Роберт Блумен Периодика | goldenfront.ru | Уоллстрит

Wall Street Journal не понимает как формируется цена на золото

В статье в газете Wall Street Journal Почему я не доверяю золоту Бретт Арендс (Brett Arends) так объясняет причину роста золота: «Если цена растет, то можно предположить, что должен быть дефицит. Но данные Всемирного золотого совета, отраслевой организации, рассказывают примечательную историю.

В течение этого периода мир добыл – или, точнее, обнаружил – гораздо больше золота, чем нужно кому-либо. Например, с 2002 года совокупный спрос ювелиров и золотых дел мастеров, дантистов и промышленности на золото составил около 22500 тонн.

Но за этот же период на рынке появилось более 29 тыс тонн.

Только одного этого избытка хватит, чтобы выпустить около 220 млн золотых монет «Американский буйвол» весом в одну унцию. И это за восемь лет.

Большая часть нового предложения поступает от добычи руды. Еще часть, хотя и меньшая, приходит из Центральных банков. И все больше появляется из вторичной переработки – старых ювелирных изделий и тому подобного, переплавленных на лом. (Это вечная проблема с золотом. Я никогда не понимал, почему фанаты думают, что невероятная долговечность золота – оно не портится и не подвергается коррозии – вызывает рост. Это медвежье качество). Так если предложение постоянно превышает спрос, как получается, что цена золота по-прежнему растет?»

Одним словом, дело в накоплении.

Инвесторы в золото, или спекулянты, являются источником этой разницы. Они – единственная причина, по которой общий «спрос» превысил предложение.

Объяснение Арендса целиком основано на ряде неверных суждений о ценообразовании золота. Он рассматривает его как сырье, которое добывается, а потом расходуется. Но это не тот случай. Золото производится, в первую очередь, для хранения в форме слитков, монет или ювелирных украшений.

Мы все согласны, что цены – это механизм, с помощью которого достигается равновесие спроса и предложения. Арендс исходит из допущения, что цена золота должна уравновешивать годовой объем добычи по отношению к годовому объему потребления дантистами и промышленностью. Но это совершенно не так. Это было бы правдой при следующих двух (ложных) допущениях: если бы все уже существующее золото – примерно в 100 раз превышающее годовой объем добычи – было бы уничтожено или временно изъято с рынка, а также если бы потенциальные покупатели могли приобретать только золото, добытое в прошлом году.

Рынок золота состоит не только из металла, добытого в прошлом году. Вновь добытое и существующее золото формируют единый рынок. Как я уже писал на этом сайте, предложение золота, которое участвует в ценовом механизме, - это все существующее золото. Добыча металла мало влияет на цену. Если совсем остановить добычу, это не особенно скажется на цене.

Спрос на золото создают предприятия, ювелиры и дантисты, но эти источники формируют лишь крохотную часть от общего спроса. Самой большой составляющей спроса является спрос на резервирование, или на владение золотом, со стороны людей, которые его хранят – также известный как накопление. Не продавая золото по текущей цене или дешевле, спекулянты поддерживают текущий уровень цены или более высокий. Не делая ставок по текущей цене или более высокой, долларовые (и остальные валютные) спекулянты добиваются сохранения цены на текущем уровне или ниже.

Попытка понять механизм ценообразования золота в годовом исчислении приводит к заключению о том, что существует ложный избыток (или, по мнению других, дефицит).

Арендс пишет, что золота добыли больше, чем это кому-то нужно, и будто бы это оказывает медвежье влияние. И добытый избыток, по словам Арендса, до сих пор не снизил цену золота благодаря тому, что инвесторы судорожно накапливают металл. Он подразумевает, что этот значительный всплеск накапливания, определенно, носит временный характер, а потом золото рухнет.

Но в накоплении нет ничего нового или необычного, как считает Арендс. Накопление, или спрос на владение, - это механизм, с помощью которого устанавливается цена на любой накапливаемый товар. Ориентируясь лишь на годовой объем предложения, Арендс пытается сказать, что количественное увеличение накопления за последние несколько лет в 100 раз важнее, чем оно есть на самом деле. Факт в том, что для сохранения равновесия на рынке спрос на владение должен увеличиваться лишь на 1% в год, потому что это и есть уровень прироста предложения. До тех пор, пока инвесторы сообща готовы увеличивать свои запасы на 1% в год, цена золота сохраняется на прежнем уровне.

Подавляющее большинство мирового предложения золота кем-то накапливается. Годовой спрос на деструктивное применение золота, например, в стоматологии, или невозместимое промышленное использование, минимален и может удовлетворяться за счет годового объема добычи. Важность накопления применяется как к деньгам или любому другому финансовому активу, так и к золоту. Взять, к примеру, акции корпорации. Как и золото, финансовые активы не «используются», или не «исчерпываются», они накапливаются. Цена любого актива устанавливается механизмом конкуренции между держателями актива и держателями долларов, когда они уравновешивают размер своих накоплений (известных также как счета или портфели). Вопрос в том, при какой цене существующие золотые спекулянты захотят увеличить свои денежные резервы, и при какой цене существующие денежные спекулянты захотят увеличить свои золотые резервы?

Представьте, что читаете отчет об исследовании некой брокерской компании:

Корпорация АБВ планирует эмиссию 1 млн акций в ходе предстоящего размещения. Прошлогодний торговый оборот этих акций составил 0,5 млн акций. Выпуск новых акций вдвое превышает годовое потребление акций АБВ. Если спрос на акции АБВ не вырастет на 100% по сравнению с прошлым годом, очевидно, что цена этих акций упадет. Прошлогодний спрос на 500 тыс акций АБВ был основан на их «накоплении» инвесторами. Такой спрос на накопление, очевидно, носит временный, спекулятивный и нерациональный характер; на него нельзя полагаться в этом году. Таким образом, ценовой прогноз на АБВ – пессимистичный.

Что не так с этим анализом? В нем не учитывается, сколько акций АБВ осталось в обращении, кроме того, размер нового предложения не сравнивается с общим количеством акций. Предположим, что АБВ уже эмитировала 100 млн акций, тогда новые бумаги лишь «разводняют» акционерный капитал АБВ на 1%. Если размещаемые акции оцениваются справедливо, тогда к балансу компании добавляется равноценный актив, и доход существующих акционеров не разбавляется вовсе.

Кроме того, в анализе также не учитывают, что все акции любой компании «накапливаются», то есть где-то хранятся «на складе» каким-то инвестором; такова природа любого актива – «накапливаться». Аналитик путает торговый оборот со спросом: 500 тыс акций АБВ, которые торговались в прошлом году, - это показатель не общего спроса на акции, а всего лишь оборота. Торговый оборот ничего не скажет о цене – акция может торговаться дороже или дешевле при увеличении или снижении объема. Аналитик не принимает во внимание, что именно существующие ставки на акции влияют на сохранение уровня цены. Весь спрос на хранение спекулятивен по своей природе, хотя не всегда иррационален. Так и с золотом.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=186045. Об использовании информации.