Financial Times | Валюта

Саудовский риял может стать звездой валютного рынка в 2016 году

5 января 2016   Источник http://www.ft.com/ http://www.forexpf.ru/

Инвесторы постепенно возвращаются на свои рабочие места, оглядываясь в поисках новых интересных тем и катализаторов, а Саудовская Аравия и цены на нефть, не тратя времени даром, спешат привлечь к себе максимум внимания. Дело не только в усилении геополитической напряженности на Ближнем Востоке и в разрыве дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией. устойчиво низкая стоимость нефти на прошлой неделе вынудила Королевство сильно урезать свой бюджет и объявить о том, что стране придется затянуть пояса. На этом фоне 12-месячные форвардные контракты по привязанному к доллару риялу достигли максимальных значений за последние 17 лет. Эта привязка является главной опорой для экономики Саудовской Аравии и поддерживается с 1986 года. Однако сейчас королевство трещит по швам из-за нефти, которая в 2015 году подешевела на треть на фоне масштабного перепроизводства — в том числе и по вине самой Саудовской Аравии, которая не желает сокращать объемы добычи, чтобы не упустить долю на рынке. Выживет ли валютная привязка в столь агрессивной среде?

«Если верить истории, то длительные валютные привязки — возможно, за исключением жестких валютных коридоров — лишены смысла», — уверен Саймон Кихано-Эванс, старший стратег по развивающимся рынкам в Commerzbank. Валютные привязки способны существовать до тех пор, пока они не начинают истощать валютные резервы. Однако в 2015 году многие страны-экспортеры сырья выбли вынуждены активно тратить свои денежные запасы на поддержание валютного курса, в результате Казахстан и Азербайджан отказались от привязки своих валют к доллару, а Россия перешла на более гибкую валютную политику. Венесуэла, Нигерия и страны Персидского залива, такие как Бахрейн и Оман в этом году столкнутся с аналогичными проблемами, если нефть продолжит дешеветь. Валютные резервы Саудовской Аравии превышают 600 млрд долларов, они достаточно объемны, чтобы позволить королевству избежать девальвации рияла. По словам Дэвида Блума из HSBC, денег у саудитов много, соответственно, «у них в запасе достаточно времени, чтобы изменить валютную политику. На что — вот, в чем вопрос». Суть валютной привязки в том, что ее нужно поддерживать «и в горе, и в радости». Когда нефть стоила под 150 долларов за баррель, говорили о необходимости ревальвации. Теперь речь идет о девальвации. «Привязка дает стабильную валюту на разных стадиях экономического цикла — в этом вся суть», — поясняет Блум.

Ли Хардман, валютный стратег в Bank of Tokyo Mitsubishi, постарался смягчить свой скепсис предостережением. «Спекулянты, рассчитывающие на девальвацию рияла, скорее всего, в этом году будут разочарованы», — отмечает он. «Однако существует риск возникновения маловероятного события, которое повлияет на общую динамику валютных рынков». Даже если Саудовская Аравия сохранит свою валютную привязку, истощение валютных резервов не пройдет бесследно для экономики страны. Начиная с середины 2014 года они сократились примерно на 150 млрд долларов. Сохранение привязки на данном этапе «остается решением, принятым на высшем уровне, как и решение о наращивании объемов добычи и, соответственно, усилении нисходящего давления на цены», — поясняет Саймон Кихано-Эванс. «Обе политики взаимосвязаны — если страна будет придерживаться текущей стратегии на рынке нефти, ей необходимо перейти к более гибкому валютному курсу прежде, чем рыночные силы вынудят правительство сделать это из-за резкого сокращения валютных резервов». По мнению Кита Джакса из Société Générale, привязка рияла войдет в число основных тем на финансовых рынках в 2016 году, наряду с базовой стоимостью нефти.

Валюта Саудовской Аравии находится в тесной корреляции с курсами других стран-экспортеров нефти, таких как Норвегия, Канада, Россия и Бразилия, и особенно с индексом доллара, взвешенным по торговле. Однако, по словам Блума, эта взаимосвязь слабеет. «Некоторые корреляции сильно преувеличены. В частности, в последнее время модно продавать канадский доллар на фоне падения стоимости нефти», — отмечает он. Но благодаря росту инфляции и новой фискальной стратегии, реализуемой правительством Джастина Трюдо, канадский доллар в меньшей степени зависит от ценовой динамики на рынке нефти. Норвежской кроне также пора избавиться от своих нефтяных кандалов.

«Сырьевые активы уже нанесли свой удар. Это было в 2015 году», — считает Блум. Он уверен, что в этом году на валютном рынке будут доминировать такие темы, как дифференциал процентных ставок и политика центральных банков. А сейчас сегмент товарных валют ориентируется на то, что происходит с экономикой главного потребителя сырья, коим является Китай. В начале 2016 года инвесторам снова довелось испытать ужас, навеянный Поднебесной. Обвал на фондовом рынке Китая и последующее падение курса юаня привели к снижению на мировых рынках собственного капитала и укрепили евро и иену, которые, как известно, растут в условиях бегства от рисков. Цены на нефть попытались восстановиться на фоне обострения конфликта между Ираном и Саудовской Аравией, однако вскоре возобновили падение. Это привело к ослаблению новозеландского и австралийского долларов. Пока рынок ждет первых заявлений со стороны регуляторов в 2016 году, пост-новогодний настрой инвесторов определяется знакомой темой неопределенности на рынке нефти и в экономике Китая.
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
При копировании ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=276643