Ейсков Артём Аналитика | Периодика

НПФы наружу

21 сентября 2013  Источник / http://fomag.ru
Российские власти готовятся исправить ошибку, допущенную их предшественниками на заре создания новой российской экономики: Минфин хочет акционировать негосударственные пенсионные фонды (НПФ). До сих пор внушительная часть финансового рынка живет по странным правилам, из-за чего активы стоимостью в триллионы рублей управляются организациями, не имеющими собственников. Если предложение будет одобрено, структура пенсионного рынка станет более прозрачной и понятной. Как устроены пенсионные фонды

На настоящий момент НПФ — это «некоммерческая организация социального обеспечения», по организационно-правовой форме более близкая к общественным или благотворительным фондам, чем к коммерческим компаниям. При этом, несмотря на очевидную схожесть в функциях и даже названии, НПФ принципиально отличается от ПИФа, который вообще не может быть юрлицом, а представляет собой лишь активы и деньги (имущественный комплекс).

Пенсионные фонды могут создаваться кем угодно: компаниями, некоммерческими организациями, даже частными лицами. Формально учредителей фонда ждут сплошные убытки: они добровольно передают в пользование фонду деньги и имущество, но не получают никаких прав на долю в прибыли, соответствующую вкладу в управление.

Правила формирования органа, управляющего фондом, — совета фонда — прописываются в уставе и могут быть практически любыми. Так, члены Совета НПФ Сбербанка назначаются и отзываются Сбербанком. В Совет «Газфонда» входит по одному представителю от каждого учредителя и лица, сделавшего взнос в имущество. В уставе НПФ «Благосостояние» явно записаны представители организаций. Необычная схема формирования Совета фонда у НПФ «Лукойл-Гарант»: все потенциальные члены его Совета должны быть согласованы с компанией «Пенсионный попечитель». Именно эту компанию, контролируемую тремя физлицами, и можно назвать владельцем фонда, несмотря на то, что формально она не имеет возможности назначать членов Совета.

Кажется, что нет смысла вкладывать десятки миллионов рублей в развитие НПФ без коммерческой отдачи. Но вложенные в создание фонда деньги дают учредителям доступ к более существенным средствам (включая не только накопления и резервы, но и доход от управления ими), которыми можно распоряжаться относительно свободно, например покупать у учредителей некачественные активы по полной стоимости. Или, что намного приличнее, просто держать на балансе бумаги близких к учредителям компаний, высвобождая значительные ресурсы для реальных владельцев. В качестве иллюстрации последнего варианта можно привести ситуацию с «Газфондом» и «Газпромбанком»: фонд напрямую и опосредованно держит 47,38% акций банка, высвобождая ресурсы для группы компаний, связанных с банком «Россия».

Ничейные миллиардеры

Существующий юридический статус НПФ вынуждает потенциальных бенефициаров выстраивать сложные, непрозрачные и не всегда безупречные схемы контроля. При этом масштабы негосударственного пенсионного рынка уже сравнимы с рынком коллективных инвестиций и даже банковским рынком.

Сумма пенсионных накоплений, переданных гражданами в НПФ, приближается к 900 млрд рублей, пенсионные резервы НПФ составляют немногим меньше 800 млрд рублей. Кроме того, фонды владеют имуществом для осуществления уставной деятельности (ИОУД), фактически собственным капиталом, стоимостью более 100 млрд рублей. Итого в общей сложности НПФ управляют примерно 1,8 трлн рублей. Учитывая темпы роста рынка, можно уверенно говорить о скором пересечении отметки 2 трлн рублей. По масштабам российской финансовой системы это довольно большие деньги.

Объем вкладов населения в банках превышает 15,5 трлн рублей; в то же время стоимость чистых активов всех открытых ПИФов — едва ли больше 100 млрд рублей.

В отличие от стагнирующего рынка ПИФов пенсионные фонды чувствуют себя достаточно уверенно, особенно в плане привлечения свежих денег. За первую половину 2013 года сумма пенсионных резервов в НПФ выросла на 3,3%, а объем пенсионных накоплений — на 32,6%. Это объясняется активностью граждан, переводящих накопленные средства из ВЭБа в негосударственные фонды. Процесс должен усилиться в ближайшие месяцы из-за активной рекламной кампании и обсуждения очередной пенсионной реформы (снижение накопительного компонента с 6 до 2% у тех, кто не заявит о желании сохранить нынешний вариант).

В течение нескольких ближайших лет темпы прироста накоплений снизятся — как из-за насыщения рынка (сегодня в негосударственной пенсионной системе участвуют порядка 20 млн человек), так и из-за того же снижения накопительной части пенсионных платежей у части граждан. Если не произойдет серьезных катаклизмов, то объем рынка НПФ, вероятно, довольно быстро выйдет на уровень 4–5 трлн рублей.

На фоне роста общего объема денежных средств под управлением количество самих фондов уверенно сокращается. Ужесточение требований контролирующих органов к фондам привело к исчезновению с рынка начиная с 2006 года примерно половины НПФ; на весну 2013 года, по данным ФСФР, их осталось всего 130. Но и эта величина довольно далека от реальности: рынок НПФ имеет крайне высокую концентрацию. Так, два крупнейших фонда по объему пенсионных резервов («Благосостояние» и «Газфонд») контролируют почти две трети рынка, а такая же доля пенсионных накоплений сосредоточена в десяти фондах.

НПФы наружу


Совокупными пенсионными активами, превышающими 100 млрд рублей, владеют лишь три фонда: «Газфонд» — 359,3 млрд рублей, «Благосостояние» — 291,1 млрд рублей и «Лукойл-гарант» — 134,3 млрд рублей. Далее следуют НПФ электроэнегетики — 86,9 млрд рублей, НПФ Сбербанка — 69,9 млрд рублей и НПФ «Норильский никель» — 56,5 млрд рублей. Легко заметить, что на эти шесть фондов приходится почти 1 трлн рублей, то есть порядка 55% рынка. При этом больше половины действующих на рынке фондов не дотягивают и до 1 млрд рублей.

Стоит заметить, что помимо НПФ на этом рынке присутствуют и другие, не менее важные участники — управляющие компании. Фонды самостоятельно управляют лишь частью пенсионных средств, а основные деньги передаются управляющим компаниям (УК), которые непосредственно инвестируют их в активы. Каждый фонд может работать с несколькими УК, чтобы диверсифицировать риски. Как и в случае с самими НПФ, рынок УК имеет крайне высокую концентрацию. Три четверти пенсионных накоплений сосредоточено в руках двух компаний: «Лидер» (54%) и «Трансфингруп» (22%). Первая имеет отношение к акционерам банка «Россия», вторая — к НПФ «Благосостояние» и финансовой группе «Тринфико».

Получается, что любые разговоры, планы правительства и действия чиновников по поводу рынка негосударственных пенсионных активов в конечном итоге касаются буквально единиц компаний и финансово-промышленных групп. А если проследить цепочки собственности дальше, то все сведется к интересам пары десятков физических лиц, для которых этот триллионный рынок — лишь часть их намного более масштабного бизнеса.

Прозрачные намеки

Опубликованный недавно законопроект предполагает приведение формального положения дел в соответствие с реальностью, то есть избавление НПФ от некоммерческого статуса в пользу акционерного общества. Кроме того, Минфин предлагает, чтобы решение об изменении статуса принимал Совет фонда, а уставным капиталом новой компании признавалось нынешнее имущество фонда. Вклады учредителей и других лиц, составляющие это имущество, станут долями в уставном капитале акционерного общества: каждый получает часть акций, соответствующую внесенной доле имущества. При этом в законопроекте явным образом разрешается вносить новые специальные вклады до принятия решения о реорганизации, то есть фактически формировать будущую акционерную структуру фонда.

Интересно, что вклады, сделанные за все время существования фонда, учитываются по номиналу, без поправки на инфляцию. То есть учредители НПФ, которые десять лет назад внесли по 10 млн рублей в ИОУД, получат такие же доли, как и новые инвесторы, внесшие такую же сумму сейчас, хотя в реальных деньгах они заплатили в 2,7 раза больше. Впрочем, проект — это еще не закон, и первые учредители фондов, возможно, пролоббируют изменения, которые позволят распределить акции более справедливо. Иначе будущим акционерам придется как-то договариваться между собой о закулисной передаче друг другу денег, формально не связанных с акционированием фонда.



Граждан могут удивить их накопления в Пенсионном фонде России
Активным учредителям, многие годы вкладывавшим деньги и усилия в развитие фонда, обидно отдавать акции тем, кто много лет назад лишь формально принял участие в организации НПФ. Среди учредителей НПФ хватает разного рода благотворительных фондов, профсоюзов и общественных организаций, не имеющих отношения к управлению деньгами. Учитывая, что такие конторы чаще всего аффилированы с реальными собственниками фондов, дележ акций в большинстве случаев, скорее всего, пройдет безболезненно, но формально эти потенциально спорные моменты в законопроекте не отражены.

Еще одна сложность возникнет из-за ограничений, накладываемых на долю акций пенсионного фонда, которыми может владеть УК или финансовый холдинг, в который будет входить как фонд, так и, возможно, сама УК, работающая по договору с этим фондом. Наверняка имеется в виду, что компания, контролирующая фонд, не сможет контролировать управляющую компанию, работающую с деньгами фонда. Запрет на аффилированность фонда и УК есть и сейчас, но при нынешнем формате функционирования НПФ спрятать концы очень просто. После акционирования ситуация может измениться: фондам и УК наверняка придется раскрывать все цепочки владения, в результате чего контролирующий орган сможет легко устанавливать их аффилированность.

Законопроект об акционировании НПФ в нынешнем виде значительно увеличивает прозрачность негосударственного пенсионного рынка. Минфин собирается если не перевернуть игровой стол, то существенно его потрясти, что, с одной стороны, чревато выставлением на всеобщее обозрение спрятанных до поры козырных тузов, а с другой — обнаружением, что у некоторых игроков на руках нет ничего ценного. Впрочем, вкладчики НПФ как зрители наверняка будут довольны: чем прозрачнее рынок, тем правильнее будут их решения.

Пенсионеры и фондовый рынок

Участники российского фондового рынка очень хотят, чтобы деньги, аккумулированные в НПФ, пришли на рынок акций. Пенсионные деньги традиционно считаются длинными и консервативными, к тому же фонды могут купить существенные пакеты акций и держать их долгое время. А постоянный приток свежих денег в фонды для сохранения доли акций в их активах вынудит УК постоянно докупать акции, что должно снизить волатильность рынка и уменьшить опасность резкого падения котировок.

Но надежды оптимистов представляются преувеличенными. Напомним, под контролем НПФ сейчас находится около 1,8 трлн рублей с перспективой выхода на 2 трлн рублей к концу года. Очевидно, что даже при отсутствии внешних ограничений консервативные пенсионные фонды не могут вкладывать в акции все свои средства. Можно с уверенностью сказать, что доля акций в портфелях фондов не должна превышать 40% при самом благоприятном развитии ситуации. Иначе говоря, теоретический максимум средств НПФ, на которые может рассчитывать рынок акций, — примерно 700–800 млрд рублей с ростом до 1 трлн рублей в перспективе нескольких лет. На деле же порог намного ниже.

В то же время капитализация российского рынка акций на начало сентября 2013 года (по акциям компаний из широкого индекса Московской Биржи, 100 бумаг) составляет практически ровно 20 трлн рублей. При этом в свободном обращении, по данным биржи, находятся акции стоимостью 7,2 трлн рублей. Это оценка сверху, так как в реальном обороте акций, скорее всего, заметно меньше, но все равно речь идет о нескольких триллионах рублей.

Оборот рынка акций (без учета сделок РЕПО) сейчас едва достигает 20 млрд рублей в день, что меньше, чем до кризиса. Если предположить, что при хорошем раскладе НПФ могли бы вложить в акции примерно четверть своих средств или даже треть, то речь шла бы о притоке порядка 400–600 млрд рублей в первый год плюс еще сотни-другой миллиардов каждый следующий год. Иначе говоря, при равномерном притоке средств дополнительные покупки составили бы примерно 10–15% нынешнего дневного оборота в первое время и около 3–4% в дальнейшем. В наше время любой покупатель на российском рынке на вес золота, но цифры все же не так значительны.

Но к российской действительности эти довольно скромные числа отношения не имеют. Дело в том, что по действующим правилам НПФ должны обеспечивать безубыточность инвестирования для вкладчиков, то есть если фонд на конец года получает убыток по операциям, он должен компенсировать его из своих средств. Учитывая волатильность рынка акций и негативный настрой инвесторов в последние годы, риск получить убыток при работе с акциями оказывается слишком большим. Из-за этого пенсионные фонды предпочитают держать в акциях очень небольшую часть денег — примерно 5–10%.

НПФы наружу
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=188560. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.