Валютные войны. Кто выиграет?

Конкурентную девальвацию валют центральными банками различных стран часто называют валютными войнами. Девальвируя свою валюту относительно конкурентов, та или иная страна делает экспортируемые ею товары более дешевыми и, как следствие, привлекательными для иностранных покупателей. В результате власти оказывают помощь экспортным отраслям этой страны и фактически стимулируют их отправлять за рубеж все больше и больше производимых ими товаров. Все вроде бы хорошо и красиво за исключением того, что для всего остального населения, не занятого в экспорте, девальвация национальной валюты означает падение уровня их жизни. Правда и для экспортеров подобное процветание не длится вечность. Через некоторое время иностранные центральные банки поступают аналогичным образом, и все возвращается на круги своя только на более низком, чем ранее, уровне.

Как известно, политика – это концентрированное выражение экономики, а война – это продолжение политики иными средствами. Когда дело доходит до войны, в том числе и валютной, то ожидается, что кому-то из участников удастся добиться победы. Или, по крайней мере, он будет утверждать, что достиг ее. Но если с реальной войной всё более или менее ясно, то с валютной возникают вопросы. Самый простой из них: кто победил?

Ответить на него однозначно одновременно и сложно, и просто. Если победа означает, что в итоге на руках у победителя останется максимальное количество наличности, но в то же самое время покупательная способность этой валюты и ее ценность существенно снизятся, то это вряд ли можно рассматривать как победу. Ну, если только Пиррову. В условиях плавающих курсов валют и отсутствия единой меры и надежного стандарта, относительно которого можно измерять их стоимость, любые попытки выявить конечного победителя обречены на неизбежный провал. Если немного внимательнее посмотреть на соотношения валютных курсов, то становится вполне очевидным, что они вполне могут жить сами по себе в полном отрыве от реального состояния мировой экономики и своей покупательной способности. Например, соотношение американской и европейской валют на уровне 1,10 ничего не говорит о том, стоит ли булка хлеба 1, 5 или 10 евро, а изменение курса до уровня 1,15 не означает, подешевеет или подорожает эта булка.

Закон спроса и предложения является объективным экономическим законом и действует независимо от того, что придумывают люди, и как они пытаются ему помешать. И чем больше в мире обращается бумажной валюты при наличии определенного количества товаров, тем меньше будет покупательная способность ее единицы. Еще Вольтер в XVIII веке отмечал, что все бумажные валюты стремятся к своей объективной стоимости – нулю. С учетом того, что в настоящее время в мире в качестве законных платежных средств обращаются исключительно бумажные валюты, выпускаемые центральными банками, нет особых сомнений в том, какой финал ожидает их всех. Поэтому валютные войны можно рассматривать именно как процесс, направленный на полное обесценивание бумажных валют, и чем активнее он происходит, тем быстрее может быть достигнута финальная точка, которая будет представлять собой полную потерю населением доверия к бумажным валютам. Всем и без какого-либо исключения.

Это уже не раз происходило в истории человечества, и когда такое случалось, всегда происходил возврат общества от бумажных необеспеченных валют к твердым обеспеченным деньгам, роль которых на протяжении веков выполняли драгоценные металлы – золото и серебро. Нет оснований полагать, что на этот раз что-то будет иначе. Поэтому главным реальным победителем любой валютной войны будет не та или иная валюта, являющаяся де факто производной от твердых обеспеченных денег, а непосредственно сами деньги и прежде всего золото. Ничего лучшего на данный момент люди пока не придумали. Так что желающие могут, конечно, ставить на американскую, европейскую, российскую, китайскую, японскую или какую-то другую валюту, но в конечном итоге все равно эти валютные войны выиграют деньги, то есть золото. И только после этого могут возникнуть условия для восстановления мировой экономики.

Тенденции, тенденции

На момент написания этой заметки биржевая цена золота находится у 1153-ой отметки. После короткого, но динамичного утреннего роста с 1117 до 1142 желтый металл натолкнулся на уровень сопротивления, затем немного отступил от него и после небольшой паузы вновь возобновил свой рост, уже не заметив никакого сопротивления. Происходящее на бирже, конечно, представляет определенный интерес, но гораздо более интересно то, что происходит на рынке физического металла.

Монетный двор США опубликовал новые данные о продажах золотых и серебряных монет за август. Перемены произошли и в обеих категориях. Так августовские продажи золотых «орлов» выросли до 26 тысяч унций, а серебряных – до 3,3675 миллионов. Таким образом, монетному двору пока в определенной степени удается удовлетворять спрос на монеты из драгоценных металлов.

Сравнение объемов продаж монет из золота и серебра в августе 2015 года с аналогичными показателями августа 2014-го дают некоторое представление о том, как вырос розничный спрос на них. Если за весь месяц 2014 года было реализовано 25 тысяч унций золотых и 2,0875 миллиона унций серебряных инвестиционных монет, то за 19 дней августа этого года эти значения достигли 26 тысяч унций золотых и 3,3675 миллионов унций серебряных «орлов». Если продажи золота с начала месяца выросли пока на 4% по сравнению с тем же периодом прошлого года, то серебра – на 61%.

Несмотря на пока сравнительно небольшой прирост спроса на золота в августе эта цифра становится гораздо более заметной, если посмотреть на нее с начала года. Изменяется в целом и общая картина спроса. За период с января по 20 августа монетным двором было продано 469 тысяч унций золотых и 30,6825 миллионов унций серебряных инвестиционных монет. С начала и по конец августа 2014-го эти цифры были равны 321 тысяче и 28,191 миллионам унций соответственно. Соответственно прирост объемов продаж золота составил более 46%, а серебра – 8,8%.Стоит отметить, что в большой степени такие результаты были достигнуты золотом за счет ударного по результатам июля текущего года, когда было продано 170 тысяч унций золотых «орлов». В это же время наблюдался длительный трехнедельный простой с продажами серебряных инвестиционных монет, поэтому общие результаты прироста продаж с начала года могли быть несколько иными при ритмичной и непрерывной работе монетного двора США.

Летние месяцы обычно характеризуются затишьем на рынке драгоценных металлов, но этот год довольно заметно выделяется из общей картины. События вокруг Греции, кризис на фондовом рынке Китая и девальвация юаня, не внушающие оптимизма перспективы фондовых рынков США и других стран, спад производства и падение цен на практически все виды сырья, резкое сокращение мировой торговли, рост различных рисков и вероятность события, которое может повлечь за собой довольно серьезные последствия для мировой финансово-экономической системы, естественным образом подталкивают почтеннейшую публику к уходу из рискованных активов в качество. Поскольку наивысшим качеством в истории человечества исторически обладали твердые обеспеченные деньги – золото и серебро, то интерес к ним широкой публики в текущих условиях вполне объясним. И он может становиться тем больше, чем серьезнее будет ухудшаться финансово-экономическая ситуация, и чем активнее будет происходить бегство в качество. Затем, конкретный момент данного события пока неизвестен, в какой-то миг золото (и серебро), то есть деньги, вновь станут самым ценным товаром на планете, который окажется нужен всем. В отличие от существующих ныне бумажных валют и прочих столь же бумажных «активов».

О золоте на Западе

Геологическая служба США опубликовала довольно интересную информацию за апрель текущего 2015 года. Экспорт золота из США в этом месяце составил 42 метрических тонны. В том же месяце в стране было добыто 15 тонн драгоценного металла, а импортировано из-за рубежа еще 27 тонн, что в сумме также дает 42 тонны. Таким образом, все добытое и импортированное в США в апреле золото в полном объеме было экспортировано за рубеж.

Как известно, в конце 1940-ых – начале 1950-ых годов США располагали более чем 20 тысячами тонн желтого драгоценного металла. Сейчас официальная цифра золотых резервов этой страны вот как уже многие годы застыла на отметке в 8133 тонны. Поскольку какого-либо внушающего доверия аудита этого драгоценного металла не было уже несколько десятилетий, можно лишь предполагать, каким количеством золота реально располагают США. Скорее всего значительная часть этих восьми тысяч тонн могла быть давным-давно выброшена в той или иной форме на мировой рынок. Сведения Геологической службы США говорят именно об этом.

Если посмотреть на чуть более длинный период времени с января по апрель (включительно) 2015 года, то цифры окажутся еще более интересными. За это время было добыто 63 тонны золота и импортировано еще 88 тонн, что дает 151 тонну драгоценного металла. За это же период экспорт составил 165 тонн, то есть расход был выше прихода на 14 тонн, которые были компенсированы за счет внутренних запасов. С учетом того, что добыча золота в США с начала года по текущий момент времени сократилась на 8% по сравнению с прошлым годом, а спрос на драгоценный металл в мире только растет, американцам приходится использовать все больше своих запасов, чтобы компенсировать спрос на этот «варварский пережиток» без каких-либо серьезных потрясений на рынке драгоценных металлов. Что касается внутреннего спроса в самих США, то он практически полностью компенсируется переработкой золотого лома.

Основная доля экспорта золота (88%) из США в рассматриваемый выше период приходится на Швейцарию, Гонконг, Великобританию и Индию. Туда было отгружено 62,6, 39,6, 24,7 и 19,2 тонны соответственно. В отличие от Гонконга и Индии Швейцария и Великобритания являются в большой степени лишь перевалочными пунктами, где золото может быть переработано для дальнейшей отгрузки в страны Азии, на которые приходится основной спрос на драгоценные металлы.

Кое-что из этого металла, конечно, потребляется и в Западной Европе, но цифры там несравнимо меньше. Если розничный инвестиционный спрос на Востоке во втором квартале 2015 года был равен 115,9 тоннам, то на Запад пришлось всего 59,6 тонн, из которых 40% (24,1 тонны) пришлось на Германию. Без США и Канады эта цифра немецкого спроса на золото в Западной Европе была бы еще больше – 52%. Второе место заняли США с 12,5 тоннами, третье – Швейцария (11 тонн). Австрия и Великобритания находятся на четвертом и пятом местах с 2,5 и 1,9 тоннами соответственно, тогда как на все остальные страны Западной Европы приходится еще 7,7 тонн золота. По сравнению с Азией это, конечно, очень немного. При этом следует помнить, что на Западе при сравнительно небольшой (1 – 2%) доли населения, которая покупает драгоценные металлы, есть гораздо больше людей, располагающими значительными накоплениями в бумажной валюте. Поэтому при возможном бегстве в качество в результате финансового или экономического краха даже 0,5% населения это будет означать 25 – 50% прирост числа покупателей золота с переходом цены драгоценного металла, выраженной в бумажной валюте, на качественно иной по сравнению с текущим уровень.
/ (C) Источник

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter