Периодика | Финмаркет | Инфографика

Проедание инвестиций

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"

18 октября 2013  Источник / http://www.finmarket.ru/
Россия застряла в болоте стагнации, эксперты до хрипоты спорят о том, как из этого болота выбираться. Все согласны, что подстегнуть экономический рост можно, отдав деньги бизнесу, но одни предлагают это сделать через институты развития, а другие - сразу в конвертах Бюджетные инвестиции и госсектор в экономике далеки от эффективности. Но без них у нас не будет экономического роста, уверены одни экономисты. Бюджетные деньги все равно уйдут на столь неэффективные проекты, что рост экономики окажется лишь статистическим, уверены другие.

Дмитрий Белоусов, руководитель направления в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП)

"Главный компонент неблестящей ситуации в том, что мы попали в длительное торможение экономического роста. Не видно, за счет чего мы можем выйти за пределы 3,0-3,5% в среднесрочной перспективе. Притом что нам нужно 5,0-5,5%, чтобы нации решить проблемы с бедностью, с армией, инфраструктурой, наукой, обновлением основных фондов.

Если мы не выведем экономику, в том числе за счет бюджета, процентной, курсовой политики на более интенсивный рост, мы будем заниматься латанием дыр и долатаемся до исподнего. С соответствующими экономическими последствиями: Латинская Америка нам в помощь, да и маневрирование товарища Павлова (Валентин Павлов – премьер-министр СССР с января по август 1991 года – "Финмаркет") в последний год жизни СССР. И с социально-политическими тоже.

Этот год стагнационный, и не только по полумистическому показателю ВВП, который внутри года не пойми как меряется, но и по выпуску базовой продукции, схлопыванию экспорта, остановке инвестиционного процесса и другим показателям. То, что мы стоим, видно четко. Проблемы с инвестициями связаны с тем, что у федерального бюджета кончились крупные инвестиционные проекты, а в регионах кончились деньги из-за того, что у них упал налог на прибыль и выросли обязательства по зарплате.

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"


У нас начинает расти доля оплаты труда в выручке, идет проедание инвестиций, что сопровождается перегревом в потреблении населения. На все это накладывается дикая кредитная гонка.

Кризис бюджета не позволит заливать экономику деньгами. Обрабатывающая промышленность выпуск по сравнению с докризисным периодом восстановила, инвестиции восстановила, но рентабельность – минус 15% от докризисного уровня, и провал с платежеспособностью. Для консолидированного бюджета это недобор по налогу на прибыль, немного меньше по НДС и НДПИ. Если федеральный бюджет в этом году скорее всего выйдет на ноль, то в регионах идет формирование кризисной ситуации.

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"


Ряд регионов оказались в ситуации глубокого кризиса, долг некоторых превышает 112% от собственных доходов. В этих условиях у нас продолжается рост зарплат, груз ответственности за который в основном лежит на регионах. При этом у нас исчерпаны возможности для снижения налогов. Уровень изъятия НДС, ЕСН у нас намного выше, чем у основного конкурента – Казахстана.

Чемпионами по падению инвестиций являются условные "газпромы" и "ржд" - отнюдь не чемпионы по эффективности. Но мы все это сразу почувствовали. На рубеже середины прошлого и начала этого года пришло ощущение острого неблагополучия. Самый сильный негатив – тормознули инвестиции. Плюс резко упала рентабельность.

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"


Мы сейчас пытаемся посмотреть, что происходит с экономикой за пределами госсектора. Работа еще не закончена, но похоже, что в частном секторе есть небольшой рост инвестиций – в пределах 5%, скорее даже меньше. Учитывая минус по "Газпрому" и бюджетным инвестициям, это выводит нас к росту инвестиций по году на 0,0-0,5%.

Что можно сделать?

Главная задача – сдерживание потребления населения. Это обязательно окончится коррекцией платежного баланса.

Стимулировать рост инвестиций: главная идея – перенос налоговой нагрузки с предприятий на население и с обработки на сырьевые отрасли: металлургию, частично газодобычу и химию. Правильным является переход к единой ставке НДС в 15% при повышении НДФЛ до 15,5%.

Ввести мораторий на бюджетное правило до выхода экономики на темпы роста в 4,0-4,5%. Тем более, что падение цен на нефть будет долговременным.

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"


Высвобожденные нефтегазовые доходы тратить на поддержку неэнергетического экспорта, на софинансирование инвестиционных проектов, в том числе в форме инвестиционного налогового кредита, частично на госинвестиции – строительство инфраструктуры, и докапитализацию Внешэкономбанка – хороший или плохой, но это единственный институт развития.

Эффект от этого будет небольшой – порядка 0,1-0,2 п.п. дополнительного экономического роста, хотя за три года можно набрать 0,5 п.п. Но это даст нам порядка 0,5 п.п. дополнительного прироста инвестиций при минимальном влиянии на перегретый сектор торговли и торговое сальдо.

Наращивать эффективность госрасходов через совместное с бизнесом определение приоритетов в развитии экономики и науки, создание межотраслевых стратегий для расшивки узких мест, препятствующих развитию. При реформировании социального сектора одновременно надо наращивать квалификационные требования.

В обороне основным критерием при выборе характера ответа должен являться общеэкономический эффект. Именно поэтому американцы сделали ставку на авиацию, а не на ракеты, как основной способ доставки ядерной ударной силы. Развитие авиации правильно влияет на металлургию, машиностроение.

Повышать эффективности институтов развития, превращение их из заднего кармана государства в бизнес-институт, работающих с более рисковыми проектами, контролирующий и доходность, и возвратность. Чтобы не повторялись истории, вроде ГЛОНАСС – спутники назапускали, а услуги у нас так и нет.

Даже если не говорить о воровстве, у нас в горасходах работает бюрократико-технократическая логика: запустить спутники, построить дорогу. Будет ли это работать? Через институты развития есть хоть какая-то надежда, что будет по-другому. Так, может быть, мы победим

Задача экспертов - сделать авторитарную модернизацию эффективной

Брать в долг на зарплаты бюджетникам, университеты или строительство дорог не имеет смысла. К нам иначе относится иностранный инвестор. По нашим расчетам, при дефиците бюджета в 15-20%, снижается доверие, и растут ставки. Мы втянемся в конец 90-х годов.

Государство либо должно помогать бизнесу двигаться вперед, либо заниматься неэффективными проектами, в том числе, строительством дорог. В XIX веке в США тоже тянули железную дорогу от океана до океана. Зачем? Пустыни, горы. Воровали, рабочие дохли. Пресса издевалась. Потом на Западе выросло тихоокеанское побережье США, и появилась Америка, которую мы все знаем. Не было бы дороги – было бы две Америки или три. С эффективностью здесь вопрос сложный.

Есть старый спор, что первично: модернизация политическая, институциональная или экономическая. Полярные примеры Украины и Южной Кореи показывают, что приоритетна авторитарная модернизация и успех экономики, который создает реальные интересы, реальные силы, заинтересованные в модернизации практик, повышении эффективности расходов.

Без этого мы, по примеру Украины, обнаружим, что в парламенте дофига и коммунистов и фашистов, а страна продолжает деградировать. Демократия у нас в первую очередь приведет к росту социального популизма: раздать нефтяные деньги народу.

Если мы выбрали вариант достаточно мягкого авторитаризма, то задача экспертного сообщества, заменяющего гражданское общество, сделать эту модернизацию максимально эффективной. Чтобы она нашла и вызывала к жизни новые общественные группы – и предпринимательские, и рабочие. Без этого – все остальное только имитация. Превращение Думы в Верховную Раду скорее отодвинет, чем поможет решить институциональные вопросы".

Олег Буклемишев, доцент кафедры макроэкономического регулирования и планирования экономического факультета МГУ

"Наши институты развития – плоть от плоти прочих госинститутов, поэтому любое вливание в них никак не приведет к росту эффективности используемых средств.

Больше экономить или тратить? Есть доводы, чтобы тратить больше:

Есть такая возможность, ресурсы;

Есть и необходимость – экономика в мягком описании находится в стагнации;

Бюджет только для того и нужен, чтобы осуществлять инвестиции в человеческий капитал, давать обществу блага и создавать условия для будущего экономического роста.

Средства суверенных фондов составляют 8,5% ВВП, но они скорее будут расходоваться, чем накапливаться. Хотим мы того или нет, но покупка привилегированных акций РЖД на средства ФНБ – это окончательный выход этих средств из бюджетного домена без обязательства их вернуть. Будущие пенсионеры с ними могут попрощаться. Да и на примере прошлых кризисов мы видели, как быстро расходуются средства суверенных фондов. Это не спасение нашей экономики. А сейчас они ополовинены по сравнению с прошлым кризисом.

Низкий уровень госдолга 10% ВВП – это серьезный ресурс. Но ресурс постоянных заимствований ограничен как на внутреннем (за счет эффекта вытеснения частного заемщика), так и на внешнем рынке. И в перспективе мы должны будем искать ресурсы на обслуживание этих долгов.

Налоги у нас низкие. Но эксперты МВФ пришли к выводу, что хотя уровень налогов в России ниже, чем в других развитых и развивающихся странах, мы находимся на предельном уровне наращивания фискальной нагрузки. Осталось только ввести новые имущественные налоги.

Приватизационный план не имеет шансов быть выполнен. Это не ресурс.

Расходы бюджетной системы России с плато в примерно 30% ВВП в начале 2000-х перешли на новое – 35-37% ВВП. Наращивать эту сумму не получится.

Раньше считалось, что фискальное стимулирование экономики низкоэффективно, но может быть направлено на долгосрочные цели. В кризис эта точка зрения стала пересматриваться, главным образом из-за того, что процентные ставки сели на ноль. Но любая бюджетная накачка только отчасти достается экономике своей страны, а в значительной мере выплескивается в виде импорта, стимулируя тем самым другие экономики.

Импорт машин и оборудования по сравнению с докризисным периодом вырос порядка на 60%, а внутреннее производство докризисного уровня не достигло. Плюс рубль, выплаченный гражданину на замечательных госстройках, почти наполовину уходит на покупку импортных товаров. Не удивительно, что за III квартал этого года у нас сложилось минимальное за все время сальдо текущего баланса – $1,1 млрд, меньше, чем даже в пик кризиса при цене в $60 за баррель. Импорт услуг у нас вырос в пять раз по сравнению с докризисным временем.

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"


Есть расчеты Евсея Гурвича и Ильи Прилепского, что ухудшение бюджетного сальдо на 1% ухудшает на 0,1-0,2% сальдо текущего счета. Это ставит крест на существенных возможностях бюджетного стимулирования: ухудшение бюджетного баланса в этом свете вряд ли допустимо.

Рассмотрим проекты бюджетного инвестирования в инфраструктурные проекты и в развитие человеческого капитала.

Федеральная трасса "Амур" - Чита-Хабаровск. Это пример нашего стратегического инвестиционного проекта, который начал осуществляться в 1978 году (на фото – участок трассы, полностью лишенный асфальта – "Финмаркет"). На ней установлен мировой рекорд по дальности доставки битума – 1500 км. Это к качеству планирования.

Не удивительно, что это является одним из "извиняющих" условий дороговизны нашего строительства. Сегодня по этой трассе проходит 300 машин в сутки, это 12 машин в час (на вылетных магистралях из Москвы в час проходит порядка 100 тысяч машин). И это не дальнобойщики-грузовики, а перегонщики японских иномарок в Сибирь и Европейскую часть страны. Вот для кого была построена эта стратегическая трасса.

Грузы по этой трассе не пошли, потому что параллельно идет Транссиб. Расстояние между заправками – более тысячи километров. Отсутствие ДПС многих может порадовать, но там это означает, что без травматики ездить нельзя. Пользователей у 102 вышек мобильной связи нет, их содержание оплачиваем мы – клиенты "большой тройки".

Инвестиции в человеческий капитал: остров Русский, кампус Дальневосточного федерального университета. 680 млрд руб. инвестиций. При этом, как мне стало известно из инсайдерских источников, здания построены без сейсмоустойчивых фундаментов, на них сэкономили.

Этот университет с трудом набирает студентов, в этом году план не выполнен. Средний балл ЕГЭ поступивших – 65, минимальный 34,7. Люди не хотят ехать в этот кампус, он отдален, там нет воды, до сих пор действует опреснитель воды, поставленный к АТЭС. Тендер по обслуживанию этого кампуса (не всего ДВУ) выигран за 2,16 млрд руб.; весь МГУ по всем статьям расходов обходится федеральному бюджету в 11 млрд рублей.

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"


Это к мультипликаторам бюджетных расходов. Даже если отвлечься от воровства, принятие государством решений о том, какие инвестиции осуществлять, приводит к реализации таких проектов, которые бы лучше не реализовать ни в каком виде. Они приносят негативные мультипликаторы.

Бюрократия у нас росла удивительно параллельно росту наших бюджетных расходов. У нас 565 полицейский на 100 тысяч жителей (всех, кто занимается преследованием преступников – МВД (без войск и обслуживающего персонала), Минюст, ФСИН, антинаркотические полицейские и т.п.), это на 20% больше, чем в Турции, США, Израиль – все намного меньше. Исходя из проекта бюджета на 2014-2016 год, можно сделать вывод, что государство будет все более самопожирающим: резко растут расходы на управление и оборону, снижаются на образование и здравоохранение. В этой ситуации я не вижу смысла больше тратить денег.

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"


Но я не вижу смысла больше денег экономить. Всегда был категорическим противником образования резервных фондов. Замораживать миллиарды рублей в зарубежных активах аморально. Появление этих активов порождает склоки - политические и околобюджетные.

Я бы предложил бюджетный маневр другого рода: отдать эти деньги назад частному сектору, если государство не может этим пользоваться. Может, даже просто в конверте, как делала администрация американского президента Джорджа Буша. Но этот маневр должен быть совмещен с реформой институтов, формированием защищенных статей в части пенсий и пособий. Осуществление этих мер в нынешних условиях мне кажется нереалистичным.

"Мы попали в длительное торможение экономического роста"


На правлении колхоза первым пунктом стоит строительство коровника, вторым – строительство коммунизма. Так как гвоздей не завезли, переходим сразу к вопросу номер два.

Нет примеров, чтобы авторитарная модернизация у нас принесла позитивные плоды. Недавно несколько экономистов от Иноземцева до Сонина на одной из конференций пришли к одному и тому же выводу: выход на позитивную ситуацию из нынешней не достижим точечными изменениями, единственный путь – нырок в кризис. Мне кажется, это действительно так. Украина из этого "хуже" уже выкарабкивается, а нам это еще только предстоит пройти".

Цитаты по выступлению на заседании дискуссионного клуба Ассоциации независимых центров экономического анализа, МГУ, 17 октября 2013 года
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=191342. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.