Метод оценки компаний устарел

После публикации отчёта за первый квартал работы Alphabet с показателем прибыли в $21,33 млрд и общим доходом в $8,67 на акцию, капитализация компании взлетела до $547,1 млрд, заняв лидирующую позицию по этому показателю, на что не могли не обратить внимание аналитики из VentureBeat. Стоит отметить, что ранее первое место удерживала Apple с капитализацией $529,3 млрд и впоследствии она все равно смогла вернуть себе звание самой дорогой компании.

Такая капитализация Alphabet выглядит ещё абсурднее с учётом экономики компаний — в 2015 году прибыль Apple составила $234 млрд, а прибыль нефтяного гиганта Exxon Mobile более $300 млрд. На их фоне доход Alphabet в размере $74,5 млрд выглядит ничтожным. Но назвать Alphabet переоценённым из-за низкой прибыли не получится — на рынке присутствует компания Amazon, которая демонстрирует аналогичную ситуацию. При марже в 3% она по всем законам рынка не может обладать подобной капитализацией. Так как же таким компаниям это удаётся?

Устаревший подход к оценке

Все это показывает то, насколько существующие финансовые модели устарели. С существующим подходом они могут попросту перестать использовать. В основе существующей системы оценки капитализации лежит скидка на основе оценки конгломерата. Если у компании несколько направлений, то они суммируются по принципу конгломерата и оцениваются фондовым рынком со значительной скидкой. Такой способ оценки стал особенно популярным в 1970 года, когда востребованным был частный капитал. Крупные и неповоротливые компании активно распадались и им на замену приходили молодые, амбиционные и готовые к изменениями, за которыми стояли частные инвесторы.

Во время поры поглощений, захватов компаний у инвесторов сформировалось мнение, что сложный бизнес оказывается всегда в проигрыше. В результате инвесторы стали отдавать предпочтение простым компаниям, которые просто классифицировать. Исключения? Можно взять тот же General Electric, который никак не страдает при оценки акций.

Простота — не всегда хороша

Идея упрощения компании изжила себя. Сейчас на рынке правят компании интернет вещей, big data, стартапы, являющиеся агентами по предоставлению услуг клиентам, и технологические компании. А скоро в этот список войдут и компании, разрабатывающие искусственный интеллект или роботов. Поэтому концепция сосредоточения на одной проблеме для успеха на рынке выглядит абсолютно абсурдно в наше время. У компании Kodak была узкая специализация и куда это её привело? Та же Amazon — компания начинала с дистрибуции товаров, а теперь разрабатывает приложения, продаёт электронные книги и множество других товаров.

Некоторые аналитики продолжают утверждать в относительно низкой оценочной стоимости Alphabet по сравнению с возможной капитализацией чисто Google. Но они не берут в расчёт экономику компании, как комплексной структуры с большими инвестициями в инновационные области. В далёкой перспективе эти инвестиции могут оказать существенное влияние на всю IT-индустрию в целом, да и на другие области тоже. Поэтому все инструменты для оценки таких компаний аналогично оказываются устаревшими.

Аналитики могут с лёгкостью оценить материальные вещи в виде проданных девайсов или любых других ресурсов, как в случае с Exxon Mobile. Но как оценить алгоритмы любого из поисковиков? Как оценить нейронные сети, стоящие за сервисами рекомендаций по старой схеме аналитиков?

Кажется, что настало время кардинальный перемен, которые произойдут уже совсем скоро и случай с Alphabet это только доказывает.

Источник https://megamozg.ru/post/23908/

Метод оценки компаний актуален

Прочитал статью (см. выше), в которой утверждается, будто бы методы оценки компаний устарели. В частности, автор исходной статьи хотел показать, что если у компании несколько крупных подразделений, то суммировать капитализацию каждого, что бы получить общую стоимость холдинга (от англ. — Conglomerate), не совсем правильно.

С таким утверждением сложно согласиться. Комментарий получился бы слишком объемным, поэтому решил написать статью.

Здесь я хотел бы показать, что механизм определения капитализации остается актуальным не только для компаний, но и для холдингов, у которых несколько направлений развития, а так же привести доводы на примере Alphabet, Exxon Mobile и других компаний, упоминающихся в исходной статье.

Кому интересно — добро пожаловать под кат.

Вначале будет немного теории, самые нетерпеливые могут сразу перейти к самому интересному разделу «Практика», где описаны случаи для компаний Alphabet, Exxon Mobile, Apple и Kodak.

Теория

Начнем с того, чем отличается холдинг от компании. У холдинга — много крупных, довольно независимых подразделений, в то время как компания более атомарная сущность. С точки зрения капитализации это неважно — акционер может вложить деньги только в холдинг или компанию как единое целое, не имея возможности определить в какое конкретно подразделение или направление он хочет инвестировать.
Для компании это неважно, т.к. вся деятельность направлена в одном направлении, а вот для холдингов могут возникать разночтения. Например, мне нравится проект очков от Google, но я не имею возможность вложить в него деньги непосредственно — только в общую «копилку» Alphabet, купив её акции.

Под капитализацией компании понимается совокупная стоимость акций. Акциями владеют инвесторы — люди, другие корпорации, фонды. Для владельцев, акции могут выполнять 3 основных функции:
Акция стоит денег, её (обычно) легко купить/продать, и потому акция является капиталом в чистом виде.
Свободная прибыль компании выплачивается в виде дивидендов пропорционально количеству акций во владении. Таким образом, акция еще и источник будущего дохода.
И самое интересное — акция даёт право на участие в управлении компанией. Чем больше акций — тем больше возможности управления компанией. С помощью блок-пакета (обычно 25% акций), например, можно наложить вето на любое решение совета директоров. Или просто право голоса на выборах в совет директоров. В частности, капитализация отвечает на вопрос «сколько стоит право вето на совете директоров?»

С академической точки зрения, цена акции может быть рассчитана, если известны будущие выплаты по дивидендам в расчете на одну акцию. Все остальные показатели могут помочь в вычислениях, но если будущие выплаты уже известны, то они (другие показатели) становятся избыточными. Особенно интересно, что даже доход от продажи акции, строго говоря, зависит от суммы будущих дивидендов.
Доказательство основывается на трех предпосылках:

Существует рынок капитала, куда можно вложить средства под определенный процент, который зависит только от риска проекта (предприятия/компании/чего бы то ни было). Чем выше риск — тем под больший процент можно вложить деньги.
В счет будущего дохода можно взять займ на рынке капитала, который будет меньше будущего дохода. Деньги завтра стоят дешевле денег сегодня. Насколько дешевле — зависит от риска (помните, что рынок капитала определяет процент доходности в зависимости от риска?).
Будущий доход не может быть бесконечным для ограниченного количества инвестиций. Если компания выплачивает не всю прибыль в виде дивидендов, то оставшаяся часть считается дополнительной инвестицией в компанию.

Итак, теорема утверждает, что стоимость акции сегодня — это тот самый займ, который можно взять под обеспечение этой акцией. Или, что то же самое, это текущая дисконтированная стоимость всех будущих дивидендов.

Формула расчета стоимости акции

Стоимость акции завтра определяется точно так же. Если предположить, что дивиденды выплачиваются равными суммами в течении всего времени, тогда номинальная стоимость акций будет одинаковой во все времена.

Остается определить риск и доходность. Риск определяют, посмотрев на общее состояние игроков по отрасли.
Доходность оценивается на основании трех вещей:

Доходность компании в прошлом
Дополнительные инвестиции, увеличивающие будущую прибыль. В том числе, под инвестициям понимается часть прибыли, которую компания зажала реинвестировала/реинвестирует в рост, вместо того, что бы выплатить дивиденды.
Состояние экономики, отрасли и других внешних факторов

Таким образом, компания может инвестировать всю свою прибыль в рост и вообще не выплачивать дивиденды. Акции таких компаний называют акциями роста. Это обычно молодые компании в активной фзае роста, стартапы, а так же (как ни странно) ИТ компании. Наверное, из-за высокой изменчивости рынка и необходимостью постоянно меняться. Microsoft, например, за первые несколько десятков лет своего существования, так ни разу и не выплатила дивиденды своим акционерам, инвестируя всю прибыль в рост.
Если же вся прибыль выплачивается в виде дивидендов, тогда акции таких компаний называют акциями доходности. Обычно это зрелые компании в высоко конкурентной отрасли. Рынок уже насыщен, а расти можно только за счет упадка других игроков — нефтяные компании очень хороший тому пример.
Существуют и смешанные типы акций, в которых совмещены признаки акций роста и доходности в разных пропорциях.

Стоит особо отметить, что ни риск, ни будущая доходность не могут быть определены абсолютно точно, и потому остаются предметом для спекуляции со стороны руководства компании и акционеров. Именно эти спекуляции и раздувают так называемые финансовые пузыри, которые, однако, потом неизбежно лопаются.

Практика

Exxon Mobile, Apple

Такая капитализация Alphabet выглядит ещё абсурднее с учётом экономики компаний — в 2015 году прибыль Apple составила $234 млрд, а прибыль нефтяного гиганта Exxon Mobile более $300 млрд. На их фоне доход Alphabet в размере $74,5 млрд выглядит ничтожным.

Exxon Mobile — нефтяная компания, работающая в чрезвычайно высоко конкурентной среде. Расти им некуда. Поэтому стоимость акций определяется в основном их будущей прибылью, прогноз которой напрямую зависит от прибыльности в прошлом. В этом случае, капитализация компании напрямую связана с прибылью в отчетности.
Apple — ИТ компания, лидер в своем сегменте. Это даёт хорошую прибыль. Крупнейший известный инвестиционный проект на текущий момент — электромобили — особых надежд не внушает. Кроме того, Apple любит сюрпризы и до последнего держит в секрете текущие разработки. Поэтому акции компании зависят не только от прибыли, но и от веры в неназванные проекты.
После смерти Стива Джобса не было выпущено ни одной «бомбы», так что вера в проекты-инкогнито пошла на спад, а цена акций зависит в большей степени от прибыли, прогноз которой напрямую зависит от прибыльности в прошлом. Конечно, свою долю в стоимость акций вносит и вера в будущие проекты, но не настолько сильно как у Google.

Alphabet

Но назвать Alphabet переоценённым из-за низкой прибыли не получится — на рынке присутствует компания Amazon, которая демонстрирует аналогичную ситуацию. При марже в 3% она по всем законам рынка не может обладать подобной капитализацией. Так как же таким компаниям это удаётся?

Alphabet — Холдинг (с англ. Conglomerate), владеет Google, который доминирует в области поиска, это приносит много прибыли (в основном, за счет рекламы). Но у компании есть еще ряд крупных инвестиционных проектов — беспилотные гугло-мобили, очки дополненной реальности, интернет в труднодоступных местах на воздушных шарах. На это всё требуются инвестиции, которые беруться из операционной прибыли других, зрелых, подразделений с негласного одобрения акционеров (акции то не падают, значит инвесторы одобряют и свои акции не продают).
Таким образом, стоимость акций холдинга зависит не только от прибыльности существующих подразделений, но так же и от активно развивающихся. Сколько же будет приносить прибыли холдингв будущем? Ответ акционеров очевиден — так же как и Apple, у которой сильный текущий арсенал, но слабые будущие разработки.
Amazon — законы рынка диктуют акционеры, которые владеют компаниями. И если акционер верит, что инвестиции сейчас принесут прибыль компании в будущем, он вкладывает деньги. Даже если конкретное направление для этих инвестиций определяет холдинг или компания.
Т.к. акционеров много, и у всех коммерческий интерес, можно сделать вывод — что это наиболее правдоподобная оценка из всех имеющихся. И правда — как еще оценить компанию или холдинг? Если кто-то прогнозирует успех и вкладывает на этой основе кругленькую сумму, то как же не верить такой оценке? Особенно если таких «вкладчиков» много.

Kodak

Поэтому концепция сосредоточения на одной проблеме для успеха на рынке выглядит абсолютно абсурдно в наше время. У компании Kodak была узкая специализация и куда это её привело?

Упадок компании Kodak случился отнюдь не из-за узкой специализации, а по причине игнорирования очевидного прогресса. Напротив, узкая специализация помогла Kodak стать успешной. Главный просчет Kodak — отрицание цифровых фотокамер и ставка на пленочные, вопреки всем прогнозам внешних и внутренних аналитиков. Лозунг «Кому нужны цифровые камеры — всем нужна плёнка» их погубил. Цепляться за прошлое — вот что погубило Kodak, но никак не узкая специализация.

Заключение

Кажется, что настало время кардинальный перемен, которые произойдут уже совсем скоро и случай с Alphabet это только доказывает

Случай с Alphabet, показывает, что компания холдинг вошел в фазу активного роста. Множество инвестиционных проектов внушают доверие и дают основание ожидать прибыли (дивидендов) в будущем. Предпосылок для кардинальных перемен, на мой взгляд, нет.

Источник https://megamozg.ru/post/23926/

Комментарий Shapelez

В целом всё здорово, но вы упустили несколько немаловажных моментов:

— Акция не является капиталом, она является ликвидным активом. Её ликвидность зависит от скорости обмена в денежные единицы или любые другие, расчётные. Хотя портфель акций – это капитал (тут зависит от трактовки).
— Как правило, в современном мире, дивиденты выплачиваются держателям привилегированных бумаг (класс А, Б). Реже – обычных.
— То же самое с «блокпакетами» – голосующие акции отдельно, обычные – отдельно.
Поэтому так просто «подсчитать стоимость кресла в совете директоров» нельзя. Как правило размер блокпакета (а это и есть кресло) устанавливается советом директоров, в частности, он может быть гораздо меньше 25% от суммы бумаг. Например 5%

В теории вы активно привязываетесь к дивидендной политике, но на практике не более 1/3 компаний выплачивают дивиденды, из них менее половины – регулярно (три или более выплат подряд). Поэтому другие показатели являются не менее, а более важными.

Я не буду комментировать подробно про риск, потому вы явно не понимаете, что он участвует в инвестиционном цикле не один — есть еще А. Время и Б. Потенциал прибыли. И риск является в этой тройке наименее значимым, иначе никто бы никогда не вкладывал деньги. «Время» – это очень важно, потому что «завтра» не будет ни дивидендов, ни новостей, ни финансовых итогов деятельности за отчётный период. «Потенциал прибыли» – это то, что вы называете «дивидендами в будущем времени», только когда их нет, это на самом деле «показатели экономической активности», налагаемые на различные промежутки будущего времени в качестве прогноза.

Вы пишете: «или, что то же самое, это текущая дисконтированная стоимость всех будущих дивидендов», но во-первых это не так, а во-вторых это совершенно не то же самое, что «стоимость акции сегодня — это тот самый займ, который можно взять под обеспечение этой акцией». Для простоты будем называть «долю в % от стоимости активом», собственно, некоторым пакетом ценных бумаг. В ходе деятельности компании, растут её активы и пассивы, состояние общего счёта (как дебет/кредит), а потому участие в капитале в форме ценной бумаги несёт потенциально не только, и даже не столько, возможность получения дивиденда, сколько улучшение собственных показателей ликвидности (стоимость, объем рынка, доля торгуемости) и так далее. Не забывайте, что любая компания начинается как частная – с закрытым и фиксированным распределением долей. И совершенно не обязательно эта компания должна иметь чистую прибыль (реинвестируя всю разницу между выручкой/расходом предприятия чистой прибыли не будет возникать вообще, налоговая база занижается).

Поэтому акции и, в более широком смысле, долевое участие в юридическом лице — это дисконтирование части будущих денежных потоков (cash-flow) пропорциональных владению балансом компании к настоящему времени, а также текущая ликвидационная стоимость активов и пассивов. Этому учат на лекциях по микроэкономике.

А то, что вы за дивиденды выдаёте всю неразделённую прибыль – это просто прекрасно, но это сферический конь в вакууме (или, я бы даже сказал, «в Википедии»). В жизни на рынке крутится 100% бумаг компании в очень редких случаях, но даже в них – никак не клеится. Компании о которых вы ведёте речь не платят дивиденды (уверен про крупнейшие ИТ-компании, не в традициях), а даже если бы и платили, то не в размере совпадающем с прибылью после налогов 1 к 1 (как и доказывает пример компаний, выплачивающих дивиденды в современном мире). Пока же у вас получается, что, например, непубличная компания не имеет оценки стоимости (эмитированых акций нет, дивидендов нет – есть только оборот (cash-flow)). Однако Uber почему-то оценивается в $5kkk — без дивидендов и с убытком (читай: без чистой прибыли).

Сравнивая Exxon и Mobil вы сами торгуете ожиданиями, «взвешивая» инвестиционные потенциалы и «новости до последнего». Таких формул не бывает, а вещи несравнимые.

В общем, подучите теорию – станет получше с практикой, а то у вас акции оторвались от реальной бизнес-деятельности и всего, что с ней связано. Пока что ваше сравнение не тянет на серьёзный диалог с автором оригинальной статьи, который утвержает лишь одно: «Делать скидку к капитализации и стоимости бумаг Google за её олигопольность неверно и устарело». И автор ведёт речь, конечно же, о Price/Earnings – одном из ключевых индикаторов именно в биржевых торгах ценными бумагами публичных компаний.

И да – метод оценки стоимости компаний не идеален. Курс Alphabet отыграл краткосрочные последствия финансовых новостей, консолидированной выручки за квартал – первой после реорганизации компании. Автор говорит о том, что «в идеальном мире этого» не должно происходить, с чем трудно спорить. Однако это происходит, а значит метод оценки компаний не актуален, что котировки и продемонстрировали.

Источник http://megamozg.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=281045 обязательна
Условия использования материалов



Премиальный Форекс теперь доступен каждому!
Без ограничения на минимальный депозит;
Узкие спреды от 0.5 пунктов;
Гибкое плечо до 1:1000;
Огромное количество торговых инструментов;
Безупречное исполнение ордеров;
Передовая платформа

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Почему нужно торговать в NORDFX?
Торговля ведется на платформе МТ4. Разрешена торговля любыми советниками и роботами;
В зависимости от типа счета пополнить можно долларами, эфириумом и биткойнами;
Торговля 24/7/365 без выходных и праздников