагают, что, когда долговая гора разрушается, их версия “Элиты” не будет печатать деньги в стиле Зимбабве, потому что даже при том, что они только устроили «стрижку» на своих облигациях, они хотят убедиться, что сверхболваны среди нас ещё есть – которые всё ещё работают, продолжают обслуживать сальдо с долларами сегодняшней покупательной способности.

Это неуклюжее представление, по моему мнению. Голодный коллектив обеспечивает вполне достаточную политическую поддержку для “[Западной] Элиты”, чтобы напечатать полную номинальную стоимость их облигаций. Кроме того, сторонники политики дефляции вроде Экермана так же, как фактически все господствующие экономисты обеспечивают прикрытие в форме вероятного отрицание вины на основании незнания последствий того, что гиперинфляция была бы неизбежным результатом.

Но история глубже. Причина, по которой я помещал “Элиту” в кавычки или именовал их, как “Элита Смита” в том, что, мало того, что у него неправильное разделение, так он ещё и недальновидно сосредотачивается только на одной части всей картины.

Некоторым из Вас, насколько мне известно, нравится думать с точки зрения великих заговорщических конфликтов, “Столкновения Титанов” (Столкновение Элит), или чего-то в этом роде. Вероятно, я смогу помочь вам разобраться с этим взглядом в парадигме “Дебиторы и Вкладчики”.

У нас есть Запад, который составляет примерно 25 процентов населения в мире, и у нас есть остальная часть мира. И да, у них есть своя собственная «Элита». Вы, вероятно, предположили бы, что “Запад” представляет “дебиторов” в этой парадигме. Но вы были бы неправы, если бы предположили, что остальная часть мира занимает позицию «в лагере тяжёлых денег».

Верно, мы находимся в конце одного из самых продолжительных “режимов” лагеря шальных денег. И эти вещи обычно имеют обратную сторону. Но история учила нас тому, что в то время режим шальных денег заканчивается финансовым крахом, тяжёлые денежные режимы обычно заканчиваются кровопролитием. И обычно проливается кровь денежных туристов (См.: Французская революция.)

Таким образом, остальная часть мира заняла на сей раз другую позицию. Это работало в течение нескольких десятилетий.

В: Кого действительно представляет BIS?

О: “Старый Свет, золотую экономику при рассмотрении через современные представления или “способ уехать из США без войны”.

Это слова из моей ДРУГОЙ статьи “Золотой Человек” (не Гольдман). BIS действительно представляет «остальную часть мира» с денежной точки зрения. Это – «профсоюз» их Центральных банков. Всё не так, как кажется поначалу.

Итак, как вы рассматриваете “экономику золота Старого Света” через современные представления? И как вы мирно двигаетесь туда с лагерем шальных денег? Это довольно просто. Вы позволяете природе идти своим ходом, вы поддерживаете этот естественный ход так долго, как нужно и вы не лишаете лагерь шальных денег их драгоценного указа. Это свободное золото. Речь о том, чтобы позволить меритократии возродиться, как Феникс из пепла неизбежного краха доллара. Речь не о передаче богатства. Речь о рождённой заново меритократии. Передача богатства – это то, что ослепляет большинство людей и не даёт увидеть её неизбежное приближение.

Кое-что ещё от Чарльза Хью Смита:

«Как мы оба говорили, другая проблема в том, как Элиты получают преимущества от гиперинфляции? Единственный ответ, который я когда-либо получал – «они уже купили золото.” Да, правильно. Как я отметил, существует семь триллионов долларов в золоте – общее количество, половина которого принадлежит центральным банкам, и есть 160 триллионов долларов в финансовом богатстве. Даже если бы золото стало K/унцию за десять долларов, то оно составляло бы не больше, чем тридцать пять триллионов долларов в золоте в частных руках. Тем временем, Финансовые Элиты потеряли бы всё своё финансовое богатство. Они действительно передали всё своё богатство из всех финансовых инструментов и полностью перевели в золото и землю? Если так, тогда [кому] принадлежат 160 триллионов долларов?

Прежде всего, неясно точно, сколько там золота, но, вероятно, что более восьми триллионов долларов к настоящему времени, и только приблизительно 18 процентов из них не принадлежат центральным банкам. Это оставляет 6,6 триллионов в частных руках, по сегодняшней цене.

Смит подвергает воздействию свою недалёкую перспективу в этом параграфе, когда говорит о том, что Гиганты, которым принадлежит львиная доля 160 триллионов в финансовых продуктах, уже должны были уничтожить стоимость этих финансовых продуктов и взорвать золото в паническом бегстве от одного к другому, если крах доллара был действительно на горизонте. Напротив, необходимо думать как Гигант, чтобы увидеть лучший способ перемещения Вашего Гигантского богатства от одной системы к следующей. Истинные Гиганты не паникуют как муравьи. Истинные Гиганты знают, что, если бы они запаниковали, то со своим весом, они передали намного МЕНЬШЕ богатства в новую систему.

Наблюдая с точки зрения Гиганта, можно заметить, что большая часть из этой долларовой стоимости, эти 160 триллионов долларов исчезнут мгновенно. И когда это происходит, рынок для бумажных обещаний о золотой поставке также разрушится и исчезнет. Да, 160 триллионов долларов исчезнут, и 6,6 триллионов повысится до разрыва в 264 триллионов.

Дааа. Теперь я держу пари, что понял, почему кричат сторонники политики дефляции! “Невозможно сделать из 160 триллионов долларов 264 в мгновение во время дефляционного краха!” То, что вы видите, является результатом перспективы, которую вы выбираете. Читатель “Reven” недавно задал этот тот же самый вопрос, на который я ответил так:

Будет ошибкой сравнивать снимок золота со снимком “глобальной стоимости активов”, потому что так игнорируется измерение времени, в котором течёт золото. Даже если вы правы относительно всех вещей в мире (кроме золота), то стоимость в 160 триллионов в 2011 году можно увеличить до этой суммы. Это теоретически неограниченно, в отличие от бумажного состояния, которое самоограничивает его собственными объективными метриками и экономическими связями. Состояние из бумажных денег ограничено верхней стороной, но неограниченно внизу. Золото – это инверсия бумаги, которая не ограничена сверху, и ограничена снизу. Это не полные акции золота, но поток от тех, кто удерживают его.

Оригинал перевод для mixednews – DKM

Позвольте лучшим трейдерам торговать за вас!

Автоматически копируйте самых успешных трейдеров PrimeXBT и зарабатывайте вместе с ними
Источник: /
http://mixednews.ru

Драгоценные металлы готовятся к новому скачку
Золотой Запас | Металлы | Gold (XAU/USD)
Токен yEarn Finance упал ниже $10 000 на фоне снижения активности в DeFi-секторе
ForkLog | Криптовалюта
Финансовые рынки под давлением
Обзор рынка | ТВ
Ведущие британские ученые пришли к выводу, что «многие или все» вакцины против Covid-19 могут
MixedNews | Новости
Спрос на золотые монеты и слитки во всем мире зашкаливает
Золотой Запас | Новости | Gold (XAU/USD)
Почему государственное регулирование иногда необходимо
Статьи
Прогноз драгоценных металлов на 2020 год
Золотой Запас | Металлы | Gold (XAU/USD)
Германия подтвердила связь топ-менеджера Wirecard с австрийской спецслужбой
ForkLog | Новости
Пробойные паттерны: захват хая
Техника / Графика | ТВ
Президент ВТБ: государство не потерпит развития криптовалют
ForkLog | Новости

Еще материалы

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=120347 обязательна Условия использования материалов