Ракетка в нагрузку

Вместе с банком «Уралсиб» его новый собственник — бизнесмен Владимир Коган — получит непрофильные активы. Кроме страховой компании, ему отойдут земельные участки, недвижимость и даже сеть теннисных клубов.

Земля и теннис

На балансе банка «Уралсиб» числится шесть закрытых ПИФов («Строительные инвестиции», «Земельные инвестиции», «Развитие регионов», «Актив-Сити», «Арендный» и «Стратегический»). Ими управляет УК «Уралсиб Эссет Менеджмент». Как говорит РБК источник, близкий к «Уралсибу», в эти ЗПИФы упакованы в основном земли. Эту информацию подтверждают другой источник, близкий к банку, и бывший сотрудник банка. «Это земли в Московском регионе — в Нахабино и Путилково, на них ничего не построено. Они не приносят прибыль и давят на капитал», — говорит источник, близкий к банку. По словам другого источника, на некоторые земли даже нет разрешительной документации.

Летом 2008 года корпорация «Знак», которая принадлежит владельцу ФК «Уралсиб».Николаю Цветкову, заявила о строительстве ипподрома около деревни Путилково Красногорского района. Подмосковные власти утвердили проект, который предполагал строительство трибун и дорожек будущего ипподрома международного класса «Гран-При». По замыслу он включал в себя жилую, общественную, социальную и коммерческую недвижимость общей площадью более 1,5 млн кв. м, в том числе офисно-гостиничный комплекс и коттеджный поселок. Однако проект так и не был реализован. Ранее Forbes оценивал, что всего у компании «Знак» в Подмосковье 100 тыс. га земли (Красногорский, Истринский, Дмитровский, Рузский и Раменский районы).

Источник, близкий к «Уралсибу», говорит о компании ООО «Спортвенчер», которая упакована в ЗПИФ «Актив-Сити», эту информацию подтверждает бывший сотрудник банка. Компании принадлежит сеть теннисных клубов в Москве, один из них — рядом с деловым центром «Москва-Сити».

Согласно данным СПАРК, одним из владельцев «Спортвенчер» является УК «Уралсиб Эссет Менеджмент». Активы «Спортвенчера» по итогам 2014 года составляли 435 млн руб., прибыль — 2,3 млн руб. «Коммерсантъ» в 2009 году сообщал, что компанию покупал лично Николай Цветков.

В январе газета «Ведомости» со ссылкой на свои источники писала, что градостроительно-земельная комиссия Москвы разрешила «Спортвенчеру» построить на Краснопресненской набережной многофункциональный комплекс на 109,2 тыс кв.м.

По словам третьего источника, близкого к банку, в ЗПИФы также упакован бизнес-центр «Ноев ковчег», который находится на Китай-городе. Однако другие источники эту информацию не подтверждают. Пресс-служба банка «Уралсиб» отказалась комментировать эту тему.

Разница в оценках

По данным отчетности МСФО «Уралсиба» за первое полугодие, инвестиционная собственность оценивается в 15,9 млрд руб. «Большая ее часть — это земля и недвижимость», — говорит аналитик Moody’s Елена Редько. По ее словам, аудиторы банка высказывали несогласие с методами оценки банком инвестиций в дочернюю страховую компанию и недвижимость.

Балансовая стоимость страховой группы «Уралсиб» по итогам первого полугодия составила 19,5 млрд руб. Газета «Коммерсантъ» со ссылкой на свои источники сообщала, что ЦБ по итогам последней проверки требовал переоценить страховщика, для этого банку необходимо довнести еще 15 млрд руб. помимо уже проведенной Николаем Цветковым докапитализации.

«Мы всегда указывали на большой объем инвестиций банка в непрофильные активы, — отмечает Елена Редько. — До проведенной летом докапитализации, когда собственник внес в капитал 14 млрд руб. землей и 2 млрд руб. кэшем, 129% капитала первого уровня было в непрофильных активах». По ее словам, это означает, что способность банка абсорбировать убытки от основной деятельности ограниченна. Редько считает, что скорее всего планом санации предусмотрена корректировка справедливой стоимости этих активов, но по каким объектам и в каком объеме, неизвестно. «Новому собственнику предстоит решить как проблему неэффективности бизнеса, так и необходимости высвобождения капитала», — считает он.

«Решение по непрофильным активам новый собственник будет принимать после разработки стратегии», — ответил на запрос РБК официальный представитель Владимира Когана.​

В среду, 4 ноября, ЦБ объявил о санации «Уралсиба». Впервые санатором проблемного банка был выбран частный инвестор. «В результате проведенного агентством отбора инвестора для участия в мероприятиях по предупреждению банкротства банка наиболее выгодные финансовые условия были предложены российским бизнесменом Владимиром Игоревичем Коганом», — говорилось в сообщении ЦБ. В пресс-релизе «Уралсиба» было сказано, что Коган приобретет 82% акций банка, Николай Цветков сохранит миноритарный пакет. Агентство по страхованию вкладов выделит помощь в размере, «достаточном для функционирования банка». В пресс-релизе АСВ сообщается, что банк получит кредиты на 81 млрд руб. — 14 млрд на шесть лет и 67 млрд на десять лет.

«Условия сделки не были «шоколадными»

Почему Владимир Коган решил купить «Уралсиб» и что будет с банком дальше, он сам рассказал РБК.

— Вы неожиданно появились в этой сделке. Некоторое время было известно, что у «Уралсиба» есть проблемы и что идет борьба за этот банк. Зачем вам проблемный банк?

— Я не считаю «Уралсиб» сильно проблемным банком. Бесспорно, у него есть какие‑то проблемы, но я считаю, что мы их решим в ближайшее время. У «Уралсиба» даже сейчас нет проблем с ликвидностью, обещанная помощь ЦБ придет только на следующей неделе, она нам нужна для создания резервов. Я давно думал, что надо вернуться в банковский бизнес, — с тех пор как оставил госслужбу. Во-первых, у нас есть большая промышленная группа, которая обслуживается, я считаю, в одном из лучших банков — Сбербанке. Она может обслуживаться в «Уралсибе». А во‑вторых, «Уралсиб» аналогичен Промстройбанку, который мы развивали до 2005 года и который был впоследствии интегрирован в группу ВТБ. И, как признается Андрей Леонидович Костин, является одной из лучших частей группы. Поэтому мне абсолютно понятно, как развивать банк. Но сначала надо завершить сделку, а потом спокойно взяться за работу. Перед нами стоит грандиозная задача: «Уралсиб» раньше был четвертым по размеру банком в стране, на это место мы его, конечно, не вернем, но войти в десятку — вполне осуществимая задача.

— Сейчас очень многие банкиры считают, что если не участвовать в гонке за самый крупный банк, можно очень быстро выйти из игры. Каким образом вы планируете присоединиться к этой гонке?

— Я планирую присоединение, мы начнем осуществлять этот план после Нового года. Но открывать эти планы я не буду — открыл планы, считайте — проиграл.

— Хорошо. Как давно вы вели переговоры с Цветковым?

— Несколько месяцев назад на меня вышел Николай Цветков и просил докапитализировать банк. Мы начали смотреть и поняли, что одной докапитализацией дело не закончится, что нужно предоставить ликвидность, чтобы он мог развиваться. Просто докапитализировать и снять ограничение по нормативам — это стагнация для банка. А нам хотелось развития. После этого АСВ сделало ревизию — и вы видите по сумме выделяемой помощи, что проблемы для такого крупного банка не такие уж и большие. Проблемы в «Уралсибе» мы поправим, у нас сильная молодая команда, в «Уралсибе» работают профессиональные менеджеры, которые, я считаю, с нами останутся.

— Почему Цветков оставил себе миноритарный пакет? Это какая‑то часть вашей договоренности или он выйдет со временем?

— В банке остался его капитал. Мы посчитали справедливым оставить его пакет. Это позитивный знак для рынка. Мы же не обнуляли капитал, он около 40 млрд руб. так и остался на сегодняшний день.

— У вас есть с Цветковым какие‑либо договоренности на тот случай, если вы поймете, что ваш due diligence оказался не совсем точным или если что‑то пойдет не так? Например, договоренности о том, что он довнесет деньги или активы?

— Нет. Это наш экономический риск. Мы более или менее понимаем, куда двигаться, и считаем, что нам хватит этой помощи Центрального банка. Нам самим придется довносить деньги в капитал.

— У вас есть договоренность с Центральным банком или Агентством по страхованию вкладов о том, сколько вы должны довнести в банк?

— Под этот кредит в АСВ мы заложили свободные активы, не обремененные никакими кредитами, на 40 млрд руб.

— А что это за активы? Это «Нефтегазиндустрия»?

— Это абсолютно ликвидные активы, часть — недвижимость, часть — ценные бумаги, акции.

— Но это не «Нефтегазиндустрия»?

— «Нефтегазиндустрия» никакого отношения не имеет. «Нефтегазиндустрия» ведет огромную стройку, реконструирует завод, будет строить порт, эта компания никак не может быть связана ни с каким другим бизнесом. Первая стройка на миллиард долларов уже закончена. Сбербанк очень доволен качеством. Вторую стройку мы закончим через три года, после чего уровень переработки у нас будет 96%. Это будет один из самых современных заводов. Потом будем строить порт.

— У «Уралсиба» внутри было много недвижимости и земли, оформленной в том числе через закрытые паевые фонды. Эта недвижимость и земля вошла в периметр сделки?

— Да. Цветков — абсолютно порядочный человек, и я готов с ним дальше работать.

— «Уралсиб» сейчас генерит убытки, у вас есть план, что с ним дальше делать?

— У нас есть план, но сначала надо закончить с АСВ. Мы понимаем, что делать, но я пока не готов говорить об этом, я начал заниматься «Уралсибом» только вчера. Мы план представим в ближайшее время.

— На рынке все говорят, что вы использовали административный ресурс для получения «Уралсиба». Это так или нет?

— Как можно использовать административный ресурс в открытом конкурсе? Мы дали заявку. Были заявки более сильных групп: от ВТБ, от Владимира Петровича Евтушенкова. Альфа-банк, мои большие приятели, отказались санировать этот банк, потому что их оценки не сошлись с оценками АСВ. Какой административный ресурс можно использовать при таком наборе участников?

— Очень сильный.

— Наше предложение оказалось самым конкурентоспособным. И, поверьте, условия сделки не были для нас особенно‑то «шоколадными». Так что административный ресурс не был ни сильным, ни слабым. Его просто не было.

— Вас в прессе называют «другом Путина». Как вы к этому относитесь?

— Я был бы счастлив, если бы Владимир Владимирович так считал.

— Когда вы хотели купить банк «Возрождение», вы говорили, что его совет директоров возглавит Илья Клебанов. Сейчас вы не планируете его назначить председателем правления, например?

— Предправления появится в ближайшее время. Мы назначим исполняющим обязанности Светлану Бастрыкину и будем смотреть топ-менеджеров на рынке. Но совет директоров возглавлю я — это было условием АСВ. И останусь в этой должности ближайшие несколько лет.
Источник http://www.rbc.ru/newspaper/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=270463 обязательна
Условия использования материалов



Премиальный Форекс теперь доступен каждому!
Без ограничения на минимальный депозит;
Узкие спреды от 0.5 пунктов;
Гибкое плечо до 1:1000;
Огромное количество торговых инструментов;
Безупречное исполнение ордеров;
Передовая платформа

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Почему нужно торговать в NORDFX?
Торговля ведется на платформе МТ4. Разрешена торговля любыми советниками и роботами;
В зависимости от типа счета пополнить можно долларами, эфириумом и биткойнами;
Торговля 24/7/365 без выходных и праздников