utmagazine | Финансист

Джон Полсон — миллиарды на крушении мечты


…американская мечта о стране, где жизнь каждого человека будет лучше, богаче и полнее, где у каждого будет возможность получить то, чего он заслуживает. (из трактата Джеймса Адамса «Эпос Америки», The Epic of America, 1931)
Часто физическим доказательством осуществления «американской мечты» считается собственность на частный дом

(из материала Википедии «Американская мечта»)

Где находится пузырь, который можно зашортить?

(вопрос финансовым аналитикам, приписываемый Джону Полсону в 2005 г.)

Американские журналисты нашли человека, просрочившего платеж по ипотеке накануне 2007 года. Казалось бы, событие абсолютно ординарное. Не скажите. Дотошные репортеры привели доказательства того, что эта просрочка стала первой, в цепи неплатежей по жилищным кредитам в США, приведшей к великому ипотечному кризису 2007 г. В свою очередь, он породил мировой финансово-экономический кризис 2007-08 гг., последствия которого ощущаются и по сей день.

Вот такой «принцип домино». Естественно, «пузырь» на американском рынке недвижимости надувался долго и был обусловлен множеством макроэкономических факторов, о чем будет сказано ниже. Но, во временном ряду всегда есть событие № 1. не по значимости, а по порядку. Возможно, его и отыскали исследователи ипотечного кризиса.

Как это всегда бывает при подобных глобальных катаклизмах, десятки и сотни тысяч людей познали лишения, а единицы — сколотили состояния. Миллиарды долларов. Латинская фраза «suum cuique» - «Каждому свое» еще раз блеснула своим циничным оттенком.

Джон Полсон, период 1955-2007 гг.

Джон Полсон (John Paulson) родился 14 декабря 1955 года в Нью-Йорке, район (боро) Куинс (Queens).

Биография Полсона до 2007 года начисто лишена ярких красок. В ней нет трагических и, тем более, героических страниц. Нет закрученных сюжетов, знаков судьбы и легенд из детства. Того фона, который может подчеркнуть и оттенить начало жизненного пути будущего миллиардера. Определить его успехи в будущем.

Высшее образование Джон получил на факультете управления Нью-Йоркского университета (New York University's College of Business and Public Administration).

Логотип банка Bear StearnsДалее, последовало получение степени MBA в Гарварде. Работа в финансовых компаниях, в частности в Odyssey Partners. Руководил отделом в банке Bear Stearns. Последний стал жертвой финансового кризиса 2007-08 гг. и был поглощен JPMorgan Chase за «смешные» $236,2 млн. А вот службу Дж. Полсона в Bear Stearns и его своевременный уход вполне можно считать «знаком».

В 1994 году, в возрасте 39 лет, Полсон основывает собственную инвестиционную компанию Paulson&Co.

Джон Полсон начал собственный инвестбизнес со скромной суммой в 2 млн долларов. В масштабах Уолл-стрит 1990-х, она вполне сопоставима с несколькими долларами, которые нащупывали в карманах эмигранты, прибывающие в Новый Свет с задачей «завоевать» Америку в конце XIX века.

1994-2006 годы не принесли Полсону ни больших денег по меркам американского инвестиционного сообщества, ни громкой славы. К 2002 году объем средств под управлением Paulson&Co всего (это не ирония) 500 млн долл.

Зимой 2006 года прозвенел первый негромкий, но тревожный «звонок» на рынке американской ипотеки. Достоянием общественности стал факт того, что ипотечное агентство "Ameriquest Mortgage Co" часть кредитов на приобретение недвижимости выдало с нарушениями. Впоследствии, это стоило агентству выплат по мировому соглашению на сумму $325 млн.

Наступил 2007 год. И вместе с ним пришел «звездный час» рядового инвеступравляющего с Уолл-стрит Джона Полсона.

Джон Полсон и ипотечный кризис 2007 года

Ипотечный кризис 2007 г. в США. Определение, причины, следствия

По восточному календарю, 2007 год – год свиньи. Здесь китайские астрологи не подвели. Год «подложил большую свинью» под крупнейшую мировую экономику. Американские проблемы очень быстро стали общемировыми, породив глобальный финансовый кризис 2007-08 гг.

Экономисты определяют американский ипотечный кризис-2007 (subprime mortgage crisis), как финансово-экономический кризис, проявившийся в трех направлениях:

- Резкий рост просрочки по ипотечным кредитам и полный отказ заемщиков их обслуживать.
- Повсеместное отчуждение банками заложенной недвижимости, с выселением жильцов – клиентов по ипотеке.
- Обвал рынка ипотечных ценных бумаг и их производных.

Собственный дом или просторная квартира - одна из главных компонентов великой американской мечты. Еще с 1930-х годов, генеральным направлением решения «жилищной проблемы» по-американски, была признана ипотека. «Бери сейчас – платит потом».

Ипотечное кредитование позволило резко увеличить число частных домовладельцев в США. Доля владельцев жилой недвижимости Америки в 2004 г. достигла пика в 69,2%. Все шло отлично. Для заемщиков - низкие процентные ставки (от 5% до 7% годовых) и длинные сроки займов (до 30 лет). Для банков – супер-залог в виде американской недвижимости и постоянно увеличивавшийся рынок.

Но все погубила банальная жадность. Постоянный рост цен на жилье, длящийся десятилетия, в отсутствии серьезных экономических потрясений, подтолкнул обе стороны процесса к желанию быстрого обогащения. Стал надуваться очередной «пузырь». Покупатели кредитной недвижимости все чаще стали рассматривать ее, как объект спекуляций, а не первой необходимости. А кредитно-финансовые организации решили предоставлять ипотечные займы любому желающему. Американцы шутили, чтобы взять ипотеку «достаточно того, чтобы у тебя был пульс».

Требования к заемщикам падали, ухудшалось качество ипотечных кредитных портфелей. Много лет показатель проблемной ипотеки не превышал 8% от общего объема выданных ипотечных займов. В 2004-06 гг. он вырос до 20%. Это очень много. Причиной стало то, что после 2001 года американские банки стали выдавать, так называемые, subprime ипотечные кредиты. Суть такой кредитной инновации заключалась в том, что ипотеку могло взять лицо без постоянного источника дохода. Финучреждения пошли ва-банк, стремясь сорвать максимальный куш на непрерывном подъеме цен на недвижимость.

Нечто подобное уже происходило в финансовой истории США ХХ века. В 1929 году, американцы активно, с огоньком, спекулировали флоридской недвижимостью. Вместо элитных домов с видом на океан, продавались болотистые участки, в 30 километрах от линии прибоя. Тот пузырь лопнул летом 1929, накануне «черного» октября.

«Ипотечный праздник» начала XXI века закончился в 2006 году. Рост цен на дома приостановился, и цены, вначале замерев, покатились вниз. Весь рынок стал рынком продавцов. Так как большая часть «зависших» квартир и домов имели кредитное происхождение и покупались не для жизни, а для перепродажи, кризис ипотечных платежей стал неминуем.

К сожалению, провалился не только рынки недвижимости и банковской ипотеки, но и связанные с ними финансовые сегменты. В первую очередь – ипотечные ценные бумаги и их деривативы (производные). Мягко говоря, в сложной ситуации оказались и профильные страховые компании.

Итоги «ипотечного цунами»:

В 2007 году около 100 ипотечных организаций США приостановили свою деятельность, обанкротились или были проданы. Крупнейшие имена - Fannie Mae и Freddie Mac в 2008 году взяты под контроль государства.
Одна из крупнейших страховых компаний Соединенных Штатов American International Group, Inc. (AIG) попала в безвыходное положение, застраховав рынок ипотечных бумаг на 440 млрд долларов. Была вынуждена обратиться за государственной поддержкой. 2009-ый стал последним годом существования больших узкопрофильных страховщиков в США.
Сильнейший удар получила банковская система Америки. Прибыль около 8,5 тыс. депозитных банков, специализировавшихся на ипотеке, упала в 4-м квартале 2007 г. (по сравнению с аналогичным периодом 2006 г.) на 98%;
Расходы американского правительства на «купирование» кризиса к ноябрю 2008 года составили 7 трлн долларов.

На судьбе инвестиционных американских банков хочется остановиться чуть подробнее. Флагманы инвестиндустрии США, ее гордость и «знамя», понесли «травмы, не совместимые с жизнью».

Lehman Brothers Holdings, IncВ ночь на понедельник 15.09.2008 г. Lehman Brothers Holdings, Inc. обратился в суд с иском о защите от кредиторов (о банкротстве). Прекратил существование банк, основанный в далеком 1850 году эмигрантами из Баварии Генри и Эммануэлем Леманами. Банк, создававший славу Уолл-стрит.

Bear Stearns (бывшее место работы Полсона) потерял на кризисе почти все клиентские средства ($1,6 млрд) из-за неудачных операций с ипотечными бумагами. Как было отмечено выше, банк был куплен JPMorgan Chase в марте 2008 г.

Merrill Lynch в сентябре 2008 года также стал объектом приобретения. Покупатель — Bank of America. Сумма сделки, правда, куда более солидная, чем по Bear Stearns — 50 млрд долларов.

Потери Morgan Stanley на ипотечных бумагах в 2007 г. составили 9 млрд долларов. С сентября 2008 г. он перестал существовать, как инвестиционный банк и перешел в статус обычного коммерческого, получив значительную господдержку.

Goldman Sachs в 4-ом квартале 2008 г. зафиксировал убытки в $2,1 млрд. Также был вынужден обратиться за государственной помощью.

Джон Полсон — игра против американской ипотеки

Джон Полсон — игра против американской ипотекиНа таком мрачном фоне Джон Полсон заработал первые миллиарды долларов, поставив против американской ипотеки.

Надо отметить, что исторически сложилось так, что «быстрые» деньги трейдеры делают, как правило, на падении рынков. Так зарабатывал Джесси Ливермор в 1907 и 1929 годах и Джордж Сорос в 1992 г., играя против британского фунта. Биржевые обвалы имеют стремительный, панически лавинообразный характер и приносят колоссальные прибыли тем, кто сможет разглядеть признаки их приближения и вовремя открыть короткие позиции (стать в «шорт»).

С 2005 года Полсон почувствовал, что где-то, в каком-то секторе американской экономики, должен случиться крах. Но где? Первой пробой стала попытка «зашортить» ценные бумаги автомобильных корпораций. Здесь Дж. Полсона ждала неудача. «Авторынок» уверенно рос, а фонды Полсона теряли деньги.

К этому периоду относят появление фразы Полсона, ставшей пословицей на «Уолл-стрит»: «Где находится пузырь, который можно зашортить?» Так Джон сформулировал вопрос-задание для своих инвестиционных аналитиков.

Вскоре, такая «ахиллесова пята» была найдена. Ей стал огромный сегмент фондового рынка США, который условно можно назвать «ипотечные ценные бумаги».

Инструментарий

Здесь необходимо сделать отступление и прояснить, о чем речь. Полсон, да и весь рынок оперировал не простыми акциями или «обычными» облигациями. По крайней мере, в подавляющем большинстве. Давно прошло то время, когда главным объектом спекуляций были акции «Дженерал Моторс» или какие-либо корпоративные облигации. Наступила эпоха синтетических, инновационных, производных инструментов.

Под «ипотечными ценными бумагами» в контексте событий 2007-09 гг. понимают, прежде всего, и в основном, долговые бумаги (как правило, облигации), выплаты по которым были обеспечены денежными потоками по ипотечным кредитам.

Выпуск таких инструментов обеспечивался, так называемой, «секьюритизацией» ипотечных займов, иногда еще говорят «ипотечных закладных».

«Секьюритизация (от англ. Securities — «ценные бумаги») — финансовый термин, означающий одну из форм привлечения финансирования путём выпуска ценных бумаг, обеспеченных активами, генерирующими стабильные денежные потоки (например, портфель ипотечных кредитов, автокредитов, лизинговые активы, коммерческая недвижимость, генерирующая стабильный рентный доход и т. д.)».

Секьюритизация дает уникальную возможность из любого кредита сделать ценную бумагу и продавать ее на рынке. Бумага, обеспеченная кредитным денежным потоком, свободно обращается, многократно меняя своих владельцев. В этом, ее безусловное преимущество перед стандартным займом. Вот здесь и появляются заинтересованные инвесторы/трейдеры/спекулянты. Кредитный рынок переливается в фондовый и привлекает большое число участников.

В реальности, конечно, никто не переводит один кредит (одну ипотеку) в одну ценную бумагу. Инвестбанкиры набирают у обычных банкиров пул стандартизированных ипотек, близких по условию выпуска (ставка, срок и пр.) и обеспечивают выпуск долговых бумаг (обычно, облигаций), обеспеченных таким пулом. И кстати, неплохо зарабатывают на таких мероприятиях. Эмитентом бумаг является коммерческий банк, выдавший ипотеку.

Допустим, есть набор (пул) ипотечных займов со ставкой 6% годовых и сроком до погашения 5 лет. Организовывается выпуск облигаций по ставке 5% годовых на таком же сроке. Коммерческий банк-кредитор зарабатывает 1% годовых + (возможно) комиссия за обслуживание потоков. Она может выплачиваться будущими собственниками бумаг. Главное, банк привлекает ресурсы от облигационного займа (рефинансирование), которыми он может выдавать следующие кредиты. Инвестбанк, который организовывает выпуск (здесь он называется андеррайтер) зарабатывает свою комиссию от коммерческого банка-эмитента. Фондовый рынок получает облигации, обеспеченные закладными. Так, ипотека «оформляется инвестиционно».

Денежный поток налажен следующим образом. Заемщик платит банку по кредиту. Банк выплачивает деньги по своим облигациям, уже по меньшей ставке. Их получает конечный держатель бумаг. Облигации свободно обращаются на рынке и имеют свою курсовую стоимость.

Как только, что-то в цепочке нарушается, например, происходит массовая невыплата клиентов по ипотеке — курс облигаций входит «в крутое пике». Что-то может перекрыть сам комбанк, но очень немного. Ситуация довольно хрупкая.

В США такие бумаги получили название «Обеспеченные долговые обязательства» (collateralized debt obligations, CDO). Для ипотечных ценных бумаг существует более конкретный термин CMO (collateralized mortgage obligation).

Именно они стали объектом игры на понижении со стороны фондов Дж. Полсона.

Для страховки владельцев долговых обязательств, рынок придумал дополнительный инструмент — кредитно-дефолтный своп (credit default swap, CDS). Владелец CDS получает компенсацию (страховку) в случае объявления дефолта, например, эмитентом облигации. Покупая на рынке такой своп, допустим, за 5% обязательств по облигации, инвестор претендует на 100%-ую выплату, если с плательщиком (эмитентом) по облигации случится неприятность.

Вся беда заключалась в том, что рынок CDO/CMO и в особенности, CDS, довольно слабо контролировался и регулировался накануне 2007 года. Здесь легко строилась пирамида и при наступлении неблагоприятной ситуации, достаточно было небольшого толчка и она могла рухнуть, привалив своих «строителей».

Игра

Итак, пузырь 2005-06 годов - ипотека?

Джон Полсон поручает сотрудникам вручную пересмотреть десятки тысяч (!) ипотечных договоров. Необходимо было понять, будет ли сбой в сопровождении кредитов? Полсон решил, что он неминуем. Огромный сектор ипотечных бумаг имел очень слабое обеспечение. Рейтинговые агентства присваивали им завышенные рейтинги.

В одном из интервью 2005 г., Дж. Полсон иронически отмечает: «Большинство свято верят, что в США цены на жилье на национальном уровне не упадут никогда, что нет причин ожидать дефолт на рынке CDO».

Джон регистрирует фонд Paulson Credit Opportunities Fund, цель которого — открывать короткие позиции по ипотечным бумагам. Пока капитал только $150 млн. Первые клиенты-соратники Полсона в атаке на американскую ипотеку — европейские финансовые институты. Но что-то опять идет не так, фонд «сидит» в убытках. Единственный прорыв — игра на понижение индекса ABX (усредненный показатель корзины ипотечных subprime-кредитов). Здесь показатель доходности достигает 20% к концу 2006 года.

Окружающие не очень верили в успех Джона и советовали ему отказаться от «шорта» по ипотеке. Но главное, что верил сам Полсон. Своей жене Дженни, он заявил, что победа — это лишь вопрос времени. Стрессы Джон пытался снимать утренними пробежками по Центральному парку Нью-Йорка.

Датой успеха принято считать 07.02.2007 г. В этот день об убытках отчиталась New Century Financial Corp., одна из крупнейших ипотечных компаний США. Индекс ABX обвалился со 100 (уровень июля 2006) до 60 пунктов. Фонд Полсона показал 60% доходности за февраль. Далее было падение ABX до отметки 20 и увеличение прибыли Полсона в разы.

До сих пор доподлинно неизвестно, кто конкретно отдал в управление Джону Полсону миллиарды накануне ипотечного кризиса. По разным оценкам, сумма инвестиций достигала от $12 до $28 млрд. С такими деньгами уже можно было зарабатывать миллиарды, сделав верную ставку.

По ряду оценок, итог 2007 года принес для Paulson&Co феноменальный результат, в 15 млрд долларов. Личное состояние Полсона увеличилось на 3,7 млрд. Далеко позади остались такие зубры, как Дж. Сорос и Дж Симонс.

По информации ряда источников, к ноябрю 2008 года Полсон управлял уже $38 млрд.

Goldman SachsКонечно, не обошлось без скандалов и судебных разбирательств. Громкая история связана с банком Goldman Sachs (GS) — антигероем ипотечного кризиса. В 2004-07 гг. он активно предлагал клиентам синтетический продукт с таинственным названием «Abacus».

Обеспечен Abacus, как легко можно догадаться, был ипотечными кредитами. Американская комиссия по ценным бумагам SEC утверждала, что разработчиком Abacus был хедж-фонд Дж. Полсона, активный игрок против ипотеки. Получилось как-то не очень красиво. Клиентам рекомендовалось приобретать бумаги, которые одновременно стали объектом коротких позиций крупных игроков. Чистой воды манипуляция. Гордон Браун, тогдашний премьер Великобритании был «шокирован моральным банкротством Goldman Sachs» и настоял на расследовании. В итоге, банк заплатил по суду $550 млн обманутым клиентам.

Как результат, судебных разбирательств, 16 апреля 2010 года акции Goldman Sachs «просели» почти на 13%. Полсон с удовольствием приобрел пакет GS. Вот так, ничего личного, только бизнес...

Собственно, такие «схемы» с удовольствием внедряли и другие банки. Например, это доказано в отношении Deutsche Bank.

Джон Полсон и золото

Джон Полсон и золотоВторым самым известным объектом операций Дж. Полсона стало золото. Но здесь инвестор поставил на рост.

Золото почти непрерывно дорожало до второй половины 2011 года. Многие инвесторы, и Дж. Полсон не исключение, рассматривали его, как выгодный объект для инвестиций. Рост такого актива, как золото, объединяет в себе крайне привлекательный для финансистов тандем: надежность и доходность. То, что сочетается крайне редко.

Безусловно, для вложений в драгметалл, как и в любой иной товарный актив, совершенно не обязательно приобретать физические слитки. Существуют производные ценные бумаги, графики которых полностью дублируют товарные тренды. Для золота самые известные и широко используемые — инвестиционные сертификаты (иногда они называются акциями, долями, паями, англ. share) SPDR Gold Trust.

Краткая справка: SPDR Gold Trust – крупнейший торгуемый на бирже фонд (Exchange Traded Fund, ETF), другое определение «биржевой инвестиционный фонд), с базовым активом (индексом) в виде золота (Gold).

Создан в ноябре 2004 г. По состоянию на 2015 год обладает шестым в мире по величине запасом физического золота в слитках – свыше 1230 тонн. Хранилище расположено в Лондоне, в банке HSBC.

Держатель сертификатов SPDR Gold Trust имеет возможность обменять их на физическое золото (или на эквивалент в инвалюте) в объеме, кратном 100 тыс. сертификатов. Т.е. минимальный пакет к обмену – 100000 долей SPDR Gold Trust.

Стоимость одного сертификата/акции фонда равна примерно 0,1 цены тройской унции золота на спотовом (не срочном) рынке. Отклонение в пределах 2-3%.

По SPDR Gold Trust и открывали длинные позиции в золоте фонды под управлением Дж. Полсона.

Началом активных операций инвестора на золотом рынке можно считать 2009-10 годы. Ипотечные страсти несколько улеглись и надо было искать другие объекты для игры. Золото лежало на поверхности. Во-первых, не один год роста. Во-вторых, в эпоху экономических потрясений деньги ищут «тихую гавань». Главным «причалом» всегда было золото.

В феврале 2010 Полсон открывает «золотой» хедж-фонд PFR Gold Fund. Сам Джон вложил в него 250 млн долларов, другие участники пока только 90 млн. Направления вложений - SPDR Gold Trust и акции золотодобывающих компаний. С начала года по сентябрь цена золота выросла на 15%.

И Сорос, и, кстати, сам Полсон, прекрасно осознавали, что на рынке драгметалла надувается очередной «пузырь» и коррекция цен неминуема, как только экономика покажет уверенный признаки восстановления. Главное, успеть вовремя выйти…

Вначале все шло просто отлично. За 2010 год состояние Полсона, в результате работы его фондов по золоту, увеличилось на 5 млрд долларов. Звезда Джона ярко загорается на Уолл-стрит во второй раз.

В 2012 году Дж. Полсон называет золото «своей лучшей долгосрочной инвестицией». На Уолл-стрит он носит титул крупнейшего собственника акций SPDR Gold Trust.

Но – главное вовремя выйти.

Показав абсолютный максимум в 180 с небольшим долларов за один сертификат SPDR Gold Trust, в сентябре 2011 года график «золотого» ETF развернулся. Во второй половине 2012 года был зафиксирован теперь уже локальный максимум чуть более $170 и … И, пока все. Дальше – только вниз. Быки по золоту на длинных сроках фиксируют только убытки.

В августе 2013-го в прессе появилось сообщение, что за последний год стоимость активов глобальных ETF, ориентированных на желтый металл сократились почти на $60 млрд. Цена золота снизилась на 17%. Полсон вынужден сократить свои позиции в драгметалле вдвое. Только за две торговые сессии в апреле 2013 г. он потерял 600 млн долларов.

PFR Gold Fund «похудел» за 2013 год на 63%, до $370 млн с $1 млрд. Только за второй квартал Полсон сокращает позиции в SPDR Gold Trust в два раза. В этот же период, фонд Сороса вообще выходит из SPDR Gold Trust. Действия спекулянтов еще ниже продавливают «золотой тренд». Крупнейший Gold ETF обваливается на 23% к 01.07.13.

Общая потеря клиентских средств в Paulson&Co с 2011 года составила 9,4 млрд долларов. Началось «бегство из золота».

Дж. Полсон прекращает продвигать услуги по PFR Gold Fund. «Золотой фонд сейчас находится в спячке, сейчас его доля в наших активах всего 1%, и мы его не рекламируем, но сохраняем. Я не потерял интереса», - заявил инвестор в том же несчастливом 2013 г.

Тем не менее, по его итогам, фонды Полсона зарабатывают $1,9 млрд, а сам Джон занимает место среди двенадцати лучших управляющих мировой хедж-индустрии по версии Forbes. И это несмотря на то, что в середине 2013-го выходит номер Businessweek с фото Полсона, подписанное «главный неудачник Уолл-стрит».

Золото признано его единственной ошибкой.

Прошло два года. «Золотая лихорадка» 2009-10 сошла на нет.
В августе 2015-го инвестор скажет: «Думаю, сегодня золото оценено честно».

Paulson&Co сохраняет длинную позицию в 10 млн акций SPDR Gold Trust, что соответствует по текущим ценам около $1 млрд. По словам Полсона, позиция невелика, но она обоснована, так как представляет страховку от непредвиденных обстоятельств.

Другие интересы Джона Полсона

Банковские акции

Фонды Полсона активно инвестируют в банковский сектор. Когда это выгодно, конечно. Или может быть выгодным. Об операции с акциями «партнера» Полсона — банка Goldman Sachs в 2010 году было упомянуто выше.

Несколько ранее, в 2008 г., в разгар «антиипотечного бума», Джон ставил против британских банков и иных финорганизаций. То есть открывал короткие позиции по их акциям. По информации одного из источников, против Barclays он держал «шорт» в 350 млн фунтов стерлингов, против Royal Bank of Scotland (RBS) – 292 млн, против Lloyds — 260 млн фунтов. В январе 2009-го Полсон закрыл короткие позиции по RBS и заработал 280 млн британских фунтов, почти 100% от величины позиции!

Правда, если бы Дж. Полсон сыграл на понижение по акциям американских банков, результаты были бы просто «космическими». Например, с 2007 по 2009 года курс акций Citigroup обвалился более, чем в 10 раз.

Но, Джон подошел к ситуации, как настоящий спекулянт. Не открыв вовремя короткую позицию по Citigroup, он открывает длинную, когда тренд банка коснулся абсолютного минимума, менее чем в 4 доллара за акцию. И не прогадал, во второй половине 2009-го акции показали существенный рост.

Не мог не воспользоваться Полсон и ситуацией вокруг Греции и греческих банков. Евросоюз «залил» греческие финучреждения деньгами и сделал банки маленькой гордой Эллады обладателями самых высоких показателей по капиталу в Старом Свете.

Акции греческих банков стали хитом хедж-инвестирования 2014. В 3-м квартале 2013 г. структуры Полсона приобрели варранты (вид оционов) на акции одного из лидеров финансового рынка Греции - Alpha Bank. За 2013-14 гг. цена его акций утроилась.

Онлайн-казино. Ставки сделаны

Онлайн-казиноНе остается без внимания управляющих хедж-фондов самый быстро развивающийся сегмент мировой игровой индустрии — онлайн-казино. Человеческая страсть к азарту не иссякнет никогда, как бы ее ни порицали. А сочетание азарта и интернета имеет очень и очень неплохую инвестиционною перспективу.

В начале 20104 года в прессе появилось сообщение о том, что Дж. Сорос, Дж. Полсон и Л. Куперман приобрели права на акции Caesars Entertainment, дочерней структуры игорного холдинга Caesars Entertainment. Профиль Caesars Entertainment — онлайн-игры.

Годовой оборот бизнеса мирового онлайн-казино оценивается в $60 млрд. Несмотря на попытки его запрета на федеральном уровне, все больше штатов в Америке легализуют данный вид онлайн-индустрии. Среди инвесторов-миллиардеров, «сделавших ставки», помимо упомянутых имен - Л. Блэк, Д. Бондерман, М Роуэн и Дж. Харрис.

Дж. Полсон и «Русал»

Интересовался Полсон и активами российского «Русала». В декабре 2009 года Forbes уведомил, что Paulson&Co намерена поучаствовать в IPO российского алюминиевого гиганта на фондовой бирже Гонконга.

Опубликованная информация об итогах IPO, не содержит данных о покупке акций (их производных) «Русала» компанией Полсона. Если Джон, таки вложился, это стало далеко не лучшим его шагом, учитывая глобальные проблемы, обрушившиеся на главного акционера «Русала» Олега Дерипаску.

Paulson&Co, хедж-фонды

Главное предприятие Джона Полсона — инвестиционная компания Paulson&Co, основанная в 1994 г.

Помимо хедж-фондов. Paulson&Co предлагает партнерам участие в фондах прямых инвестиций (обычная покупка акций/паев и доля в уставном капитале компаний).

Объем средств в управлении Paulson&Co на 01.03.2015 г. составляет $19,3 млрд. Штат включает 125 сотрудников. Офисы — в Нью-Йорке, Лондоне и Гонконге.

В 2013-14 годах под управлением Paulson&Co находились следующие хедж-фонды:

PFR Gold Fund;
Recovery Fund;
Paulson Enhanced;
Advantage Fund (событийный);
Paulson Partners;
Credit Opportunities Fund.

Заключение

Личное состояние Джона Полсона на 2015 год Forbes оценил в $11,3 млрд. По другой публикации издания, состояние Полсона, заработанное на ипотечном кризисе в 2008 г., было сопоставимо с ВВП Черногории.

В 2008 году его структура Paulson Credit перевела 15 млн долларов «Центру ответственного заемщика», организации, помогавшей жертвам того кризиса, который превратил Полсона в миллиардера.

Еще один интересный штрих к портрету инвестора. Свою шикарную нью-йоркскую недвижимость Джон Полсон приобрел полтора десятка лет назад по просроченным закладным, т.е. с существенным дисконтом.

Еще один подъем на несовершенной американской ипотеке?

Свой вариант «американской мечты» Джон Полсон воплотил на все 100%
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
При копировании ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=271290