Пресса | Новости

Фото: ИТАР-ТАСС

Госзакупки в городе N: вмешательство ФАС не побороло воровство

15 августа 2013  Источник / http://finmarket.ru/z/nws/hotnews.asp?id=3427358&nt=0&p=2&sec=0
Исследователи из Высшей школы экономики изучили практику закупкок лекарств в одном из российских регионов и доказали, что даже вмешательство ФАС не может прекратить воровство и превратить липовую конкуренцию в настоящую Москва. 6 августа. FINMARKET.RU - Госзакупками в России не довольны все - и граждане, и правительство. Все знают, что с их помощью чиновники незаконно обогащаются, покупают себе баснословно дорогие автомобили и "в строгом соответствии с законом" отдают выгодные подряды тем компаниям, которые им больше по душе.

Масштабы воровства в системе государственных закупок оценивают чуть ли не в триллион рублей, 27% российских предпринимателей, опрошенных Всемирным банком, признались, что в 2011 году пытались получить госконтракт при помощи взятки, средний размер взятки - примерно 15% от стоимости контракта.

Главный борец с коррупцией в системе госзакупок - Федеральная антимонопольная служба. Именно чиновники этого ведомства создали действующую в России законодательную базу и именно они разбирают жалобы на нарушение правил во время проведения конкурсов на право получить госконтракт.

В прошлом году между ФАС и Министерством экономического развития шла ожесточенная битва за будущее системы госзакупок. Чиновники ФАС настаивали, что закон о госзакупках (ФЗ-94) надо сохранить, чиновники из Минэкономразвития продвигали "Федеральную контрактную систему" - принципиально новую архитектуру регулирования госзакупок. ФАС ссылалась на положительный опыт: ФЗ-94 помог сохранить миллионы рублей и неплохо себя зарекомендовал. И проиграла - с января 2014 года ФЗ-94 прекратит свое действие, а ФКС начнет работать.

Поможет ли новый закон в борьбе с воровством пока не понятно. Но Елена Подколзина и Мария Островная из Высшей школы экономики доказали, что старый точно никуда не годился. Они утверждают, что управление закупками по ФЗ-94 привело к тому, что компании не просто подкупали чиновников, но и выстраивали с ними долгосрочные партнерские отношения. Когда ФАС пыталась сломать эти коррупционные цепочки, формально дела шли на поправку - участников конкурсов становилось больше. Но в реальности цена не менялась, а липовую конкуренцию изображали подставные компании.

Лекарства за бюджетные деньги

Свою теорию Подколзина и Островская доказывают на примере некого российского региона (его название они не раскрывают), где лекарства для нужд области закупались через высокопоставленного чиновника, который был аффилирован с некой компанией. Когда ФАС выявила нарушения и предписала снять ограничения для участия в аукционе и дать шанс другим поставщикам, число участников выросло. Правда "конкуренты" были липовыми, а цена контракта осталась прежней.

Это означает, что заказывать у своих не перестали, просто делать это стали не так нагло. Антимонопольное вмешательство привело к появлению поддельной конкуренции, а не к честным аукционам без коррупции.

В отличие от частного бизнеса государство ограничено в выборе способов покупки товаров и услуг для своих нужд из-за высоких коррупционных рисков. Антимонопольные органы традиционно стремятся увеличить число участников аукционов, что повышает конкуренцию и соответственно снижает затраты государства.
До 2010 года система закупок лекарств в России работала так: объявлялся конкурс - открытый или закрытый, затем вскрывали конверты с ценой, единственным критерием отбора была цена.
Предквалификационный отбор не проводился, но каждая компания должна была иметь лицензию на торговлю лекарствами. Можно было также установить дополнительное требование - банковскую гарантию и отсутствие поставщика в списке недобросовестных. Лоты также можно было объединять - это отсекало малые и средние компании, которые не могли справиться с большими объемами поставок.
В уездном городе N

В 2009 году комитет по здравоохранению некой области, который отвечал за закупку лекарств для медучреждений региона, проводил аукционы по покупке медикаментов и ограничивал при этом конкуренцию на них, что заметили в ФАС.
Дистрибьютор, который получил эти контракты, по мнению ВШЭ, был не просто "деловым партнером комитета" - это была фирма, специально созданная для хищений.
Во-первых, сумма сделок между двумя сторонами превысила 99 % от общей суммы сделок каждой стороны.
При этом каждый выигрыш аукциона компания освещала на своем сайте, чтобы, видимо, улучшить репутацию.
Если конкурс был объявлен любой другой организацией, доля выигрыша этого дистрибьютора резко падала.
Во-вторых, уровень конкуренции, измеряемый числом участников, и снижение цены контракта были очень низкими. В большинстве аукционов вообще участвовала только эта компания.
Чтобы доказать причастность чиновников комитета к подтасовке результатов отбора, исследователи собрали данные по всем закупкам лекарств с 2008 по 2010 годы. Изучались два показателя: число участников и снижение цены контракта. Всего в области за этот период комитет провел 175 аукционов именно комитетом, 350 аукционов провели другие госорганы.
Аффилированная компания, как выяснилось, участвовала во всех аукционах. Но если торги организовывал комитет, то компания выигрывала всегда, а конкурентов у нее обычно вообще не было.
Команда ФАС не работает

Антимонопольщики проанализировали данные торгов после получения жалобы и вынесли предписания снять ограничения для участия в аукционах других дистрибьюторов. Арбитражный суд подтвердил это решение. Ученые изучили поведение комитета и аффилированной компании до получения предписания ФАС и после.

Решение ФАС воровство не прекратило и к экономиии бюджетных денег не привело.
Единственное последствие вмешательства регулятора - увеличение числа участников конкурсов. До решения службы в 60 % случаев у аффилированной компании вообще не было конкурентов, а в 30 % случаев был только один.

Госзакупки в городе N: вмешательство ФАС не побороло воровство


Экономисты утверждают, что эта конкуренция была липовой. Комитет и аффилированная компания нашли новый способ обойти закон, создавая фиктивных конкурентов "своей" компании.
Для доказательства этой теории исследователи изучили разницу в ценах на аукционах в целом по региону и на торгах комитета. Оказалось, что после решения ФАС цена у аффилированной компании на торгах комитета стала даже выше на 2,3% по сравнению со средней ценой на торгах других ведомств.

Госзакупки в городе N: вмешательство ФАС не побороло воровство


При условии свободной конкуренции цена всегда снижается, а не растет. Это доказывает, что компании-конкуренты были липовыми и не пытались конкурировать с аффилированной организацией. Схема снижала риски чиновников, но конкуренции не помогала.
При других вариантах конкуренты действительно получали заказы, но они были ничтожно малы по сравнению с теми, что получала аффилированная компания. По мнению ученых, это показывает, что между компаниями существовала договоренность: нужная компания дает выиграть фиктивной, чтобы создать иллюзию конкуренции, та получает небольшие деньги за то, что не мешает нужной компании выиграть в крупных торгах.
Аффилированная компания не только выигрывала аукционы на поставку лекарств, но и получала от комитета деньги, необходимые на покупку банковских гарантий, без которых ее не допустили бы к участию в аукционе.
Экономисты считают, что такие денежные трансферты - верный признак тог, что отношения комитета и аффилированной компании укрепились и стали долгосрочными.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=186051. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.