Авакян Нарек utmagazine | Обзор рынка | Особое мнение

Власти больше не рассчитывают на нефтянку?


Цены на нефть в этом году бьют кажется все мыслимые антирекорды. Сейчас котировки уже торгуются на минимумах с 2004 года и стоят чуть выше 35.0 долларов за баррель Brent, и многие эксперты прогнозируют обвал цен до 20.0 долларов в течение 2016 года – то есть фактически это уровень себестоимости большей части мировой нефтедобычи. В этих условиях, сырьевые и в особенности нефтяные валюты испытывают сильнейшее давление – не исключение и российский рубль, разумеется. Фактически, рубль можно было бы назвать наиболее коррелируемой с нефтью валютой за последние 2 года – в начале года корреляция практически достигала 1:1. Однако в последние 3 месяца можно наблюдать определенное расхождение в этом плане. Со своих минимумов в августе (когда начался первый виток нового обвала стоимости «черного золота») цены рухнули еще почти на 30%, но ослабление рубля составило лишь около 15%. В результате, рублевая стоимость барреля опустилась с 3100 рублей в августе до нынешних 2500 рублей. Означает ли это, что власти перестали молиться на нефть и начали искать дополнительные источники пополнения бюджета?

Власти больше не рассчитывают на нефтянку?

Промышленное производство России

Я признаюсь честно, это уже наверное больной вопрос для меня. Уже не один десяток статей я на эту тему написал и провел даже несколько макроэкономических исследований. К данной же статье меня побудило заявление главы Банка России Эльвиры Набиуллиной о том, что нет смысла жестко привязывать курс российской валюты к стоимости нефти. И есть все основания полагать, что это не просто очередное рядовое заявление, а выражение позиции власти. То есть иными словами – для Правительства и ЦБ дешевле допустить большее падение стоимости рублевой нефти, чем очередной валютный кризис и обвал курса национальной валюты. Это означает, что экономическая политика начинает реальную переориентацию на поиски ненефтяных источников роста, что является качественным (или если будет удобнее – структурным) изменением. К слову говоря, в 2010-2013 гг. экономический рост тоже «как бы» опирался на перерабатывающие сектора экономики (темпы роста перерабатывающих отраслей доходили до 6-8% в год, что в 3-4 раза быстрее добычи полезных ископаемых), однако фактически обеспечивалось все это за счет роста выручки нефтегазовых компаний. Теперь же речь идет о том, чтобы структурно перестроить нашу экономику.

Власти больше не рассчитывают на нефтянку?

Доля ВДС обрабатывающей промышленности в структуре ВВП

Первым шагом властей в этом направлении является проведение структурных реформ. Медленно, но все же этот процесс действительно продвигается. Так, создаются специализированные правительственные структуры и ведомства, которые занимаются поддержкой несырьевого экспорта, а также предпринимается ряд инициатив в этом направлении – такие как Росэксимбанк (экспортно-импортный банк), лизинговая компания Ильюшин Финанс (финансирует лизинг российских самолетов SSJ-100), фонд поддержки промышленности (объемом 20 млрд. рублей) и др. Первые результаты такой политики уже можно наблюдать – так, в 2015 году, несмотря на экономические сложности, увеличился экспорт машиностроительной продукции в долларовом выражении более чем на 20% и по итогам года показатель ожидается на уровне не менее 25 млрд. долларов, что составляет около 7% от общего экспорта страны. Для сравнения – в 2013 году общий объем экспорта данной категории составлял менее 3.5% валютных поступлений от товарооборота. И это при том, что экспорт вооружения сократился в долларовом выражении более чем на 20% по итогам 2015 году и составил порядка 11-12 млрд. долларов. Это указывает на то, что драйвером роста в отрасли является именно машиностроительный сектор.

Власти больше не рассчитывают на нефтянку?

Роль нефти в экономике и бюджетной сфере в России

Тут стоит несколько слов сказать и в целом про нефтегазовый сектор. На мой взгляд, нынешний кризис на мировом рынке нефти и в целом традиционных энергоносителей является не циклическим, а структурным. Все больше стран мира стараются переходить на возобновляемые источники энергии, либо источники с наименьшими затратами на сырье – гидроэлектростанции, атомные электростанции и альтернативную энергетику (в частности солнечную, ветряную и пр.). В результате, даже несмотря на резкий обвал нефтяных котировок, спрос на «черное золото» не увеличился, а демпинг, спровоцированный ОПЕК и конкретно Саудовской Аравией, лишь на очень короткий промежуток времени будет способствовать разделу мирового энергетического рынка в пользу традиционной легкой нефти. До сих пор на рынке присутствует дисбаланс в сторону большего предложений – профицит составляет свыше 1.5 млн. баррелей в сутки, и такая ситуация сохраняется вот уже как 20-й месяц к ряду.

Власти больше не рассчитывают на нефтянку?

Сравнение зависимости России и Саудовской Аравии от нефти

В результате, даже сторожилы мировой нефтяной отрасли стараются диверсифицировать свою экономику и уйти от излишней нефтяной зависимости. В том числе это касается и Саудовской Аравии, которая на сегодняшний день в структуре экспорта свыше 90% доходов получает от сырой нефти, которую непосредственно добывает на своих месторождениях. Хотя с некоторой стороны это может показаться странным – ведь саудиты сами, как я уже писал выше, спровоцировали обвал мировых цен – однако фактически такие действия укладываются в стратегическую цель Королевства: с одной стороны, вернуть прежнее влияния на мировом рынке «черного золота», с другой стороны увеличить собственные механизмы регулирования цены нефти за счет снижения зависимости от нефтегазового сектора (в частности, диверсификация экономики, даст возможность меньше расходовать накопленные валютные резервы в период низких цен на основной экспортный продукт).

Но я немного отвлекся, так вот к вопросу о нефтяной зависимости непосредственно России. Уже много раз я писал о том, что чисто статистически в экономическом плане зависимость нашей страны от нефти и газа, мягко говоря, преувеличена. Так, в структуре экспорта сырая нефть составляет при нынешней стоимости менее 30%, с учетом природного газа и СПГ – около 37% (т.е. для сохранения платежного баланса можно было бы девальвировать рубль не на 110% как произошло по факту, а всего лишь примерно на 40%). Однако проблема вся в том, что российская экономика очень сильно зависит от государства и позиции власти, а власть, в свою очередь, очень сильно зависима от бюджета, который до сих пор почти наполовину состоит из нефтегазовых доходов. Это, в свою очередь, привело к тому, что когда мировые цены на нефть стали падать, власти не стали искать новые источники пополнения государственной казны, а просто стали поддерживать рублевую стоимость барреля (курс рубля, как известно, тоже фактически находится на ручном управлении государства и государственных банков). Справедливости ради стоит отметить, что даже в бюджетной сфере зависимость от нефтегазового сектора значительно сократилась – с 53% в 2014 году до 42-43% по итогам уходящего 2015 года (если считать по доходной части федерального бюджета).

Власти больше не рассчитывают на нефтянку?

Структура экспорта России

Однако в последнее время стало очевидно, что даже консервативно настроенные государственные чиновники начали понимать необходимость перемен. В результате, жесткая привязка курса рубля к цене нефти на сегодняшний день фактически отсутствует. Это привело к тому, что с начала августа рублевая стоимость барреля сократилась почти на 25% и сейчас находится примерно на уровне 2500 рублей. И кстати несмотря на это, дефицит консолидированного бюджета составил за январь-ноябрь составил менее 600 млрд. рублей, что равняется примерно 1% ВВП. На мой взгляд, тут можно констатировать, что власть поняла возможность допущения более низкой рублевой цены нефти и что в этом случае никаких катастрофичных последствий для бюджетной системы и уж тем более для экономики в целом это не приведет. Дело в том, что в бюджетной системе высокая зависимость от нефти и газа есть только на уровне федерального бюджета, тогда как в целом по консолидированному бюджету (который составляет, к слову, свыше 22 трлн. рублей по доходной части) доля нефтегазовых доходов составляет лишь около 30%, а ненефтегазовый дефицит по консолидированному бюджету составляет менее 7% против почти 10% по федеральному бюджету.

Так происходит, потому что в региональном разрезе экономика неоднородна – если, скажем, для Тюменской области, где высоко развита нефтедобыча, низкие цены на нефть это плохо, то для Омской области, где развита нефтехимия и нефтепереработка, низкая рублевая (именно!) стоимость барреля наоборот это в радость, поскольку это снижает издержки и увеличивают маржу производства. Фактически те перекосы, которые есть в нашей экономике, в том числе и в региональном разрезе, как раз и связаны с доминированием и приоритетным развитием нефтегазовой отрасли, по сравнению с другими жизненно-важными секторами экономики. В результате мы имеем ситуацию, при которой в то время как весь нефтегазовый сектор в структуре экономики занимает менее 9% по нынешнему ВВП, а в структуре промышленности что-то около 35%, тем не менее курс рубля практически полностью следует за динамикой цен на нефть на мировом рынке.

Власти больше не рассчитывают на нефтянку?

Структура промышленности России

В конце хотел бы добавить несколько выводов. Во-первых, опять же по моему мнению, зависимость именно российской экономики от нефтегазового сектора и уж тем более от мировых цен на нефть сильно преувеличена, особенно сейчас (аргументы я привел выше). Во-вторых, основная структурная проблема российской экономики в большой доле государственного участия, в результате чего фактически осуществляется ручное управление и макроэкономикой, и курсом национальной валюты, и конъюнктурой отдельных отраслей и порой даже сегментов промышленности и сферы услуг. В-третьих, как я считаю – главной структурной реформой в нашей экономике должно стать как раз невмешательство государства и государственных структур в экономические процессы, хотя бы на уровне силовых и прочих непрофильных ведомств, для чего нужна политическая воля (которой на сегодня, к сожалению, нет). Наконец, в-четвертых, как мне кажется – нынешние действия власти свидетельствуют о признании ошибочности политики полной привязки экономической конъюнктуры, всех рынков в стране и курса национальной валюты к динамике мировых цен на нефть. И в этой связи хочется надеяться, что недавние сообщения в СМИ о возвращении Кудрина во власть действительно в конечном итоге продемонстрирует начало серьезных структурных реформ в экономике и смежных с ней сферах (в т.ч. в судебной, правоохранительной, бюджетной и всех прочих).
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
При копировании ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=276493