Греческий кризис без конца и без края

Греческий экономический кризис отравлял климат в стране и в Еврозоне в целом — ни много, ни мало — шесть лет. Выборы, состоявшиеся в январе прошлого года и закончившиеся победой Алексиса Ципраса и его партии Сириза, усилили разногласия и трения между Грецией и остальными странами валютного блока. Ципрас поклялся отменить жесткие фискальные меры — однако выполнить его в одиночку ему не под силу. В конечном счете, выиграв референдум в июле, на котором греки проголосовали против условий, предложенных Еврозоной, он согласился на новую программу помощи на сумму 86 млрд. евро, фактически, на тех же условиях. Внутри партии произошел раскол, однако Ципрас снова победил на выборах в сентябре. Контроль над потоками капитала, введенный в июне, сохраняется и по сей день, а экономика вернулась в состояние рецессии. Есть ли у Греции шансы на экономическое восстановление в 2016 году? Есть, но, увы, призрачные и ненадежные.

Начать нужно с устранения противоречий между ключевыми игроками: греческим правительством и политическим сообществом в целом; Международным валютным фондом; и европейскими кредиторами, в частности, Германией. На прошлой неделе Ципрас ясно дал понять, что его ключевая задача — избежать еще одной программы с МВФ. Он считает требования Фонда невыносимыми. Проще говоря, он уверен, что «чем быстрее страна отделается от программы помощи, тем лучше для нее». По его словам, если Греция успешно пройдет первую проверку в январе, можно будет говорить о выполнении 70% фискальных и финансовых обязательств в рамках заключенного договора о предоставлении помощи. Он надеется, что Греция вскоре вернет себе суверенитет и МВФ больше не будет заглядывать ей через плечо. Останется разобраться только с соседями по Еврозоне. Афины смотрят в свое экономическое будущее с большим оптимизмом. Ципрас полагает, что от оставшихся мер в рамках контроля над потоками удастся отказаться к марту 2016 года, при этом Греция сможет вернуться на международные рынки к концу года. Банки удалось рекапитализовать с меньшими затратами, чем ожидалось, а доверие к банковскому сектору восстанавливается. Правительство также надеется на возобновление экономического роста в ближайшем будущем.

Как бы там ни было, правительство рассчитывает на новые списания долгов. МВФ согласен с этим и такая возможность есть. Согласно прогнозам Банка Греции, проценты по государственному долгу вырастут с 2% от ВВП до более чем 8% к 2022 году, а затем стабилизируются где-то чуть выше 4% до 20140-х годов. Устойчивость финансового положения во многом будет зависеть от условий новых займов. Если Еврозона позволит Греции кредитоваться на условиях для заемщиков с рейтингом ААА вечно, тогда все будет хорошо. В противном случае — бабушка надвое сказала.

МВФ считает, что греческий долг является неустойчивым только потому, что правительство не смогло выполнить свои обязательства. Но с этим можно поспорить. Способность Греции платить по счетам всегда вызывала большие сомнения. Более того, до тех пор, пока МВФ поддерживает идею списания долга, вряд ли стоит надеяться на то, что страна проведет структурные реформы в отсутствие политического консенсуса. В МВФ считают, что страна далеко отстала в плане реализации реформ. В некоторых областях даже отмечается регресс. Внушительный первичный дефицит (до уплаты процентов) сохранится и в следующем году. И главный раздражитель для МВФ — это неподъемно высокие расходы на пенсионное обеспечение. В правительстве утверждают, что дальше снижать пенсии некуда. А Фон считает неподъемными и недопустимыми фискальные трансферы в пенсионный фонд в размере 9% от ВВП на фоне масштабных сокращений дискретных расходов.

Европейские кредиторы не согласны с МВФ, они считают, что Греция не нуждается в списании долгов. Однако Германия хочет, чтобы Фонд остался в числе кредиторов. Настолько велико недоверие немцев к этому (да и к любому другому) греческому правительству; а Европейская Комиссия настаивает на том, чтобы условия в стиле МВФ применялись к Греции отныне и вовеки веков. Но ни греков, ни сотрудников МВФ такая перспектива не прельщает. Греции хочется свободы, а МВФ боится, что условий для успешной реализации программы просто не существует. Поэтому, будучи в здравом уме и трезвой памяти, они не могут рекомендовать ее управляющему совету.

На пути к сглаживанию противоречий слишком много препятствий: оценка результатов действия программы в начале следующего года; истечение срока действия программы МВФ в марте; хрупкость экономики и, в целом, отсутствие доверия между Грецией и кредиторами. Выход страны из состава Еврозоны сейчас не рассматривает ни одна из сторон, поэтому в этом плане все разногласия относительно легко устранимы. Однако это «плохой брак», в котором никто не будет жить долго и счастливо, просто развод — еще хуже.

Так чем же все это закончится? Возможно, будет реализовано достаточно реформ, а экономика продемонстрирует достаточно убедительные признаки восстановления, чтобы сформировать замкнутый круг: реформы-рост-новые реформы. Есть и другой сценарий: выполнить программу снова не удастся, потому что экономика не будет подавать признаков жизни. В этом случае правительство (с меньшинством в парламенте) развалится, на его место придет новое, более настроенное на реформы и более успешное. Третий сценарий заключается в том, что успешное правительство не придет. И Греция, в конечном счете, выйдет из состава Еврозоны.

Это в долгосрочной перспективе. Однако решения придется принимать уже скоро. В том числе и МВФ. На заднем фоне разгорается политический хаос в Испании, зреют недовольства в Италии, а также ширится кризис беженцев, в котором Греция снова на передовой. Я был в Парфеноне. Он очень старый и находится на реконструкции. Надеюсь, что он простоит еще одно тысячелетие. Европа тоже старая, разрушенная и тоже на реконструкции. И остается только надеяться, что Греция сумеет вернуть себе процветание внутри стабильной Еврозоны. Увы, пока это лишь призрачная надежда.
Источник http://www.ft.com/ http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=275663 обязательна
Условия использования материалов