Пол Кругман ошибся в оценке золотого стандарта

3 сентября 2012 Архив
На фоне перспектив "дополнительного монетарного стимулирования», на которое намекнул глава ФРС в Джексон-Холле, золото вновь становится горячей темой для обсуждения Отчетность Джорджа Сороса в Комиссию по ценным бумагам и биржам буквально «взорвала» Уолл Стрит. Выяснилось, что он распродал акции крупных финансовых корпораций и закупился золотом. Он приобрел почти 884 тысяч акций самого крупного "золотого" фонда ETF-типа в мире - SPDR Gold Trust. В том числе, и фьючерсов, ориентированных на повышение цены на золото. Биржевой аналитик CNBCДжим Крамер, постоянно отслеживающий тенденции рынка, рекомендует перевести как минимум 20% своих активов в золото. А Республиканская партия США – выбрала себе новое направление экономической политики и теперь предлагает создать «Золотую комиссию» с целью изучения «возможности возврата золотого стандарта для нац. валюты США»

На волне подобного возросшего интереса к золоту активизировались критики, которые считают этот драгоценный металл ничем иным как «варварским пережитком». Как пишет в Los Angeles Times экономист Уэслианского университета Ричард Гроссман, идея создания «Золотой комиссии» является «пустой тратой времени и денег", потому что этот стандарт "не работал на протяжении 100 лет." А эксперт по бумажным валютам Мэтью О'Брайен в журнале TheAtlanticназывает золотой стандарт "ужасной идеей" и приводит целый рад графиков, демонстрирующих, что связав доллар с золотом, не удалось сохранить стабильность цен. Экономист и колумнист NewYorkTimes Пол Кругман в своем блоге высоко оценил статью О'Брайена, не преминув отметить, что цена на золото отличалась высокой волатильностью аж с 1968 года. Он привел в пример следующий график:

Пол Кругман ошибся в оценке золотого стандарта


Существует удивительно распространенное мнение, что, по крайней мере, золото отличается стабильной покупательской способностью. Но ничего не может быть дальше от истины.

Кругман отмечает, что, когда процентные ставки низкие - цены на золото обычно повышаются. Он утверждает, что, поскольку процентные ставки, как правило, снижаются в период рецессии, рост цены золота приведет к «падению общего уровня цен». Наконец, Кругман высмеивает убеждение в том, что истинный золотой стандарт будет препятствовать возникновению финансовых пузырей на рынке активов, и последующему экономическому спаду, обращая внимание на то, что Америка страдала от приступов "финансовой паники" в 1873, 1884, 1890, 1893, 1907, 1930, 1931, 1932, и 1933 годах."

Эти критические замечания, хотя и содержат эмпирические данные, - чрезвычайно обманчивы. Предоставленная информация утверждения Кругмана никак не подтверждает Вместо использования чистой экономической теории для интерпретирования этих данных, Кругман и его кейнсианские коллеги используют ее, чтобы доказать свои утверждения. Их методологический позитивизм привел к ошибочным выводам, которые (просто так случилось..) - поддерживают их излюбленную концепцию господства государства над деньгами. Реальность заключается в том, что не только золото сохраняет свою ценность с течением времени, а в том, что те приступы паники, которые Кругман приводит в пример, произошли из-за интервенций правительства, а не из-за золотого стандарта.

С порога нобелевский лауреат делает "дилетантские" ошибки, смешивая в одно два разных стандарта золота. На протяжении всего 19 века вплоть до начала Великой депрессии. Существовал не один золотой стандарт До первой мировой войны, Соединенные Штаты и значительная часть Запада использовала классический золотой стандарт (золотомонетный). Это означало, что доллар был просто эквивалентом определенного количества золота, как правило 1/20 унции золота. После массивной инфляции, последовавшей за I Мировой войной и Генуэзской конференции 1922 года, большинство западных стран, включая Великобританию, приняли золотовалютный стандарт. Хотя Соединенные Штаты продолжали придерживаться несовершенного классического золотого стандарта, другие западные страны уже прекратили конвертировать национальную валюту в золотые монеты. Вместо этого, они конвертировали свою валюту в доллары или фунты, которые позволили расширить налогово-бюджетную политику, где нехватка золота была не так заметна. В то же время, президент Нью-Йоркского Федерального резервного банка, Бенджамин Стронг, вступил в сговор с управляющим Банка Англии Монтегю Норманом, с целью сдержать утечку золота из Великобритании. ФРС, со своей стороны приняла "легкие монетарные условия в США» и «намного увеличила ликвидноть банков ", согласно историку экономики Роберту Хиггсу. Эта закулисная сделка состоялась, когда Англия в 1926 году приняла решение "перезапустить" золотой стандарт на на базе довоенного паритета , несмотря на то, что фунт во время войны обесценивался.

Возможно и казалось, что это новое международное соглашение между центральными банками и было направлено на поддержание классического золотого стандарта, но это ничего подобного и близко не было. Инфляционный бум во второй половине 1920-х годов стал итогом "монетарных происков" ФРС и Банка Англии. Окончательным результатом стал крах фондового рынка в 1929 году, положивший начало Великой депрессии. Вопреки распространенному мнению, Великая депрессия была вызвана не классическим золотым стандартом, а отказом от нее.

Что касается других приступов паники, о которых упоминает Кругман: все они были вызваны не золотым стандартом, а вмешательством государства в денежный рынок. Как объясняет экономист Джозеф Салерно, распространение банковской системы с частичными резервами, или расширение кредитов, необеспеченных золотыми резервами, сыграло ключевую роль в создании финансовой нестабильности. Паника была вызвана в первую очередь:

-созданием псевдоцентрального банка картелем из семи привилегированных нью-йоркских банков, результатом чего стала почти полная централизация США запасов золота в своих хранилищах. Этому нью-йоркскому банковскому картелю худо-бедно удалось расширить денежную базу и общую денежную массу, выпуская свои собственные бумаги и депозиты поверх золотых запасов. Эти бумаги и депозиты затем использовались банками нижнего уровня в качестве резервов, на которых они строили пирамиду своих собственных бумаг и депозитов.

-Кроме того, банки, особенно крупные, в создании инфляционных кредитных инструментов, стимулировало прочно закрепившееся ожидание того, что их освободят от выполнения договорных обязательств в трудные времена. То есть, что юридически они смогут приостановить денежные выплат своим вкладчикам и держателям этих бумаг – ситуация, которая не раз повторялась во время приступов паники на протяжении всего 19 века.

В целом, приверженность реальному золотому стандарту не была главной причиной всех приступов "финансовой паники" в списке Пола Кругман. Этой причиной был его любимый институт: государство и непрерывная возня политического класса с экономикой, который создал неустойчивую денежную систему. Стоит также отметить, что конец 19 века был периодом невероятного экономического роста как для США, так и остального мира, несмотря на недостатки золотого стандарта. Хотя его часто упоминают как время баронов-грабителей, голодающих рабочих и страшной дефляции, экономика США в то время демонстрировала самые высокие темпы роста за всю историю.

Когда Соединенные Штаты поддерживали золотой стандарт в довольно значительной степени, экономика расцвела. Относительное отсутствие инфляции обеспечило ситуацию, в которой доллар выступал в качестве средства сбережения в дополнение к упрощению операций. Без угрозы надвигающегося роста цен, население всё больше склонялось к тому, чтобы сокращать потребление и вносить вклад в доступность капитала за счет экономии. Разумный подход производить больше, чем потребляется, позволил большему числу предпринимателей заставить капитал работать. Это создало основу для массового производства и предоставления потребителям доступ к изобилию товаров, о котором еще в позапрошлом веке нельзя было и мечтать.

К недоумению кейнсианцев экономический ренессанс конца 19 века произошел в то время, когда цены не то что не росли или оставались стабильными, а наоборот падали. Снижение общего уровня цен произошло, поскольку наращивание производственных мощностей шло более быстрыми темпами, чем денежной массы. Сегодня экономисты кейнсианской и монетаристской школы по-прежнему убеждены в том, что стабильный уровень цен - это хорошо, тогда когда здравый смысл говорит об ином. Падение цен - это находка для потребителей, а не катастрофа. До тех пор пока предприниматели могут использовать механизм обратной связи, присущий неискаженной системе ценообразования для прогнозирования производственных затрат, снижение цен лишь незначительная проблема. Зацикленность на стабильности цен это причина, по которой многие экономисты пропустили депрессию и инициированный ФРС бум в 1920-х годов. На свободном же рынке существует тенденция падения цен при увеличении объемов производства.

Кругман отрицает не только то, что металлические деньги ведут к экономической стабильности и росту, он делает это, пытаясь показать, что золото было невероятно волатильным, с тех пор как Ричард Никсон в 1971 году отменил привязку доллара к драгоценному металлу. Но Кругман со своим примером, что называется, запрягает телегу впереди коня, поскольку очень сильно колебалась не цена на золото, а стоимость доллара.

Как подсчитал Уоррен Брукс в своей книге The Economy In Mind, "в 1970 году за унцию золота ($ 35) можно было купить 15 баррелей нефти ОПЕК ($ 2.30 за баррель). В мае 1981 года за унцию золота ($ 480) можно было купить 15 баррелей нефти Саудовской Аравии ($ 32 за баррель) ". Перенесемся в настоящее, и: за унцию золота ($ 1750) – можно купить около 20 баррелей нефти (85 $ за баррель).

Кругман также утверждает, что, когда процентные ставки падают, цена на золото увеличивается. Но опять, он делает ту же ошибку, не признавая ту роль, которую играет манипуляция долларом в обоих случаях. С момента создания Федеральной резервной системы процентные ставки формировались не под воздействием рыночных сил. На свободном рынке, процентные ставки определяются коллективным общественным предпочтение или за счет снижения цены на будущие товары по отношению к существующим. Когда больше людей экономят, и тем самым сокращают потребление, наблюдается более высокое предложение заемных средств. Это повышенное предложение приводит к снижению процентных ставок, так как цена существующего капитала снижается. А в условиях приказного режима подобного ФРС, которая надзирает за банковской системой частичных резервов, процентными ставками манипулируют нескольких центральных банков, а не рынок. Эти центральные "планировщики" увеличивают предложение денег в попытке подтолкнуть вниз процентные ставки и стимулировать потребителей к займам. Подобные действия также влияют на рост цен на золото, так как инвесторы теряют доверие к ценности доллара.

В своем "крестовом походе", стремясь сохранить кейнсианство в качестве законной школы мысли, Кругман в очередной раз попытался "очернить" золото и обвинить его в кризисе, который был вызван исключительно вмешательством государства. Суть кейнсианства сводится к теории поклонения государству. Ее главные приверженцы утверждают, что бесплатный сыр бывает не только в мышеловке, и что он подается непосредственно печатанием денег. Другими словами, теория основана на логике отсталой "депрессивной" экономики и весьма далека от реальности.

Кейнсианцы то признают, что пузырь на рынке недвижимости действительно существовал, то беспокоятся по поводу его прорыва. Они винят изобилие рынка в рецессиях, но затем толкуют о той же политике, которая приводят к тому самому изобилию. Эту иррациональность лучше всего отражает замечательная цитата бывшего министра финансов и экс-директора Национального экономического совета Лоуренса Саммерса:

Главня ирония финансового кризиса заключается в том, что в то время как оно вызвал слишком много доверия, заимствований, кредитования и расходов, он может быть решен только путем еще большего доверия, заимствований, кредитования и расходов.

У кейнсианцев нет чистой экономической теории, они полностью автономны в своем подходе. Они трактуют любые данные, которая согласуются с их мнением, на свой лад. Любая теория, которая ставит под сомнение идею о том, что экономику также легко починить, как как и детскую игрушку - отрицается, как пропаганда "правых сил". В конечном счете кейнсианцы отрицают золотое правило экономики: экономия вызывает сокращение потребления и перепроизводство. Реальная экономия в форме орудий производства (заводы, оборудование, машины и т.д.) - это основа любой экономики. Правительство только растрачивает эти дефицитные ресурсы путем постоянного разграбления богатств.

Кейнс презрительно относился к среднему классу на протяжении всей своей профессиональной карьеры. Возможно, поэтому у него было такое презрение к золоту. Золото это выбор рынка за деньги, а не государственнического правящего класса, зависящего от расходов практически неограниченных сумм налоговых долларов. Так как истинный золотой стандарт защищает от галопирующей инфляции и бесконечно растущего бюджетного дефицита, кейнсианцы будут делать все возможное, чтобы дискредитировать золото в качестве работоспособной формы валюты. Они преданны государству и бумажным деньгам, а не естественному выбору обычного человека.

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/


/templates/new/dleimages/no_icon.gif (C) Источник

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=153583 обязательна Условия использования материалов
Приводите новых читателей ссылаясь на материалы сайта
Нашли ошибку? - выделите и нажмите ctrl+enter