Анна Каледина, Максим Лаврентьев Пресса | Новости

Возвращение мегарегулятора

3 октября 2012  Источник / http://www.2stocks.ru/main/broker/article/megaregular07092012
Пять мыслей, которые можно вынести из Facebook замдиректора департамента финансовой стабильности Центробанка Сергея Моисеева

В Банке России никто не хочет комментировать его будущее. Публикация любых высказываний о создании финансового мегарегулятора (обсуждается объединение в каком-то виде ЦБ и ФСФР) возможна только после согласования с зампреда ЦБ. Блог в Facebook Сергея Моисеева, замдиректора департамента финансовой стабильности Центробанка, дает представление по крайней мере о его личном отношении (интересно, насколько оно совпадает со взглядом ведомства) к этой затее. Вот какие выводы можно сделать:

1. Идея присоединения нынешней ФСФР в качестве нового департамента к ЦБ неплоха. Сергей Моисеев: «Учитывая масштабы работы, сопоставимые с банковским надзором, надзор за финансовыми рынками может быть самостоятельным направлением… устраивать ФСФР с точки зрения преемственности и перевода персонала». Подчиняться подразделение может первому зампреду ЦБ, курирующему надзорный блок, - Алексею Симановскому.

2. Необходимость интегрированных надзора и регулирования в России назрела, это естественный этап развития экономики страны. Сергей Моисеев приводит выжимку из мартовского исследования Всемирного банка на эту тему:
- интегрированный надзор и регулирование «любят» страны, находящиеся на более высоком уровне экономического развития;
- небольшие открытые экономики выбирают интегрированный надзор для экономии бюджета и из-за малочисленности финансовых посредников;
- чем выше развитость финансового сектора, тем больше потребность в интегрированном надзоре;
- к интегрированному надзору стремятся страны с доминированием банковского сектора, пережившие системный риск ликвидности из-за высокой доли внешнего финансирования;
- опыт антикризисной политики побуждает вводить интегрированный надзор.

3. Нет необходимости выделения специального надзорного органа, то есть усечения части нынешних функций ЦБ. В частности, Сергей Моисеев заподозрил в предвзятости «Ведомости», которые привели «неправильные» примеры США, Германии, Италии, Испании и Франции в своей публикации: «Судя по набору примеров (и замалчиванию альтернативных примеров), «Ведомости» проталкивают идею выделения надзора». По его мнению, журналистам надо было обратиться к опыту центробанков Грузии, Казахстана и Литвы, а также «пионера мегарегулирования в странах СНГ» - Армении. «Как известно, в своем отечестве пророка нет, - пишет Сергей Моисеев. – Всегда нужно какое-то международное оправдание. Если посмотреть вокруг, то наши соседи по бывшему СССР оказались более расторопными в плане создание интегрированного надзора и регулирования за финансовым сектором. Им не нужны западные оправдания, они решают внутренние задачи». В другом посте он говорит, что всего в мире насчитывается около 20 хороших примеров межсекторального регулирования (Сингапур, Ирландия, Чехия и другие).

4. Профучастники выступают против объединения ФСФР и ЦБ, так как привыкли к вольной жизни. Сергей Моисеев: «Больше всего поражает беспокойство профиков. Наверно, оправданное с точки зрения их меркантильных интересов. Ведь пруденциального надзора нет. А годы идут. Власти обещают риск-ориентированный надзор. Наверное, во имя рентабельности лучше, чтобы и дальше обещали и при этом сидели, сложа руки. Хотя финансовый рычаг (отношение нетто-позиций к капиталу) у ряда известных профиков зашкаливает за 3000-5000% (у банков на порядки меньше). Конечно, профикам хотелось бы оставаться при ФСФР, которая обещает и обещает…»

5. Не надо бояться конфликта интересов ЦБ на бирже или потери квалификации в области регулирования и надзора за финрынками. Сергей Моисеев напоминает, что «Варшавская биржа, которую все хвалят как образец и ставят в пример Московской бирже» частично принадлежит государству: «А местный польский ЦБ наполовину участвует в капитале ключевой структуры – центрального контрагента». Очень трогательный рассказ о встрече с президентом Пражской фондовой биржи: «У них чешский ЦБ – это мегарегулятор и регулирует всех, включая биржу. Биржа, кстати – это биржевой холдинг, владеющий торговой, депозитарной и расчетно-клиринговой инфраструктурой в Вене, Праге и еще где-то в Восточной Европе. И было удивительно наблюдать его нескрываемую радость от близости к ЦБ. Это вам все-таки не специализированный профильный регулятор, который только за свои “пуговицы” отвечает».

Вывод Сергея Моисеева: «Думаю, что вариант с ЦБ - очень неплохая вещь, если мы хотим избежать будущих системных кризисов на финансовом рынке. А выгод-то сколько... унификация, рефинансирование, отраслевая отчетность, консолидированный надзор… главное, чтобы голова не закружилась». В точку.
Правительство вернулось к вопросу создания единого регулятора всех финансовых рынков. Теперь в качестве фундамента предлагается Центробанк. Но нужен ли ЦБ такой «подарок»? «Встречаются Василий Иванович и Петька… встречаются, встречаются, но никак не поженятся». Был когда-то такой популярный анекдот, обыгрывающий традиционное начало шуток о Чапаеве и его верном соратнике. В 90-е остряки поменяли персонажей на Ельцина и Чубайса. Впрочем, неважно. И не ищите оттенков. Сейчас не об этом.

У нас любят результат подменять процессом – встречаться, совещаться, обсуждать, рождать гениальные идеи, чтобы потом утопить их в пене дней. С периодическим, правда, воскрешением. По информации «Коммерсанта», правительстве опять вернулись к долгоиграющему вопросу создания мегарегулятора, который охватил бы все финансовые рынки. Чему даже посвятили сразу два совещания у первого вице-премьера Игоря Шувалова.

Начали с простого – вернем, мол, ФСФР законодательную инициативу, которая совсем недавно полностью перекочевала к Минфину. К этому мы уже привыкли. Перемены – двигатель процесса. Не понравилось – «вертать все обратно». В итоге договорились до революционных изменений – создать мегарегулятора на базе ЦБ путем слияния его функций с функциями ФСФР.

Что-то новое – хорошо забытое старенькое. Такой вариант как раз и предлагал в начале «нулевых» на тот момент депутат Госдумы Виктор Плескачевский. Как уверяют знающие люди, пропихивал эту идею под себя, дабы впоследствии возглавить и направить. Под себя на масштабы не скупятся.

За время, минувшее с тех попыток, прошло уже больше 10 лет. Идея пережила несколько реинкарнаций, затухала, обрастала новыми подробностями. Несколько раз даже воплощалась в законопроекты, но без дальнейшего движения. Чаще всего под мегарегулятора предлагали отдать именно финансовые рынки без банковской системы. Но на волне скандалов с отзывом лицензии у Межпромбанка и так называемой группой Матвея Урина на Центробанк пролился ливень критики. Мол, недоглядели, не предотвратили. Тогда зачем нужен такой надзор, где трудится несколько тысяч человек, если под носом такое творится? Вывод напрашивался – отобрать у ЦБ функции надзора и оставить исключительно вопросы денежно-кредитной политики. Отобрать, конечно, можно (и это даже не обсуждая истинные причины скандалов), но кому отдать?

ФСФР? Такая мысль всегда напрашивалась. Недаром в свое время Владимир Миловидов был заменен на замминистра финансов Дмитрия Панкина. Все говорило о том, что главный апологет идеи мегарегулятора – Минфин – готовит почву для расширения полномочий службы. Когда в 2011 году ФСФР передали функции страхового надзора, то все это анонсировалось как первый шаг к созданию мегарегулятора. Правда, Дмирий Панкин всегда призывал договориваться о понятиях. В том смысле, что потенциальный мегарегулятор не замахивался на финансы во всех их проявлениях, а лишь на фондовый и страховой рынок. Даже от форексников и МФО, которым сейчас придумывают регулирование, ФСФР старательно дистанцировался.

В идее единого куратора есть как слабые, так и сильные стороны. Уже давно трудно провести черту между деятельностью банков и управляющих компаний. Все стремятся к расширению деятельности, хотят торговать ценными бумагами, создают ФК, которые зачастую еще и входят в промкорпорации. Унифицированная система отчетности теоретически могла бы облегчить жизнь, как самим участникам рынка, так и регулятору. И частным инвесторам принесла бы дивиденды в виде большей прозрачности и надежности подконтрольных компаний.

Только Центробанку сейчас брать на себя полную ответственность явно не с руки. Банковская система не только старше, но значительно более развита с законодательной точки зрения, в плане регулирования, отчетности и даже интеграции в мировые институты. Биржевики, страховщики по сравнению с банкирами еще живут в благословенном двадцатом веке, радовавшем участников рынков своей малой прозрачностью.

Надо ли ЦБ брать их под свое крыло? Вопрос риторический. С таким же успехом учителю старших классов можно предложить объединить выпускников и первоклашек. Недаром представители Центробанка от этой почетной миссии тщательно, хотя и тонко, отговаривались устами, к примеру, бывшего первого зампреда Геннадия Меликьяна: пока нет смысла, может быть, потом когда-нибудь.

Возвращаясь к Василию Ивановичу и Петьке, почему не поженятся? Потому что не надо. Но можно встречаться, совещаться, обсуждать, реанимировать идею мегарегулятора, когда нужда заставит. Программа мероприятий и законотворчества по созданию МФЦ содержит более 100 пунктов. Что сделано? Закон «О Центральном депозитарии», спорное слияние бирж… Не так уж много. А тут такой целый мегарегулятор. Его создадим и МФЦ построим! А как же?

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=154125. Об использовании информации.