Китай. Исход

С самого начала 2016 года над мировыми рынками, как дамоклов меч, висит постоянная угроза девальвации китайского юаня. Вряд ли найдется еще один источник политической неопределенности, способный так сильно разволновать инвесторов. Мало кто сомневается, что в ближайшие десять лет Китаю придется перейти на свободно плавающий курс юаня. Вопрос в том, сколько драматических событий, обусловленных столкновением экономики и политики, обрушится на нас за это время. Возможно, кому-то покажется странным, что экономика с профицитом торгового баланса на сумму 600 млрд долларов в 2015 году должна беспокоиться об ослаблении валюты. Однако стечение обстоятельств, включая снижение темпов экономического роста и постепенный отказ от ограничений в инвестиционной сфере, привело к масштабному оттоку капитала.

Частным лицам теперь разрешается вывозить из страны до 50 тыс. долларов в год. Если каждый двадцатый китаец воспользуется этой возможностью, от китайских валютных резервов не останется и следа. В то же время богатые наличностью компании уже давно пользуются разными уловками и лазейками для вывода средств. Абсолютно легальный способ, например, выдать заем в юанях, а получить его назад в иностранной валюте. Есть и менее законные пути, например, можно выписывать завышенные или фальшивые счет-фактуры — это один из способов отмывания денег. Так, китайские экспортеры могут отчитаться об одной стоимости продаж американскому импортеру, а на деле получить совсем другую (большую), а разницу — в долларах, разумеется, — тайно положить на счет в американском банке (а затем использовать ее, скажем, для покупки шедевра Пикассо).

Теперь когда китайские фирмы скупили столько американских и европейских предприятий, отмывать деньги стало проще простого, можно делать не выходя из дома. Однако китайцы тут ничего нового не изобрели. После Второй мировой войны, когда разрушенная Европа была скована контролем над потоками капитала, нелегальный отток средств с континента в среднем достигал 10% от общего объема торгового оборота. Китаю, как одной из крупнейших экономик в мире, очень сложно жестко сдерживать бегство капитала при такой мощной мотивации. На самом деле, несмотря на гигантский профицит торгового баланса Народный банк Китая был вынужден проводить интервенции, чтобы поддержать валютный курс — настолько, что в 2015 году резервы фактически сократились на 500 млрд долларов. Учитывая столь ненадежный контроль над капиталом, китайской заначки в размере 3 трлн долларов не хватит, чтобы держать оборону бесконечно долго. По сути, чем сильнее люди беспокоятся о снижении валютного курса, тем больше их желание вывести деньги из страны. Этот страх, в числе прочих факторов, способствовал обвалу на китайском фондовом рынке.

На рынке активно ходят слухи о том, что Китай реализует масштабную девальвацию на 10%, и сразу ослабит юань настолько, чтобы избавиться от перманентного нисходящего давления на валютный курс. Подобные действия не только убедят политиканов типа Дональда Трампа в своей правоте — он считает Китай недобросовестным торговым партнером — но и станут крайне опасной стратегией для правительства, которому финансовые рынки и так не доверяют. Главный фактор риска заключается в том, что крупная девальвация будет воспринята как доказательство серьезного экономического спада в Китае, гораздо более глубокого, чем предполагалось. В этом случае, деньги продолжат утекать из страны. Чтобы наладить процесс общения с рынками, Китаю нужно сначала научиться выдавать достоверную экономическую статистику. Новость о том, что ВВП в Китае за 2015 год вырос на 6.9% имела большой резонанс. Несмотря на то что разница между целевым показателем в 7.0% и фактическим значением минимальна, инвесторы пришли к выводу, что дела действительно плохи, раз правительство даже не смогло подтасовать данные, чтобы они соответствовали цели.

Для начала властям следовало сформировать экономическую комиссию, которая бы подсчитала более реалистичные и правдоподобные исторические данные по ВНП и тем самым подготовила почву для формирования достоверных показателей в будущем. Но вместо этого правительство пытается ослабить нисходящее давление на юань, привязав его не просто к доллару, а к корзине из тринадцати валют. Теоретически это неплохая идея; на практике — такие «корзинные» привязки страдают от хронического отсутствия прозрачности. Более того, они наследуют почти все проблемы простой долларовой привязки. Да, евро и иена подешевели против доллара за последние пару лет. Однако если доллар начнет снижаться в 2016 году, корзинная привязка будет означать рост курса юаня против доллара, что вряд ли облегчит положение дел. Правительство также сообщило о намерении активно бороться с нелегальными потоками капитала; но загнать этого джина назад в бутылку, задача нетривиальная. Сейчас жизнь была бы намного проще, если бы Китай перешел на более гибкий валютный курс в хорошие времена, например, лет десять назад. Возможно, властям удастся продержаться еще этот год, но, скорее всего, юань продолжит свои взлеты и падения, увлекая за собой мировые рынки.

Источник http://www.project-syndicate.org/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=280748 обязательна
Условия использования материалов

Торговые условия
FxPro отменяет комиссию с пластиковых карт

Торговые условия
Минимальный депозит - отсутствует
Комиссия за пополнение - не взимается
Бонусы до 100% - пожалуйста!