Новости | MarketWatch

Стагфляция — худший кошмар американского Федрезерва

Если посмотреть на индексы цен в сравнении с годом назад, то большинство показателей инфляции, кажется, понижаются. Это ещё более верно, если посмотреть на так называемое «инфляционное ядро», в случае с которым продукты и энергия исключаются. Но нам всем нужно есть и нужна энергия, и большинство людей больше касается то, что происходит сейчас, нежели то, что происходило в это время год назад.

И всё же, изучение последних данных двух наиболее отслеживаемых индексов — индекса цен производителей и индекса потребительских цен показывают довольно тревожную тенденцию. Инфляция медленно, но неуклонно возвращается.

Оптовые цены в июне выросли второй месяц подряд, показав месячный рост в огромные 0,8 процента — самый быстрый с прошлого сентября. В свою очередь, потребительские цены в июне подскочили на 0,5 процента, показав максимум с февраля и совпав с данными прошлого августа и сентября.

Оглядываясь назад, едва ли это должно удивлять. Степень валютного ослабления, исходящего из Федрезерва последние несколько лет, была не иначе как колоссальной.

Как однажды сказал великий экономист и нобелевский лауреат Милтон Фридман: «Инфляция всегда и везде является денежным феноменом». Проще говоря, то, что мы наблюдаем, является следствием гонки слишком больших объёмов денег за слишком маленьким объёмом товаров.

Этот избыток ликвидности должен куда-то деваться. Поначалу эта ликвидность уходила в финансовые рынки. Акции и облигации росли до рекордных пиков.

Теперь избыточная ликвидность проявляет себя и в реальной экономике. Бензин и еда, два наименования, обычно исключаемых из обсуждений относительно темпов инфляции, растут, таким образом, толкая выше индексы цен.

Из всех цен, исключаемых из индексов потребительских и оптовых цен, эти исключать глупее всего. Нефть и бензин критически важны для экономики, обеспечения энергией сельских хозяйств, фабрик, офисных зданий и, конечно, топливом для перевозки товаров и людей.

Когда стоимость энергии растёт, быстро растут и топливные сборы, пока не станут повсеместными. Так происходит в слабых экономиках, так же происходит и в сильных.

Экономика сегодня ещё более уязвима к нефтешоку вроде того, какой мы переживаем сейчас, потому что нам приходится иметь дело с огромным финансовым тормозом. Бюджетное управление Конгресса считает, что 1,5 процентных пункта экономического роста было потеряно вследствие бюджетных ограничений.

Соберите всё это вместе, и окажется, что мы движемся к худшему из возможных сценариев для экономики и самому лютому ночному кошмару для центробанков: к стагфляции.

Перевод MixedNews

При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=184328. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации. Реклама на сайте