ИХ "Финам" | Обзор рынка | Погода на рынке

Итоги 2015 года: потрясения, успехи и тревожные ожидания

30 декабря 2015  Источник http://www.finam.ru/

Уходящий 2015 год был тяжелым и для российской экономики, и для российского общества. Обвалившаяся в цене нефть, сохраняющиеся санкции, катастрофа российского самолета, разлад отношений с Египтом и Турцией, военная операция в Сирии - всё это усугубило и без того непростую ситуацию в экономике РФ. Власть успокаивает, повторяя, что пик кризиса пройден, признавая при этом, что прогноз по двухлетнему сроку выхода из кризиса, обозначенный в декабре прошлого года, не сбудется. Finam.ru попросил экспертов поделиться своими впечатлениями от уходящего года и выделить положительные, на их взгляд, события и тенденции, а также рассказать, что стало для них самым серьезным негативом в уходящем году. Некоторые события эксперты оценивают по-разному, и говорят о том, что предстоящий год легче для России не будет.

Евгения Войко,
доцент, замзаведующего кафедрой прикладной политологии
Финансового университета при правительстве РФ:

Условно положительным итогом можно назвать усталость западных стран от украинской повестки, но это скорее не заслуга России, а самой политической элиты Украины. Из других плюсов - понимание европейскими политиками, что санкции санкциями, а экономические контакты с Россией все же важны. Да, сегодня мы радуемся тому, что Италия предлагает подумать, а стоит ли продлевать санкции, президент Чехии приезжает в Москву на 9 Мая. Но никто не обещал, что будет легко, и присоединение Россией Крыма стало таким болезненным шагом для стран Запада, что осмыслить его за столь короткий, в общем-то, период там не готовы.

Ольга Павленко,
завкафедрой зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ :

По-моему, для многих главным разочарованием года стало падение нефтяных цен, хотя оно и прогнозировалось еще в 2012 году. Потрясением стали террористические акты ИГИЛ, трагедия с нашим самолетом, атаки в городах. Негативные явления - массовое нашествие мигрантов на Европу, резкое обострение отношений России с Турцией, тяжелейшая гуманитарная ситуация на востоке Украины. Разочарование вызывают действия российского правительства, которое могло бы действовать более инициативно и ответственно в кризисных условиях.

Положительный итог года – прорыв на внешнеполитическом направлении. Если эту тенденцию удастся удержать, то можно ожидать некоторого смягчения отношений между Россией и Западом на платформе борьбы с международным терроризмом.

Прогнозы в нынешних условиях – дело неблагодарное, но можно предполагать обострение ситуации на Украине, резкую радикализацию, углубление раскола между западными и восточными областями. Не исключаю некоторой смены подходов к России в связи с избирательной кампанией в США. Возможна частичная отмена санкций, но не в сфере высоких технологий и оборудования для энергетики. ЕС будет плотно занят преодолением институционального кризиса, проблемой Великобритании и мигрантами. На этом фоне возможно оживление двусторонних отношений России с Германией, Австрией, Италией, Францией, Голландией.

Татьяна Становая,
руководитель аналитического департамента Центра Политических технологий:

Какой бы неоднозначной ни казалась оценка начала военной кампании России в Сирии, но она внесла существенные изменения в геополитический расклад сил, и эти изменения носят вполне очевидный позитивный для России характер (хотя и без новых угроз и вызовов, гораздо более масштабных, тоже не обошлось). Во-первых, России удалось оттеснить украинский кризис из повестки отношений с Западом, поставив на первое место кооперацию по Сирии (хотя о полноценной коалиции речи не идет). Хочет того Запад или нет, но теперь Россия из угрозы наравне с лихорадкой Эбола и ИГИЛ (как об этом говорили Барак Обама и Ангела Меркель) превратилась в вынужденного партнера по борьбе с терроризмом. Во-вторых, появился первый с начала украинского кризиса опыт позитивного сотрудничества с США: была принята общими усилиями резолюция СБ ООН по Сирии. Удалось договориться и об обмене военными данными в Сирии. Первые мосты после начала политики сдерживания в отношении России стали выстраиваться, хотя они и кажутся пока очень хрупкими. В-третьих, усиливаются внутри Европы, да и в США дискуссии о целесообразности продления санкций. Санкционная политика, несмотря на сохранение высокого давления на Россию, ее эффективность, цена – все это становится предметом более ожесточенных споров внутри стран ЕС. Ее продолжение в 2016 году может оказаться менее однозначным вопросом, чем в нынешнем. Поэтому, начав военную операцию в Сирии, Путин в определенной степени добился геополитических успехов, но они обратимы и относительны.

Вот уже второй год Россия живет при падающих ценах на нефть, в условиях геополитических шоков и санкций. Однако модель управления страной, экономический курс остается прежним, инерционным. Отсутствие реформ, прежде всего, реформ госуправления, структурных реформ в экономике, неготовность политических лидеров брать на себя ответственность за социально неоднозначные решения (например, очень болезненный, но давно назревший вопрос о повышении пенсионного возраста) – все это стало главным провалом года. Власть делает ставку на поддержку неэффективных институтов (например, ВЭБа), госкорпораций, недооценивает важность (почти критичность) более глубоких перемен в сфере поддержки малого и среднего бизнеса, снижения административных барьеров для бизнеса, демонополизации и приватизации, снижения роли государства в экономике, повышения независимости судебной системы. Об этом говорят эксперты уже десяток лет, но на практике не хватает политической воли, а система управления выстроена лишь на решение политических задач, а не на развитие. А кризис, вероятно, оказался недостаточным, чтобы подтолкнуть Кремль к выработке более внятной экономической политики, которой просто нет. Режим маниакально боится перемен, и не только в политике, но и в экономике.

Консенсусные ожидания на 2016 год таковы, что он может быть гораздо более тяжелым. Есть проблема роста дефицита бюджета, мобилизации ресурсов для развития, для выполнения социальных обязательств, покрытия дефицитов региональных бюджетов. Есть угрозы нарастания социальных протестов на фоне снижения уровня жизни населения, локальных отраслевых или территориальных кризисов (например, в моногородах), снижения уровня поддержки власти со стороны населения, нарастания политических рисков дестабилизации. Непростыми будут выборы в Госдуму 2016 года – это первая федеральная кампания в стрессовых условиях для власти и для населения. Многое будет критично зависеть от динамики изменения мировых цен на нефть: тут надежда одна – на рост. Но очень важно, чтобы эта надежда не помешала проведению реформ и более активной экономической политики. Но вряд ли стоит ждать существенных улучшений в сфере внешней политики: снятие санкций пока кажется очень маловероятным, хотя некоторые послабления все-таки возможны. Страна вошла в зону повышенной турбулентности, а это означает, что ситуация становится менее предсказуемой и менее управляемой. В этом и шанс на улучшения, и риск хаотизации. Значимость факторов случайности тоже вырастет.

Олег Реут,
старший научный сотрудник Института экономики КНЦ РАН:

Главным достижением 2015 года можно назвать распространяющееся понимание того, что нестабильность усиливается. Всё очевиднее, что программы, подававшиеся как панацея для национальной экономики – "импортозамещение" и "разворот в сторону Китая", – не дают желаемых результатов. Всё больше сограждан начинают сомневаться в пропагандистской жвачке официальных медиа. Всё больше тех, кто готов испытывать умственное напряжение. Задумываться. Постигать. Сравнивать. Именно они становятся источником независимой критической мысли. Начинают преодолевать систему, упраздняющую свободу индивидуума.

Разочаровало то, что страна растеряла друзей, соратников, единомышленников. Остались только партнеры. Но их глубоко азиатская политическая культура нам не близка и по большей части даже не понятна. Страна начала войну за тридевять земель. Уже три месяца бомбит сирийские города и уничтожает инфраструктуру. "Живая сила противника" – такое совершенно абстрактное понятие, которому до конкретности так далеко, что в какой-то момент становится уже безразлично, что там пробомбили и кого именно уничтожили.

2016-ый станет годом расплат за, казалось бы, уютное, обывательское самодовольство, выстроенное за счёт патерналистского государства, несменяемой власти и высоких цен на энергоресурсы. Отложенный характер реального кризиса в экономике и в системе властно-общественных отношений накроет практически всех. Достижения нулевых начнут таять подобно нынешнему предновогоднему снегу. Следовательно, надо быть готовым вернуться на символическую развилку 2000 года, когда начала складываться рентная модель экономики, основанная на консолидации денежных потоков от экспорта ресурсов в руках ограниченной группы лиц, контролируемых властью. Надо быть готовым сделать выбор в пользу новых технологических, информационно-коммуникационных, а главное – институциональных драйверов диверсифицированного роста.

Игорь Николаев,
директор Института стратегического анализа ФБК:

Положительных итогов практически нет. Все основные макроэкономические показатели (динамика ВВП, инфляция, курс рубля) оказались значительно хуже первоначальных прогнозов.

В 2015 году произошла консервация тренда на тяжелый и продолжительный кризис. Перехода к активным структурным реформам так и не состоялось.

В следующем году падение экономики РФ продолжится, хотя его темпы могут оказаться меньше по сравнению с 2015 годом (около 3% ВВП). Год 2016 - это год исчерпания резервов в условиях углубления экономического кризиса. Основные риски уходят за 2016 год, когда от этих самых резервов уже мало что останется.

Владимир Осаковский,
директор, главный экономист по России и СНГ Merrill Lynch:

2015 год был интересным. Если 2014 год технически был более насыщен геополитическими событиями, то в 2015 году их было меньше - в основном мы переживали последствия тех событий. Думаю, можно уже сказать, что в 2016 году будет довольно тяжело, потому что в лучшую сторону за прошедший год ничего не изменилось. В этой связи остается только надеяться, что все плохое уже случилось, и ничего более тяжелого не произойдет. Если так и будет, то следующий год станет полегче. Но пока сложно найти в себе силы для оптимизма во взгляде на ближайшие перспективы, потому что в целом ничего, способного радикально изменить ситуацию, не происходит.

Если бы вдруг в следующем году в России случились досрочные президентские выборы – это бы стало очень позитивной новостью для российского рынка, поскольку сняло бы риск фискальных расходов в 2017-2018 годы, потому что в 2016 году переизбраться можно было бы довольно быстро. Идею озвучил еще Кудрин на Петербургском экономическом форуме. Это было бы интересным событием. Поскольку выборы часто приводят к изменению во властных структурах. Теоретически в этом случае был бы шанс на серьезные структурные перемены.

Андрей Мовчан,
директор программы "Экономическая политика" Московского Центра Карнеги:

Может быть прозвучит парадоксально, но я считаю, что падение цен на нефть - это положительный итог года. Ломка – это лучше, чем продолжение приема наркотиков. Нам в конце концов надо из этого как-то выбираться. Тяжело, долго, проблемно и т.д., но страна не может вечно находиться в состоянии нищенства. Будет дешевая нефть – будем как-то выбираться.

Негатива, к сожалению, очень много. Полная невнятица. Ты можешь любить власть или не любить власть, но у тебя всегда подспудно есть патерналистское ощущение, что власть имеет силу и возможность. Ты можешь их ругать, ты можешь говорить, что они делают очень плохие вещи, но всё равно думаешь, что они рано или поздно опомнятся и сделают что-нибудь правильное, и всё как-то вернется. Конец года показал наглядно, что власть совершенно беспомощна. Они не понимают, не умеют, не могут, они потеряли контакты с обществом и с реальностью. Это абсолютное повторение ситуации столетней давности. Можно жить с плохим отцом, но совсем без отца оставаться совсем тяжело.

В 2016 году жду того же самого, что в 2015 году, только чуть ниже. Будут реализовываться вещи, которые недореализовались в 2015 году, мы увидим серьезный спад строительства, мы увидим исход мелких предпринимателей, мы увидим воочию, как будут закрываться магазины, кофейни, парикмахерские. Это будет происходить, если ничего не менять. Я думаю, что мы увидим эскалацию внешней военной активности.

Александр Абрамов,
профессор кафедры фондового рынка и рынка инвестиций ГУ-ВШЭ:

С экономической точки зрения главный позитивный итог – финансовая система и экономика в целом сохранили стабильность в очень непростых внешних и внутренних условиях. Удивил индекс РТС. В отличие от рубля при таком значительном падении цен на нефть, он удержался практически на уровне нулевой доходности. Впервые за долгое время в открытых и интервальных ПИФах в последние месяцы года наблюдался устойчивый приток средств.

Полная неудача правительства и ЦБ в поисках новой модели экономического роста. По моему мнению, возобладала консервативная модель ожидания отскока цен на нефть, вместо готовности идти по пути реформ. Другая крупная проблема - продолжающееся резкое падение реальных доходов населения. По уровню доходов на душу населения Россию догнал Китай и перегнал Казахстан.

К сожалению, преобладают тревожные ожидания. В ответ на низкие нефтяные цены и ухудшающиеся макроэкономические условия исполнительная власть, похоже, будет преимущественно "закручивать гайки" (в налогах и сборах, валютном регулировании, финансовом надзоре, налоговом администрировании и т.п.), ослабляя возможности маневра для бизнеса и людей в условиях кризиса. Надеюсь, что будет вовремя осознана опасность такого подхода, и рано или поздно, в стране начнутся либеральные экономические реформы.

Анатолий Гавриленко,
президент Российского Биржевого Союза, председатель Набсовета НП "Сообщество Профессионалов Финансового Рынка "САПФИР":

Положительный итог года: рынок остался скорее жив, чем ...

Главные разочарования: очередная заморозка пенсий; дорожная карта по строительству МФЦ выполнена, а МФЦ так и не построили.

Ожиданий – никаких. Надежды – на лучшее. Прогнозы – неутешительные.

Владимир Рожанковский,
LIFA директор аналитического департамента ИК "Окей брокер":

Позитива, конечно, было буквально кот наплакал. Падали рынки, дешевел рубль, снижались стандарты транспарентности и fair practice в финансовом секторе… И всё же, надо признать, что импортозамещение – хотя бы в отдельно взятых агропромышленном и фармацевтическом секторах – по всем приметам и статистике, действительно заработало. Это нам позволило разработать довольно интересную инвестиционную стратегию на отечественном фондовом рынке.

Разочаровала крайне слабая стратегическая позиция Банка России на рынке. Меня также мучают подозрения, что продолжение этого нас ждёт и в 2016 году – во всяком случае, никакого публичного анализа удачных решений и ошибок в этом крайне важном для благополучия всех нас направлении лично я не видел.

Первая половина следующего года, на мой взгляд, будет крайне сложной для российской экономики. Доходы людей продолжат падать, дефицит бюджета будет нарастать. Тем не менее, определённые надежды я связываю со второй половиной грядущего года, когда инвесторам станет ясно, что Федрезерв США не может продолжать, по объективным причинам, политику кредитно-денежного ужесточением. Следствием этого понимания станет достаточно продолжительный этап курсовой коррекции американского доллара.

Потавин Александр,
главный аналитик ООО "Управление Сбережениями":

Главный положительный итог 2015 года – российский рынок акций и облигаций закрывают год на позитивной волне. И это несмотря на то, что рубль продолжил слабеть, цены на нефть оставались низкими, в экономике наблюдается кризис, внешние санкции против РФ сохраняются.

Больших разочарований не было за исключением самого сильного за последние годы спада в потребительском секторе экономики.

Низкие цены на нефть сохранятся на протяжении 2016 года, а значит, курс рубля будет слабым. Инфляция останется выше официальных прогнозов, а значит, потребительский спрос будет низким. Перспектива сохранения низкого уровня внутреннего спроса не даст компаниям стимулов к росту инвестиций, а значит, ощутимого улучшения в экономике РФ мы не увидим.

Юлия Афанасьева,
преподаватель УЦ "ФИНАМ":

В конце прошлого года я как среднесрочный инвестор была ограничена в выборе акций с позитивными трендами. Тут и там нависали явные и скрытые угрозы долгосрочных и среднесрочных нисходящих трендов. Пальцев одной руки хватило бы, чтобы перечислить ликвидные акции с устойчивым явным ростом, стремящиеся обогнать курс доллара. Самое позитивное, что принес 2015 год, – это расширение списка сильных бумаг. Теперь даже среди очень популярных акций таких бумаг более двадцати. Диверсифицировать портфель стало проще, ведь даже в "заморенной энергетике" появились приличные технические картинки.

Не то чтобы разочарование, рациональная печаль, для меня то, что общий фронт наших бумаг, если посмотреть на индекс РТС, не справился с нисходящим трендом. Я не ждала пробоя этого тренда и не прогнозировала. Просто без него было бы легче жить. Одно дело выбирать акции, которые вырастут назло кризису. Другое дело, когда твоя работа - останавливать клиентов от продажи растущих бумаг. Играть на сильном растущем тренде проще и приятнее. Но безудержного растущего рынка пока нет…

Жаль, что многие люди забывают сверять свои портфели с долларовым эквивалентом бумаг, хотя они очень зависимы от курса. Смотрите индекс РТС, отрезвляйтесь, глядя на зарубежные расписки наших бумаг.

Не в моем стиле и вне торговых правил что-то ожидать или прогнозировать. Я просто ищу оптимальные точки для себя по соотношению риска на доход на российских акциях и фьючерсах, на зарубежных бумагах. Гарантировать, что они будут в следующем году, могу с полной уверенностью. А если сигналы придется долго ждать, то всегда подстрахуют мои новые друзья – облигации и опционы.

Роман Горюнов,
президент НП РТС:

2015 год с точки зрения участников рынка был тяжелый, поскольку на рынок начало влиять большое количество факторов, не относящихся к экономике. С точки зрения прогнозирования будущего также все больше и больше сложностей, потому что появляется все больше факторов, которые сложно предугадать.

2016 год в целом для экономики также будет тяжелым, при сегодняшней нефти, я думаю, никаких чудес не будет. С точки зрения того, чем мы занимаемся, у нас очень оптимистичный взгляд, потому что те продукты и сервисы, которые мы делаем, с каждым днем доказывают свою актуальность, подтверждают спрос, полностью соответствуют тому, что делает регулятор.

Важный стратегический положительный момент 2015 года – возможность удаленного открытия брокерских счетов. Мне кажется, что после того как это будет доведено до состояния промышленного использования, это кардинальным образом поменяет картину на брокерском рынке. Думаю, что в следующем году будет раскачка, ничего принципиального не произойдет, потому что все будут доводить технологии до комфортного уровня, а через год-два ситуация поменяется, появятся онлайн-брокеры, что на сегодняшний день невозможно. Вкупе с ИИС – это достаточно интересный инвестиционный потенциал в перспективе 2-3 лет.

Евгений Сердюков,
генеральный директор Санкт-Петербургской биржи:

Один из самых главных позитивов 2015 года на рынке – это то, что за этот год и брокеры, и биржа существенно продвинулись в том, чтобы предложить клиентам более доступные продукты. Даже сама идея по покупке акций онлайн, когда инвестор может просто зайти на сайт, нажать кнопку и купить бумаги, отличная, она существенно расширяет возможности для инвестора.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
При копировании ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=276314