Александр Баранов РЦБ.РФ | Периодика | Особое мнение

О сложностях введения единого норматива достаточности для небанковских участников российского финансового рынка

7 апреля 2016  Источник http://www.rcb.ru/
Прежде чем объединяться и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться. В. И. Ленин

В рамках совершенствования подходов к надзору и регулированию профессиональной деятельности небанковских российских участников финансово- го рынка рано или поздно должен был встать вопрос о возможностях использова- ния банковской или аналогичной банковской модели регулирования и контроля. Международный опыт не дает однозначного унифицированного ответа, что нужно оценивать и как определять надежность участников финансовых рынков и качество предоставляемых ими услуг. Среди первоочередных задач Банка России отмечает- ся необходимость внедрения селективного подхода к регулированию и надзору за финансовыми организациями с учетом уровня их развития и специфики деятельно- сти, а также сопутствующих ей финансовых операций и рисков

BASEL ИЛИ ИНОЕ
В темноте все цвета одинаковы. Фрэнсис Бэкон
В банковском секторе (за исключени- ем исламского банкинга1) международ- ный опыт фактически формируется поло- жениями Базельского комитета. Норма- тив достаточности капитала (собственных средств) является «краеугольным кам- нем» банковского надзора. Помимо тре- бования к этому показателю решения Ба- зельского комитета определяют и другие инструменты, с помощью которых стоит осуществлять контроль над банками. Большинство национальных банковских регуляторов используют подобные пока- затели, которые рассчитываются в соот- ветствии формулами и коэффициентами, рекомендованными Basel, или их непо- средственные аналоги. Трансформация требований Базельского комитета и Бан- ка России в части оценки и определения рыночного риска для банков коротко приведена в [1]. Насколько именно рекомендации Базельского комитета являются реле- вантными для профессиональных участ- ников других секторов финансового рынка, это отдельный вопрос [2]. В ев- ропейской практике в части требований к негосударственным пенсионным фон- дам и страховым компаниям, в частно- сти, применяется иной, не «базельский», подход. Так, например, нормативные требования к страховым компаниям и пенсионным фондам в Великобритании и ряде стран ЕС опираются на стандарт Solvency II (своеобразный отраслевой небанковский аналог Basel III), базовы- ми нормативами в котором служат тре- бование не к достаточности капитала, а к достаточности маржи (для страховых компаний), и требование к коэффициен- ту финансирования (для пенсионных фондов)2. В рамках базельского подхода тре- бования к структуре капитала установ- лены Директивой Совета при Европей- ском парламенте 93/6 EEC от 15 марта 1993 г. о достаточности капитала инве- стиционных фирм и кредитных институ- тов3. Более поздние версии этого доку- мента содержат многочисленные исклю- чения в применении данных требований для страховых компаний и определен- ных видов инвестиционных компаний. Требования к капиталу банков и ряду инвестиционных компаний установлены Директивой Европейского парламента 2013/36 EU4. Стоит отметить, что помимо ранее ого- воренного исключения данных требова- ний для страховых компаний и ряда инве- стиционных фирм эти нормы Базельского комитета в контексте подходов к регули- рованию участников финансового рынка, связанные с критерием достаточности ка- питала, на развитых рынках впрямую не распространяются на учетные компании инфраструктуры (т. е. на специализиро- ванные учетные институты, осуществляю- щие деятельность, аналогичную деятель- ности российских регистраторов и спе- циализированных депозитариев, а также депозитариев, дополнительно не осущест- вляющих деятельность операторов рынка ценных бумаг).

НОРМАТИВ ДОСТАТОЧНОСТИ: «ОДНА ФОРМУЛА И ВЕСЬ МИР»?
Сомнение — начало мудрости. Аристотель
Унификация формул и методов расче- та, безусловно, определяет теоретические возможности использования единых ИТ- программ, общих методов и выстраива- ние однородной единой картины между участниками различных секторов финан- сового рынка. Однако такой подход чре- ват последствиями: что требуем, то и по- лучим (если от юридического лица требо- вать условий, как для банка, то на выходе можно получить банк, в лучшем случае — квазибанк). Однако уже на уровне первооче- редных задач Банка России указывает- ся, что необходимо выявить, насколько специфика сектора рынка в состоянии «вынести» необходимость селективного подхода в вопросах регулирования и предъявления нормативных требова- ний. На мой взгляд, эта возможность, описанная в программных документах Банка России, показывает, что надзор- ный орган готов учитывать особенности деятельности участника финансового рынка и не стремиться загнать в их про- крустово ложе надзора за банковским сектором. Классическая базельская формула норматива достаточности капитала вы- глядит следующим образом:

О сложностях введения единого норматива достаточности для небанковских участников российского финансового рынка


где К — капитал и «добавленный» капитал, а в знаменателе стоят активы, взвешенные по ри- скам; ?КР — сумма кредитных рисков; А — ко- эффициент для учета нагрузки кредитных ри- сков (законодательная константа); ?РР — сум- ма рыночных рисков; В — коэффициент для учета нагрузки кредитных рисков (законода- тельная константа); ?ОР — сумма рыночных рисков; С — коэффициент для учета нагрузки операционных рисков (законодательная кон- станта); D = 8% — минимальный параметр до- статочности (законодательная константа Basel).

О сложностях введения единого норматива достаточности для небанковских участников российского финансового рынка

О сложностях введения единого норматива достаточности для небанковских участников российского финансового рынка


Коэффициенты А, В и С (метрики уче- та разных групп рисков при нагрузке на капитал) задаются на основе статистиче- ских расчетов5. Инструкция Банка России от 3 дека- бря 2012 г. № 139-И «Об обязательных нормативах банков» (с изменениями и дополнениями) определяет, в частно- сти, расчет кредитного риска6. Последние новации в определении рыночного риска приводятся в Положении Банка России от 3 декаберя 2015 г. № 511-П «О порядке расчета кредитными организациями ве- личины рыночного риска» (пока еще не вступило в силу). Формализованный под- ход к оценке операционного риска содер- жится в Положении Банка России от 3 но- ября 2009 г. № 346-П «О порядке расче- та размера операционного риска» (и его более поздних версиях с учетом измене- ний и дополнений). При первом взгляде на эту формулу в разрезе небанковских финансовых ин- ститутов возникает вопрос, насколько данная модель оценки надежности подхо- дит страховым компаниям и пенсионным фондам с их индивидуальной особенно- стью в виде актуарного риска. В [1] отме- чается, что, возможно, подход Solvency более оправдан для российских НПФов, чем Basel. В контексте «чисто» учетных институтов (депозитариев, занимающихся только депо- зитарной деятельностью, а также регистра- торов, спецдепозитариев) возникает во- прос, насколько и в каком размере оправ- данна нагрузка на капитал со стороны финансовых рисков, которые не имеют не- посредственного отношения к их професси- ональной деятельности. Не проще ли в от- ношении этих инфраструктурных участни- ков фондового рынка ввести требования к структуре собственных средств, выдав поименный (разрешительный) список до- пустимых финансовых инструментов (с по- роговыми «значениями» Банка России), которые могут приниматься в расчет соб- ственных средств этих участников рынка. Опять же требования к платежеспо- собности юрлица могут не иметь послед- ствий для качества его профессиональной деятельности и для рисков его клиентов. В отношении управляющих компаний также возникает вопрос, что учитывается, а что нет в знаменателе данной формулы. Тут в первую очередь имеется в виду, ка- кие активы по договорам доверительного управления являются нагрузкой на капи- тал управляющей компании, а какие нет. Так, в частности, в деятельности управля- ющих компаний в контексте качества ее услуг соблюдение профессиональной эти- ки может быть гораздо важнее, чем тре- бования к капиталу. И даже в отношении брокеров, для которых в первом приближении суще- ствует адекватный единый подход к над- зору и контролю, могут быть свои нюан- сы, обусловленные качественно различ- ными моделями ведения бизнеса этими участниками. Специфика тут достаточно разнообразна, совершенно отдельный пласт — брокерские структуры с банков- ской лицензией, второй обособленный пласт — это дочерние компании холдин- гов и других финансовых институтов, ока- зывающих брокерские услуги исключи- тельно для материнских компаний. Также дополнительные нюансы в деятельность брокерских фирм вносят как специфика сегмента фондового рынка, на котором они работают, так и возможность бро- керских фирм использовать заемные денежные средства и заемные ценные бумаги своих клиентов для проведения краткосрочных операций. Часть указан- ных особенностей была учтена и новаци- ями7 к Директиве Совета при Европей- ском парламенте 93/6 EEC от 15 марта 1993 г. о достаточности капитала инве- стиционных фирм и кредитных институтов. Иными словами, «законотворцы» из Евросоюза вынуждены были принять во внимание, что некоторая нетипичная (в сравнении с банковской) специфика страховых компаний, пенсионных фон- дов и ряда деятельности брокерских фирм вынуждает исключить этих участ- ников из общих требований к достаточ- ности капитала. Объясняется это следу- ющим — специфика деятельности ряда участников финансового рынка ставит их в условия, когда единая статистическая модель (коэффициенты в базельских тре- бованиях достаточности получены стати- стическим путем, а не взяты по некото- рому экспертному мнению Базельского комитета) в отношении этих участников не работает, а потому требования к этим участникам рынка должны быть измене- ны по сравнению с другими участниками рынка, для которых типовые требования более релевантные. Специфика же «чисто» учетных финан- совых институтов требует внесения по- правок не только в знаменатель данной формулы, но и в ее числитель: тут в каче- стве покрытия, помимо капитала, долж- но использоваться и страховое покрытие операционных рисков (с учетом качества страховой компании). Базельский подход к оценке опера- ционных рисков банков и других финан- совых институтов требует отдельного рас- смотрения и выходит за пределы данной публикации. Подробное описание такого подхода содержится, например, в [3].

Деятельность НПФов в России сопряжена с особой спецификой, которая имеет суще- ственно отличную от банков или брокер- ских компаний карту рисков


ПОЧЕМУ ПОДХОДОВ BASEL МОЖЕТ БЫТЬ НЕДОСТАТОЧНО ДЛЯ НПФОВ
Лучше быть приблизительно пра- вым, чем точно ошибаться. Уоррен Баффет
На примере сектора негосударствен- ных пенсионных фондов можно просле- дить, что может быть утеряно (не учтено) в ориентирах надзора за НПФом и управле- ния рисками НПФа только на основе реко- мендаций Базельского комитета (без учета отраслевой, а иногда и страновой специ- фики из-за разности законодательства для пенсионных фондов в различных странах). На рис. 1 представлена модель дея- тельности российских НПФов [4], которые в силу специфики российского пенсион- ного законодательства сочетают в себе и континентальную (например, Герма- ния, Чехия, Австрия), и англосаксонскую (США, Великобритания, Швейцария) мо- дель пенсионных фондов плюс пережитки советского прошлого в виде дополнитель- ных требований государства к доходно- сти, сохранности и возвратности средств. Как видно из рис. 1, помимо инвестици- онной деятельности, несущей в себе как позитивные возможности в виде удоро- жания активов, так и финансовые риски, российские НПФы вынуждены принимать на себя не только финансовые, но и иные риски, отличные от операционных. Дея- тельность российских НПФов не сводит- ся исключительно к повышению доход- ности инвестиционных портфелей (в раз- резе средств пенсионных накоплений и средств пенсионных резервов). Также цель получать для НПФа стабильно хоро- ший инвестиционный результат, как это ни парадоксально, также не решает всех задач финансовой устойчивости пенсион- ного фонда. На обязательства пенсионно- го фонда оказывают существенное влия- ние входы-переходы клиентов (на отрезке 1—10 лет) и половозрастные особенности (актуарные и гендерные) клиентов НПФа (на горизонте 10—50 лет). Стоит отме- тить, что в России помимо названных факторов серьезное влияние оказывает еще и изменение правил работы пенси- онной индустрии, которые устанавлива- ются на государственном уровне. То есть деятельность НПФов в России сопряжена с особой спецификой, кото- рая имеет существенно отличную от бан- ков или брокерских компаний карту рисков. Исходя из разности карт рисков и особенностей законодательства для бан- ков и других участников рынка, норма- тивные требования для банков могут быть неприемлемы для других участни- ков, в том числе и для НПФов. На рис. 2 показаны основные виды существенных рисков, характерных для типичного российского НПФа. Более де- тальная классификация в контексте фи- нансовых, операционных и бизнес-ри- сков НПФов представлена в [4,5]. На рис. 3 приведено сравнение подходов Solvency и Basel для НПФов. Схема, изо- браженная на рис. 4, дает представле- ние о возможностях использования раз- личных стандартов управления рисками для НПФа. В идеале норматив достаточности ка- питала выполняет несколько функций. Во- первых, позволяет выявлять изменение платежеспособности финансового институ- та в стабильной ситуации на основе дина- мик данного показателя. Во-вторых, определяет необходимую докапитализацию, чтобы финансовый институт соответство- вал законодательным требованиям. В-третьих, помогает делать прогнозы отно- сительно необходимого уровня докапита- лизации в случае реализации стрессового сценария (через стресс-тестирование). Между тем анализа инвестиционно- го портфеля (активов) даже в контексте требований к капиталу с учетом оценки операционных рисков НПФа недостаточ- но для проведения стресс-тестирования НПФа, так как на параметры исполнения обязательств НПФа влияют не только ин- вестиционный портфель (дюрация обяза- тельств перед клиентами НПФа по выпла- те пенсий), но и индивидуальный актуар- ный риск НПФа (который не учитывается нормативами достаточности Basel), а так- же переходы клиентов (принципиально вносят коррективы в требования к дюра- ции обязательств НПФа к переходам и, соответственно, устанавливают новые требования к ликвидности инвестицион- ного портфеля НПФа) и совершенствова- ние российского законодательства (прин- ципиально изменяет структуру пассивов и активов НПФа). Таким образом, при анализе нагруз- ки на капитал не хватает базельской формулы норматива достаточности, поэтому приходится использовать другие параметры. Практика введения законодатель- ных инициатив в пенсионной индустрии в 2013—2016 гг. свидетельствует о том, что стрессовая ситуация в секторе НПФов была вызвана не снижением курса акций в портфелях НПФов (фондовый риск), не ростом процентной ставки (процентный риск), не падением курса российского ру- бля (валютный риск), не ухудшением кре- дитного качества инвестиционных порт- фелей НПФа (кредитный риск), а именно изменением российского законодатель- ства и трехгодичным пенсионным мора- торием (не финансовый, но и не операци- онный риск). Несмотря на то что для локальной оценки стресса для инвестиционного портфеля НПФа на краткосрочном вре- менном интервале подходит методология Basel, для оценки стресса модели НПФа в контексте актуарного риска этого уже недостаточно. Для учета финансовых рисков инвестиционного портфеля и ак- туарного риска НПФа в долгосрочной перспективе предпочтительна методика Solvency. Но при учете рисков изменения законодательства придется одновремен- но учитывать и подходы Solvency и Basel и еще более общие модели COSO и ISO, которые предполагают не только норма- тивные требования к капиталу и коэффи- циенту финансирования, но и учет нефи- нансовых рисков (более широкого класса, чем операционные риски), которые не по- крываются нормативами достаточности. Таким образом, на примере НПФа до- казана необходимость более тонкой на- стройки требований к этим участникам финансового рынка, чем попытка исполь- зования «кальки» с требований к банкам. На мой взгляд, не меньшие особенности имеют сектор страховых компаний, а так- же учетные финансовые институты

Стрессовая ситуация в секторе НПФов была вызвана не снижением курса акций в порт- фелях НПФов, не ростом процентной став- ки, не падением курса российского рубля, не ухудшением кредитного качества инве- стиционных портфелей НПФа, а именно изменением российского законодательства и трехгодичным пенсионным мораторием


О сложностях введения единого норматива достаточности для небанковских участников российского финансового рынка

О сложностях введения единого норматива достаточности для небанковских участников российского финансового рынка


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ 1. Баранов А. В. О применении поло- жений МСФО и возможностях использо- вания рекомендаций Basel для оценки рыночного риска российских НПФов // Рынок ценных бумаг. 2015. Декабрь. 2. Баранов А. В. Международные стандарты управления рисками: не Ба- зелем единым // Там же. 2015. Июнь. 3. Сазыкин Б. В. Управление опера- ционным риском в коммерческом банке. «Вершина». 2008. 4. Баранов А. В. Управление риска- ми, связанными с инвестиционной дея- тельностью НПФа // Рынок ценных бумаг. 2015. Ноябрь. 5. Баранов А. В. Построение интегри- рованной системы управления рисками в НПФе — то, что ожидает Банк России // Там же. 2015. Октябрь

1 Термин «исламский банкинг» («исламская финансовая система») появился около 40 лет назад. Деятельность мусульманского банка не предполагает начисления про- центов, однако принципы исламских финансов являются значительно более широкими, чем только отказ от процентной ставки. Они основываются на шариате — сово- купности правил и законов, касающихся управления экономикой, социальных, политических и культурных аспектов исламского общества. Из-за несоответствия этим законам использование общепринятых финансовых инструментов в мусульманском мире связано со значительными трудностями.
2 Directive of the European parliament and of the council on the taking-up and pursuit of the business of Insurance and Reinsurance (Solvency II).
3 Council Directive 93/6/EEC of 15 March 1993 on the capital adequacy of investments firms and credit institutions.
4 Directive 2013/36/EU of the European Parliament and of the Council of 26 June 2013 on access to the activity of credit institutions and the prudential supervision of credit institutions and investment firms, amending Directive 2002/87/EC and repealing Directives 2006/48/EC and 2006/49/EC.
5 Динамика законодательных изменений констант A, В и С в России для кредитных институтов приведена, например, в [1]. Инструкция Банка России от 3 декабря 2012 г. № 139-И «Об обязательных нормативах банков» (с изменениями и дополнениями) определяет, в частности, расчет кредитного риска.
6 http://www.cbr.ru/today/payment_system/P-sys/139-I.pdf.
7 Cоответствующие директивы Европарламента 1996—2008 годов вносящие добавления и исправления к ранее принятым нормативным документам Европарламента, в том числе и к Директиве Совета при Европейском парламенте 93/6 EEC от 15 марта 1993 г. о достаточности капитала инвестиционных фирм и кредитных институтов.

При копировании ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=288933