Новости | InoPressa

Даешь прозрачность!

16 июня 2013  Источник / http://www.forexpf.ru
Британские лидеры мечтают о мире с прозрачной корпоративной собственностью, где царит налоговая дисциплина. Теперь они уже не кажутся столь несбыточными
На первый взгляд Дэвид Кэмерон совсем не похож на ярого врага злостных неплательщиков налогов и их сообщников. Консерваторы традиционно лояльны к состоятельным гражданам и крупным компаниям, которые больше других выигрывают от гибкого политического мышления в том, что касается финансов. Лондонский Сити наслаждается симбиозом с кучкой офшорных колоний - включая Джерси и Британские Виргинские острова (БВО) - известных в лучшем случае за потворство уклонению от налогов, а в худшем - за содействие финансовым преступлениям. Однако премьер министр будет председательствовать на ближайшем саммите стран Большой Восьмерки (крупнейших промышленных держав), который состоится в Северной Ирландии на будущей неделе, и он намерен инициировать глобальную реформу самых теневых уголков мировой экономики. Он хочет повысить налоговую дисциплину благодаря международному информационному обмену, повысить качество данных, заставив компании, трасты и тому подобные организации раскрывать своих истинных владельцев, и изменить устаревшие правила, которыми пользуются многонациональные компании для сокращения своих налоговых отчислений. Он нацелен не только на офшорные налоговые гавани, но и на зачастую сомнительные и не столь широко известные практики неофшорных юрисдикций, таких как Дэлавер - или Лондон.

«Тоже мне новость»! - воскликнут циники. Еще Джон Кеннеди в 1960-х пытался покончить с налоговыми гаванями - увы, безуспешно. В конце 1990-х Организация экономического сотрудничества - Парижский клуб для богатых стран - предприняла аналогичную попытку, которая была саботирована Америкой, заявившей, что низкие налоги - это форма здоровой конкуренции. Европейские лидеры объявили войну налоговым гаваням на саммите Большой Двадцатки в 2009 году, но были вынуждены пойти на попятную из-за протестов Китая, где состоятельные граждане активно пользуются финансовыми центрами Гонконга и офшоров Карибского бассейна. У Кэмерона есть шанс добиться большего. С 2009 года налоговые гавани и финансовые тайны стали крайне непопулярны среди простых граждан и политиков. Массовые негодования в Великобритании по поводу уклонения от налогов в корпоративном секторе заманили в ловушку таких гигантов как Apple и Starbucks. Утечки информации - в частности, 260 гигабайт данных по клиентам трастовых компаний в Сингапуре и на БВО, попавшие в руки Консорциума журналистов, занимающихся независимыми расследованиями - вынудили власти в некоторых странах начать разбирательства.

Лед тронулся

Кампании за повышение прозрачности идут полным ходом. В последнее время они «диктуют условия», жалуется Ричард Хей, советник форума IFC (Международных финансовых корпораций) - лоббирующей группы офшорных юристов: «А Кэмерон их слушает и повторяет». Аудиторская компания Ernst & Young считает, что наступил «переломный момент». У британцев амбициозные цели. Они включают все, от устранения законных лазеек, позволяющих компаниям не платить налоги, до наказания за использование анонимных подставных фирм для сокрытия имущества, приобретенного незаконным путем, уклонения от санкций и отмывания денег, заработанных на наркоторговле. В воздухе веет свежий ветер беспристрастности. «Вместо того, чтобы читать нотации бедным странам или обещать им двойную помощь, которую мы все равно никогда не оказываем, странам Большой Восьмерки предлагается для начала навести порядок у себя, Африке это тоже пойдет на пользу», - отметил Поль Колльер из Оксфорда, консультирующий Кэмерона по этим вопросам. «Лозунк «Делай, как мы говорим, а не как мы делаем» уже не действует. Прошли те времена». Вместо того, чтобы увеличивать помощь и закачивать деньги в бедные страны, нужно сократить отток капитала - будь то незаконное перекачивание денег, полученных путем коррупции, или вполне себе законный вывод корпоративных прибылей через завышение или занижение цен по международным сделкам. По данным Африканского банка развития и Международной финансовой безупречности, если учесть этот отток, Африка была бы чистым кредитором для остального мира в период с 1980 по 2009 годы на сумму до 1,35 трлн. долларов.

Богатым странам придется много чего изменить, начиная со скрипучей системы налогообложения для международных корпораций, созданной еще в те стародавние времена, когда основные активы компаний были недвижимым имуществом. Теперь же бухгалтеры с легкостью перекидывают нематериальные активы вроде интеллектуальной собственности и генерируемые ими прибыли из одной юрисдикции в другую. Дремучие дебри двусторонних соглашений о двойном налогообложении позволяют им сталкивать национальные правила друг с другом. Вот вам вкусный пример: «двойной ирландский виски с голландским сэндвичем». Компания уводит прибыли, заработанные, скажем, во Франции, через ирландскую компанию на счета одной из компаний в Голландии, а оттуда во второе дочернее предприятие Ирландии, расположенное в налоговой гавани, например, на Бермудах. В результате владелец наслаждается сладким вкусом уклонения от налогов, а у государственных служб, позволивших ему провернуть такую махинацию, остается горький осадок. ОЭСР работает над серией реформ, которые будут представлены на саммите в июле, когда соберется более многочисленная компания из стран Большой Двадцатки (туда входят крупнейшие экономики мира). Поддержка со стороны стран Б8 очень пригодится. Большая часть предложений основана на ужесточении правил «трансфертного ценообразования»: торговля товаров или услуг между дочерними предприятиями одной корпорации по искусственно заниженным или завышенным ценам. Этот трюк позволяет вывести прибыли в страны с низким налогом, а убытки отправить туда, где налоги высоки. ОЭСР хочет, чтобы компании объясняли свои внутренние цены, если они отличаются от внешних. Но проблемы сложные, а лоббисты хитрые и коварные. Даже при наличии международного консенсуса, на то, чтобы закрыть все лазейки уйдут годы.

Еще одно важное изменение в налоговых вопросах - отказаться от модели обмена информацией «по требованию», в рамках которой странам приходится выклянчивать друг у друга данные, и заменить ее на систему автоматического обмена. Она уже разрабатывается - спасибо американскому Закону о налогообложении иностранных счетов (FATCA), вдохновившему европейцев внедрить у себя нечто подобное. Лет через десять это, вероятно, будет мировым стандартом. Офшорные центры также объявляют о своем соответствии этому закону, предполагая, что добровольное согласие обеспечит им льготные условия. Даже тяжелые на подъем Швейцария, Австрия и Люксембург тоже хоть и неохотно, но переходят на этот закон. Теперь спрятать активы за рубежом будет сложно. Но все же можно. Владение частной собственностью осуществляется через трасты и подставные компании: пустые корпоративные субъекты, где сложно понять, кто же является бенефициаром и владельцем. Их также с большим успехом используют неплательщики налогов и криминальные элементы. Ими управляют наемные директора, не имеющие ни малейшего понятия о том, кому на самом деле принадлежит компания. В сочетании с другими уловками (например, акциями на предъявителя, которые делают владельцем любого, имеющего на руках соответствующий клочок бумаги), в результате мы получаем беспросветный мрак. Проанализировав 150 печально известных коррупционных схем, Всемирный банк обнаружил, что все они перемещали или прятали доходы и активы в среднем через пять подставных компаний. Кэмерон говорит о необходимости «сдернуть завесу корпоративной секретности».

Европейская антикоррупционная сеть в прошлом году изучила 69 юрисдикций, из них только в шести информация о владельцах и бенефициарах должна предоставляться компаниями любого типа. Группа по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (FATF), устанавливающая стандарты по противодействию отмыванию денег, призывает требовать своевременного предоставления сведений о реальных владельцах соответствующим органам. Но это лишь рекомендация, выполнять которую необязательно, более того, никто из членов группы не следует ей в полной мере. В этом плане Большой Восьмерке будет нелегко добиться прозрачности. В офшорных центрах, например на Каймановых островах или Джерси поставщики услуг корпоративному сектору были вынуждены начать сбор информации о владельцах десять лет назад, под давлением международной общественности, однако они и по сей день делают это крайне медленно и не горят желанием передавать сведения органам, занимающимся расследованиями. В Америке же эти данные и вовсе никто не собирает. Штаты Дэлавер и Невада считаются самыми удобными юрисдикциями в мире, где можно открыть компанию, не сообщив имя ее владельца. Это сильно угнетает и ставит в неловкое положение американских борцов с корпоративными преступлениями, но законодатели штата заблокировали реформу. Жалобы полиции на анонимные подставные компании и фирмы-однодневки также побуждают Кэмерона вынести тему прозрачности на повестку саммита.

Даешь прозрачность!


Активисты антикоррупционных движений хотят большего. Иметь долю в акционерной компании очень выгодно из-за отсутствия обязательств: если фирма банкротится, акционеры не обязаны платить по счетам. Было бы справедливо платить за эту привилегию небольшую цену - раскрывать свое владение долей в общедоступных реестрах (за редким исключением для компаний с особым статусом секретности). Это помогло бы антикоррупционным активистам и журналистам, а также регулирующим и надзорным органам. Многие банки поддерживают эту идею: им было бы намного проще выполнять требования «должной осмотрительности», устанавливая личности своих клиентов. Анализ, проведенный другой группой активистом - John Howell & Co for Global Witness - показал, что Британии эти изменения обойдутся недорого, от 10 до 103 млн. фунтов стерлингов, в зависимости от масштабов и глубины. И все же оппозиция непреклонна. По мнению Хея, «налоговый самосуд» может выйти из-под контроля. Прозрачность упростит задачу для похитителей и шантажистов. Джефф Кук из Jersey Finance утверждает, что если предоставить доступ к информации властям, а не общественности, будет нарушен баланс между способностью контролировать и пресекать потенциальные злодеяния и сохранением права на частную собственность у законопослушного большинства.

Джейсон Шарман из Гриффитского университета в Австралии утверждает, что бедные страны и так уже согнулись под гнетом обязательство по борьбе с нелегальными доходами. Он бы предпочел внедрить более жесткую версию модели, уже действующей в одном из офшорных центров: поставщики услуг, регистрирующие трасты и компании должны фиксировать реальных владельцев, хранить эти сведения и передавать их внутренним или внешним властям по требованию и без промедления. Нарушителей ждет серьезное наказание вплоть до тюремного заключения. Кроме того, таким поставщикам услуг проще чем регулирующим органам почуять неладное, заподозрить недостоверные сведения. Чтобы этот план сработал, их нужно включить в систему регулирования. На данном этапе в Великобритании она она крайне неэффективна, а в Штатах ее и вовсе нет.

Страны, которые первыми перейдут на полностью прозрачную систему корпоративной информации могут ощутить на себе неблагоприятные последствия конкуренции. Британские офшорные сателлиты опасаются, что пока они будут подчищать свои законы, клиенты быстро соберутся и уйдут в другие юрисдикции, где условия попроще. Если Китай (эта страна не входит в Большую Восьмерку), не согласится на информационный обмен и корпоративную открытость, Гонконг и Сингапур тем более не станут этого делать - таким образом, эти быстрорастущие финансовые центры продолжат поглощать бизнес из стран Б8 и начнут переманивать его у старых офшорных стран. «Запад может стремиться к собственным целям», - размышляет Хей. Но, чтобы сохранить единые правила игры для всех, вообще нельзя ничего менять. Советники Кэмерона считают, что договоренность в Северной Ирландии станет важным шагом на пути к цели. Если Большая Восьмерка возьмется за устранение собственных недостатков, тема прозрачности будет поднята и на заседании Большой Двадцатки (а сюда Китай уже входит). По словам Колльера, если будет достигнута договоренность, обеспечивающая политическую поддержку работе, которая ведется ОЭСР и тому подобными организациями, можно праздновать победу. Страны Большой Восьмерки возьмут за основу общие принципы и разработают национальные планы действий. Но будут и те, кому международная налоговая реформа станет костью в горле. Америка, например, и слышать ничего не хочет о том, чтобы обременять свои многонациональные корпорации новыми требованиям. Не все страны Большой Восьмерки поддерживают изменение правил раскрытия информации о владельцах, не говоря уже о предложении сделать ее общедоступной. Германия, Россия и Канада настроены скептически. Америка связана по рукам и ногам законодательством штатов. Великобритания и Франция полны энтузиазма, но и они не пойдут на полное раскрытие информации, по крайней мере, сейчас. Налоговые мошенничества цветут буйным цветом, а огромные суммы криминальных денег и взяток циркулируют по мировой финансовой системе. В этих условиях даже незначительный прогресс станет большим достижением. Сейчас идея налоговой и корпоративной прозрачности очень популярна, а призывы к реформам звучат с каждым днем все громче и громче. По словам Колльера, главная задача саммита - запустить процесс. Если не сейчас, то когда?

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=181004. Об использовании информации.