Памяти Джэй Эла (Jesse Livermore)

Памяти Джэй Эла (Jesse Livermore)


27 ноября, 1940 год. Нью Йорк. Знаменитый Сторк клаб (Stork Club). В то время тут можно было встретить Фрэнка Синатра, Глена Миллера, Томми Дорси. Как всегда многолюдно, атмосфера праздника. А как иначе? Ведь только вчера был День Благодарения! Но бывает так, что за поверхностным весельем — могут скрываться страх, неуверенность, переживания, сожаления… В этот день здесь были Джесси Ливермор со своей третьей женой Герриет. Он в тот вечер не притронулся к еде, хотя очень любил изысканную кухню. А Сторк был одним из первых клубов, который в то время славился наличием китайских блюд. В своей книге Смиттен не вдается в детали, кто именно сделал последний снимок. Но скорее всего это была малышка Хэнни Раш, так ее звали. Она сделала около 5000 снимков в этом клубе, и в тот день она наверняка тоже была там. Смиттен описывает эту сцену так:
«К ним подошел фотограф заведения и попросил разрешения сделать снимок.
»Да, конечно", — сказал Ливермор. — «Но это будет последний снимок, который вы сделаете, поскольку завтра я надолго уезжаю».
Нина (так он называл свою жену Герриет) была шокирована. Она спросила Ливермора:
«Лори, что ты имеешь в виду?»
«Шутка, просто шутка», — улыбнулся он ей.
Сверкнула вспышка." (с) Jesse Livermore: The World by Richard Smitten

Вот этот снимок. По-моему невооруженным взглядом видно, что из них двоих весело только Герриет. Джесси же наоборот не весел. К этому дню много всего накопилось, много неприятных событий произошло. Он устал…

Stork Club, 27 ноября, 1940 год


Памяти Джэй Эла (Jesse Livermore)


Когда они поженились, ей было 38 лет, и к этому времени у нее было уже 4 брака. И все 4 мужа покончили собой. Эдакая «Черная вдова»…
А когда Смиттен описывал темперамент Джесси, то наряду с быстротой, нервозностью, легковозбудимостью, и готовностью поспорить на последнее, если был уверен в своей правоте… так же упоминается его суеверность. Но видимо его суеверность не распространялась на Герриет.

С женщинами всегда было много историй в его жизни. Если Вы почитаете журнал LIFE, за март 1937 года, то встретите там опубликованное письмо Джэй Эла в редакцию. В январе месяце они разместили фото Дороти (Dorthea (Dorothy) Wendt), и подписали как «Mrs Livermore». Джесси просил уладить это недоразумение. Он писал следующее: «Для меня есть только одна мисс ис Ливермор. Та, на которой я имел счастье жениться в марте 1933 года». Естественно он имел ввиду Герриет (Harriet Metz Noble). Вот он, истинный джентльмен — Джэй Эл!

Еще хочу обратить внимание на одну черту характера Джесси. Для этого мы вернемся опять в Сторк клаб. Джей Эл с Герриетой сидят за своим столиком. В клуб входит Джорджи Джессел (известный церемониймейстер), под руку с ним так же зашла потрясающе красивая негритянка (афроамериканка), она была как минимум на голову выше самого Джорджи. И все это происходило в то время, когда неписаный закон клуба «Сторк» гласил, что присутствие в нем чернокожих (афроамериканцев) нежелательно. Владелец клуба, мистер Биллингсли встал из-за стола и подошел к Джесселу и его спутнице.
В комнате воцарилась тишина, когда Биллингсли заговорил: «Джорджи, ты заказывал столик? Метрдотель говорит, что нет».
Джессел приобнял свою спутницу и сказал: «Да, Шерман, у меня заказан столик в клубе „Сторк“, и он был заказан очень важным лицом очень давно».
«И кто бы это мог быть, Джорджи?» — спросил Биллингсли.
«Авраам Линкольн. Он заказал мне столик».
Компания разразилась смехом. Ливермор встал из-за
стола и подошел к Джесселу.
«Привет, Джорджи», — сказал Ливермор. — «У меня есть
место за столиком для тебя и для твоей высокой спутницы, так
почему бы вам к нам не присоединиться».
«С удовольствием, Джей Эл. Всегда приятно присоединиться к джентльмену». Они прошли к столику, и в комнате снова все пришло в норму".
Позже хозяин клуба номер 1 в Нью Йорке, мистер Биллингсли, мистер «золотое мышление», как его еще звали — поблагодарил Ливермора за помощь в разрешении такой деликатной ситуации.(с) Так описана эта история все в той же книге Смиттена. И наверное, будь Обама свидетелем того случая — он бы воскликнул «Yes, we can!»

Stork Club/который так любили посещать Джэй Эл и Герриет


Памяти Джэй Эла (Jesse Livermore)


Но есть еще одна история, которая не описывается в книге Смиттена. В свое время меня очень интересовало патентное дело, и одна из книг, которую прочитал — «Афроамериканский дух изобретательства», книга написана Патрисией Картер. В ней упоминается случай, когда Джэй Эл гостил в Джэксонвилле (штат Флорида). В одном из клубов работал официант, афроамериканец. Его звали Оскар Картер. Он был не только официантом, но так же допускался к приготовлению соусов. Ливермор был на столько восхищен одним из его соусов, что выписал парню чек на 10К долларов, чтобы тот в свою очередь мог запатентовать этот соус, и дать ему свое имя. «Соус Оскара Картера».
Вроде как мелкая деталь такая, но если учитывать, что в первом и втором случае это были времена, когда афроамериканцев всячески притесняли… то поступки Джэй Эла говорят сами за себя. А кому как не ему было знать о притеснениях, обвинениях, посягательства на его частную жизнь? Это ведь его всячески обвиняли в крахе 1929 года, ему названивали в офис с угрозами. Это он после одного уже совершенного ограбления вновь 1 июля получает записку «Сегодня вечером мы вновь тебя навестим и придем мы по делу». Подпись: Господа грабители. Джэй Эл так же был способен простить свою бывшую жену (Дороти), после того как она выстрелила в их сына. Более того, он нанял ей адвоката, и взял все расходы на себя, чтобы она могла избежать уголовной ответственности. И видимо из-за того ограбления 1927 года, уже в 1928 году в Эверморе он покупает Кольт 32 колибра…

Просмотреть увеличенную карту
28 ноября, в полдень он ушел из своего офиса в Сквибб Билдинг на Пятой Авеню, дом 745, и вошел в гостиницу «Шерри Недерлэнд». В 5:33 Ливермор прошел через распашные двери и проник через закрытую дверь в темную гардеробную. Он присел на стул в конце раздевалки, вытащил револьвер, тот самый Кольт 32 калибра. Он приставил пистолет дулом себе за правым ухом и нажал на курок. Он умер мгновенно. Но история о Великом медведе Уолл стрит по-прежнему жива. Книгу о Юном Хвате до сих пор читают. Книга где он описывает свои торговые методы — так же находит своих ценителей, и критиков.
В его предсмертной записке он обращается к своей жене:
“My dear Nina: Can’t help it. Things have been bad with me. I am tired of fighting. Can’t carry on any longer. This is the only way out. I am unworthy of your love. I am a failure. I am truly sorry, but this is the only way out for me. Love Laurie”
«Моя дорогая Нина. Я больше не могу. Все плохо. Я устал бороться. Я больше так не могу. Это единственный выход. Я не стою твоей любви. Я неудачник. Мне действительно жаль, но для меня это единственный выход. C любовью, Лори»

Я выбираю песню Бинга Кросби, с символичным названием «Only Forever», потому что она была №1 в биллбордах США с 13 октября по 14 декабря 1940 года.
Do you think I'll remember
How you looked when you smile?
Only forever
That's puttin' it mild

… Он любил участвовать в торгах так, чтобы все фибры его души были напряжены. Существовала только телеграфная лента, и ничего кроме нее.
Он любил бридж, покер, и нарды
Он любил воду и рыбалку, и Эд Келли его близкий друг тому свидетель
Он полюбил лошадиные скачки, чему поспособствовал его друг Эд Брэдли (прозвище «Ставлю на что угодно»)
Его любимой книгой была «Необычайно популярные заблуждения, и безумия толпы» Чарльза Макея… и толпа, обвинявшая его в крахе 1929 году — тому яркий пример
Он всегда платил по счетам, даже когда юридически не обязан был этого делать.
Он любил красивых женщин, и его любовница Надя Краснова, тому подтверждение
Он любил, чтобы его звали Джэй Эл, и его имя будут помнить еще многие поколения спекулянтов.
Джэй Эл родился 26 июля 1877 года, в Шрусберри, Массачусетс. Его родителями были Лаура и Хирам Ливермор.
Источник http://elitetrader.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=209715 обязательна
Условия использования материалов



Премиальный Форекс теперь доступен каждому!
Без ограничения на минимальный депозит;
Узкие спреды от 0.5 пунктов;
Гибкое плечо до 1:1000;
Огромное количество торговых инструментов;
Безупречное исполнение ордеров;
Передовая платформа

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Почему нужно торговать в NORDFX?
Торговля ведется на платформе МТ4. Разрешена торговля любыми советниками и роботами;
В зависимости от типа счета пополнить можно долларами, эфириумом и биткойнами;
Торговля 24/7/365 без выходных и праздников