Марков Виктор Деев Артём Медиа | Видео | ТВ

США могут обогнать Россию по нефтедобыче и стать крупнейшей в мире нефтегазодобывающей страной?

15 октября 2013  Источник /
Виктор Марков, независимый эксперт; Артем Деев, финансовый аналитик компании Aforex. ДМИТРИЕВ: Обсуди свои инвестиции на сайте спонсора программы «Сухой остаток» whotrades.com, первой социальной сети трейдеров!

Добрый день, уважаемые слушатели, в эфире «Финам FM» программа «Сухой остаток», меня зовут Олег Дмитриев. И, как всегда в это время, мы будем смотреть, что происходит на финансовых рынках, будем обсуждать текущую ситуацию, будем говорить о причинах, почему все так, дожили. И, естественно, будем обсуждать возможные варианты развития событий. Ну, понятно, вокруг чего сегодня будет в основном разговор. Хотя все же локально мы назвали нашу сегодняшнюю программу следующим образом: «США могут обогнать Россию по нефтедобыче и стать крупнейшей в мире нефтегазодобывающей страной?» Вот на эту тему мы будем локально рассуждать. Ну, понятно, что есть вещи более глобальные, от которых наш взгляд, естественно, не оторвать.

Я представляю моих гостей. Сегодня в студии «Сухого остатка» Виктор Марков, независимый эксперт, добрый день, Виктор…

МАРКОВ: Добрый день.

ДМИТРИЕВ: …И в студии Артем Деев, финансовый аналитик компании «Aforex», добрый день, Артем.

ДЕЕВ: Здравствуйте.

ДМИТРИЕВ: Уважаемые слушатели, присоединяйтесь к нашей беседе: телефон студии, телефон прямого эфира – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm. Все это вы прекрасно знаете, я уверен, но, тем не менее, в очередной раз я напомню. Вы можете позвонить, написать, задать вопрос, поделиться собственным мнением как минимум по поводу вот этого противостояния возможного в нефтедобыче. Ну и, собственно, вы можете выразить мнение по поводу того, что происходит сейчас за океаном и на рынках в целом, тут тоже может быть любопытно ваше мнение.

И, начиная разговор, традиционно я начну с того, что рисую картину маслом: 15.08 в Москве – и что же к этому времени произошло на финансовых рынках?

Начнем со вчерашнего вновь позитивного закрытия Соединенных Штатов Америки: Dow Jones прибавил 0,4%, NASDAQ вырос на 0,6%, и S&P также на полпроцента в плюсе. Азия сегодня разнонаправлена: плюс 0,2% Nikkei 225, примерно столько же потерял Shanghai Composite. А вот Европа и российские индикаторы сегодня, на радость, на зависть просто, видимо, многим, позитивны. Почти процент к этому моменту прибавляет индикатор британского рынка Footsie 100. Наши индексы растут также, как я уже сказал: РТС в плюсе на 1%, чуть меньше, ну, примерно так же, в плюсе и ММВБ. Рубль практически сегодня без изменений, узкий диапазон у него уже несколько дней, как мы знаем – это 32,20-32,35, и пока он из этого диапазона не выходит.

Смотрим на сырье и на Forex. Нефть марки Brent стоит 109 долларов 50 центов за бочку, Light Sweet – 101,80. Золото продолжает снижаться, буквально 2 часа назад – кстати, тоже, наверное, тема для обсуждения – получило новый импульс к снижению и теряет сейчас почти 2% по сравнению со вчерашним закрытием. И стоит тройская унция золота сейчас уже 1250 долларов. Против 1300 долларов на прошлой неделе и вчерашних 1285-и. Также надо сказать о том, что на валютном рынке пошла движуха, как говорят, пошло движение в сторону укрепления доллара США. Почти во всех валютных парах сейчас укрепляется доллар. Сейчас смотрим евро/доллар: ниже 1,35 он упал – 1,3488 в моменте.

Ну и набор голубых фишек российского рынка – в основном в плюсе. Хуже рынка «АвтоВАЗ», минус 0,3%, а остальные все в положительной территории. Лидеры роста: «НЛМК» обычка 3,5%, «Сургутнефтегаз» – больше 2%, на полтора процента в плюсе «Газпром», «Норникель», на полтора процента в плюсе «Ростелеком», «Сбербанк» прибавляет почти процент, «ВТБ» – полпроцента. Ну, все неплохо, все неплохо вроде бы.

Ну, ладно, давайте начнем. Начнем мы, наверное, все же, ну, с основной идеи последнего времени, да? Основная идея, которая касается событий за рубежом, событий в Соединенных Штатах Америки… Виктор, каково ваше мнение по этому поводу, если можно? Что там с бюджетом, что там с госдолгом, как вы думаете?

МАРКОВ: В США очень тяжелая ситуация – неопределенность, проблемы с поднятием госдолга. И все ждут 17-го числа, когда будет решен вопрос с госдолгом, и тогда ситуация выйдет на новый уровень, мировые рынки воспрянут, я считаю. Но все-таки, хоть и уверенность в этом есть, но стопроцентной уверенности, как всегда…


ДМИТРИЕВ: То есть ты склоняешься к тому, что, естественно, проблема будет решена, несмотря на всякие пертурбации, да?

МАРКОВ: Но все-таки вероятность того…

ДМИТРИЕВ: Вероятность дефолта, да?

МАРКОВ: …Вероятность дефолта низка.

ДМИТРИЕВ: Артем, как ты расцениваешь вероятность дефолта?

ДЕЕВ: На самом деле, мы видим, в принципе, очередную эскалацию этого вопроса. Потому что, на мой взгляд, Белый дом, сенат и конгресс проявили крайнюю форму безответственности по отношению как к американской экономике, так и к экономике всей планеты, когда начали политизировать бюджетный процесс. Мы сейчас видим очередное противостояние законодателей, республиканцев и демократов, относительно того, каким же образом выйти из этого бюджетного кризиса и коллапса, в котором они сейчас оказались.

Почему этот вопрос сейчас вызывает очень много внимания? Потому что мы подходим фактически в состоянии политической неопределенности к куда более важному и насущному вопросу, который касается изменения потолка государственного долга. Потому что момент «X», в принципе, у нас уже через несколько дней, в предстоящий четверг, и если США не найдут, скажем так, общего знаменателя, общего экономического и политического основания в правящей элите, нам придется столкнуться с очень серьезными последствиями, которые непременно разгрузят все рисковые активы, которые торгуются на фондовых рынках.

Вы обозначили восходящую динамику, положительную тенденцию, которая сейчас прослеживается на ключевых фондовых индексах. Конечно же, это связано якобы с оптимизмом, который пришел буквально ночью: новость о возможном нахождении компромисса по как раз бюджетному вопросу и, возможно, даже по вопросу, который касается поднятия планки потолка государственного долга. На самом деле, я бы не стал питать слишком много иллюзий и всецело верить в этот наступивший оптимизм. Потому что буквально похожую картину мы наблюдали на прошлой неделе, последние две торговые сессии, когда индексы после коррекционного отката начали восходящее движение. Однако на выходных стало ясно, что очередной этап переговоров ни к чему не привел, результатов не было – и буквально в первую торговую сессию мы увидели, как индексы в прямом смысле слова разгружаются.

Поэтому сейчас, если уважаемые слушатели принимают вот этот новостной фундаментальный фон, как основание, как аргумент для откупа того же самого индекса ММВБ, индекса РТС, я все же советую не торопиться и продолжать внимательно следить за информационным фоном. Либо, по крайней мере, постараться не торопить, не гнать лошадей и по возможности остаться вне рынка до вот этого судьбоносного решения, которое мы ожидаем уже в четверг.

ДМИТРИЕВ: Угу. То есть 17 октября у нас день «X», что называется.

ДЕЕВ: Да.

ДМИТРИЕВ: Очень здорово! Знаешь, я в какой-то момент поймал себя на мысли, что выступает не Артем Деев, финансовый аналитик компании «Aforex», а выступает представитель законодательного органа Соединенных Штатов Америки. Здорово, аплодирую тебе! Но, смотри, тем не менее, я хотел бы уточнить. Вот ты говоришь, что краткосрочный оптимизм сейчас рождается в результате того, что рынок вроде бы видит, что там компромисс найден.


ДЕЕВ: Снижение неопределенности якобы.

ДМИТРИЕВ: Вот-вот-вот. Соответственно, потом опять разочарование, потому что компромисс этот либо не найден, либо нам так показалось, либо там опять новая какая-то заварушка – и опять по…

ДЕЕВ: Да.

ДМИТРИЕВ: А вот с точки зрения того, что… Ну, давайте не будем гадать на кофейной гуще – просто оцениваем варианты, как всегда, да? Вот с точки зрения того, что случится 17 октября: во-первых, риск дефолта, вообще, он существует, он минимален или его нет в принципе?

ДЕЕВ: На самом деле, хороший вопрос, потому что буквально две недели назад, когда США еще стояли на пороге принятия бюджета, и мы наивно полагали, что бюджет обязательно будет принят…

ДМИТРИЕВ: Как же иначе, да?

ДЕЕВ: …Да, как же иначе, если США допустят этот самый дефолт?!

ДМИТРИЕВ: Артем, извини, мы прервемся – у нас новости сейчас. Послушаем, а потом продолжим.

ДМИТРИЕВ: Ну что ж, друзья, мы продолжаем эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM», меня зовут Олег Дмитриев. Сегодня в студии: Виктор Марков, независимый эксперт, и Артем Деев, финансовый аналитик компании «Aforex». Мы обсуждаем сейчас все то, что происходит на финансовых рынках. Ну и чуть позже начнем все-таки говорить, наверное, на тему, заявленную в программе, локальную тему о том, как обстоят дела в возможном противостоянии США и России, ну, или США и остального мира, может быть, даже так, с точки зрения нефтедобычи, да? Станут ли Штаты чистым экспортером в нефтедобыче в ближайшей перспективе? Ну, в принципе, достаточно давно мы с вами эти дискуссии ведем, эти разговоры ведем. Посмотрим, как это выглядит сейчас.

Но, тем не менее, давайте закончим тему, с которой начали: итак, вероятность дефолта США 17 октября все же стремится к нулю все же, я правильно понимаю, Артем, с твоей точки зрения?

ДЕЕВ: С моей точки зрения, все вероятно. Учитывая, что вот это противостояние, по крайней мере, куда меньше проблемы бюджетного вопроса, который мы наблюдаем уже фактически пятнадцатый день. Я напомню, что самый затяжной цикл вот этого политического бездействия был в 1996 году еще при Клинтоне, когда мы наблюдали этот период протяженностью в 21 день, когда Клинтон просто был вынужден пойти на нахождение бюджетного компромисса.

Учитывая, что уже пошел пятнадцатый день, у США по-прежнему нет бюджета, по-прежнему нет единства политического мнения, по-прежнему законодатели продолжают кошмарить рынки своей безответственностью, непринятием решения, вполне возможно, что мы сможем наблюдать самый крайний и радикальный сценарий развития событий. Ну, гадать, что будет, я сейчас…

ДМИТРИЕВ: Нет, гадать не будем, конечно. Ну, как вероятность.

ДЕЕВ: Вероятность, да. Уверен, что это будет настоящим коллапсом, если допустить возможность такого сценария. Но предлагаю лучше не кошмарить рынки, потому что думаю, что…

ДМИТРИЕВ: Ну да. Но у нас такой возможности нет, к сожалению, кошмарить рынки. Это только у Федрезерва и у конгресса…

МАРКОВ: Я хочу только добавить, что даже в случае положительного решения по поднятию потолка госдолга все равно долг США никуда не девается, он все равно остается, и с ним что-то надо будет делать. Это проблема рано или поздно всегда будет всплывать и сдерживать рост американской экономики. Поэтому это проблема еще на долгие годы.

ДМИТРИЕВ: Но правильно ли я понял из твоих слов, там, в очередной раз этот потолок будет поднят, но рано или поздно…

МАРКОВ: Проблема опять всплывет.

ДМИТРИЕВ: …Всплывет, и то есть Штаты рано или поздно все же могут объявить дефолт?

ДЕЕВ: Ну, это «рано или поздно» продолжается уже около 80 лет.

ДМИТРИЕВ: Совершенно верно, да. То есть мы можем и не дожить, наверное, до этого, слава богу.

МАРКОВ: Это проблема слишком отдаленной перспективы. Но то, что она стоит, это все понимают, и США надо делать шаги в этом направлении, в направлении уменьшения госдолга.

ДМИТРИЕВ: Сегодня в средствах массовой информации где-то я прочитал, что руководители ведущих центральных банков мира собирались в выходные, не далее как вот позавчера, и обсуждали действия на случай возможного дефолта. Потом, правда, для тех же средств массовой информации было оправдание какое-то высказано, что, типа, ребята, мы это на всякий случай… Но, тем не менее, Виктор, я так понимаю, что такая вероятность и ими тоже рассматривается, да?

МАРКОВ: Конечно. Никто не исключает, что, в принципе, может это произойти. Но, конечно, вероятность очень низка, и должно произойти что-то радикальное в США, чтобы правительство могло на это пойти. Но надо сразу отметить, что это резко подорвет позиции доллара – что только усугубит экономическую ситуацию в США и также…

ДМИТРИЕВ: Ну и в мире, естественно, да?

МАРКОВ: И в мире, да.

ДЕЕВ: На самом деле, я бы сказал, что, конечно же, ситуация сейчас не самым лучшим образом складывается, но мы, в принципе, обсуждаем противостояние республиканцев и демократов. Однако, я думаю, не нужно забывать еще и о таком понятии, как инициатива и воля президента Соединенных Штатов Америки.

ДМИТРИЕВ: Ну, он представитель демократов. Или у него есть собственная какая-то инициатива?

ДЕЕВ: Я думаю, что у него есть особые привилегии.

ДМИТРИЕВ: Как у президента, да?

ДЕЕВ: Да. Если того будет требовать ситуация, о чем мы часто слышали в риторике соответствующих представителей, они будут действовать. Я думаю, если ситуация по потолку государственного долга подойдет в текущем формате к моменту «X», как мы уже обозначили, я полагаю, вмешается сам Обама и сделает все, чтобы этот потолок, эта планка получила новое финансирование и была поднята.

Другая проблема заключается в следующем. Я согласен с тем, что вот это цикл поднятия планки – он не может продолжаться вечно, хоть это действительно наблюдается уже много лет. Однако что сейчас наиболее страшно? Самое страшное, что этот долг уже превзошел 100% ВВП США. Вот это действительно серьезная проблема. Новое финансирование будет требовать новых ресурсов и, соответственно, новых объяснений для той же самой политической элиты о том, что делать дальше. И, соответственно, нам, как краткосрочным, среднесрочным или долгосрочным спекулянтам, будет предоставлено множество возможностей, чтобы поймать то или иное движение. Как на оптимизме, так и на пессимизме.

ДМИТРИЕВ: Здорово! Про движения я очень люблю – спасибо, ты мою любимую тему…

МАРКОВ: Я думаю, что Обама не захочет войти в историю, как президент, который объявил дефолт – я думаю, эту проблему он отложит другому…

ДМИТРИЕВ: Да, даст возможность отличиться другому товарищу.

Мы какое-то время назад тоже по этому поводу… помните, последнее заседание Федрезерва – и вот, вроде Бернанке будет сворачивать, начнет сворачивать. А потом подумали: «Да чего ему осталось – пару месяцев, наверное, он дотянет уже». И под это дело, естественно, и статистику подвели – нет, еще не время и так далее. Да, вроде говорим на такие темы вообще запредельные, финансовые рынки, а все до банального просто: просто не хочется терять лицо, да? Хочется сохранить хорошую мину при плохой игре, как говорят.

Артем, смотри, ты мне этот тематический мяч бросил, очень люблю я эту тему. Так вот, по поводу движений. Ну, очевидно, одно решение, второе ли – естественно, все это приведет к движениям на финансовых рынках, и, как ты правильно сказал, у инвесторов, у спекулянтов будет возможность заработать. Но вот хотелось бы понять: в случае объявления этого маловероятного дефолта какое движение будет на рынках?

ДЕЕВ: В случае объявления маловероятного дефолта мы увидим просто катастрофическое бегство из рисковых активов.

ДМИТРИЕВ: Да.

ДЕЕВ: Понадобятся как раз защитные инструменты.

ДМИТРИЕВ: Давай.

ДЕЕВ: Допустим, если коснуться рынка Forex, если вы позволите…

ДМИТРИЕВ: С удовольствием. Ну, тебе и карты в руки, как представителю компании «Aforex»!

ДЕЕВ: …Я бы рассмотрел достаточно неплохую инициативу, неплохие возможности японской иены.

ДМИТРИЕВ: В качестве защитного актива?

ДЕЕВ: В качестве защитного актива, совершенно верно. Если мы, в принципе, традиционно на фоне определенного фактора, определенной степени дисбаланса, неопределенности на рынке, рассматривали бы защитную пару доллар/иена, то сейчас, учитывая вот это негативный фон со стороны американской экономики, вполне вероятно для трейдеров на рынке Forex рассмотреть кросс-курсы, которые будут направлены как раз на усиление позиции японской иены.

ДМИТРИЕВ: То есть не в доллар/иене, а именно в кроссах откупать иену, да?

ДЕЕВ: Да, как вариант.

ДМИТРИЕВ: Против евро, против фунта, против франка, да?

ДЕЕВ: Совершенно верно. Что касается фондовых активов – ну, это опять же…

ДМИТРИЕВ: Ну, это бегство из рисков, да?

ДЕЕВ: …Это опять же возвращаемся к рисковым активам. Поэтому если я скажу, что нужно делать ставку на какие-то фондовые индексы, это фактически будет противоречить тому, что я сказал ранее. Мне кажется, фондовые индексы могут оказаться одними из самых продаваемых активов, и это буквально по всем национальным экономикам. Нужно искать защитные активы. Можно даже как вариант рассматривать облигационные вклады. Это тоже вариант, поскольку они также, традиционно даже, исходя из классической теории, всегда относятся к защитным инструментам.

ДМИТРИЕВ: Артем, извини, пожалуйста, я, если позволишь…

ДЕЕВ: Конечно-конечно.

ДМИТРИЕВ: …Свой не очень профессиональный взгляд, тем не менее, изложу.

На мой взгляд, есть парадокс, конечно. Потому что, действительно, если говорить о каких-то там классических движениях на финансовых рынках: если инвестор наполнен аппетитом к риску, то он, естественно, вкладывается во все, на чем может заработать, что может принести доход, а это фондовые активы, это сырье, да?..

ДЕЕВ: Совершенно верно.

ДМИТРИЕВ: Другими словами, он продает некий актив, в котором он фондировался, ну, это, как правило, доллар Соединенных Штатов Америки, и начинает вкладывать во все остальное. Когда ситуация иная, он бежит отовсюду и ищет надежного спасения. И спасение это – доллар, номинированные в нем, наверное, трежеря те же самые, прежде всего, да? Ну и, наверное, иена, как локальная валюта, тоже достаточно популярна с точки зрения защиты.

А вот при допущении того, что США объявят дефолт, возникает парадокс. С одной стороны, действительно, дефолт такой экономики, как экономика Соединенных Штатов Америки – это не есть хорошо, надо бежать, надо сохранять где-то капитал. Но, с другой стороны, в доллар вкладываться по определению глупо, потому что Штаты объявили дефолт! И, естественно, они будут реструктуризировать те же самые долговые обязательства, и покупать их на этом фоне абсолютно бессмысленно.

И вот я именно поэтому тебя и мучаю как специалиста рынка Forex: а что альтернативой-то в этом случае будет?! В рубль все побегут?! Куда?! В тугрик?! В зайчик?! Я не знаю, куда.

Виктор?

МАРКОВ: В китайскую валюту.

ДМИТРИЕВ: В юань.

МАРКОВ: Да, в юань.

ДМИТРИЕВ: Ну, иена вот, как Артем предложил, тоже нормально, да?

МАРКОВ: Да. Тем более мы наблюдаем рост японского рынка за последние годы, который показывает хорошую динамику. Он длительное время падал, а сейчас он находится на подъеме. Поэтому японский рынок, наверное, будет некой альтернативой американским активам.

В то же время нельзя сбрасывать со счетов сырьевые активы.

ДМИТРИЕВ: То есть они могут быть тоже в этой ситуации востребованы, да? Но с какой точки зрения? Логика тут какая? Вот я в сырье вкладываюсь, потому что… потому что больше не во что?

ДЕЕВ: Кстати, как вариант.

ДМИТРИЕВ: Давай.

ДЕЕВ: И хорошо, что мы коснулись темы сырьевых активов. Я почему-то это упустил, когда вы задавали вопрос.

Действительно, если уж задаться такой конкретной целью – а что бы нам найти, чтобы спасти последние деньги, которые у нас остались в случае неудачных лонгов по доллару или по другим рисковым активам? Я думаю, что в качестве альтернативы может служить золото, которое все давно списали со счетов.

ДМИТРИЕВ: Вот, да.

ДЕЕВ: Действительно, это так, золото сейчас, в принципе, находится на локальных минимумах, давайте не будем питать иллюзий, действительно, так дешево оно не стоило никогда. И если мы сейчас начнем копать в плане того, какие же еще факторы, либо фундаментальные возможности, либо предпосылки, будут сказываться на восходящей динамике этого красивого актива, то, я думаю, мы сможем найти очень много аргументов, которые позволят нам принять решение относительно инвестиций в золотой актив.

Во-первых, это как раз отмеченная неопределенность. Потому что золото традиционно всегда являлось защитной гаванью. Правда, в последнее время из этой гавани ушли практически все «корабли», тем не менее, эта гавань никуда не делась…

ДМИТРИЕВ: Красиво излагает как, а!

МАРКОВ: Клиентов привлекает.

ДЕЕВ: …Неопределенность по-прежнему существует на рынках. И потом, если мы коснемся других факторов, которые сказываются на позициях золота – это перспективы программы количественного смягчения. На эту тему, конечно же, можно еще очень много поговорить. Тем более что буквально на носу у нас изменение монетарного кабинета – приход к власти Джанет Йеллен. А это женщина, которая руководствуется оптимальной моделью управления. То есть она будет также лоббировать максимальную занятость в стране, но при этом полностью игнорировать инфляционные риски и не смотреть на стабильность цен. Это значит, что с учетом такого подхода велика вероятность роста инфляции. А какой инструмент у нас является защитным против роста инфляции? Конечно же, любой экономист, любой следящий за экономической сводкой либо за экономическими событиями скажет, что самый лучший актив, который позволит нам сохранить средства на фоне обесценивания других инструментов, прежде всего валюты – это, конечно же, золото. Это, пожалуйста, еще один фактор.

Ну и другие обстоятельства, которые могут повлиять на позиции золотого актива, они носят уже, скажем, более локальный характер и связаны как раз с теми странами…

ДМИТРИЕВ: Артем, прерву, у нас новости, а потом продолжим.

ДМИТРИЕВ: Зарабатывайте на крупнейших биржах мира вместе со спонсором программы «Сухой остаток» – брокером «WhoTrades Ltd.» (Кипр). Информация о компании, ее услугах и тарифах размещена на сайте www.finam.com.cy. Торговля финансовыми инструментами может повлечь риск потерь – проконсультируйтесь у независимых экспертов перед началом торгов!.. Кстати, сегодня в студии «Сухого остатка» независимый эксперт Виктор Марков! Шучу.

Итак, друзья мои, мы продолжаем эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM». Еще раз представлю моих гостей: Виктор Марков, независимый эксперт, и Артем Деев, финансовый аналитик компании «Aforex», сегодня в студии «Сухого остатка». Локально – мы сейчас, кстати, плавно к этому и подойдем – мы обсуждаем тему противостояния России и Соединенных Штатов Америки в нефтедобыче.

Ну и не могли мы обойти, грешно это обходить, тему, которая довлеет над умами всех инвесторов в последние несколько дней, а то и несколько недель, – это проблема государственного долга Соединенных Штатов Америки. И я предложил моим коллегами порассуждать о том, во что стоит бежать в случае худшего развития событий. И вот, еще раз я благодарю Артема, мне очень нравится, как он излагает свою точку зрения по поводу драгоценных металлов, ну и, в частности, золота.

То есть ты считаешь, если худший сценарий, вероятность его…

ДЕЕВ: Да, если, допустим, случится технический дефолт, то золото, как я уже сказал, может оказаться одним из самых привлекательных инструментов для инвестиций. Помимо тех факторов, которые я, в принципе, уже обозначил, которые имеют более мощный фундаментальный фон, более мощные фундаментальные предпосылки, можно обозначить еще и локальные, скажем, моменты, которые также, я думаю, в ближайшей перспективе будут сказываться на восходящей динамике золота. Это ряд забастовок, буквально на прошлой неделе читал сводку, которые наблюдаются на крупнейших месторождениях золота. В качестве второго аргумента можно обозначить спрос на физический металл со стороны Китая. Ну и, конечно же, это спрос на физический металл со стороны ювелирной промышленности, потому что, естественно, они хотят увеличить свои запасы актива, который находится на таких низких уровнях.

Мне кажется, все это вкупе… по крайней мере, у нас уже есть пять весомых и, возможно, для кого-то неубедительных… но, по крайней мере, кто-то вычленил из этой информации то, что действительно поможет понять перспективы золота и принять решение относительно того, вкладывать в него или нет.

ДМИТРИЕВ: Я с тобой абсолютно согласен, но, тем не менее, надо, наверное, еще подчеркнуть то, что…

МАРКОВ: Я хочу еще добавить, что…

ДМИТРИЕВ: Да, Виктор.

МАРКОВ: …В случае технического дефолта и ослабления доллара росту спроса на сырьевые активы будет способствовать то, что сырьевые активы торгуются в основном в долларах.

ДМИТРИЕВ: Да, номинированы в долларах, вот-вот.

МАРКОВ: Да. И это станет основной причиной и поводом для инвестирования в сырьевые активы, поскольку доллар подешевеет.

ДМИТРИЕВ: Но здесь, наверное, тоже забавно, вот этот момент, о котором мы говорим: наверное, грамотно было бы говорить не об инвестировании, а все-таки о попытке спасти капитал. И в данном случае доллар…

МАРКОВ: Перемещение в активы…

ДМИТРИЕВ: Да.

ДЕЕВ: Диверсификация.

МАРКОВ: …Более перспективные.

ДМИТРИЕВ: Кстати, я еще раз повторю вот по поводу высказывания Артема. Ну, для спекулянтов, по крайней мере, как правило, это важно. То есть вот эти аргументы – они действительно фундаментальные, ну и, наверное, средне- и долгосрочные, там, в большинстве случаев. Но, допустим, на уровне 1300 долларов за унцию вот эти аргументы все уже, в принципе, имели место быть, да?

ДЕЕВ: Да, да. Напротив даже, если мы видимо по золоту продолжение локальной коррекции, это, наоборот, даже должно послужить еще бо́льшим аргументом…

ДМИТРИЕВ: Да, чтобы его покупать.

ДЕЕВ: …Чтобы откупить его с еще более привлекательных уровней.

ДМИТРИЕВ: Да, да.

ДЕЕВ: Потому что никто, скажем так, эти аргументы не списывает и их значения никто не умаляет.

А что касается… я понял, наверное, к чему вы клоните: вы хотите услышать цели, которые можно…

ДМИТРИЕВ: Ну, даже не цели. Просто, вот смотри…

ДЕЕВ: Ориентиры.

ДМИТРИЕВ: …1300 – это уже повод для того, чтобы покупать. Но при этом надо понимать, что оно может сходить, как это сделало уже, и на 1250, и на 1180, потому что оно…

МАРКОВ: Двойное дно, да.

ДМИТРИЕВ: Совершенно верно. Оно было там уже весной этого года. То есть одно другому не помеха.

ДЕЕВ: Ну, даже если мы допустим, что золото может сходить еще на несколько долларов вниз… ну, под несколькими долларами, чтобы быть уж совсем конкретными, давайте обозначим долларов 50-70… это получается у нас нисходящий рубеж в районе 1200 долларов. А в качестве долгосрочной цели, которую я действительно вижу с учетом того фундаментального фона, который обозначил, я бы стал ставить уровень 1600, а то и повыше. То есть, как вы видите, даже из классической практики определения риск-менеджмента у нас получается, что 1300 – это 100 долларов, и, соответственно, если выше, выше 1600 долларов… То есть четыре к одному. Мне кажется, это достойная инвестиция.

ДМИТРИЕВ: Ну, даже если 1300. Мы входим по 1300, 1200 у нас риск, 1600 у нас цель ближайшая – три к одному тоже, в принципе…

ДЕЕВ: Да, отличная возможность.

ДМИТРИЕВ: Ладно, все здорово.

МАРКОВ: Но это в случае, если произойдет дефолт.

ДМИТРИЕВ: Вот-вот, я к этому и веду! Мы так все красиво нарисовали – а пи этом дефолт вряд ли произойдет. Так что, видимо, надо забыть практически обо всем, о чем мы говорили. Шутка.

Ну да ладно. Итак, давайте, заговорили мы о сырье, о возможном росте интереса к сырьевым активам с точки зрения вот этого негативного развития событий. Но, в принципе, мы можем говорить и о том, что интерес к сырью во многом обеспечивает и позитивное развитие событий. Как то – рост экономики Соединенных Штатов Америки, рост мировой экономики…

МАРКОВ: Рост Китая.

ДМИТРИЕВ: …Рост Китая, Виктор, совершенно верно, усиливает как раз эти позитивные…

МАРКОВ: В Китае огромное количество населения, в Китае растет автомобилизация страны, то есть она будет расти еще очень долго…

ДМИТРИЕВ: То есть в этом смысле спрос на нефтепродукты…

МАРКОВ: Конечно. И это все формирует устойчивый спрос на нефть. И это позволяет нефти за последние годы держаться выше, там, 100 долларов за баррель, я имею в виду нефть Brent, что, собственно, помогает российскому рынку, российской экономике.

ДМИТРИЕВ: Ну а вот теперь давайте поговорим собственно о том, о чем было заявлено. Помогает все это российской экономике, но, если откровенно говорить, несильно помогает уже к сожалению…

МАРКОВ: Если говорить более точно – помогает бюджету.

ДМИТРИЕВ: Согласен.

МАРКОВ: Но ускорения сама экономика не получает уже за последние годы.

ДМИТРИЕВ: Да, от высоких цен на нефть она уже ускорения не получает, к сожалению.

МАРКОВ: Да.

ДМИТРИЕВ: Ну, ладно. Так вот, что может помешать и российской экономике, и российским компаниям в этой отрасли, да? Эту тему мы неоднократно заводили и здесь, в «Сухом остатке», ну и, в принципе, мои коллеги на радио тоже об этом любят посудачить. Ну и, вообще, в средствах массовой информации это некий такой горячий пирожок с некоторых пор – вот эта пресловутая сланцевая революция. Это пресловутая сланцевая революция уже и в газовой сфере, и в нефтедобывающей сфере. Ну и в принципе стремление Соединенных Штатов Америки, как я уже говорил, из чистого импортера перейти в разряд чистого экспортера – к чему это может привести?

МАРКОВ: Нет, во-первых, такой цели нет, это лишь пишут в СМИ. В Штатах основная цель – это обеспечить себя энергоресурсами, себя в первую очередь. Потому что когда добывается газ и добывается нефть в своей стране, а в данный момент она субсидируется, это помогает американской экономике.

ДМИТРИЕВ: То есть у них нет цели – обязательно занять экспортный рынок, да?

МАРКОВ: Если это получится – отлично. Если не получится, никто, как бы, не упрекнет за это американцев.

ДМИТРИЕВ: Ну, смотри, ведь задача какая, почему именно так все выглядит? Американцам что не нравится – высокие цены на нефть, высокая конкуренция на этом рынке…

МАРКОВ: Это не нравится всем развитым странам. Высокие цены нравятся только тем странам, которые…

ДМИТРИЕВ: Потребителям, потребителям не нравятся, а…

МАРКОВ: Ну, естественно.

ДМИТРИЕВ: Это логично.

МАРКОВ: Основные ведущие экономики мира заинтересованы в том, чтобы энергоносители были дешевые – и это будет приводить к ускорению экономического роста в мире. Сейчас мы наблюдаем обратные процессы, мировая экономика замедляется, ну, в силу разных причин, и с другой стороны – высокие цены на нефть. Поэтому страны субсидируют добычу дешевой нефти, дешевого газа и развитие альтернативной энергетики. Это происходит как в Европе, так и в США, и собственно это оказывает влияние на цены. И вот, как мы видим, за последние несколько лет цены на газ снизились…

ДМИТРИЕВ: А под альтернативной энергетикой что ты подразумеваешь?

МАРКОВ: Под альтернативной энергетикой подразумевается биотопливо, переход автомобилестроения на электричество, электромобили, это увеличение добычи сланцевого газа, сланцевой нефти.

ДМИТРИЕВ: Я понял, хорошо.

Артем, возвращаясь собственно к этой идее: на твой взгляд, есть риск того, что американцы свои задачи решат, ну, сначала свои внутренние задачи?..

ДЕЕВ: Мне кажется, конечно же, есть. Даже если возвращаться к тематике: вот, как вы сказали, у нас в конце значится вопросик после этого предложения…

ДМИТРИЕВ: Да.

ДЕЕВ: ...Так вот, возможно, даже этого вопросика уже и нет. Вполне вероятно, что американцы не просто планируют… ну, если даже оперировать такими словами… не просто планируют обогнать Россию – они уже это сделали.

Почему это произошло? Это произошло как раз, как неоднократно уже упомянули, за счет колоссальной добычи сланцевой нефти и газа, которую мы наблюдаем по нескольким штатам в основном. Они и раньше добывали сланцевую нефть, но в последнее время они стали лоббировать, активно использовать технологию так называемого поверхностного гидроразрыва, которая не применяется в России, возможно, из-за того, что эта технология невероятно дорога. Но США в определенный момент времени приняли решение аргументироваться не рентабельностью бизнеса, а количеством выработанной нефти, чтобы обеспечить собственную экономику необходимым количеством сырья. Вот почему, даже если обратиться к статистике, можно отметить, что, как я сказал, этот вопрос уже не стоит. То есть вполне возможно, что США уже находятся в лидирующем по сравнению с Россией положении.

Если даже коснуться статистики, конкретных цифр, то, по данным Международного энергетического агентства, если добыча, по-моему, несколько месяцев назад нефти, газа в США составляла 22 миллиона баррелей в день, то в России этот показатель ниже. То есть совершенно очевидно, что, по крайней мере, в добыче газа США нас точно превзошли. А если мы видим такой передел сфер влияния на рынке, то совершенно очевидно уменьшается значимость тех стран, чье экономическое благосостояние и политическая власть находятся в абсолютно прямой логической зависимости от торговли нефтью. Я, прежде всего, говорю в этом плане о России.

Почему Москва обеспокоена этим? Потому что в случае если действительно станет очевидным, что США обогнали Россию в этой сфере, Россия потеряет порядка 35% экспортного рынка. А в перспективе это означает, что валовой внутренний продукт недополучит более 200 миллиардов долларов в год. Это колоссальные цифры. Вот почему столько обсуждений, вот почему столько вопросов и, в принципе, деталей относительно этого момента. В частности, относительно передела сфер влияния, действительно, можно говорить уже фактически, потому что за последние несколько лет США сократили импорт нефтегаза более чем на 30% и существенно давление на дефицит торгового баланса в своей экономике. В этом плане они молодцы. И вполне возможно, что они действительно нас уже обогнали.

ДМИТРИЕВ: Здорово, здорово. Ну, тем не менее, вернемся к теме сланцевой революции: действительно эта тема актуальна?.. Виктор, как ты думаешь? Потому что, ну, разные точки зрения существуют, Артем, как всегда, убедительно выступил. Тем не менее, действительно, есть мнение, что это уже вещь свершившаяся, это свершившийся факт. Либо, наоборот, кто-то с усмешкой на это смотрит, говоря о том, что это пока только разговоры и пока от этих разговоров перейдут к делу, пройдет еще не одно десятилетие – а там жизнь поменяется в принципе.

МАРКОВ: Нет, то, что сланцевая революция происходит – этот факт уже есть. Но надо отметить, что он происходит в одной взятой стране – в США. Почему это не распространяется на другие страны? В этом собственно и состоит главная задача США – распространить на другие территории, для того чтобы оказать давление на предложение и снизить цены на нефть…

ДМИТРИЕВ: Виктор, спасибо, сейчас еще раз новости, а потом продолжим.

ДМИТРИЕВ: Итак, друзья, мы продолжаем эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM». Сегодня обсуждаем тему – смогут ли США обогнать Россию... Ну, собственно, вопрос я зачеркну, Артем, да? То есть смогут. А точнее – уже практически это делают. Итак, смогут ли США обогнать Россию по нефтедобыче…

МАРКОВ: По нефтегазу.

ДМИТРИЕВ: По нефтегазу, все-таки стоит объединить это дело, да?

МАРКОВ: Да. По нефти пока, да, они еще отстают.

ДМИТРИЕВ: Хорошо, представлю еще раз гостей: в студии сегодня Виктор Марков, независимый эксперт, и Артем Деев, финансовый аналитик компании «Aforex». Телефон студии – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm.

Виктор, в продолжение нашего диалога. Мне показалось интересным, Артем этот тезис озвучил, и если это действительно так, то, еще раз говорю, это выглядит любопытным: то есть добыча сланцевой нефти, сланцевого газа не преследует неких бизнес-идей. То есть эта добыча может быть нерентабельной, но, тем не менее, американцы говорят, что мы, дескать, все равно будем добывать, потому что решаются тем самым… какие-то политические, получается, тогда задачи, да?

МАРКОВ: Ну, во-первых, решается несколько проблем. Основная проблема – это создание новых рабочих мест. Другой фактор – технологический. То есть разрабатываются новые технологии, которые впоследствии могут экспортироваться в другие страны. Третье – это решение проблемы обеспечения страны дешевыми энергоресурсами.

ДМИТРИЕВ: Но третья проблема не решается, я так понимаю, потому что затраты…

МАРКОВ: Затраты высоки, но это пока. Потому что Штаты надеются, что со временем, когда будут увеличены объемы инвестирования, то себестоимость добычи может снизиться. Но пока этого не происходит. И главная проблема – в стоимости энергоресурсов. Потому что пока цены на газ были высокие, около 4-5 долларов за миллион британских термических единиц, добыча была более-менее рентабельной. Но в прошлом году цены упали до 2 долларов, и, естественно, добыча газа снизилась. То же самое может произойти со сланцевой нефтью. То есть пока нефть высокая, выше 100 долларов за баррель, добыча сланцевой нефти пока экономически остается выгодной.

Но США преследуют еще и другую цель: внедрить эти технологии в той же Европе, допустим. Пока эта попытка закончилась неудачей. Основная проблема, надо сразу обозначить, заключается в том, что сланцевые технологии, которые применяют США в том же штате Дакота… на этой территории очень низкая плотность населения. Если сравнивать плотность населения в Дакоте с Польшей, то разница – в 30 раз. Естественно, такие технологии нельзя напрямую применять в той же Польше, потому что это приведет к ухудшению экологии.

ДМИТРИЕВ: Понятно. То есть поэтому, в принципе, и не приживаются пока в Европе подобные технологии, да?

МАРКОВ: Пока нет. В России это свободно приживется, но в России пока в этом нет смысла.

ДМИТРИЕВ: Кстати, если говорить о России, «нет смысла», как говорит Виктор – Артем, по-твоему, почему в России это не приживается? Более того, в России очень часто основной точкой зрения является скепсис в отношении сланцевой революции. И собственно даже крупнейшие наши нефтедобывающие и газодобывающие компании почему-то не особенно и пугаются этой конкуренции.

ДЕЕВ: Ну да, указанная технология не применяется, наверное. Конечно же, аргумент все тот же – это повышенная дороговизна добычи и отсутствие как таковой рентабельности. Однако даже с учетом всех тех факторов, которые мы обозначили для США, якобы хороших, которые позволят им наращивать запасы, я не думаю, что Россию стоит списывать со счетов.

ДМИТРИЕВ: Со счетов, ты имеешь в виду, если говорить о мировом рынке, да?

ДЕЕВ: О мировом рынке, да. Это не значит, что все, Россия сдала позиции, ей уже не видать ничего в направлении сырья, в направлении рынка нефти. Нет, насколько вы знаете, Россия всегда была и есть, остается одним из кладезей, одним из основных обладателей ключевых залежей вот этого самого сланцевого сырья, сланцевой нефти. С другой стороны, просто не применяются технологии, которые позволяют эту нефть добывать в тех же объемах, что и в США. Однако это не означает того, что эти технологии никогда не будут применяться.

ДМИТРИЕВ: Но они сейчас почему не востребованы? Потому что до них руки не доходят? Или просто у нас есть достаточно традиционного сырья?..

МАРКОВ: Дело в том, что в США по сравнению с Россией очень высокая конкурентная среда: там работает очень много мелких…

ДМИТРИЕВ: Частных.

МАРКОВ: …Да, частных компаний, которые субсидируются правительством, поэтому активно занимаются вот этой деятельностью. В России все по-другому: рынок монополизирован, высока доля государственного сектора, и правительство не субсидирует эту деятельность. Поэтому «Газпрому» это не нужно, «Роснефти» тоже не нужно.

ДМИТРИЕВ: Да-да.

МАРКОВ: Конечно, когда будет необходимость…

ДМИТРИЕВ: Подожди, вот «Газпрому» и «Роснефти» это не нужно, это очевидно. А почему?

МАРКОВ: В данный момент. Потому что у них много заказов, много месторождений, которые разрабатывать и разрабатывать.

ДМИТРИЕВ: Понятно. Не видят они никакого дефицита еще пока.

ДЕЕВ: Да, совершенно верно, нет, скажем, повышенного дополнительного спроса, который заставил бы их искать дополнительные источники вот этого самого сырья.

МАРКОВ: Тем более «Транснефть» сейчас строит два нефтепровода для разработки новых месторождений. Это как раз заполярный нефтепровод «Заполярный-Пурпе» и также сибирский нефтепровод «Куюмба-Тайшет». Запуск этих нефтепроводов, который состоится в пятнадцатом-шестнадцатом годах, позволит увеличить добычу нефти еще где-то на 30-40 миллионов в год. А добывать будут все те же «Роснефть» и «Газпром», объем работы у них есть. Плюс шельфовые месторождения, которыми заняты сейчас госкомпании.

ДМИТРИЕВ: Ну, то есть правильная мысль, что это неактуально пока для российских компаний, да?

МАРКОВ: Неактуально.

ДМИТРИЕВ: Сланец неактуален пока.

МАРКОВ: Если возникнет такая необходимость, то, я думаю, те же «Газпром» и «Роснефть» с удовольствием этим займутся. А вот если бы у нас была высокая конкурентная среда, было бы много частных мелких компаний – они бы давно бы уже этим занимались.

ДМИТРИЕВ: Понятно.

Тем не менее, смотрите, мы все-таки рассматриваем эту ситуацию в призме некого противостояния, рассматриваем Соединенные Штаты Америки как конкурентную державу с этой точки зрения. Вот может ли наступить такое время, что, действительно, мы будем со Штатами конкурировать за рынки сбыта? И кто в этой ситуации окажется в боле выгодном положении, Артем?

ДЕЕВ: Я думаю, вполне возможно, что такой момент наступит. Однако если сейчас руководствоваться теми реалиями, которые складываются, я думаю в отношении сланцевой нефти не стоит говорить, что это будет, скажем, тем фактором, тем костяком, относительно которого мы будем конкурировать. Потому что даже сейчас оптимисты в США отмечают, что долговечность этого сланцевого бума, который сейчас складывается в Штатах, полностью зависит как от сырьевых цен, так и от общественной поддержки, что очень важно.

ДМИТРИЕВ: Общественная поддержка – внутри Соединенных Штатов Америки, прежде всего, да?

ДЕЕВ: Да. Потому что технология добычи гидроразрыва на сланцевых месторождениях очень серьезно вредит экологии. И за последние полгода число противников такой технологии добычи возросло более чем на 50%. И даже генеральный секретарь ОПЕК Абдалла Салем аль-Бадри отметил, что вот этот сланцевый бум, который мы наблюдаем сейчас в США, при всем оптимизме вряд ли продлится до конца этого года.

ДМИТРИЕВ: Понятно.

ДЕЕВ: Поэтому вполне вероятно, что расстановка сил снова изменится, и Россия как не гналась за вот этим сланцевым бумом, так и не будет этого делать. Потому что те объемы и источники добычи, которые есть у нее на текущий момент, они с лихвой будут оправдывать те цели и средства, которые закладывались как базовые ранее.

ДМИТРИЕВ: То есть, в принципе, можно сказать, что представители российского бизнеса более дальнозорки, да?

ДЕЕВ: Ну, возможно, да.

ДМИТРИЕВ: То есть у них более стратегическое мы́шление, как некий товарищ говорил.

МАРКОВ: Также можно сказать еще то, что даже если США существенно увеличат добычу той же сланцевой нефти, сырье они не будут продавать в чистом виде – они будут его перерабатывать: это нефтехимия, нефтепродукты…

ДМИТРИЕВ: Но, кстати, с этой точки зрения тоже надо отметить, что Соединенные Штаты Америки очень такими – агрессивными темпами развиваются.

МАРКОВ: Да, да, конечно. И то же самое с газом: тоже будут не СПГ продать, а, я думаю, все-таки продукты переработки.

ДМИТРИЕВ: Угу, понятно.

МАРКОВ: И в этом смысле у нас пока нет общих рынков. И в перспективе, конечно, даже увеличение добычи в США с одной стороны, а с другой стороны развитие Китая, который будет все увеличивать и увеличивать потребление нефти…

ДМИТРИЕВ: Но вот Китай, кстати, не может быть тем самым рынком, ну, гипотетически, за который Соединенные Штаты Америки с Россией через какое-то время будут вести торговую войну?

МАРКОВ: Конечно, может быть. Но пока Китай отоваривается на Ближнем Востоке.

ДМИТРИЕВ: Хорошо, я понял. Итак, в отношении локальной нашей сегодняшней темы все более-менее, в принципе, понятно, более-менее мы это с вами обсудили и расшифровали. В общем, опять-таки, это вопрос некой перспективы, наверное, да? Будем смотреть, прежде всего, на то, как сейчас будут складываться события в Соединенных Штатах Америки…

МАРКОВ: Причем это также вопрос научно-технического прогресса: как будут развиваться новейшие технологии, куда пойдет автомобильная индустрия…

ДМИТРИЕВ: Нет, смотри, если опять говорить о технологиях, то наверняка все-таки у Штатов-то есть некие преференции, преимущества...

МАРКОВ: Да, да, конечно, есть.

ДМИТРИЕВ: …Если все будет упираться в развитие новых технологий.

ДЕЕВ: Что касается перспектив, думаю, что сейчас более актуально руководствоваться подходом – что будет с мировой экономикой с учетом тех проблем, которые мы наблюдаем на текущий момент буквально в отношении всех мегарегуляторов. Конечно же, мы Китай рассматриваем как рынок, за который, возможно, поборются: действительно, Китай – это второй потребитель нефти в мире. Но что касается краткосрочных влияний на позиции нефти – давайте также не будем забывать о конкретных макроэкономических отчетах. Вот буквально последний макроэкономический отчет был опубликован в минувшее воскресенье, где Китай абсолютно очевидно дал понять, что экспорт у них сократился и сократился весьма неплохо – что также нашло свое отражение в нисходящей динамике «черного золота».

Поэтому если мы уже обозначили сланцевую добычу как не совсем рентабельную и очень дорогую, то вполне возможно, что вот это сокращение глобальной экономики в перспективе может, прежде всего, обернуться спадом как раз для рынка, который будет очевиден…

ДМИТРИЕВ: Я понял, спасибо огромное, Артем, Виктор, время кончилось.

Виктор Марков, Артем Деев были сегодня в студии «Сухого остатка». Спасибо огромное, успехов на рынке! До свидания.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=190927. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.