Джесси Ливермор - крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка»

21 октября 2015 utmagazine | Финансист | Уоллстрит
Биржевой спекулянт - человек, изучающий будущее и действующий до того, как оно наступит. (Бернард Барух, американский биржевой игрок и финансист, политик и государственный деятель)
В Нью-Йорке, на Манхеттене, по адресу: 781 5th Avenue, New York, NY 10022, расположен 38-этажный отель «Шерри Нидерланд» (The Sherry Netherland). Годы постройки здания — 1926-27. Количество звезд — пять (по другим источникам — четыре). Рядом — главный вход в Центральный парк и Великая армейская площадь (Grand Army Plaza).

Из современных путеводителей по Нью-Йорку можно узнать, что в каждом номере гостиницы есть док-станция для iPod, телевизор с большим плоским экраном и кофе-машина Keurig. Конечно, бесплатный Wi-Fi. В ванных комнатах — отделка мрамором. Гостей «Шерри Нидерланд» встречают букетом цветов и бельгийским шоколадом. В заключение можно добавить, что от отеля всего 10 минут ходьбы до Музея современного искусства и Рокфеллеровского центра.

В конце осени 1940 года, 28 ноября, благообразную атмосферу «Шерри Нидерланд» нарушил сухой звук выстрела. В гардеробе многоэтажной гостиницы (по другим источникам — в одном из номеров) находят тело пожилого мужчины. Ему за шестьдесят, невысокого роста, очки в круглой оправе. Рядом — пистолет и предсмертная записка самоубийцы своей супруге Гэрриет. Гэрриет Метц Нобль. Несчастный — пятый муж Гэрриет. Первые четверо, ранее тоже сводили счеты с жизнью. Такая печальная статистика.

Имя пятого — Ливермор. Джесси Лауристон Ливермор. Крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка».

…Большая Игра окончена...

Начало. Букмекерская контора

Джесси Ливермор родился 26 июля 1877 года в городке Шрусбери (Shrewsbury), штат Массачусетс, в фермерской семье. Маленький Джесси проявил недюжинные способности в математике, освоив всего за год трехлетнюю школьную программу. Не удивительно, что такого мальчугана не очень привлекала перспектива работы на земле.

Очень много всегда зависело и будет зависеть от родителей. Их поддержка крайне необходима для молодых людей. Джесси такую помощь оказала его мать. Она отпустила сына искать счастье вдали от Шрусбери, дав ему в дорогу 5 долларов. Мальчик рассматривал (чисто американский подход) эту сумму, как заем. Со временем эти деньги надо было вернуть.

Сразу после окончания школы, будущая «гроза Уолл-стрит» села в дилижанс и отправилась в Бостон. Согласно легенде, судьба подала юному Джесси знак, как поступить. Экипаж остановился напротив брокерской (по сути букмекерской) конторы, принимавшей ставки на движения котировок на ценные бумаги. Ливермор устроился туда на работу. Он должен был записывать цены акций на грифельной котировочной доске в «торговом зале»

«Я всегда успевал записывать. У меня всегда была хорошая память на числа. Никаких проблем».

(Здесь и далее цитаты из книги Эдвина Лефевра «Воспоминая биржевого спекулянта» (Reminiscences of a Stock Operator), вышедшей в 1923 году. Ливермор - прототип главного героя Ларри Ливингстона.)

В этих словах — залог успеха того, кого скоро назовут «Юным хватом» (Boy Plunger) и «Вундеркиндом» (Wonder Boy). Быть быстрым, быстро считать, быстро принимать решения и иметь хорошую память.

«Моя любовь к устному счету пришлась очень кстати».

Джесси внимательно смотрит за движением цен на акции и находит первые закономерности. Пора превратить наблюдения в деньги. Говоря современным трейдерским языком, перейти от работы на учебном (демо) счете к счету реальному. Ливермор открывает длинную позицию по акциям «Барлингтона», внося маржу (гарантийный депозит) что-то около $5. Через два дня позиция была закрыта. Прибыль - $3,12. Доходность инвестиции — 11388% годовых! Совершенно потрясающий показатель. Кто сумел в молодом возрасте «поднимать» такие деньги, тот уже любое другое занятие будет рассматривать, как пустую трату времени. Конечно, конечно, акции могли упасть, а не вырасти и маржа могла быть потеряна. Но, если расчет верен, если интуиция не подводит, если тебе везет...

Очень скоро «Вундеркинд» бросает свою контору с грифельной доской и начинает работать на себя, спекулируя акциями в брокерских домах. В пятнадцать лет он зарабатывает свою первую тысячу долларов. Долг матери давно отдан. Тысяча заработана всего за несколько месяцев работы. Огромные деньги по тем временам

Первый опыт на Уолл-стрит

Проходит совсем немного времени и Ливермору становится тесно в Бостонских конторах. Он решает отправиться в Нью-Йорк. Его цель — Нью-йоркская фондовая биржа (NYSE), главная фондовая площадка США и первоисточник биржевых котировок. Джесси уже двадцать лет, у него в кармане 2500 долларов. В Бостоне он зарабатывал до $10000. «Юный хват» полон амбиций и надежд. Он серьезно намерен завоевать Нью-Йорк.

Первые операции на бирже Джесси проводил через брокера «А.Р. Фуллертон и К°». Результат «пробы пера» на NYSE не заставил себя долго ждать, Через полгода Ливермор в первый раз по крупному разорился.

Успехи в брокерских игорных домах Бостона сыграли с ним злую шутку. То, что прекрасно получалось там, потерпело фиаско в Нью-Йорке. Не помогло блестящее умение читать телеграфную ленту с ценами и даже воспринимать котировки на слух по звуку работающего телеграфного аппарата. Игра на малых колебаниях цен на акции, с мгновенным открытием и закрытием позиций, приносившее более, чем приличные деньги в провинции, в «Городе большого яблока» неминуемо привела к их полной потере.

Суть в том, что в букмекерской конторе можно было делать ставки на рост/падение котировок. Никто реально не покупал никаких бумаг. Биржа – совсем другое дело.

В первый раз, но далеко не в последний, «Вундеркинду» пришлось держать удар и подниматься с колен. «Рефери на ринге» открыл счет. «До десяти» было еще далеко и Джесси начал действовать. Действовать нестандартно.

«Не знаю, как это объяснить, но я никогда не терял духа на рынке. Я никогда не спорил с ценами. Можно обидеться на рынок, но пользы в этом никакой».

Он отправился к «старине» Фуллертону и попросил одолжить $500. Но совсем не для игры на бирже, нет. Этой суммой он решил в очередной раз «вскрыть» фондовые игорные заведения, «снять» деньги и возвратиться на NYSE. К большой игре, большим ставкам и большим суммам.

И он вернулся. Вернулся более закаленным, более опытным, и главное - готовым к потерям. И впоследствии, возвращался всегда, вплоть до выстрела в «Шерри Нидерланд». Падения и неудачи – непременный атрибут в торговле акциями. Визитная карточка и элемент обучения очень рискованного бизнеса.

«Чтобы научиться, чего не надо делать, лучше всего - потерять все, что имеешь».

И он нес потери. Вначале 20 тысяч, потом 50, потом миллионы…

«Я провел на Уолл-стрит много лет, наживал и терял миллионы долларов и хочу здесь сказать, что большие деньги пришли ко мне не потому, что я был таким умным. Все дело было в моей стойкости. Это понятно? Я всегда держался до конца».

1906 год. Землетрясение в Сан-Франциско и акции Тихоокеанской железной дороги

Чутье и рыночная интуиция Дж. Ливермора, о которой еще при жизни ходили легенды, а также умение четко следовать тренду, ярко проявились в операциях с акциями Тихоокеанской железной дороги в 1906 году.

Здесь Ливермор несколько раз сыграл точно по рынку – на падении и на взлете. Покупал на бычьем, продавал на медвежьем.

«Говорят, что у всего на свете две стороны. Но у биржи только одна сторона. Это не сторона быков и не сторона медведей, это искусство попадать в цель».

Вначале – был отдых весной 1906 года в Атлантик-Сити.

Однажды, после завтрака, Джесси с приятелем, прогуливаясь по набережной зашли в отделение брокерской конторы братьев Хардинг. Ливермор убедился в том, что рынок имеет вполне бычий характер. Его взгляд пробегал по котировочной доске от компании к компании, пока не уперся в акции Тихоокеанской железной дороги (ТЖД). Тут в его мозгу что-то щелкнуло и он решил, что не смотря на их рост, бумаги надо продавать. Сам Джесси не мог логично объяснить - почему? В целом, это было как-то странно, но Ливермор открыл короткую позицию (как тогда говорили «продажу без покрытия») на одну тысячу ТЖД.

Приятель стал допытываться у Джесси о причинах такого поведения. Ничего не сумев объяснить, Ливермор удвоил позицию на продажу. Чуть-чуть спустя, он продал еще 1000 штук. Итого 3000 на продажу на бычьем рынке.

После обеда друзья еще раз заглянули в контору. Акции Тихоокеанской прибавили в цене.

На следующий день они еще немного подросли. Друг с участием смотрел на Джесси. Надо же так влипнуть…

Но к вечеру рост акций ТЖД прекратился. К закрытию торгов тенденция переломилась и ТЖД начала падение, быстро достигнув точки входа Ливермора в короткую позицию. Что сделал «Юный хват»? Верно, увеличил ее размер, продав еще 2000. Общий размер линии достиг 5000. Больше продать с тем размером маржи (обеспечения) который он предоставил Хардингам, Джесси уже не мог. А очень хотел бы. Отпуск был скомкан. Ливермор возвращается в Нью-Йорк.

Сан-Франциско после землетрясения 18 апреля 1906 года
Джесси Ливермор - крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка»


Спустя сутки приходят первые известия о землетрясении в Сан-Франциско. Там разразилась настоящая катастрофа.

Последствия были ужасны. 3000 погибших, 225-300 тыс. человек (из 410 тыс. жителей города) остались без крыши над головой. Разрушено 80% домов. За мародерство, во исполнение приказа мэра города, расстреляно около 500 человек.

Кривая акций ТЖД медленно, «со скрипом», но все уверенней смотрела вниз. Ливермор еще раз удвоил позицию. На продаже уже 10000 акций.

Следующий торговый день начался с полного обвала Тихоокеанской.

Джесси снова удваивает короткую позицию, еще + 10000.

«Таков был единственно возможный способ игры».

Никто не откатит за несколько часов или за сутки последствия землетрясения.

Он снова продал. На следующее утро Ливермор закрывает сделку. Сорванный «куш» - 250 тысяч долларов. Самый крупный выигрыш «Вундеркинда». Пока самый крупный…

Но история с ТЖД этим не закончилась.

Джесси возобновляет отдых и уезжает в Саратогу. В этом городе тоже есть филиал конторы Хардингов. И конечно, Ливермор посещает его и смотрит на рынок. Вновь, его внимание привлекла Тихоокеанская дорога. Теперь спекулянт увидел тенденцию к росту и начал покупать акции.

Когда скупка Джесси приобрела заметный масштаб, его к телефону приглашает старший Хардинг и настоятельно, очень настоятельно рекомендует ему избавиться от пакета ТЖД. Он заявляет, что игра на повышение - не более, чем манипуляция инсайдеров. И Ливеромор его послушал! Он продает бумаги.

И, естественно, Ливермор не был бы Ливермором, если бы тут же не открыл уже короткую позицию. Объем – 4000 штук.

Днем спустя взрывается информационная бомба. Владельцы Тихоокеанской дороги объявляют о выплате 10% дивидендов по акциям. Размер дивидендного платежа настолько невероятный, что вначале биржевики не поверили своим ушам. А потом, потом все бросились скупать ТЖД.

Вот такой совет Джесси получил от друга. Он действительно считал Хардинга своим другом, честным и порядочным брокером. Настолько, насколько это возможно в биржевой среде. Но и такие люди могут заблуждаться, причем совершенно искренне.

«Эд Хардинг был большая умница, необычайно хорошо информирован и к тому же настоящий друг, бескорыстный и преданный. Еще важнее было то, что, как я знал, он занимал положение, позволявшее знать о многом».

Цена «дружеского совета» имела вполне определенное значение - $40000. Таков убыток Ливермора от закрытия короткой позиции по акциям ТЖД по приказам из Саратоги.

Чтобы вы сделали в такой ситуации? Вышли из игры? Убежали подальше от ТЖД? Постарались бы забыть о ней, как о страшном сне?

Что делает Джесси? Он покупает Тихоокеанскую. Длинная позиция на 4000, потом еще на 4000. На следующее утро, Ливермор выходит из длинной позиции, продавая акции. Доход от операции 55 тыс. долларов перекрывает убыток в 40 тыс и увеличивает банковский счет «Вундеркинда» еще на 15 тыс.

А сколько бы он мог заработать, проигнорировав совет Хардинга

«Черный четверг» 24 октября 1907 года

В октябре 1907 года разразился один из крупнейших финансовых кризисов в истории США, получивший название «Банковская паника 1907 года» или, просто «Паника 1907 года».

Если не анализировать общую макроэкономическую ситуацию в Соединенных Штатах,, предшествующую октябрю 1907 года, то все началось с «медных» акций. Они послужили толчком к стремительному развитию действия.

Фриц Август Хайнце (Fritz Augustus Heinze)
Джесси Ливермор - крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка»


14 октября была предпринята попытка корнера с акциями «Объединенной медной компании» (United Copper Company). То есть, их тотальная скупка, с целью установки контроля над компанией и дальнейшими биржевыми спекуляциями с ее ценными бумагами. Объединенная медная принадлежала некоему Фрицу Августу Хайнце (Fritz Augustus Heinze), сделавшему состояние на рынке меди в штате Монтана.

Агрессивную покупку акций Объединенной медной компании (ОМК) начал проводить брат Августа — Отто. Игра была хитроумной, с попытками сбить цену через продажи без покрытия.

Как бы там ни было, но уже 16 октября, стало понятно, что операция Хайнце с ОМК полностью провалилась. Но средства были вброшены более, чем значительные - и по причине потери ликвидности, говоря проще, отсутствия свободных денег, стали «сыпаться» финансовые структуры семьи Хайнце. Первая жертва — брокерская контора «Gross & Kleeberg», затем Сберегательный банк штата Монтана. А потом — просто сработал «принцип домино», возникающий при любой финансовой панике. Один банк тянет в пропасть другой, вкладчики забирают депозиты. Рынок задыхается без средств и летит вниз.

Наступил «черный четверг» 24 октября 1907 года.

«Этот день я не забуду никогда - 24 октября 1907 года».

(Интересная магия дат. Крупнейший крах на Уолл-стрит в 1929 году наступит тоже 24 октября и тоже в четверг! И Ливермор будет одним из главных действующих лиц).

Рынок смотрит только вниз. Акции продают по любой цене, чтобы взять хоть какую-нибудь наличность и покрыть требования по кредитам и марже. Крупнейшие биржевики, а Дж. Ливермор уже в их числе — играют только на понижение, продавливая котировки все ниже и ниже. Бумажная прибыль по коротким позициям приобретает просто космические масштабы. Но бумажную прибыль надо обратить в реальную, закрыв позиции на продажу, а для этого нужны деньги. Но их нет и взяться им неоткуда.

«Если все и дальше так пойдет, не выиграет никто».

Джон Пирпонт Морган I (John Pierpont Morgan I) 17.04.1837-31.03.1913
Джесси Ливермор - крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка»


Здесь на сцену выступает Джон Пирпонт Морган I (John Pierpont Morgan I). Именно он, своим авторитетом и своим капиталом сумел предотвратить самое негативное развитие событий. Морган убеждает других банкиров и самое главное — министерство финансов США влить деньги в банковскую систему и на фондовый рынок.

29 октября 1907 года Морган покупает муниципальные облигации Нью-Йорка на 30 млн долларов, спасая город от банкротства.

Теперь главное — прекратить давление медведей на акции. Если они продолжат продавать — не хватит никаких средств. Рынок перегрет и обладает большой инерцией нисходящего движения.

И вот здесь настает звездный час 30-летнего «Юного хвата». Молва гласит, что к нему приходит целая делегация финансистов с просьбой прекратить продавать.

«... все мы надеемся, что сегодня он (Ливермор) больше не продаст ни одной акции. Этого давления рынок просто не выдержит. Уже сейчас будет крайне нелегко предотвратить разрушительную панику. Обратитесь к его патриотизму. Это тот случай, когда мужчина должен потрудиться на благо всех и каждого».

И Джесси начинает покупать. Прежде всего, сработал инстинкт самосохранения, желание получить реальную прибыль. Прибыль огромную. И только потом (может быть) патриотизм и желание послужить общественному благу.

«Я принял решение, что, раз уж неразумно и опасно продолжать активную игру на понижение, нет никакого смысла продавать и дальше. Так что я развернулся и начал покупать».

В «черный октябрь» 1907-го индекс NYSE обрушился на 50% по отношению к предкризисным значениям 1906 года.

Итогом биржевой игры на понижение Ливермора стал его первый миллион. И первая легенда о Ливерморе - «повелителе рынка».

«Для меня это был величайший день в жизни»

Ливермор и крах на Уолл-стрит в октябре 1929 года

1923-м годом заканчивается история Эдвина Лефевра об удачливом биржевом спекулянте Ларри Ливингстоне (Джесси Ливерморе). Это было счастливое время - «ревущие двадцатые». Эпоха джаза, чарльстона, виски и роскошных платьев.

Вся Америка в едином порыве инвестировала в фондовый рынок. В середине 1920-х количество американцев, играющих на бирже достигло 3,5 млн человек. Играли все — от чистильщиков ботинок и разносчиков газет, до государственных деятелей и банкиров. Рынок только рос, почти все десятилетие. Почти. С 1925-го до конца лета 1929-го цены на акции взлетели на 400%!

Биржевик стало самой модной профессией в Штатах. Зачем что-производить или выращивать? Просто купи на растущем рынке ценные бумаги и через время — продай. И реиневестируй прибыль.

Купи и продай - и все. И весь мир у твоих ног. Не хватает денег — возьми заем у банка, возьми кредит у брокера под приобретаемые акции.

Фондовые спекулянты купались в роскоши. Они могли позволить себе все. Все блага мира. Самые современные автомобили и яхты, самую дорогую недвижимость и самых красивых женщин.

Уолл-стрит, двадцатые числа октября 1929 г.
Джесси Ливермор - крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка»


А потом наступил «черный октябрь» уже 1929 года. И пришло тяжкое похмелье. И надо было платить. Платить всем, за все и во всех смыслах.

Обвал рынка 24-29 октября молва приписывает Джесси. И начало Великой депрессии тоже. Страна была ввергнута в ад «голодных» маршей, тотальной безработицы, длинных очередей за бесплатным супом и «гувервиллей», поселений из картонных коробок.

Наверное делать виновным одного Ливермора за то, что пережили Штаты в 1930-ые, до начала Второй мировой — это слишком. Но...

Но тогда в конце октября 29-го, в конце блестящей эпохи всеобщего благоденствия, именно Джесси, руководя десятками брокеров, провел широкомасштабную «медвежью» операцию на фондовом рынке. Это факт. Его действия послужили последним толчком. Возможно, если бы не «Вундеркинд», то был бы кто-то другой...

Прибыль Ливермора от операций в 1929-ом составила по ряду оценок около $100 млн. По современной стоимости денег — она вполне сопоставима с 1-2 млрд долларов.

Это был последний оглушительный успех «демона рынка» и главная, самая яркая страница его Легенды.

Литературное наследие Джесси Ливермора

Для человека, выбирающего профессию трейдера на валютных, фондовых или товарных рынках чрезвычайную важность имеет литературный след великого спекулянта. Он сводится, всего лишь, к двум книгам. Но каким!

Первая была упомянута выше, цитаты из которой широко использовались при изложении данного материала. Это «Воспоминания биржевого спекулянта» Эдвина Лефевра, в основу которого легло длинное интервью автора с Ливермором, который выведен в «Воспоминаниях» под именем Ларри Ливингстона. Книга читается на одном дыхании, как увлекательный роман.

Другим сочинением стал труд уже лично Джесси, написанный им по просьбе своих сыновей - «Как торговать акциями» (How To Trade In Stocks), увидевший свет в год смерти Ливермора — в 1940-ом. В качестве подназвания на обложке фигурирует «Формула Ливемора для комбинирования элемента времени и цены». Блестящее изложение принципов торговли на фондовых и товарных рынках. Вполне может претендовать на роль учебника и настольной книги торговца валютой, ценными бумагами и их производными XXI века.

Изложение любых книг, а особенно этих, совершенно неблагодарное дело. Их надо внимательно читать и изучать.

Ниже приведены отдельные мысли и высказывания Ливермора из «Воспоминаний биржевого спекулянта» и «Как торговать акциями». Своеобразная «нарезка», микс от легенды биржевой торговли первой трети прошлого века. Они говорят сами за себя и не требуют дополнительных пояснений.

О поведении на рынке

Никогда не продавайте акцию, потому что она кажется дорогостоящей.

Никогда не покупайте акцию, только потому, что у неё было большое снижение от предыдущего максимума.

Ограничьте свои исследования движений самыми активными акциями дня. Если Вы не можете делать деньги из ведущих активных бумаг, Вы не сделаете их на фондовом рынке в целом.

Есть очень верная пословица: «Вы можете выиграть конный забег, но Вы не можете выиграть скачки». Так же и с рыночными операциями. Есть время, когда можно сделать деньги, инвестируя или спекулируя акциями, но нельзя последовательно делать деньги, торгуя каждый день или каждую неделю в течение года. Только отчаянный решится на такое.

Всякий раз, когда у меня хватало терпения ждать, чтобы рынок достиг того, что я называю «Пивотной Точкой» (англ. «The pivotal point” - основные точки, уровни сопротивления и поддержки) прежде, чем начать торговать, я всегда делал деньги в своих операциях.

Остерегайтесь инсайдерской информации... любой инсайдерской информации.

О риске

Для спекулянтов очень важен риск непредвиденных, я бы даже сказал - непредвидимых событий. Даже самый предусмотрительный человек вынужден иногда рисковать - если, конечно, он не хочет на всю жизнь остаться мелким спекулянтом.

О терпении и уверенности в себе

Спекулянт должен верить в себя и в свое понимание рынка.

Я всегда уверен в своей правоте, пока мне не докажут обратное. (...) Никакое отдельное движение рынка не может быть доказательством того, что я не прав. Верность или ошибочность моей позиции на рынке может доказать только характер повышения или спада.

Если я считаю, что нашел решение, его нужно проверить в деле, чтобы убедиться в своей правоте. Я знаю только один способ проверки - на собственных деньгах.

Спекуляция - не что иное, как ожидание будущего движения. (…) Хорошие спекулянты всегда ждут и обладают достаточным терпением, ожидая, чтобы рынок подтвердил их суждения.

О потерях

Безрассудно совершать вторую сделку, если первая убыточна. Никогда не усредняйте потери.

Прибыль всегда позаботится о себе сама, но потери - никогда.

Спекулянты теряют деньги на фондовых рынках.

Об ошибках

Рынки никогда не бывают ошибочны, мнения - часто.

Одна из главных ошибок всех спекулянтов – побуждать себя к обогащению в слишком короткое время. Вместо того, чтобы за два или три года сделать 500% от капитала, они пытаются сделать это за два или три месяца. Время от времени они преуспевают. Но удерживаются ли такие смелые трейдеры? Никак нет. Почему? Поскольку это - нездоровые деньги, появляясь быстро, они задерживаются лишь на короткое время.

Ничего не меняется

На Уолл-стрит всё всегда повторяется.

Акциями спекулировать будут всегда.

И, наконец, самодисциплина и ответственное отношение к делу

Я никогда не позволял себе, чтобы утреннее похмелье могло стать помехой в игре.

Личная жизнь Джесси Ливермора

Частная жизнь Джесси складывалась трудно, нелогично и как-то не по правилам. Этим, на первый взгляд, она разительно отличается от его профессиональной карьеры. Тем более, что Ливермор рассматривал и человеческую жизнь, как, своего рода, спекуляцию. Для того, чтобы она была успешной, ее надо проводить по всем законам спекулятивной игры. Но не получилось...

А, собственно, что получилось в конечном итоге? Ничего.

Известная фраза Э. Хемингуэя «Победитель не получает ничего» (Winner take nothing) полностью применима к судьбе Ливермора. К известной мизансцене в «Шерри Нидерланд» 28 ноября 1940-го, Джесси терпит полное фиаско, как спекулянт, как муж, как отец и как человек.

В октябре 1900-го он женится в первый раз. Невесту зовут Нэтти Джордан. Ливермору 23, он молод и полон сил. Но муж — биржевой игрок, непростое испытание для молодой супруги. Нэтти это поняла уже через год, когда Ливермор разоряется в n-ый раз и объявляет себя банкротом. Джесси требует, чтобы супруга заложила свои драгоценности. Ну кому это понравится? Супруги отдаляются друг от друга, но еще долго остаются в официальном браке.

Со второй женой, 1926 г
Джесси Ливермор - крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка»


Будучи уже сорокалетним, Ливермор делает попытку № 2. На этот раз, его избранницей стала актриса по имени Дороти. Но надо получить развод. После долгого и мучительного бракоразводного процесса, получив от мужа хорошее содержание, Нэтти дает ему свободу. И в 1918 году Дороти становится второй женой Ливермора.

Но она не смогла стать образцовой супругой, а Джесси с трудом играл роль верного мужа. Брак был обречен. В 1932 году он распался. Бывший муж отдает половину состояния Дороти.

Но Ливермор упрямый человек. И всего через год он женится на Гэрриет Метц Нобль, вдове 38 лет. Чем она его очаровала? Трудно сказать. Поступок Джесси, как осмотрительного игрока не поддается никакой логике. Он — пятый муж Гэрриет. Первые четыре — сводят счеты с жизнью, состоя в браке с Нобль. О чем думал «демон рынка»? Или даже такие мужчины думают не всегда?

В 1935 году в семье Ливермора происходит зловещее событие, отдаленное предзнаменование того, что произойдет 28.11.1940. Между Дороти и одним из сыновей Джесси происходит пьяная безобразная ссора и вторая жена Ливермора стреляет в сына из ружья. Ливермор-младший остается в живых, но его дальнейшая судьба складывается трагически.

Джесси Лауристон Ливермор. Уход

Джесси Ливермор - крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка»


Дж. Ливермор, 26.11.1940 г.В начале 1930-х Джесси теряет все, что он выиграл в 1929-ом. Начался закат эпохи великого трейдера. Неудачи следовали одна за одной. Со всех сторон. Карьера, личная жизнь. Ливермор уже не смог подняться. Он был сломлен. Его стали одолевать депрессии разной силы и продолжительности.

Известны два фото Джесси, датированные 26 ноября 1940 года. Всего за два дня до (как любят говорить романисты) «рокового выстрела».

На первом, где он, очевидно с женой, в фотообъектив глядит уставший, разбитый жизнью очень пожилой человек. Вокруг оживленная толпа, рядом полная сил, улыбающаяся женщина. И тусклый взгляд проигравшего.

Дж. Ливермор, 26.11.1940 г.
Джесси Ливермор - крупнейший биржевой спекулянт начала ХХ века. «Демон рынка»


А вот другой снимок несет совсем другое настроение. На фоне респектабельного интерьера (холл «Шерри Нидерланд»?) элегантный улыбающийся мужчина. Двубортный костюм, платок в нагрудном кармане, элегантная шляпа, начищенные до блеска модные туфли. От него пахнет богатством и успехом. Кажется, что такой Ливермор еще вполне может сорвать не один крупный выигрыш на Уолл-стрит.

Достаточно открыть двери своего офиса и отдать приказы многочисленным брокерским конторам, работающим на него. Приказы покупать или продавать. Публика будет ловить каждое его слово, жест и взгляд.

Но, через два дня великий спекулянт ХХ века откроет совсем другую дверь, и вместо телефонной трубки или авторучки возьмет в руку пистолет. И выйдет из игры...
Источник / http://utmagazine.ru/posts/14040-dzhessi-livermor-krupneyshiy-birzhevoy-spekulyant-nachala-hh-veka-demon-rynka
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=268549 обязательна
Условия использования материалов

Торговые условия
FxPro отменяет комиссию с пластиковых карт

Торговые условия
Минимальный депозит - отсутствует
Комиссия за пополнение - не взимается
Бонусы до 100% - пожалуйста!