Злочевский: цены на зерно не влияют на продинфляцию

Зерно дешевеет. За последнюю неделю стоимость тонны упала на 50 - 100 рублей. Однако президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский не считает такие темпы очень высокими. Производителей больше беспокоит импорт семян и кредиты.

Аркадий Леонидович, главная тема у всех на слуху, это ситуация с ценами на зерно, ситуация с экспортом, с интервенционным фондом. Главная задача государства, это сделать так, чтобы и излишек не осталось, и при этом, чтобы голодными россияне не остались. Допустим, у нас урожай был рекордный - 105 миллионов тонн в прошлом году, но 80 миллионов тонн это внутренние потребности. Я так понимаю, 25 миллионов тонн мы можем на экспорт продать. Как Вы считаете, насколько государство справляется со своей задачей, регулирует цены?



- Не очень правильные цифры, которыми Вы апеллируете.

- Это цифры экспертов.

- Урожай, по данным Росстата - 103 тонн и 8 тонн, максимум 71 тонн - потребления. При этом еще 14, 5 миллионов тонн у нас оставалось с прошлого сезона переходящих запасов. Их тоже надо учитывать. И в случае, если бы экспортировали в этом сезоне 32,5 миллионов тонн, таков был план изначально, у нас бы запасы увеличились на конец сезона на 2 миллиона тонн, с 14 до 16 тонн.

Сейчас в результате недовывоза от ограничений экспорта, а мы явно недовывезем 32 миллиона тонн, у нас запасы будут выше 20 миллионов тонн. А это очень много. По данным, по рекомендациям ФАО – Международной продовольственной организации при ООН, запасы надо иметь на уровне 17% от потребления. Для России это получается 11 миллионов тонн.

- Чем это грози? Ээто плохо, что у нас большие запасы?

- Ни о каком дефиците речь идти не может в принципе. Плохо это тем, что излишки давят на рынок и снижают цены на зерно. При этом, не снижая цен на продовольственные ресурсы. Продовольствие продолжает расти. За последнюю неделю цены на зерно подешевели на 50, 100 рублей, до 140 рублей, в зависимости от региона, за неделю. Это, конечно, не супер высокие темпы, но достаточное снижение цен уже произошедшее, дефакто.

- Но этого же и хотели добиться…

- Зачем хотели добиться снижения цен на зерно – самый главный вопрос? Это же никак не влияет на цены на прилавке. Вот в чем проблема.

- Объясните, как не влияет?

- Я Вам приведу примеры в ценах, Вы поймете, как это работает. В прошлом сезоне средняя цена за сезон на зерновые ресурсы на территории страны составляла 9, 5, 10 тысяч рублей за тонну. К 1 июля прошлого года к началу сезона в связи с большим урожаем цены обвалились на 40%, и мы стартовали сезон с 7 тысяч рублей за тонну. Затем правительство вдруг испугалось 50% роста, но по отношению к 7 тысячам рублей. Мы выросли до 11 тысяч рублей за тонну. У нас цены с 10 до 11 с прошлого сезона до нынешнего сезона выросли. При этом, чего испугалось правительство непонятно. Когда цены обвалились до 7 тысяч рублей на старте сезона, цены на продовольственные ресурсы не упали ни на копейку вообще.

- Это не к производителям зерна вопрос?

- Абсолютно. Вопрос не к зерновикам. И то, что у нас росли на 50% цены, так они после обвала стартонули на 50%. Об этом и речь. Сегодня они 11 тысяч рублей за тонну. Всего лишь. При этом, посмотрите, насколько выросли продовольственные ресурсы сейчас уже?

- Инфляция.

- Понимаете, да?

- Да. Серьезные цифры.

- Мы проходили эту историю, есть исторический опыт. Например, в 2008 году цены на зерно в Российской Федерации составляли 9,5 тысяч рублей за тонну, а в 2009 они обвалились до 3 тысяч рублей за тонну. При этом цена на хлеб не упала ни на копейку в 2009 году. Она только росла.

- То есть Вы считаете, что введение экспортных пошлин не скажется на ценах?

- Это никак не скажется на продовольственных ресурсах. Я понимаю опасения правительства в отношении стоимости продовольственных товаров. Это вещь социально значимая и, безусловно, об этом надо беспокоиться. Только регулирование зернового рынка не влияет на стоимость продовольствия никак. Мы занимаем с буханки хлеба, наша стоимостная доля в прошлом сезона при ценах в 10 тысяч рублей, составляла 17% в стоимости буханки стоимость зерна. Вот и все затраты. А оттого, что мы с 10 до 11 рублей выросли, это вообще на цены хлеба не сказалось.

- Производители макаронных изделий, ряд производителей, ссылаются как раз на рост цен на зерно.

- Они лукавят. Как правило, лукавят, потому что ссылаются они в объемных долях использования. Даже не зерновых ресурсов, а муки, и всегда вкладывают туда и стоимость доставки, логистических процедур, и прочих, прочих вещей, которые никакого отношения к стоимости зерна не имеют и формируются отдельно от стоимости зерна. Нельзя считать со стоимостью доставки до ворот потребителя. А зерновики никак не могут повлиять на стоимость энергоресурсов, топлива, стоимость перевозок, и прочих вещей.

- Что дальше будет со стоимостью зерна?

- Пока оно будет снижаться, естественно, в условиях ограничения на экспорт. И, к сожалению, это снижает стимулы под весенним севом, стимулы под закладкой будущего урожая. Мы просто будем терять технологичность, а это скажется на зависимости производственных показателей от погодных условий. Чем ниже технологичность, тем больше мы зависим от погоды. Поэтому будем молиться Господу богу, чтобы с погодкой повезло, и урожай был.

- Вы уже говорили о том, что подготовка к севу уже началась, и что это будет дороже на 40%, чем в прошлом году. За счет чего?

- Да, это уже расчеты показывают, как минимум на 40% нам обойдется сев дороже, чем в прошлом году весенний сев.

- За счет каких составляющих?

- Целый комплекс факторов. Это стоимость ресурсов, в первую очередь: удобрения, средства защиты, масса всего, топливо и все, что необходимо, для того, чтобы получить урожай. Это все резко выросло после обвала рубля. Многие ресурсы просто привязаны напрямую к доллару и к валютной стоимости, импортозависимо по целым направлениям – семена, например. Мы на 80% семян кукурузы или подсолнечника импортируем. Даже рожь у нас уже импортная, зачастую германскую генетику используем в семенах.

- Почему, а где свои семена?

- А потому, что работают лучше. Отечественная генетика дает показатели не самого лучшего уровня, с точки зрения экономики. .Поэтому используем импортные семена зачастую. По сахарной свекле огромная зависимость по импорту семян, и так далее. Естественно, импорт весь формируется в валютной стоимости. Средства защиты все делаются на территории Российской Федерации, но из импортных действующих веществ.

- Денег хватит на посевную?

- Этот вопро надо решать срочно и оперативно. Если упустим время, то естественно упустим и погодные окна, которые формируют не нами. А доступность финансовых ресурсов крайне низка. Но сейчас вышло постановление правительства по субсидированию краткосрочных кредитов. Из 35 миллиардов, 18 миллиардов распределяется на растениеводство. Это может помочь по уровню ставки в том случае, если кредиты будут доступные.

Но мы сильно боимся, что мы придем к банкиру, скажем – вот субсидия есть, дай денег, а он скажет – а у тебя нормативы не соответствуют, залогов не хватает, и так далее, и откажет. То есть субсидия то помогает, только она компенсирует, делает ставку доступной, поскольку сейчас крайне недоступная стоимость самих кредитов. Но субсидия не облегчает доступ к кредиту, а у нас крайне затрудненный доступ.

- Вы подсчитывали, сколько не хватает?

- Да, в общей сложности нам требуется по нашим расчетам 370 миллиардов рублей на то, чтобы провести весенний сев на уровне прошлого года. Конечно, этих 370 миллиардов рублей мало, уже как сложится. Кто пойдет навстречу, кто из банкиров даст? Кто-то на своих деньгах естественно сработает. Есть у нас производители, которые вообще не пользуются кредитными ресурсами. Но, а деньги стали явно менее существенные, менее доступные. И это риск, это риск…

- Животноводы говорят о том, что большая ошибка то, что правительство не обложили дополнительной пошлиной ячмень, например. Мы пшеницу обложили пошлиной, а ячмень у нас продолжает вывозиться. Это основной рацион для животноводческих ферм.

- Но это не совсем так. Это не основной, это один из рационов. Потому что животных кормят и пшеницей, и ячменем, и кукурузой, и рожью кормят, и бог знает, чем только не кормят. Чем подешевле, грубо говоря, тем и кормят. То, что не обложили ячмень, вопрос встает – а вы готовы платить достойную цену на внутреннем рынке для ячменя? Ведь можно не вывозить ничего, равно как, например, не вывозятся масло-семена. Потому что внутренние переработчики за них платят цену выше мировой. Поэтому просто не выгодно, не везут на мировой рынок, потому что не выгодно везти.

Мы ни в том сегменте боремся с ценами, вот и все. И животноводы, их расчеты сами показывают, что они выдерживают цену фуража в 14-15 тысяч рублей за тонну по своей экономике. Это у них проходная цена. А она сегодня, мы же говорим об 11 тысячах рублей на пшеницу третьего класса, а не на фуражную зерно. А ячмень-то дешевле, существенно дешевле, и продолжает вывозиться, будучи не ограниченным никак. Его используют на фуражные цели, потому что он дешевле пшеницы. Если он будет стоить дороже пшеницы, значит, будут пшеницу просто класть в рацион, и все.

- Минсельхоз выступил с такими печальными вестями, они обследовали земли, оказалось, что в неудовлетворительном состоянии находятся около 30% озимых в Центральном и Южном федеральных округах. С чем это связано? Почему вдруг такая цифра?

- Не надо сильно пугать. А минсельхозовские цифры составляют 3,6 миллионов гектар, это то, что Минсельхоз называет в плачевном состоянии. При этом из общего количества 16,8 миллионов гектар.

То, что больше площади получились в рисковой зоне, это нормально, поскольку и больше площадей самих озимых. Но к тому же это не все погибшие площади. Это то, что в зоне риска находится. Там часть всходов не взошла, и они имеют шансы взойти по весне, если будет достаточно влагозапаса. Тот же Госгидромет дает цифру в 1 720 000 гектар, а это среднестатистический показатель. Мы в среднем 1,5, 2 миллиона гектар списываем по весне из озимого сева каждый год. Это средний показатель, это в историческом разрезе.

- То есть урожай не под угрозой?

- Ничего смертельного в этом нет. Все будет зависеть от того, как весной отсеемся. Вот будет хватать денег и ресурсов на то, чтобы пересеять погибшие озимые, вообще ничего страшного не произойдет.
Источник / http://www.vestifinance.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=239486 обязательна
Условия использования материалов