Валютные манипуляции Китая - проблема, которой нет

26 февраля 2015 Новости | Financial Times
Американские политические партии редко сходятся во мнении, но ненависть к валютным манипуляциям, особенно со стороны Китая - это то немногое, что их действительно объединяет. Республиканцы и Демократы в Конгрессе, вероятно, обеспокоенные ростом курса доллара и первыми признаками сокращения чистого экспорта, снова обсуждают законы, направленные на противодействие нечестному обесценению валюты. Предложенные меры включают введение пошли на импорт для провинившихся стран даже вопреки международным правилам. Но это в корне неверный подход. Даже если признать возможность выявления валютных злоупотреблений, Китай под определение манипулятора больше не подходит. В нынешних обстоятельствах, если Китай позволит юаню свободно двигаться и не станет вмешиваться, то китайская валюта скорее обесценится против доллара, затруднив положение американских предприятий на международных рынках. Но есть и более фундаментальный взгляд на проблему: С экономической точки зрения, выявить валютные манипуляции или нечестную девальвацию крайне сложно. Незначительное снижение курса юаня против доллара в 2014 году никак не может считаться доказательством нечестной игры; многие валюты, в частности, иена и евро, подешевели гораздо сильнее. В результате, общий курс юаня, фактически, вырос против корзины валют.

Непременный признак манипуляции - это интервенции на валютном рынке: продажа национальной валюты и покупка иностранной валюты для искусственного снижения обменного курса. Да, за последние десять лет Народный банк Китая не раз делал нечто подобное. Приток капитала в страну привел к появлению масштабного профицита платежного баланса, поэтому власти покупали доллар, сдерживая восходящее давление на юань. В результате, к июню 2014 года валютные резервы достигли исторических высот на уровне 3.99 трлн. долларов. Но в последнее время ситуация изменилась. В 2014 году потоки капитала развернулись и устремились в обратном направлении, страна зафиксировала чистый отток. В результате, платежный баланс во втором полугодии стал отрицательным, а Народный банк Китая проводил интервенции, чтобы остановить падение курса юаня. К январю 2015 года валютные резервы сократились до 3.84 трлн. долларов. Нет никаких оснований полагать, что этот тренд изменится в ближайшем будущем. Нисходящее давление на юань относительно доллара отражает силу восстановления американской экономики, которое побудило Федрезерв начать нормализацию монетарной политики; между тем, экономический спад в Китае вынуждает Банк Китая расширять стимулы.

Аналогичные фундаментальные факторы работают и в других странах. Конгресс предлагает включить валютные пункты в Транстихоокеанское соглашение о свободной торговле, которое сейчас находится на последней стадии согласования; объектом потенциального "преследования" станет Япония (Китай не входит в соглашение). Возможно, на предстоящих переговорах по Трансатлантическому соглашению о торговле и инвестициям, Конгресс захочет кинуть камень и в европейский огород. Но ни Европейский центральный банк, ни Банк Японии не проводили интервенции на валютном рынке уже много лет. Однако на неприметном заседании министров финансов Б7 два года назад было принято решение воздержаться от односторонних валютных интервенций. Те, кто обвиняют Японию или Еврозону в разжигании валютных войн, думают в первую очередь о новых монетарных стимулах, связанных с программами количественного смягчения соответствующих Центробанков. Но американское правительство прекрасно знает, что нельзя просить страны с проблемными экономиками не снижать ставки, потому что подобные действия приведут к валютной девальвации.

По сути, именно Штатам в 2010 году пришлось объяснять миру, что монетарные стимулы не являются валютными манипуляциями. Тогда министр финансов Бразилии Гуидо Мантега упомянул "валютные войны" и назвал Америку главным агрессором. На самом деле, после заключения соглашения Плаза в 1985 году США неоднократно проводили крупные интервенции на валютном рынке, продавая доллары в рамках координированных действий. Помимо интервенций на валютном рынке есть и другие критерии, которые позволяют с уверенностью утверждать, что та или иная страна злонамеренно обесценивает свою валюту, или, используя формулировки Международного валютного фонда, манипулирует валютой в целях получения конкурентных преимуществ. Кроме того, одним из критериев является непропорционально большой профицит торгового или текущего счета. А также неуместно низккая реальная инфляция (скоррректированная с учетом валютного курса). Однако во многих странах есть торговые профициты или слабые валюты. Но зачастую сложно сказать, в каких случаях их можно считать неуместными или непропорциональными.

Десять лет назад юань действительно удовлетворял всем критериям. Но не сейчас. Реальная стоимость китайской валюты выросла за период с 2006 по 2013 годы. Последние данные по покупательской способности говорят о том, что валюта обосновалась в нормальном диапазоне для страны с реальным доходом на душу населения около 10 тыс. долларов. Между тем, Конгресс делает акцент на взаимный торговый баланс - показатель, совершенно бесполезный для экономистов (и для правил МВФ). Да, профицит торгового баланса между Китаем и США по-прежнему велик. Но у страны также есть дефициты с Саудовской Аравией, Австралией и рядом других экспортеров нефти и природных ресурсов, а также с Северной Кореей, откуда она импортирует детали, используемые в производстве товаров, которые потом идут на экспорт. На самом деле, импортируемые запчасти составляют примерно 95% стоимости "китайских сматрфонов", экспортируемых в США; Китай добавляет только пять процентов стоимости Суть в том, что двусторонние торговые балансы несут в себе мало смысла.

Конгресс требует, чтобы Минфин дважды в год отчитывался о том, какие страны виновны в валютных манипуляциях, при этом двусторонний торговый баланс является одним из критериев. Но Конгрессу стоит быть осторожнее в своих желаниях. Если Китай согласится на требования США и отпустит юань в свободное плавание, не исключено, что результатом может стать его девальвация, которая повысить конкурентоспособность китайской продукции на международных рынках.
Источник / http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=240348 обязательна
Условия использования материалов