Коррекция в золоте может быть остановлена продажами ЦБ

Золото корректируется на рынке, как я и указывал на прошлой неделе. В настоящий момент динамика торгов позволяет сделать предположение, что цены могут достичь отметки в $1210-1220 за унцию в промежутке до возможного сентябрьского решения ФРС о повышении ставки (текущие цены — $1150-1155 за унцию). По всей видимости, это происходит на фоне негативных событий на инвестиционных рынках развивающихся стран (в первую очередь Китая) и обусловлено миграцией спекулятивного капитала, а не фундаментальными причинами, так как, согласно данным WGC, анализу мирового ювелирного рынка и рынка монетарного золота, никаких структурных изменений в картине традиционного спроса не произошло и нет причин ожидать их в перспективе до полугода.

В то же время аналитики предостерегают от стратегического (не спекулятивного) участия в наметившемся тренде. Например, агентство Bloomberg со ссылкой на Citigroup сделало предположение о возможности продажи центральными банками некоторых стран части своего запаса на фоне благоприятной конъюнктуры. В частности, известную тревогу вызывает ситуация в Венесуэле. Внешнеторговый баланс государства в большой степени зависит от цен на рынке нефти, страна переживает настолько тяжелый экономический кризис, что правительство Николаса Мадуро фактически прекратило публикацию макроэкономических данных. В этой ситуации Центральный банк Венесуэлы может пойти на реализацию части своего золотого запаса (361 тонна). Запасы эти весьма невелики, но, вспомним, что в свое время тяжелый удар по котировкам был нанесен всего лишь слухами о продаже нескольких десятков тонн ЦБ Кипра, боровшегося с долговым кризисом. Это произошло потому, что высокие котировки 2012-2013 годов в большой степени включали спекулятивную составляющую.

Каковы бы ни были цели наблюдаемой сейчас коррекции, они, безусловно, также диктуются спекулятивным фактором. Следовательно, любая активность центральных банков, соблазнившихся конъюнктурой либо испытывающих нехватку валюты, может спровоцировать возврат к значениям июня-июля 2015 года, либо более глубокое обесценивание золота на рынке.

В связи с этим полезно составить представление о мировом золотом резерве и определить наиболее уязвимые позиции на нем. По состоянию на конец 2-го квартала 2015 года, общемировой золотой запас достиг около 32,2 тыс. тонн. Наиболее крупными держателями являлись Соединенные Штаты (8,1 тыс. тонн), Германия (3,4 тыс. тонн), Италия и Франция (по 2,4 тыс. тонн), Китай (1,6 тыс. тонн), Россия (1,3 тыс. тонн), Швейцария (1,0 тыс. тонн), а также Международный валютный фонд (2,8 тыс. тонн). Однако гораздо интереснее найти соотношение резервов в монетарном золоте к общей сумме резервов, так как, казалось бы, именно здесь мы можем ожидать наиболее рискованной для рынка золота политики центральных банков. Например, у Венесуэлы, которую я упоминал выше, доля монетарного золота в резервах составляет 68,0%. Можно сослаться и на других держателей, у которых она столь же высока (США — 73,7%; Германия — 67,6%; Италия — 66,0%; Франция — 64,7% и так далее), но финансовая ситуация в каждой из этих стран выглядит стабильной и вряд ли способна спровоцировать регуляторов к распродаже золотого запаса. В рамках такой модели можно строить разнообразные предположения, но мне кажется, что рациональнее рассматривать в этом контексте не просто центральные банки с высокой долей монетарного золота в резервах, а те из них, которые вообще были наиболее активы на рынке в последние годы и одновременно вынуждены оперировать в режиме тяжелой финансово-экономической ситуации. Это не только и не столько Венесуэла, ее золотой запас за последние годы не претерпевал существенных изменений (национальный ЦБ регулировал его в пределах 3-5 тонн в квартал), а, как ни странно, Россия. РФ выступала наиболее активным покупателем золота на мировом рынке примерно с 2006-2007 годов. Прирост ее золотого запаса не нарушался даже во время кризиса 2008 года, по темпам его она опережает даже Китай. ЦБ РФ монотонно покупал золото в среднем по 25-35 тонн в квартал на протяжении последнего десятилетия. Это объясняется тем, что Россия является одним из крупнейших добытчиков драгоценного металла и располагает широкими возможностями для абсорбции рублевой ликвидности, накопленной банковской системой, в монетарное золото. Для сравнения: упомянутая выше Венесуэла добывает около 22 тонн золота в год, тогда как Россия — 266 тонн. Таким образом, для российского регулятора, тем более в обстановке повышенной волатильности на валютном рынке, национальное золото всегда дешевле, нежели для венесуэльского. Такова же ситуация и в Китае (добыча 462 тонн). Поэтому, очевидно, центральные банки этих стран выступали до сих пор активными покупателями на рынке и, принимая во внимание накопившиеся проблемы в экономике, могут занять противоположную позицию с гораздо большей вероятностью, поскольку восстановить золотой запас им будет в дальнейшем намного проще.

Однако надо вспомнить, что Народный банк КНР буквально в последние дни пересмотрел валютный коридор в пользу ослабления юаня. Китай заинтересован в дешевой национальной валюте для поддержки экспорта. Ожидать от него иной монетарной политики не приходится. Финансовые же условия, в которых действует российский регулятор, принципиально иные. Как я уже отмечал, ЦБ РФ, с одной стороны, необходимо хоть в небольшой степени, но балансировать экономическое падение, а с другой стороны — приходится принимать во внимание задачи бюджета, не говоря уже о том, что тенденции на рынке энергоносителей отнюдь не внушают оптимизма. Поэтому ЦБ РФ не будет прибегать к масштабной девальвации рубля. Кроме того, ему требуется изыскивать валютную ликвидность для вынужденной осенней активности, которая предопределяется двумя факторами: крайней закредитованностью региональных бюджетов и необходимостью второй волны докапитализации банковской системы, разворачивающимися на фоне выплат по внешнему корпоративному долгу. Я писал, что в этой обстановке ЦБ, скорее всего, прибегнет к возврату длинного валютного РЕПО, однако надо понимать, что инструмент этот, хоть и возобновляемый, но все же несет риск выпадающих в каждом цикле кредитования резервов. Для компенсации этого регулятор может вполне прибегнуть если не к прямым продажам золота (с расчетом восстановить запасы в дальнейшем без существенных потерь), то, более вероятно, к сокращению скупки. А сокращение скупки, которое будет зафиксировано в течение двух-трех месяцев, способно повлиять на любую коррекцию на столь спекулятивном пока еще рынке. Хуже того, оно может подвергнуть рынок опасности быстрого сваливания к границам себестоимости добычи уже к зиме, несмотря на сезонный фактор, ведь надо понимать, что текущие цены учитывают не только риски, например, повышения ставки ФРС, но и устоявшийся спрос со стороны центральных банков, а он в глобальном смысле определяется пока, увы, только Россией, которая легко может пересмотреть свою политику, учитывая дешевизну национального золота в условиях даже умеренной девальвации рубля.

Поэтому я рекомендую быть сдержанными в оценках высоты и продолжительности наблюдаемой коррекции и внимательно следить за активностью в части пополнения золотого запаса именно российского регулятора с сентября, так как такая активность может изменить наметившийся тренд. Я ожидаю распространения коррекции до границ $1170-1180 за унцию и советую взвешенно подходить к перспективам дальнейшего движения по достижении этих отметок.

Судя по состоянию рынка (которое будет яснее после публикации очередного отчета CFTC), коррекционное движение не исчерпало себя. От текущих уровней оно может развиваться до линии сопротивления в области цен $1210-1220 за унцию в течение ближайших двух-трех недель. В настоящее время, учитывая конец недели, цена консолидируется в узком диапазоне от $1151 до $1158 за унцию, что создает удобную возможность для покупок для тех, кто еще не успел присоединиться к тренду. Однако нужно проявлять осторожность, и наилучшим вариантом на этих уровнях будет построение опционного стреддла или любого другого синтетического инструмента с подобной кривой доходности, то есть инструмента, который учитывает движение в обе стороны. Другими словами, рекомендую хеджировать длинную позицию покупкой put-опциона либо продажей call-опциона. В свою очередь сама по себе такая позиция нуждается в хедже по параметру тета, то есть необходим учет временной амортизации ее стоимости. В случае достаточно продолжительной стратегии советую ознакомиться с соответствующими методами защиты сложных опционных позиций.
/ (C) Источник

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter