Главное | Уоллстрит

Потерянное десятилетие ничему не научило Японию

12 августа 2013  Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.forexpf.ru
Шансы на успех выше, если монетарная и фискальная политика идут рука об руку
В Токио разгораются споры о целесообразности увеличения японского потребительского налога. Что должно быть важнее - экономический рост или фискальная реконструкция? Премьер-министру предстоит ответить на этот вопрос через несколько недель. Я сижу в баре Roppongi и рассуждаю на эту тему с осведомленным японским чиновником. "Крайне важно повысить налоги", - говорит он, покачивая в руках бокал с выдержанным айлейским виски. "Если этого не сделать, инвесторы утратят доверие, а наш рынок облигаций рухнет". "Разве вы не рискуете оказаться в серьезной рецессии?" - спросил я. Он ответил: "Временный спад возможен. Но укрепление государственных финансов положительным образом скажется на будущем росте". Шел 1997 год. Азиатский кризис находился в самом разгаре. Собственная банковская система Японии была на грани краха. И все же чиновники убедили премьер-министра тех дней, популярного и динамичного Рютаро Хасимото, в том, что повышение потребительских налогов было приоритетным направлением.

Как оказалось, они толкнули японскую экономику в фискальный обрыв глубиной в 10 трлн. иен (128 млрд. долларов). Если вы что-то облагаете налогом, оно уменьшается. Так случилось с японским потреблением. Через несколько месяцев проявилась не оставляющая сомнений дефляция, а розничные продажи угодили в застойное болото, из которого до сих пор не могут выбраться. Вскоре Хасимото пришлось покинуть пост, а его репутация компетентного политика была растоптана. Говорят, что он жалел о том, что прислушался к совету своих чиновников, до самой своей смерти в 2006 году. Повышение налогов потерпело неудачу даже в собственном выражении. Налоговые поступления центрального правительства упали более чем на 20% за следующие 15 лет, а коэффициент японского долга к ВВП - всего 40% в то время - снежным комом достиг более 150%.

Тем временем, далекий от краха японский рынок облигаций взял курс на поразительный забег вверх, который увлек доходность 10-летних облигаций ниже 0.8%. Даже после недавней паники, вызванной тем, что Федрезерв США собирается сократить объем покупок активов, доходность японских облигаций почти единодушно держится не выше, чем год назад. К сожалению, японские политики проигнорировали уроки политической катастрофы своей страны. Предшественник Синдзо Абэ на посту премьер-министра, злополучный Ёсихико Нода, в апреле прошлого года получил поддержку со стороны двух партий, когда пообещал удвоить потребительский налог в условиях рецессии. Даже харизматичный Дзюнъитиро Коидзуми - воплощение Элвиса Пресли и стрижки мирового уровня - разглагольствовал о необходимости повышения налога.

Итак, для политической верхушки Японии, включая, очевидно, собственного министра финансов Абэ, характерно настойчивое требование того, чтобы фискальное ужесточение Ноды было введено в действие, согласно расписанию. И это несмотря на ужасающий прецедент 1998 года; несмотря на пример Великобритании, который демонстрирует, как жесткая фискальная политика ослабляет последствия количественного ослабления; несмотря на то, что после 2008 года не было ни намека на суверенный долговой кризис (в денежном выражении периферийные страны Еврозоны не более суверенны, чем Детройт).

Не только господствующая верхушка находится в затруднительном положении. Японской популистской прессе нравится задыхаться от возмущения, говоря о том, что страна "остается без копейки", как, например, делают некоторые уважаемые деловые журналы. В действительности, Япония является крупнейшим в мире кредитором. Но власть нарратива настолько сильна, что аналитик, который может хвастать только десятилетием ошибочных предсказаний апокалипсиса на рынке облигаций, совсем недавно был избран в японский Парламент.

Легко распространять мысль о том, что у Японии "слишком большой долг". Сложнее понять идею о том, что она также обладает слишком большим объемом активов, другими словами, ее бухгалтерский баланс слишком велик для масштабов экономики. Политические последствия также различаются. Правильное решение - ослабление, а не затягивание поясов; меньше сбережений - больше потребления. Вместо того чтобы облагать налогом расходы домохозяйств, правительству стоит нацелиться на горы неиспользуемых средств, лежащих на бухгалтерских балансах корпораций, и стимулировать рост зарплат и выплат дивидендов.

Абэ - первый японский политик, который осознал острую потребность в рефляции, именно поэтому он одержал в декабре внушительную победу и спровоцировал самый мощный рост рынка акций за 50 лет. Если он пойдет по стопам поздней политики Хасимото, это закончится трагедией - для него, для Японии и для перспектив мировой рефляции. Формула выведения экономики из 15-летнего периода дефляции неизвестна никому, но шансы на успех почти наверняка выше, если монетарная и фискальная политика идут рука об руку, а не в противоположные направления. Абэ предстоит это решить в сентябре. Если он отложит повышение налога до тех пор, пока рост номинального внутреннего валового продукта не достигнет своего целевого значения в 3% на протяжении трех лет подряд, он даст явный сигнал о том, что его первоочередной задачей является рефляция.

Потребители, держатели ипотечных облигаций и те, кто ищет работу, бесспорно, с удовольствием бы подняли за это бокал.

При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=185705. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации. Реклама на сайте