Окей Брокер | Макулатура

Черный Лебедь

1 апреля 2016  Источник http://okbroker.ru/ PDF
Экономист и трейдер: он знает толк в случайностях...
Он родился в 1960 году в Ливане, в городе Амион, в греческой семье, исповедовавшей православие и имевшей французское гражданство. В 1975-м в Ливане началась гражданская война, и семья Талеба потеряла все свое состо¬яние. Мусульмане Ливана, заручившись поддержкой палестинских боевиков, решились совершить радикальный переворот: создать «национальное государство», объединенное вероиспо- веданием и не предполагавшее наличия сильной христианской общины. Власти не ожидали, что стычки между мусуль- манской и христианской сторонами перерастут во что-то большее, — они предполагали, что волнения продлятся не более недели, а война затянулась на много лет. Это был первый, но не един¬ственный «черный лебедь» в жизни будущего экономиста и философа. Ему было 15, и в борьбе за справедливость он замахнулся куском асфальта на полицейского, после чего сел в тюрьму, а выйдя, заканчивал школьное образование в подвале своего дома.
Уже в 23 года Нассим Талеб сформулировал для себя основные правила, которым следует до сих пор.
Он не читает газет и журналов, считая, что новости, навязанные СМИ, не заслуживают никакого внимания. Нассим предпочитает узнавать о том, что происходит в мире, из разговоров с людьми. «Люди всегда интуитивно чувствуют, чему на самом деле следует уделить внимание».
Он никогда не вкладывается в ценные бумаги, судьба которых обсуждается публич¬но: «Это значит, что заключенная в них информация уже использована по максимуму и ценности они не представляют».
Он уверен: «Внимания заслуживают невероятные и грандиозные события, вероят¬ность которых близка к нулю, но сулит не менее невероятную прибыль».
Придерживаясь такого оригинального подхода, с 1984 года до середины нулевых Нассим Талеб принимал участие в реальных торгах в качестве трейдера, а попутно писал свою первую книгу «Динамическое хеджирование», адресованную трейдерам и экономистам и посвященную защите инвесторов от финансовых рисков.
В 1985 году ему удалось провернуть удачную сделку с фьючерсными контрактами Plaza Accord и заработать нешуточную сумму, получение которой он так и не смог объяснить своему начальству. «В некоторых вопросах всегда честнее сказать: «Я не знаю», — чем попытаться объяснить то, что лежит за пределами рационального», — заявляет Талеб в одном из интервью. О его звериной интуиции уже тогда ходили легенды.
Цитата из статьи о Талебе: «Коллеги, работавшие с ним на излете 80-х, вспоминают: «Он сводил с ума нашего розничного трейдера. Нассим мог сказать: «Тим, слушай, про¬дай немного». Тим бы ответил: «Сколько?» — и Нассим бы заметил: «Ну, так, чтобы получилось вежливо». Это было сродни: «Ой, я не знаю, сколько точно, но я знаю, что пришло время продавать». Многие трейдеры его ненавидели».
Еще больше они его возненавидели после черного понедельника 19 октября 1987 года, ознаменовавшегося падением индекса Доу-Джонса на 22,6 %. В тот день многие компа¬нии разорились, а некоторые из друзей Талеба покончили жизнь самоубийством. Он заработал около 40 миллионов долларов.
«97 % от капитала, заработанного мною в течение жизни, я заработал в тот день. Но в тот же день я навсегда разуверился в деньгах как самоцели. Всем, кто заговаривает со мной о деньгах, я отвечаю: «Fuck you money», — признается он в интервью газете The Guardian.
«Между нами, вы можете это себе позволить», — замечает на это журналист.
«Да, — смеется Талеб. — Я не очень люблю работать. Предпочитаю проводить свои дни в размышлениях. Кстати, очень приятное занятие».
Выступая со своей лекцией «Лебединое озеро» в Сколково в 2010 году, Талеб в ответ на один из вопросов заметил, что для него Россия — страна, выгодная для инвестиций. Большинство слушателей захлопало, и только скептики заметили, что Талеб — человек, который стал миллионером благодаря двум серьезным кризисам. Поэтому его фразу сто¬ит толковать как предупреждение. Впрочем, Талеба, как всегда, никто не услышал.
Тогда, в начале 90-х, Нассим Талеб понял главное: в этом мире нет ничего опреде¬ленного; все долгосрочные экономические прогнозы — гадание на кофейной гуще; жить надо, думая, что черный понедельник может наступить в любой момент. Лучше заработать на нем, чем умереть. Если пользоваться его же терминологией из книги «Черный лебедь», ему удалось вырваться из обыденного мира, в котором все подчиняется циклам (так называемого Среднестана), в мир экстремизма и поступков, которые позволяют жить по принципу «пан или пропал»(соответственно, Крайнестан).
В этом мире он встретил самого страшного своего «черного лебедя». У него, молодого, некурящего, почти непьющего человека, обнаружили рак горла, вероятность чего по статистике почти равна нулю. Несколько лет борьбы с тяжелым недугом позволили Талебу одолеть болезнь.

«Мое присутствие на земле — результат череды крайне малове¬роятных происшествий, о чем мне свойственно забывать», — сооб¬щает Нассим Талеб в одной из глав своего бестселлера «Черный лебедь». Эта книга, которая переведена на 37языков, рассказывает читателям о современном обществе, которое каждую минуту может оказаться на грани настоящей катастрофы.
В качестве примера того, как слу¬чайность превалирует над плана¬ми, расчетами и теоретическими конструкциями, Талеб приводит события своей жизни.


После этого в 2000 году он организовал собственную компанию Empirica, при¬несшую инвесторам полмиллиарда долларов: «В офисе компании Empirica не было активных торгов, потому что опционы, которыми владеет фонд, выбирались компью¬терной программой. Большая часть опционов могла пригодиться лишь в том случае, если рынок переживал что-то драматичное, так что Талеб и его команда в основном сидели и размышляли. Происходящее больше напоминало школьный класс, нежели этаж с трейдерами».
В это же время Талеб начинает читать вечерние курсы в Нью-Йоркском универ¬ситете и знакомится с математиком Бенуа Мандельбротом, которого также интере¬совали причины, по которым рынки не поддаются прогнозированию. Талеб был им очарован: поначалу рецензировал его работы в профессиональных изданиях, а потом даже написал с Бенуа совместное исследование, посвященное рискам. До самой смерти Мандельброта он был его компаньоном, учеником и защитником; ему же он и посвятил своего «Черного лебедя».
В процессе общения с Бенуа Мандельбротом Талеб в 2001 году пишет свою книгу «Одураченные случайностью», в которой пытается сформулировать собственное понимание рисков. Книга не стала бестселлером, но благодаря ей Талеб неожиданно для себя оказывается в списках главных публичных интеллектуалов, лучших авторов XXI века и так далее. После чего он стал рьяно себя из этих списков вычищать. На своем официальном сайте Талеб коротко сообщает: «Больше не принимаю наград, званий «почетный доктор наук», не оказываюсь в списках лучших, и так далее, и так далее». На вопрос: «Почему?» — его ответ лаконичен: «Все эти звания унижают знания, превращая их в соревновательный спорт».
Талеб свободно владеет английским, французским и классическим араб¬ским языками, бегло го¬ворит на итальянском и испанском языках и читает классические тексты на греческом, латыни, арамейском, древнееврейском и ханаанском.
В 2006 году, после выхода «Черного лебедя», отбиться от всевозможных ярлыков Талебу было нелегко. Финансисты, которых Талеб изобразил в книге неполноценными существами, живущими в выдуманном мире математических моделей и сложных систем управления рисками, публично высмеивали автора. Его обзывали шарлатаном и перестраховщиком, а тиражи книг при этом росли бешеными темпами. В 2008 году банкирам и экономистам стало не до смеха.
«Кризис меня полностью реабилитировал. Но для меня он не был «черным лебе¬дем», я знал, что он произойдет, и говорил об этом. «Черным лебедем» он был для Бена Бернанке (председателя Федеральной резервной системы США). Я бы не доверил ему вести мою машину», — заявил Нассим Талеб в интервью Sunday Times.
При этом, несмотря на гигантские продажи и мировой успех «Черного лебедя», в мире ничего не изменилось. «Я не понимаю, почему люди в галстуках продолжают действовать, не видя и не слыша ничего вокруг. Наша финансовая система похожа на огромный мыльный пузырь, и она может сдуться в любой момент, порождая все новые и новые кризисы», — говорит Талеб в беседе с журналистом из The Guardian.
В своей книге «Антихрупкость», которая выходит в 2012 году, он продолжает — Люди, доверяющие статистике, всегда будут проигрывать в мире, требующем рискованных действий.
— Сидение сложа руки приведет лишь к тому, что суставы в руках начнут ныть.
— Наше стремление рассказывать друг другу поучительные истории — это лишь один из способов экономии мышления. Способ предостеречь, но ни в коем случае не рассказать схему становления успеха
Сейчас Талеб окончательно порвал со своим «трейдерским прошлым»: он читает семинары по всему свету, ведет курс в Нью-Йоркском университете, много гуляет пеш¬ком и размышляет.
Он ложится спать в 8 вечера, а встает в 4 утра, работает не более часа в день и толь¬ко тогда, когда хочется. Талеб не ест сладкое и вообще питается, «как первобытный человек». «Я ем только те продукты, которые могли бы съесть мои предки и при этом сразу не отправиться на тот свет», — рассказывает он и признается, что благодаря своей теории, которую удалось применить на практике, он — абсолютно свободный человек.
развивать основные тезисы своей теории:
— Мы никогда не будем готовы к резким событиям, меняющим нашу картину мира, но, узнавая больше и практикуя новые навыки, мы расширим пределы нашего незнания и улучшим свои шансы на выживание

Новые правила капитализма от Нассима Талеба:

Слабое звено должно ломаться, пока оно еще мало. К сожалению, экономи¬ческая эволюция привела к тому, что фирмы с максимальным количеством скрытых рисков, то есть самые хруп¬кие, стали крупнейшими.
Недопустима национализация убытков и приватизация доходов. Мы умудрились совместить худшие черты капитализма и социализма.
Человеку, разбившему школьный авто¬бус, не стоит доверять новый. С крахом системы экономический истеблиш¬мент утратил легитимность. Найдите умных людей с чистыми руками.
Не позволяйте тем, кто работает за бонусы, управлять АЭС или вашими финансовыми рисками. Сто к одному, что они пренебрегут безопасностью ради прибыли.
Уравновесьте все сложное простым. Сложности, таящиеся в глобализа¬ции и крайней взаимосвязанности экономик, можно компенсировать простотой финансовых продуктов
Не давайте детям взрывчатку. Слож¬ные деривативы должны быть отмене¬ны, потому что никто их не понимает. Граждан необходимо защищать от них самих.
Только финансовые пирамиды работают на доверии. Правительству нет смысла восстанавливать доверие. Волна слухов — продукт сложности системы. С ними не нужно бороться, их нужно игнорировать, сохраняя твердость и решительность.
Не давайте наркоману наркотики, даже если у него ломка. Нельзя лечить долги новыми долгами. Долговой кризис — не временная проблема, а структурная. Нужна полная реаби¬литация.
Будущее людей не должно зави¬сеть от предсказаний экспертов. Экономическая жизнь должна быть дефинансирована. Нужно научиться не использовать рынки как хранилища стоимости. На рынках нет того уровня определенности, который нужен людям. Будущее бизнеса, который человек контролирует сам, может быть неопределенным, но не будущее его инвестиций, которые он не контро¬лирует.
Лучше добровольно перейти к капи¬тализму 2.0: подтолкнуть то, что и так должно рухнуть; преобразовать долг в доли собственности; прекратить поклонение истеблишменту экономи¬ческих факультетов и бизнес-школ; за¬претить Нобелевскую премию по эко¬номике; запретить выкуп компаний на заемные средства; указать банкирам их место; научить людей жить в мире, где крайне мало определенности.

При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=288100. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.