Спад на нефтяном рынке в наших интересах


28 ноября 2014 Courtenay Adam Saxo Bank | Обзор рынка Открыть изображение
Поддержать нас | USDT ERC20, ETH

Снижение цен на нефть может быть «ключом зажигания» для экономик США и Китая. Фото: Thinkstock
Переизбыток нефти, как и железной руды, вызывает борьбу за выживание
Цена в 100 долл./б тормозит развитие экономики и бизнеса
Пониженная цена нефти может помочь восстановить потребительский спрос

Как некоторые из моих коллег по TradingFloor.com уже отметили, для производителей нефти и стран, зависимых от цен на «чёрное золото», наступили суровые времена. Моя уважаемая коллега и заместитель главного редактора TradingFloor.com Клэр Маккарти (Clare MacCarthy) написала здесь (и с ней солидарна наш российский эксперт по нефтяному рынку Надежда Казакова): «за решением ОПЕК может стоять стратегический ход Саудовской Аравии, охотящейся за российской долей на мировом рынке». По мнению Маккарти, «Если им удастся это провернуть, то эта тактика (которые также могут стать помехой для Соединенных штатов) способна помочь странам ОПЕК стать монополистами на международных нефтяных рынках, которые, впрочем, они контролируют уже с 1970 года».
Похожая ситуация наблюдается и на австралийском (и в чуть меньшей степени бразильском) рынках производства железной руды – избыточное предложение. Как и производители нефти, в настоящее время они ведут «борьбу за выживание». Тот, кто выдержит испытания при наименьшей цене, будет иметь почетное право на свою долю рынка. Так, производители сланцевой нефти противостоят ОПЕК. Их никто и ничто не волнует больше – всё остальные могут идти ко дну (мягко выражаясь).

Многочисленные новости о резком падении цен на нефть не могли не приободрить меня. После того, как члены ОПЕК приняли решение сохранить прежнюю квоту на добычу, несмотря на огромный переизбыток предложения на мировых рынках, я задался вопросом о последствиях. Например, цена сырой нефти марки Brent в четверг показала понижение на 6,50 доллара США за баррель, и примерно на столько же упала цена американской сырой нефти. Такого резкого однодневного падения не наблюдалось с 2011 года.

С июня цены на нефть упали более чем на треть, поскольку возросшее производство сланцевой нефти в Северной Америке в период вялого роста мировой экономики способствовало превышению предложения над спросом. Всю неделю цены на нефть шли вниз на снижении ожиданий трейдеров и аналитиков относительно решения ОПЕК сократить производство, однако резкое падение цены после встречи в четверг показало, что такое решение не было полностью заложено в цене.

Но хотим ли мы вернуться к цене в 100 долларов с плюсом? При такой цене экономикам сложно развиваться, если не сказать, что она приводит к замедлению. При высоких ценах на нефть организациям приходится сокращать расходы на заработную плату работников – например, путём перевода бизнеса в страну с более низкой стоимостью жизни, или же сокращать количество рабочих место у себя в стране, чтобы справляться с пониженным спросом на товары. Цены на продукты питания повышаются, поскольку продукты нефтепереработки используется на многих этапах производственного цикла – при выращивании и транспортировке, и отчасти из-за конкуренции со стороны биотоплива, которая приводит к росту цен на землю.

Стоимость доставки товаров растёт. Расходы на материалы на основе нефти, такие как пластмасса и химическая продукция, также увеличиваются. Если заработная плата не растёт, а люди теряют работу, при том что цены на многие виды товаров и услуг резко повышаются, то это создаёт серьёзный дисбаланс. Что может произойти? Скорее всего мы увидим довольно затяжной период сокращения расходов на товары немассового спроса. При высоких ценах на нефть спрос на товары снижается, и предприятия поднимают цены, ссылаясь на увеличение затрат на электроэнергию.

Что мы получаем в итоге? Если повышательное давление на цены не нейтрализуется посредством денежно-кредитного регулирования, то это негативно отразится на спросе, в результате чего сократится фактический объём производства. Последствия избыточного предложения для цены на нефть могут также вызвать резкое падение спроса, которое со временем станет уже привычным для сознания людей, если подобные всплески цен на нефть будут продолжаться в течение значительного периода. Постоянный спад потенциального объёма производства, вероятно, чревато ухудшением прогнозов по будущим доходам и благосостоянию. С уменьшением потребительских расходов снижается реальная доходность инвестиций, что станет для компаний своего рода сигналом к тому, чтобы сокращать инвестиции.

При росте цен на нефть для владельцев компаний типично сворачивать свой бизнес. В таких случаях этим предприятиям часто приходят на замену компании в Китае и Индии с более низкими эксплуатационными расходами. Эти низкие эксплуатационные расходы косвенно подразумевают, что компании используют меньше нефти, а работникам третьего мира платят меньше. Поэтому и безработица в странах первого мира высокая. Впоследствие правительствам, возможно, придется выплачивать более высокие пособия, нежели в прошлом, для того, чтобы просто удержать экономику на плаву. Ситуация становится неустойчивой, потому что уровень процентных ставок зависит от характера программы количественного смягчения, которая в США по крайней мере, подходит уже к своему завершению. Таким образом, процентные ставки должны будут расти, и, соответственно, налоги должны быть выше (для покрытия более высоких долговых выплат правительства), а инфляционный цикл, который нас всех так пугает, начнётся по новой.

Можно ли сейчас в снижении цен на нефть усмотреть нечто позитивное? Что ж это могло бы стать неким толчком для США и Китая, который вдохновил бы их на свежий старт. Они пытались осуществить снижение процентных ставок и провести количественное смягчение, чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки, но что если падающая цена нефть – это ключ к решению проблемы. Эта ситуация, как минимум, могла бы им помочь вернуть потребительский спрос.

Тогда возникает вопрос – на чьей же мы всё-таки стороне? На стороне более сильных и динамично развивающихся экономик, для которых низкие цены на нефть – это больше благо, чем бедствие, или же на стороне убыточных нефтяных компаний – и экономик, где ключевым сектором является нефтяной – которым явно придётся несладко из-за текущей ценовой динамики? Что лучше: высокие цены на нефть или всё-таки низкие? С раннего детства мне всегда говорили, что ценовая война выгодна лишь потребителям. Так что, мой выбор – низкие!
Источник: http://ru.tradingfloor.com/

Финансовая свобода через исламский блокчейн: Caizcoin
Пресс-релиз

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=231358 обязательна Условия использования материалов