Главное | Уоллстрит

Великое Замедление

30 июля 2013  Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.fxteam.ru
The Economist
Охлаждение экономик развивающегося сектора еще не катастрофа. Но переломный момент для мировой экономики
Когда чемпион по бегу на длинные дистанции неожиданно теряет скорость, важно понять, что это: досадное недоразумение, временная неудача, или хроническая потеря формы. То же самое относится и к развивающимся рынкам - спринтерам мировой экономики двадцать первого века. Десять лет они неслись впереди платеты всей и обеспечивали условия для процветания мировой экономики, потом, после финансового кризиса, они помогли вытащить ее из глубокой пропасти, но теперь, похоже, их силы на исходе. Китаю сильно повезет, если в 2013 году экономика сумеет продемонстрировать целевой показатель роста 7.5% - а ведь в прошлом десятилетии темпы роста измерялись двузначными числами. Рост в Индии (около 5%), в Бразилии и России (около 2.5%) - жалкая тень того, что они демонстрировали в период бума. В совокупности развивающиеся рынки могут в лучшем случае дотянуть до показателя прошлого года 5%. Конечно, по сравнению с летаргичным западным миром, эти темпы кажутся головокружительными, но для развивающихся экономик это самый медленный рост за последнее десятилетие (если не брать в расчет 2009 год, когда в богатых странах случился коллапс). Судя по всему, мы близки к завершению первой фазы эпохи развивающихся рынков, когда доля таких экономик в мировом объеме производства подскочила с 38% до 50% (с учетом паритета покупательской способности). В ближайшие десять лет развивающиеся экономики продолжат расти, но не так стремительно. С прямыми и незамедлительными последствиями замедления мы справимся. Но долгосрочное влияние на мировую экономику будет куда более глубоким и ощутимым.

Порох в пороховницах на исходе

В прошлом периоды расцвета на развивающихся рынках заканчивались крахом (это объясняет, почему немногие бедные страны сумели выбраться из нищеты). Убежденный пессимист и сегодня без труда найдет поводы для волнения, например, указав на угрозу резкого спада в Китае, или вероятность неожиданного монетарного ужесточения по всему миру. И все же на этот раз обвала на развивающихся рынках, скорее всего, не будет. В Китае полным ходом идет трансформация модели инвестиционного роста в более сбалансированную, основанную на потреблении. Массовый рост инвестиций в экономике привел к возникновению большого количества безнадежных долгов. Но у централизованного правительства хватило ресурсов и сил, чтобы поглотить убытки и стимулировать экономику. Далеко не все равзивающиеся экономики могут позволить себе такую роскошь. В этих условиях у нас больше шансов избежать катастрофы. А, учитывая шаткое положение богатых экономик, сложно представить, что монетарные условия неожиданно ухудшатся. Но даже если нечто подобное произойдет, развивающиеся экономики прекрасно подготовлены, с гибкими валютными курсами, крупными резервами и относительно низкими долгами (большая часть которых деноминирована в местной валюте), им почти ничего не страшно.

И это хорошо. Но есть и плохие новости: дни рекордно высоких скоростей остались позади. Китайская модель роста, основанная на инвестициях и экспорте, себя изжила. В стране со стареющим населением число рабочих рук будет сокращаться; кроме того, Китай и китайцы уже не так бедны как прежде, поэтому им меньше наверстывать. Десять лет назад ВВП на душу населения в Китае (с учетом паритета покупательской способности) составлял 8% от американского показателя; сегодня - 18%. Китай продолжит догонять Америку, только чуть медленнее. Другие развивающиеся гиганты тоже начнут сдавать. Взрывной рост российской экономикии был обусловлен резким удорожанием энергоносителей на фоне китайского чуда. Бразилия неслась вперед благодаря буму в сырьевом секторе и внутреннему кредитованию; сейчас сочетание инфляции и замедленного роста в стране говорит о том, что экономические возможности Бразилии гораздо меньше, чем думалось. То же самое относится и к Индии, где рост ВВП, исчисляемый двузначными числами, ввел инвесторов и политиков в заблуждение: они перепутали потенциал к быстрому развитию (молодое и бедное население) с его неизбежностью. Индия сможет вернуться к высоким показателям, для этого нужны внутренние радикальные реформы, но даже и в этом случае максимумов 2000-х годов ей не достигнуть.

Впереди еще много кругов

Большое торможение означает, что процветающие экономики развивающегося мира больше не смогут компенсировать слабость в богатых странах. Если в Америке или Японии восстановление не наберет обороты, и если Еврозона не поднимется с колен, мировая экономика не сможет расти быстрее жалких 3% в год. Мы увязнем в болоте. А заодно и поймем, что последние десять лет были скорее исключением из правил article. Мы прожили их под сенью китайского бума, который оказался на редкость разрушительным не только из-за огромных размеров страны, но из-за резкого роста экспорта, сырьевой жажды и неустанного роста валютных резервов. В будущем более сбалансированный рост в разных странах не будет оказывать столь же масштабного влияния на мировую экономику. После Китая и Индии, население десяти следующих по величине развивающихся экономик, от Индонезии до Тайланда, в совокупности меньше, чем население Китая. Рост будет более обширным, в меньшей степени завязанным на странах БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай).

Корпоративным стратегам, предполагавшим, что развивающиеся экономики будут расти вечно, придется пересмотреть свой подход. через несколько лет обновленная Америка со сланцевым газом в запасниках может оказаться шустрее некоторых стран БРИК. Но главное испытание ждет политиков развивающегося мира, ведь от их решений зависит рост или спад экономики. Пока Китай показал наибольшую готовность к реформам. Россия же, наоборот, мирно дремлет, пока ее потребители переключаются на сланцевый газ. В Индии благоприятная демографическая обстановка, но ей, как и Бразилии, нужно вернуть стремление к реформам - в противном случае растущий средний класс, появившийся на улицах Дели и Сан Паоло, будет жестоко разочарован. Экономический настрой также может измениться. В 1990-е годы Вашингтонский консенсус нес в массы (иногда слишком навязчиво) либерализацию экономики и демократию. За последние несколько лет восхождение Китая, падение Уолл-стрит, политический тупик Вашингтона и самоубийство Еврозоны, поставили под сомнение старые ценности: теперь в моде государственный капитализм и модернизированный авторитаризм. "Пекинский консенсус" стал оправданием и для автократов, и для демократов, манкирующих реформы. Потребность в росте может оживить интерес к ним, а Запад, вероятно, сумеет обрести утраченную веру в себя.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=184700. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.