Центральные банки не виноваты в отрицательных ставках

15 апреля 2016 Financial Times | Обзор рынка
Трудно понять, почему все так обеспокоены размерами государственного долга, когда деньги сегодня стоят так дешево.

Прошло почти девять лет с начала мирового финансового кризиса, а процентные ставки по-прежнему ультра-низкие. На самом деле, четверть мировой экономики пребывает в условиях отрицательных процентных ставок. Эта политика не пользуется популярностью в массах, поэтому в целом ситуация выглядит тревожно.

Ларри Финк, исполнительный директор BlackRock, компании, занимающейся управлением активами, утверждает, что низкие ставки лишают людей возможности накопить на пенсию за счет инвестиционного дохода. В результате, они вынуждены сокращать текущие расходы и больше откладывать денег на черный день. Вольфганг Шойбле, министр финансов Германии, так и вовсе считает, что политика Европейского центрального банка виновата том, что партия Альтернатива для Германии (Alternative für Deutschland) набирает популярность.

"Спасите сберегателей" - вполне понятный призыв для управляющего активами или для министра финансов страны-кредитора. Однако этот факт не добавляет ему логики. Мировая экономика страдает от избыточных сбережений, инвестиционных возможностей на всех не хватает. Монетарные власти пытаются сделать так, чтобы уровень процентной ставки соответствовал этой ситуации. В конечном счете, доходы сберегателей определяются рыночными силами. А рынок говорит, что их сбережения ничего не стоят, и никому особо не интересны.

Откуда взялся этот переизбыток предложения? Это важный вопрос. Принимая во внимание профицит текущего счета в размере почти 9% от валового внутреннего продукта - то есть, сбережения существенно превышают внутренние потребности в капитале, даже при столь низких процентных ставках - Германии стоит задуматься о том, какой была бы ее внутренняя ставка, если бы ей пришлось поглощать эти излишки капитала исключительно у себя дома. К несчастью, остальному миру также не просто поглотить этот избыточный капитал.

Профицит сбережений (или, если хотите, дефицит инвестиций) - это результат влияния факторов до и после кризиса. Реальные долгосрочные ставки устойчиво падали еще до 2007 года. С тех пор вялые инвестиции в частном секторе, сокращение государственных инвестиций, замедление темпов роста производительности и большие долги, возросшие во время кризиса, привели к снижению равновесной реальной процентной ставки. В течение некоторого времени высокий пост-кризисный спрос в развивающихся экономиках частично сглаживал эти тенденции. Но теперь эффект постепенно угасает.

Кто-то может возразить, что снижение реальных процентных ставок обусловлено исключительно монетарной политикой, а не воздействием рыночных факторов. Но это не так. Монетарная политика на самом деле определяет номинальные краткосрочные ставки и влияет на формирование долгосрочных ставок. Но при этом она нацелена на обеспечение ценовой стабильности, следовательно, ее задача уравновешивать совокупный спрос с потенциальным предложением. Центральные банки просто поняли, что для достижения этой цели нужны ультра-низкие ставки.

Еще одно возражение звучит так: "Ультра-низкие и даже отрицательные процентные ставки контрпродуктивны, даже с точки зрения спроса". Однако в 2011 году ЕЦБ поднял ставки и последствия были катастрофическими. Кроме того, следует помнить, что высокие ставки смещают доходы от должников к кредиторам. Скорее всего, должники будут активнее урезать расходы, а кредиторы вряд ли станут спешить с их наращиванием. Также поставив под угрозу платежеспособность заемщиков, власти накликают на свою голову две новых напасти: банкротства заемщиков со всеми вытекающими последствиями для посредников и кредиторов; и снижение объемов кредитования. Таким образом, довод в пользу того, что повышение ставки окажет стимулирующий эффект звучит неправдоподобно. Хотя сберегатели, по сути, утверждают обратное. Ну а что им еще остается?

В целом, политику ультра-низких ставок следует рассматривать как симптом заболевания, а не его причину. Хотя стоит спросить себя и о том, насколько эффективно лечение, прописанное монетарными властями? В связи с этим можно сформулировать следующие выводы. Во-первых, банки вряд ли станут перекладывать бремя отрицательных процентных ставок на плечи вкладчиков, таким образом, это бьет в первую очередь по карманам финансовых институтов. Во-вторых, ставки не могут уходить бесконечно глубоко в минус. Есть предел, за которым возникнут сложности с обналичиванием депозитов. И, наконец, с учетом перечисленных выше факторов эта политика может принести больше вреда, чем пользы. С этим согласны даже те, кто ее поддерживает.

Конечно, и на эту критику найдется ответ. И все же, эти нетрадиционные меры способны скорее подорвать доверие к банковской системе, а не упрочить его. Значит ли это, что монетарная политика себя изжила? Вовсе нет. Возможность монетарной политики по стимулированию инфляции практически безграничны. Проблема в том, что когда применяются экстренные и чрезвычайные меры, подстраивать и калибровать ее становится сложнее. Поэтому необходимо активнее использовать и фискальную политику. На самом деле, трудно понять, почему все так обеспокоены размерами государственного долга, когда деньги сегодня стоят достаточно дешево.

Увеличение потенциального предложения и обеспечение устойчивого совокупного спроса - вот идеальное сочетание политических мер. Нужны структурные реформы, сопровождающиеся агрессивной монетарной и фискальной экспансией. Международный валютный фонд утверждает, что структурные реформы лучше всего работают именно на фоне стимулирующих мер. Это особенно актуально для реформ на рынке труда. Штаты добились лучших результатов в обеспечении сбалансированной политики, и Европе есть чему поучиться у коллег по ту сторону Атлантики.

В конечном счете, Германия всегда может отказаться от евро. Однако в этом случае ее ждет стремительное укрепление марки, убытки по иностранным активам, непоправимый вред финансовому сектору, рост внешних инвестиций, дефляция и истощение производственного сектора. Но можно и остаться в Еврозоне. В этом случае нужно понимать, что монетарная политика не может ориентироваться исключительно на интересы кредиторов. Политика, способная стабилизировать финансовую систему валютного союза, должна также учитывать и потребности должников. Более того, чрезмерная зависимость от монетарной политики - это результат выбора, в частности, фискальных решений, на которых так упорно настаивала Германия. А также следствие избыточных сбережений, где немцы тоже приложили руку. Пора перестать жаловаться на ЕЦБ, который пытается решить эту дилемму, и помочь ему устранить причины проблем.
Источник http://www.ft.com/ http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=289908 обязательна
Условия использования материалов


27 инструментов для прибыльной торговли на биржах в одном интерфейсе

Угадай точный счет матча и получи $100.
1. Открой торговый счет в компании AMEGA в период проведения конкурса и пополни его на сумму $20 или более. Тип счета Premium, валюта USD;
2. Размести заявку на предполагаемый точный счет матча в данной теме. Пример заявки приведен ниже;
3. Соверши до начала матча на счете сделки объемом не менее 0.5 лот.

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Открыть торговый счет в NORDFX