Подлевских Николай Аналитика | Периодика

Сланцевая нефть не может критически обвалить цены

14 февраля 2013  Источник / http://www.vestifinance.ru/articles/23395
Ситуация с добычей сланцевого газа все более проясняется. Новые страны пытаются испытать счастье на поприще его добычи, но во многих случаях принимают решение отказаться от таких планов. На родине сланцевой революции, в США, происходит сокращение бурения новых скважин для добычи газа. Эйфория уходит, но мир будет вынужден привыкать кушать трудный хлеб сланцевого газа.
Вслед за газом растет количество скважин, нацеленных на добычу сланцевой нефти. Обернется ли бум ее добычи очередным разочарованием или новой революции суждено стать причиной резкого наращивания производства нефти и обвала цен на "черное золото"? Состояние российской экономики и фондового рынка в решительной степени зависит от конъюнктуры цен на нефть. В последние три года с угрозами резкого наращивания добычи нефти в США можно связать стагнацию нашего рынка на фоне роста основных мировых фондовых площадок. А поволноваться есть отчего. Напомним, как в окрестности 2008 г. цены на баррель нефти марки Brent взлетали до $146, а затем снижались до $35. В последние два года они колеблются вблизи отметки в $110 за баррель. Сейчас на цены нефти действуют сильнейшие раздражители:

• К росту цен толкают стимулирующие финансовые программы со стороны ведущих мировых центробанков и увеличение спроса, связанного как с ростом населения, так и с еще более быстрым увеличением душевого энергопотребления со стороны развивающихся стран. (Уместно напомнить растущие продажи автомобилей в Китае и Индии, а также увеличение потребления продовольствия в бедных странах, что также ведет к росту спроса на нефть.)

• В другую сторону действуют угрозы снижения спроса за счет роста энергоэффективности и возможного кризисного сжатия ведущих экономик. Цены могут "придавить" и увеличение предложения нефти со стороны Саудовской Аравии, Ирака и некоторых других стран. Особенно активные действия в попытках увеличить добычу нефти предпринимают США.

Каждый из указанных факторов важен и интересен с точки зрения влияния на динамику нефтяных цен, но особенно обсуждаемым в последнее время стал вопрос возможного увеличения добычи нефти со стороны США. Приход Обамы на второй срок президентства сопровождался активной пропагандой идеи превращения ведущей мировой экономики в самодостаточную энергетическую державу и выхода США в ближайшие годы на первое место по объемам добычи "черного золота" с опережением по этому показателю России и Саудовской Аравии. Именно с таким прогнозом в ноябре 2012 г. выступило Международное энергетическое агентство (МЭА - International Energy Agency, IEA). По их расчетам, к 2030 г. Северная Америка превращается в чистого экспортера нефти. Об этом же свидетельствуют планы Министерства энергетики США.

Сланцевая нефть не может критически обвалить цены


По прогнозам ВР, добыча нефти в мире за 20 лет вырастет на 16,5 м.б.с. (миллионов баррелей в сутки), и в том числе по 3 м.б.с. прибавят Ирак и Саудовская Аравия. Но наибольший рост ВР ожидает для США, которые за счет добычи сланцевой нефти и повышения энергоэффективности экономики кардинально снизят импорт нефти. По прогнозам департамента Министерства энергетики США (US Energy Information Administration - EIA), тридцатилетнее снижение производства нефти в США в ближайшее десятилетие должно быть заменено на уверенный рост. EIA, также как и аналитики "Ситибанка", прогнозирует обновление достигавшегося более 30 лет назад максимума добычи нефти в США. Основной рост добычи нефти прогнозируется получить за счет интенсивной разработки месторождений сланцевой нефти, и в первую очередь месторождения Баккен в Северной Дакоте.

Пропаганда прихода нефтяной сланцевой революции происходит на фоне снижения цен в США, произошедшего за счет наращивания добычи сланцевых газов. Напомним, что за счет добычи сланцевых газов цены на голубое топливо падали от максимальных уровней в $14 за 1 млн британских термических единиц (БТЕ) до $2 за 1 млн БТЕ. Потрясшее воображение рынков падение цен произошло на фоне роста объемов добычи газа и в основном за счет добычи сланцевого газа, доля которого в общей добыче составляет уже десятки процентов. Но все же реальные успехи в увеличении суммарных объемов добычи газа выглядят гораздо скромнее, чем обусловленное этим снижение цен.

Многие полагают, что добыча сланцевой нефти может сделать с ценами на нефть то же самое, что произошло в США с ценами на газ. Однако рынок нефти гораздо более глобален, и заявленный в прогнозах рост добычи сланцевой нефти в США (даже если он и произойдет в указанных объемах) приведет к перераспределению мировых потоков "черного золота" и не будет вызывать столь же существенного снижения цен в Америке, как это было в случае с газом. Да и с ростом предложения новых существенных объемов нефти тоже не все так просто.

Можно разобраться с ситуацией подробнее на основе данных по добыче нефти на месторождении Баккен в США. Именно за счет разработки этого месторождения сланцевой нефти делаются выводы о будущем стремительном росте добычи нефти в США. Сланцевую нефть находят в породах, имеющих пониженную плотность и проницаемость, но не создающих ловушки так, как происходит в случае традиционных месторождений нефти. Наиболее перспективным для разработки сланцевой нефти как раз является месторождение Баккен, расположенное в Северной Дакоте США. Нефть там располагается (смешана с породой типа глины) в пласте толщиной порядка 40 метров, залегающем на глубине около 3 км. Большие площади и объемы нефтеносных пород позволяют делать высокие оценки потенциально извлекаемой нефти. По этим оценкам, из месторождения можно извлечь порядка 500 млн тонн нефти.

Сланцевая нефть не может критически обвалить цены


Первая скважина на месторождении начала давать нефть еще в далеком 1953 г. В разработке месторождения было две волны разочарований, когда в течение десятков лет новые усилия не давали должного роста добычи, а средние дебиты действующих скважин опускались ниже интересных для расширения добычи уровней. Технологического прорыва удалось достигнуть после 2005 г., когда, вместе с проходившим в США бумом разработки сланцевого газа, на месторождении начали активно бурить горизонтальные скважины, которые после применения технологии гидроразрыва пластов смогли показать существенно более высокие притоки нефти. После 2005 г. средний дебит скважин на месторождении повысился до 130-150 барр./день).

Самое приятное состояло в том, что постепенно довольно сложную технологию продуктивных скважин удавалось усовершенствовать и себестоимость бурения таких скважин стала снижаться с $14-15 млн за скважину до $10 млн и даже ниже. В США средняя стоимость бурения нефтяных скважин на сегодня составляет около $4 млн за скважину за счет активного роста доли более сложных и дорогих скважин, добывающих нефть из сланцевых месторождений.

Сланцевая нефть не может критически обвалить цены


После достигнутых успехов на месторождении Баккен начался бум бурения. Стоимость участков земли на месторождении вырастала на порядок, привлекая множество инвесторов. Благо что месторождения сланцевой нефти можно безболезненно делить среди множества мелких добывающих компаний, а финансовый порог вхождения в проект не очень высок. В результате количество добывающих скважин с двух сотен в 2000-2005 гг. быстро выросло почти до 5 тыс. скважин к концу 2012 г.

И если в 2008 г. добыча сланцевой нефти на месторождении Bakken составляла лишь около 1% от общего объема добычи в США, то к концу 2012 г. на месторождении добывается без малого 700 тыс. барр./день, что составляет около 10% всей нефтедобычи в США. А всего в стране добывается уже более полутора миллионов барр./день сланцевой нефти и значительная часть роста добычи в США обеспечена сланцевой нефтью.

Ажиотаж инвестирования в разработку сланцевой нефти поддерживался солидным субсидированием и налоговыми послаблениями со стороны правительства США. Так, согласно данных Международного энергетического агентства субсидии (и налоговые льготы) на добычу нефти и газа в США в 2011 г. составили $523 млрд, что на 30% больше, чем в 2010 г., и в шесть раз больше, чем субсидии для возобновляемых источников. В частности, государство компенсирует значительную часть расходов на бурение сухих скважин (от которых не удалось получить притока нефти). Видимо, за счет выплат компенсаций стоимость бурения сухих скважин оказывается в полтора раза выше.

Ажиотаж с добычей сланцевой нефти оказался столь велик, что бурение стало ограничиваться количеством буровых установок. И взрывной рост числа нефтяных скважин сопровождался снижением числа буровых установок для добычи газа. В этой связи темпы ввода новых скважин для добычи сланцевого газа сократились уже более чем в три раза. А значит, уже в ближайшее время мы станем свидетелями снижения ажиотажа по поводу роста добычи сланцевых газов. Более того, возможно, даже начнется снижение добычи.

Сланцевая нефть не может критически обвалить цены Кто-то связывает такое положение вещей со слишком большим снижением цен на газ и ставшей нерентабельной его добычу. Сланцевая революция в добыче газа привела к снижению цен и стала "пожирать своих детей". Напомним, что в США уже проходят банкротства многих компаний, занимающихся добычей сланцевого газа. Так, крупнейший производитель сланцевого газа, компания Cheasapeake, обанкротилась в 2009 г. Ее выкупила ExxonMobil. Сейчас компания Cheasapeake пытается выживать за счет продаж сланцевой нефти и продолжения раздутия информационного пузыря вокруг добычи сланцевого газа. Тем, кто продает акции газодобывающих компаний и участки для бурения, важно почаще восклицать: "Нет у революции конца!" И они это старательно делают. Но протрезвление постепенно приходит, и его признаки можно услышать в словах президента ExxonMobil, оценивающего ситуацию с добычей сланцевого газа: "Мы все сегодня проигрались... Мы не делаем деньги. Все несут убытки".

Действительно, операционные затраты на добычу сланцевого газа составляют около $15 за энергетический эквивалент барреля нефти, что дает нижний порог рентабельности добычи газа в $100 за 1 тыс. м3. С учетом капитальных затрат нижний предел целесообразности добычи газа располагается за уровнями в $150 за 1 тыс. м3. Падение цен до $100, а тем более до $70 за тысячу кубометров, делает его добычу нерентабельной. Частично рентабельность газодобывающих компаний удается поддерживать за счет продажи более дорогих попутных компонентов, включая попутную сланцевую нефть. Газовый энергетический эквивалент барреля нефти на локальных газовых рынках оценивается очень по-разному. В Японии цена 1 тыс. м3 природного газа достигает $700, и газовый эквивалент одного барреля нефти обходится Стране восходящего солнца по ценам порядка сотни долларов. В Европе за газ в объеме 1 бар. н.э. платят около $60, а в России и в США - по $100 за 1 тыс. м3, или по $15 за 1 бар. н.э. В результате добыча газа из сланцевых месторождений в США при текущих ценах оказывается убыточной. (Да и в других странах тоже требуется солидная поддержка государства для запуска сланцевых технологий. Например, Китай объявил о субсидиях производителям сланцевого газа в размере $63 за тысячу кубов.)

На примере сланцевого газа видим то, как действия государства и инерционность инвестиционного процесса могут заставить производить добычу вопреки текущей логике экономической целесообразности и даже продавать добываемый газ себе в убыток в надежде, что в будущем удастся компенсировать понесенные затраты. В таких пограничных случаях придется следить еще за одним ограничением, которое не менее жестко будет очерчивать границы целесообразности. Это показатель энергоотдачи от энергозатрат (EROI). Пока не сложилось культуры его подсчета, поскольку еще до недавних пор такой показатель для углеводородных энергоносителей был очень высоким. Например, для гигантских месторождений нефти в середине ХХ века он составлял сотню и более. Но в последнее время для добычи нефти и газа этот показатель уже опустился до величин порядка десятки. Так, проведенные оценки EROI для добычи сланцевой нефти в малопроницаемых пластах Баккен в Северной Дакоте дают значение порядка 6. Значит, из 6 единиц добываемой энергии нужно (даже просто для статистики) вычитать одну единицу, затраченную на добычу. Достоверных оценок показателей EROI для добычи гидроразрывного сланцевого газа пока не существует, но со временем придется проводить и такую бухгалтерию, чтобы в угаре новой моды не опускаться по EROI ниже единицы и не сжигать понапрасну ресурсы на субсидирование энергетически бессмысленных действий.

А пока сложившаяся ажиотажная ситуация с добычей сланцевых газов (поддержка государства, низкий уровень входных затрат на бизнес и зачастую введение инвесторов в заблуждение) привела к росту предложения газа. А вместе с проблемами логистики (региональные рынки газа сильно отделены друг от друга) дала кратное снижение цен в США, заставляя балансировать газодобытчиков на грани нулевой рентабельности.

Со сланцевой нефтью ситуация несколько иная. Аналогичного ценам на газ снижения цен на нефть даже в кризисный 2009 г. не происходило. А на начало 2013 г. за баррель нефти дают порядка $100. Но и по сланцевой нефти есть трудности, связанные с быстрым снижением продуктивности скважин. Особенно быстро объемы добываемой нефти снижаются в первый год. (При этом рост продуктивности скважин за счет проведения гидроразрывов увеличивает скорость снижения дебита). Зачастую добыча на скважине за год снижается в два–три, а то и более раз. В последующие годы скорость снижения добычи уменьшается. В среднем по скважинам месторождения Баккен за первый год добывается 19% нефти (за 5 лет - 46%, за 10 лет - 64%).

Имея быстропадающую со временем кривую дебита скважин по добыче сланцевой нефти, для поддержания роста добычи нефти США придется ускоряющимися темпами бурить все большее количество скважин. Белка в колесе чувствует себя ненамного лучше, чем нефтяная индустрия в США, стремящаяся показать рост добычи.

Уместно вспомнить некоторую аналогию возможной динамики добычи нефти в США с динамикой фондового рынка. Игроки на рынке хорошо знают ситуацию, когда усилия по преодолению уровней недавних максимумов не дают положительных результатов. Желающих продавать на отскоке скапливается слишком много. И, начиная с некоторого момента, идеи на покупку грубо отодвигаются в сторону. Становится очевидным, что новый максимум недостижим и кривая обрушивается вниз, как это было, например, в августе 2011 г. с индексом РТС.

Планы по росту добычи нефти в США в значительной мере связаны с ростом добычи сланцевой нефти на месторождении Баккен, размеры которого хоть и велики, но все же ограничены. В результате рано или поздно скважины заполнят все месторождение. Оптимисты оценивают, что до этого момента на Баккене можно будет пробурить до 30 тыс. скважин. Пессимисты уверяют, что будет порядка 10 тыс. скважин. Взяв промежуточный вариант с пределом около 20 тыс. скважин и предположив, что до этого предела будут бурить с сегодняшней скоростью, в 1800 новых скважин в год можно получить картину событий, представленную на рисунке. Добыча нефти на месторождении в течение ближайшего десятка лет будет увеличиваться, но со снижающейся скоростью.

Снижение дебита существующих скважин будет компенсироваться активным бурением и началом работы новых скважин. Но после прекращения бурения начнется катастрофически быстрое снижение добываемых объемов. Максимальный объем добычи нефти с месторождения составит порядка 2 млн баррелей в день. (Это сопоставимо с объемами добычи нефти в Мексиканском заливе.) Однако это оптимистичные оценки, а реально "заваливаться" вниз кривая объемов добычи сланцевой нефти может начать гораздо раньше. Дело в том, что в начале освоения месторождения бурят в наиболее продуктивных местах, а в конце будут подбирать "крохи", разбуривая менее продуктивные участки, и средние начальные дебиты скважин будут снижаться.

Интересных для разработки сланцевых месторождений в мире оказывается не так и много. Здесь, как и при разработке сланцевого газа, существенную роль начинают играть соображения экологии. В том числе угроза загрязнения грунтовых вод. Реально сланцевые месторождения можно разрабатывать только там, где отсутствует дефицит пресной воды, а таких мест на земле становится все меньше.

Сланцевая нефть не может критически обвалить цены


Таким образом, складывающаяся картина не позволяет прогнозировать столь откровенно безоблачное будущее добычи сланцевой нефти, описанием которого буквально пестрят многие СМИ. Недаром генсек ОПЕК Абдалла Эль-Бадри полагает, что рынок нефти сейчас сбалансирован и нет необходимости снижать квоты на предстоящем весной саммите картеля. Да и в среднесрочной перспективе, по его мнению, оценить перспективность динамики добычи сланцевой нефти затруднительно как за пределами США, так и в самих США. Ведь даже на основании благоприятно подаваемой информации от EIA (или от IEA) прогнозирование взрывного роста добычи нефти можно делать с большими оговорками.

Неясного и неопределенного действительно много. Поэтому полезно еще раз выделить несколько важных моментов, справедливость которых представляется более очевидной.

В последнее время нефтегазовые компании в США и буровые мощности переключаются с добычи сланцевого газа на добычу сланцевой нефти. Объемы добычи сланцевой нефти в США уже приближаются к 2 млн баррелей в день и становятся сопоставимыми с суммарными объемами добычи нефти на традиционных месторождениях.

Сланцевая нефть не может критически обвалить цены


Поднятая в СМИ истерия по поводу взрывного роста добычи нефти и превращения США в страну-импортера нефти точно является необоснованной – нет даже намеков возможного снижения импорта нефти в США до нулевых отметок. В вышедших в последние месяцы многочисленных оптимистичных (но хотя бы минимально обоснованных) прогнозах не утверждается самодостаточность США. Максимум речь идет о сбалансированности нефтяных потоков для всей Северной Америки.

Неприятной особенностью добычи нефти из сланцевых месторождений оказываются невысокий начальный дебит скважин и быстрое снижение объемов добычи. В результате приходится постоянно увеличивать количество работающих добывающих скважин. Специалисты спорят о том, насколько США смогут поднять объемы добычи нефти в обозримой перспективе. И, несмотря на достигнутые успехи, прогнозируют, что на десятилетнем горизонте вновь достигнут максимума, после которого начнется резкое снижение объемов добычи. Снижение добычи может начаться и раньше, если цены на нефть снизятся, выводя скважины сланцевой нефти на порог нулевой рентабельности. По оценкам порог рентабельности по добыче сланцевой нефти на сегодня располагается в зоне от $60 до $80 за баррель. И угроза возможного снижения цен на нефть по причинам роста ее добычи может распространяться лишь до указанных пределов.

Неясность перспектив и опасения приближения нового пика добычи нефти в США позволяют утверждать, что по причинам добычи сланцевой нефти резкого снижения нефтяных цен не будет. Если же вдруг под давлением растущих объемов добычи (но при этом без резкого торможения спроса экономик) на мировых рынках цены на нефть снизятся до чаемых покупателями $60-80, то это будет лишь временным краткосрочным явлением. И в таких условиях можно будет смело делать ставки на возобновление роста цен. И, видимо, в здоровом скепсисе по отношению к возможности кардинального роста добычи нефти в США нужно искать возможный ответ на прозвучавший недавно недоуменный вопрос главы МЭА Кристин Лагард о том, почему же, несмотря на перспективы взрывного роста предложения, цены на нефть не торопятся падать.

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=170430. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.