Марк Роу Главное | Уоллстрит

Слишком большой – это сколько?

30 июля 2013  Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.forexpf.ru
Идея о том, то некоторые банки «слишком большие, чтобы обанкротиться», возникла в результате споров регулирующих органов и научных кругов и стала широко обсуждаться общественностью. Агентство Bloomberg News инициировало новый раунд дискуссий на эту тему, критикуя материальную помощь, получаемую такими банками – помощь, которая, как показывает исследование, опубликованное Международным валютным фондом, весьма внушительна. Лоббисты и представители банков отмахнулись от статьи Bloomberg, так как в ней приведено только одно исследование и указаны рейтинги крупных банков, показывающие, что некоторым из них придется больше заплатить за долгосрочное финансирование, если финансовые рынки не будут рассчитывать на правительственную поддержку в случае проблем. Хотя на самом деле существует около десятка новых исследований, не одно, касающихся материальной помощи правительства банкам, которые слишком большие, чтобы потерпеть крах. Практически в каждом исследовании описывается одна и та же схема: Значительное увеличение субсидий для слишком больших банков во время и после финансового кризиса, в результате чего снижается стоимость займа для крупных банков.

Однако Goldman Sachs в своем последнем отчете утверждает обратное – и этот анализ заслуживает более пристального внимания по сравнению с предыдущими попытками отмахнуться от проблемы. В отчете говорится, что со временем преимущество больших банков в плане расходов на долгосрочное финансирование по сравнению с мелкими банками составило треть от процентного пункта; что это преимущество невелико; что в последнее время оно уменьшилось (и возможно, исчезнет); что оно связано с эффективностью больших банков и ликвидностью их облигаций; и что исторически терпят крах в основном мелкие банки, а не большие. Несомненно, Goldman правильно утверждает, что США традиционно поддерживают мелкие банки, чтобы избежать их краха. Ссудно-сберегательный кризис 1980х годов обошелся в 100 миллиардов долларов. Во время Великой депрессии 1930х потерпели крах именно мелкие банки. Ситуация была более разрушительной потому, что мелкие банки, в отличие от больших, оплачивали большинство расходов, связанных с банкротством, за счет страхового фонда. Кроме того мелкие банки получили местную монополию из опасения, что сильная конкуренция приведет к краху слишком многих банков. При этом клиенты страдали из-за слабой конкуренции.

Судя по всему, отчет Goldman появился в ответ на недавнее предложение сенаторов Шеррода Брауна и Дэвида Виттера резко увеличить требования к капиталу больших банков, при этом освободить от них мелкие банки (предположительно для получения политической поддержки мелких банков, из-за тоски по местным банкам или же потому, что эти сенаторы считают, что мелкие банки не вызывают проблем у регулирующих органов ). Поскольку мелкие банки традиционно являются ненадежными и терпят крах все вместе, предложение Брауна-Виттера не учитывает серьезную проблему – назовем ее «их слишком много, чтобы позволить им потерпеть крах». Но хотя Goldman поступает правильно, включая в список проблем уязвимость мелких банков, это лишает логики их же утверждение, что сокращение преимуществ при долгосрочном финансировании предполагает, что банковские проблемы Америки решены. Goldman справедливо утверждает, что мелкие банки терпят крах и получают защиту благодаря государственному страхованию и программам спасения; однако это значит, что финансовое преимущество больших банков над мелкими банками нужно добавить к преимуществам, которые мелкие банки имеют сами по себе.

Также если финансовое преимущество больших банков на самом деле не столь велико, как в прошлом, такое уменьшение может означать что, окружающие понимают, о чем говорится в отчете Goldman: мелкие банки тоже терпят крах, а правительство или страховой фонд спасает их. Сокращение разрыва в расходах на финансирование может означать, что финансовые рынки признают это. Кроме того, определяя размер субсидии для банков слишком больших, чтобы потерпеть крах, с учетом долгосрочных облигаций банков, отчет Goldman многое упускает. Во время кризиса большой банк идет ко дну из-за краткосрочного долга, и именно этот долг спасают в первую очередь. Большие, а не мелкие, банки являются основными игроками на рынке краткосрочного долга, из-за чего их облигации сопряжены с большим риском, чем облигации мелких банков. Следовательно, если рынок одинаково оценивает долгосрочный долг больших и мелких банков, даже с учетом более высокого риска, связанного с долгом больших банков, что-то должно способствовать росту риска, связанного с долгом больших банков.

Американские регулирующие органы решительно дают понять, что они допустят дефолт долгосрочного долга в случае банкротства, при этом утверждая, что найдут способ спасти краткосрочный долг. Если финансовые рынки посчитают, что они смогут довести дело до конца, поддержка слишком больших банков может в первую очередь относиться к краткосрочному долгу больших банков, чем к долгосрочному долгу любых банков. А правильно ли утверждать, что существующий объем – треть процентного пункта при ежегодной экономии процентных платежей на долгосрочном долге – невелик? Сегодня большие банки в таком объеме используют долг и в гораздо меньшей степени акционерный капитал – соотношение обычно составляет десять к одному – что небольшое финансовое преимущество обеспечивает значительную долю банковской прибыли. В зависимости от того, насколько большой долгосрочный долг использует банк, финансовое преимущество в треть процентного пункта может на самом деле составлять 10% от его годовой прибыли или больше. Это немаленькое изменение.

И наконец, если в какой-то определенный момент мы сфокусируемся на субсидии для слишком больших банков, то потеряем очень много. На фоне улучшения экономической ситуации банкротства менее вероятны. Банки могут оставаться слишком большими, чтобы потерпеть крах, но учитывая снижение вероятности краха в условиях оживления экономики, размер непосредственных субсидий уменьшается. И самые большие расходы в результате банкротств связаны не с субсидиями или стоимостью программы спасения. Они обусловлены экономическим хаосом, вызванным ослаблением слишком многих финансовых институтов и их неожиданным одновременным крахом, сокращением кредитов и общим снижением экономической активности. Массовые финансовые неудачи дорого обходятся, даже если не приходится никого спасать, ни большие, ни мелкие банки.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=184705. Об использовании информации.