Санкционные войны: примеряем иранский сценарий для России

В последнее время серьезно обострился конфликт на востоке Украины, в Луганской и Донецкой областях. Напомню, что 28 августа сепаратисты перешли в масштабное контрнаступление и захватили ранее освобожденные украинскими войсками в ходе АТО территории
В последнее время серьезно обострился конфликт на востоке Украины, в Луганской и Донецкой областях. Напомню, что 28 августа сепаратисты перешли в масштабное контрнаступление и захватили ранее освобожденные украинскими войсками в ходе АТО территории. После новых обвинений Запада в поддержке сторонников федерализации в адрес РФ существенно возросла вероятность очередного раунда ужесточения санкций против нашей страны, и на этот раз ужесточения кардинального.

Президент США и канцлер Германии после недавних телефонных переговоров заявили о том, что такой сценарий развития событий рассматривается. Более того, канцлер Германии и председатель Еврокомиссии заявили, что пакет новых ограничений будет принят уже на текущей неделе.

Понятно, что риски, связанные с дальнейшим ужесточением санкций со стороны ЕС и ряда стран АТЭС, крайне негативно скажутся на экономике нашей страны. Взять хотя бы тот факт, что на страны, готовые принять очередную порцию ограничительных мер против РФ, приходится около 70% мирового ВВП, тогда как отечественная экономика формирует лишь где-то 2,9% глобального показателя по паритету покупательной способности. Таким образом, силы явно неравны.

В этом контексте я предлагаю рассмотреть возможный сценарий дальнейшего развития ситуации на примере с Ираном, против которого несколько лет назад мировое сообщество также начало постепенно вводить все более и более жесткие санкции.

Итак, начало санкционного процесса против Ирана до мелочей совпадает с тем, что происходит в отношении РФ. На основе обвинений в разработке ядерного оружия за период с 2007-го по 2010 год Ирак подвергся некоторым символическим ограничениям. Так, были заблокированы активы ряда принимающих участие в ядерном проекте лиц и введены визовые запреты для них. Также заморозке активов подверглись несколько компаний и организаций. Экономический эффект этих санкций «нулевого» уровня, как и в случае с Россией, оказался несущественным.

Поняв, что символические санкции фактически не действуют, а Тегеран продолжает развивать ядерную программу, Совбез ООН кардинально расширил список ограничений. После этого США почти сразу же ввели жесткие запреты на инвестиции в иранскую экономику для иностранных компаний и приняли жесткие меры против банковского сектора. ЕС отказался от закупок иранской нефти, что втрое обвалило экспорт. Все это привело к сначала плавному, а потом обвальному ослаблению иранского реала. По мере ухудшения ситуации в его экспортозависимой экономике национальная валюта Ирана к середине 2013 года ослабла примерно на 150%. Продуктовые товары подорожали на сопоставимые величины, а безработица достигла 14,1%. После этого Тегеран пошел на уступки и санкции были частично сняты.

Динамика курса иранского риала и российского рубля по отношению к доллару США за последние шесть лет


2007-2010 годы: санкции «нулевого уровня»;
июнь 2010 года: расширенные санкции. Резолюция Совбеза ООН и закон США о всеобъемлющих санкциях против Ирана (CISADA);
февраль 2012 года: эмбарго ЕС на импорт иранской нефти, на торговлю золотом, товарами двойного назначения и на предоставление иранским фирмам услуг страхования и перестрахования. В марте были отключены от банковской системы SWIFT 19 иранских банков;
ноябрь 2013 года: смягчение санкционного режима.

Санкционные войны: примеряем иранский сценарий для России

Источник: данные Google Finance.

На мой взгляд, нечто подобное может ожидать и РФ. Впрочем, важно учитывать, что наша экономика гораздо больше иранской и она несколько более диверсифицирована. Также немаловажно то, что экономические связи России с Китаем и странами Евросоюза не позволят вводить серьезные санкции быстрее, чем в течение нескольких лет. В противном случае это станет шоком для всей экономики Евразии.

Итак, если ситуация на Украине выйдет из-под контроля и там произойдет масштабная гуманитарная катастрофа, но не случится полноценного военного конфликта с вовлечением стран Европы, вполне можно ожидать развития событий по иранскому образцу. Впрочем, здесь нужно учитывать, что этот процесс с учетом ранее перечисленных особенностей российской экономики затянется не на три-четыре года, а продлится до пяти-семи лет.

Последствия будут схожими. Это и безостановочный рост безработицы, и довольно плавное по сравнению с Ираном, но неотвратимое ослабление рубля к доллару по 20-30% в год и снижение реальных доходов населения (с учетом корректировок на инфляцию). При этом апокалиптическом сценарии, если, конечно, верить в его реализацию, целевого уровня по паре USD/RUB просто нет. В этой связи любую не используемую для потребительских расходов наличность целесообразно конвертировать в доллары.
/ (C) Источник

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter