Пресса | Новости

Фото ИТАР-ТАСС

Коррупция не вредит экономическому росту, а иногда и помогает ему

27 ноября 2012  Источник / http://finmarket.ru/z/nws/hotnews.asp?id=3135212
Экономисты спорят о вреде коррупционных систем. Большинство исследований не выявили никакой связи между уровнем взяточничества и макроэкономическими показателями. Некоторые ученые даже развивают идею, что коррупция - это необходимая смазка для плохо работающего механизма государства Коррупция, конечно, большое зло. Но, экономисты, как ни старались, не смогли выявить и доказать, что она наносит прямой вред экономике. По крайней мере, темпы роста от нее страдают - не даром самые быстро растущие экономики - все сплошь "насквозь прогнившие" от коррупции. Мало того, часть ученых пытается доказать, что на определенном этапе развития коррупция даже может помочь экономике быстрее расти.

Мнения, что коррупционные системы - зло абсолютное - придерживаются только западные политики и те экономисты, кто считает, что темпы роста - это совсем не главный показатель.

Очередной спор о вреде коррупции затеял как раз политик. Британский премьер Дэвид Кэмерон в начале ноября написал колонку в газету The Wall Street Journal. Кэмерон доказывал, что помощь бедным странам бессмысленна, если те сначала не одолеют свои проблемы - слабые институты и коррупцию. Если им давать деньги просто так, впрок им это не пойдет, рост и экономик не ускорится, граждане пользы от такой помощи не получат.

Заливать бедные страны помощью - это, скорее, лечение симптомов болезни, а не самого заболевания. Бедным странам мешает развиваться отсутствие главенства законов, конфликты, коррупция и слабые институты.

Со следующего года Великобритания будет тратить на помощь 0,7% своего ВВП, даже несмотря на кризис и рецессию. Однако Кэмерон хочет, чтобы эти деньги тратились с умом - они должны помочь странам встать на ноги самим.

Если Великобритания поймет, что деньги оседают в руках коррумпированных элит и не доходят до адресатов, то страна просто приостановит отчисления.

Кэмерон также собирается отказывать в визах коррумпированным чиновникам.

Экономисты ответили премьеру, что позиция его спорная: коррупция, похоже, никак не тормозит рост экономики и развитие страны.

Связь между коррупцией ростом экономики не доказана

Крис Блаттман из Колумбийского университета считает, что Кэмерон напрасно свалил в одну кучу все "болезни" развивающихся стран. Взятки куда менее опасны, чем экспроприация имущества или гражданская война.

Обычно мы воспринимаем коррупцию как грязь, которая мешает стране двигаться к благополучию. С этим сложно спорить: из-за тотальной коррупции у предпринимателей пропадает стимул вкладывать деньги. Коррупция становится своего рода налогом на бизнес, причем налог этот не создает общественных благ.

Этот вывод нам подсказывает здравый смысл. Но если подойти к изучению проблемы с точными научными методами, вывод будет другим: экономисты так и не нашли никаких доказательств того, что коррупция серьезно замедляет рост.

Ралитца Димова из Университета Манчестера и Науро Кампос из Университета Брунея собрали данные 41 исследования о коррупции и росте экономики. Они обобщили 460 эмпирических оценок связи коррупции и экономического роста. Оказалось, что доказательств того, что коррупция действительно тормозит рост, крайне мало.

Обычно доказательства в пользу "тормозящего" эффекта коррупции получают ученые, которые используют индекс Transparency International как главный индикатор коррупции. Выборки у них небольшие - максимальный временный диапазон 9 лет (именно столько публикуется индекс), а многие важные факторы, например, уровень развития человеческого капитала, игнорируются.

Но даже 62% таких исследований не могут доказать явной связи между коррупцией и ростом, лишь 32% делают вывод о значительных негативных последствиях. А 6% исследований выявили положительный эффект - коррупция ускоряет рост экономики.

Исследователи не могут доказать отрицательного влияния коррупции на рост экономики

Коррупция не вредит экономическому росту, а иногда и помогает ему


Якоб Свенссон в одном из исследований Всемирного банка привел множество примеров прямого вреда для экономики от коррупции. Например, Мобуту Сесе Секо, в 1965-1997 годах бывший президентом Конго (Заира), взял из казны примерно $5 млрд - сумму, равную госдолгу страны. За все время его правления уровень жизни в стране не вырос. Состояния, которые присвоили себе бывший президент Индонезии Мухаммед Сухарто и бывший президент Филиппин Фердинанд Маркос, оцениваются соответственно в 2 и в 7 раз выше госдолга.

Эти случаи, конечно, шокируют. Но коррупция - это не причина, а следствие плохих политических, экономических и культурных институтов, уверен Свенссон. Коррупция появляется как ответ на несовершенство законодательства. Именно поэтому наиболее коррумпированные страны - это страны с развивающейся или переходной экономикой, которые только строят систему управления.

Из-за коррупции меняется структура экономики: преимущества получают не самые эффективные фирмы, а те, кто освоил схемы получения выгоды от коррупции.

Из-за этого прочие предприниматели стараются меньше инвестировать, а во многих развивающихся стран бизнесмены боятся укрупнять свой бизнес - чем больше масштаб, тем больше коррупционное давление.

Это находит подтверждение не в макропоказателях, а на микроуровне. В странах Африки, например, фермеры предпочитают вести натуральное хозяйство, чтобы избежать коррупции, из-за этого они поучают меньшую выгоду, снижается их уровень жизни, .

Успешная борьба с коррупцией приносит явные эффекты в части человеческого капитала: например, растет посещаемость школ и уровень образования. Это было доказано на примере Уганды, в которой в 2004 году прошла мощная антикоррупционная кампания.

Тем не менее, несмотря на множество примеров на микроуровне, ни сам Свенссон, ни его коллеги так и не смогли выявить прямой связи между коррупцией и темпами роста экономики.

Вывод - напрямую она не влияет на рост экономики.

Коррупция может быть эффективной

Блаттман приводит другую гипотезу: коррупция может играть роль не тормоза, а смазки для плохо работающего механизма сопряжения государства и экономики. В странах с избыточным регулированием и неправильным распределением полномочий взятки могут быть единственным способом для компаний избежать проблем с чиновниками.

Можно воспринимать их как своего рода налог на устранение барьеров. Правда, не стоит надеяться на справедливое распределение доходов от такого налога.

Тем более сложно отделить "пользу" от коррупции от сопутствующего вреда. Коррумпированные политики и чиновники часто принимают решения, которые тормозят рост экономики.

Слабые темпы роста экономики связаны не с коррупцией, а с ее причиной - "ловушкой эффективности государства", соглашаются экономисты Центра мирового развития.

Гаити, Афганистану или Либерии понадобится сотни, если не тысячи лет, чтобы достичь такой же эффективности, государства как в Сингапуре, и десятки лет, чтобы догнать весьма коррумпированную Индию. С этим явлением и связаны провалы многих программ развития и помощи, а также разочарование политиков Запада, выделяющих на это деньги. А коррупция как раз может сгладить управленческие провалы.

С коррупцией необходимо бороться, чем бы она не была для экономики

Профессор университета Мэйсона и один из создателей блога Marginal Revolution Тайлер Коуэн - один из немногих экономистов, считающих, что мерить эффект от коррупции в процентах роста ВВП - в корне не верно.

Уровень коррупция, по его мнению, имеет ярко выраженную корреляцию с уровнем дохода надушу населения: чем богаче страна, тем ниже коррупция.

Корреляции с темпами роста не наблюдается, так как более бедные страны и должны расти быстрее, чем богатые. Кроме того, данные о бедных коррумпированных странах часто ненадежны, правильно оценить темпы роста и, тем более, уровень коррупции в них крайне сложно.

Однако рост богатства страны не означает автоматическое искоренение коррупции, а значит - коррупция вовсе не непременный атрибут бедных стран.

На микроуровне есть множество доказательств того, что коррупция замедляет рост. Есть исследования, доказывающие, что коррупция серьезно замедляет рост инвестиций, уровня жизни и доходов.

Мнение Блаттмана о том, что коррупция иногда оказывается эффективной, ошибочно. Коуэн приводит простой пример: чтобы быстро и без проблем открыть бизнес, нужно дать взятку - вроде бы это действительно облегчает процесс, выгодно бизнесу и позитивно для роста. Но сам факт того, что бизнесмен платит дополнительные деньги, снижает доход его бизнеса и не производит общественные блага.

А весь спор о том, способствует коррупция росту или тормозит его - это спор о курице и яйце. Экономист Пак Хунг Мо, автор исследования о коррупции и росте , выявил следующую эмпирическую зависимость: рост уровня коррупции на 1% сокращает рост на 0,72%. Политическая нестабильность, вызванная коррупцией, определяет больше половины этого эффекта - это основной канал связи между коррупцией и ростом. Но Пак также не смог доказать, что именно коррупция приводит к нестабильности, а не наоборот.

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=162320. Об использовании информации.