Сланцы. Вымирание


Десятки компаний подали на банкротство. Добыча нефти в США снижается
Кризис мирового нефтегазового сектора сильнее всего ударил по компаниям, которые сосре- доточены на производстве сланцевой нефти и сланцевого газа. К началу апреля 2016 года добываемый объем нефти в США сократился на 572 тыс. баррелей в сутки относительно мак- симальных значений. Агентство Fitch повысило прогноз по дефолтам по облигациям в Штатах, из них 60 % придется на сектор энергетики. Количество буровых, работающих в США на газ, снизилось до минимальных значений за последние 29 лет, а общее количество буровых достиг- ло значений, сопоставимых с ?дореволюционными?. Техника, которая оказалась не у дел после падения цен на нефть, распродается на аукционах по бросовым ценам. ?Сланцевая революция? пожирает своих детей.

Всамом начале позвольте сделать важную оговорку. Мы считаем, что американские нефтегазовые компании, приступив к разработке сланцевых месторождений, совершили большое и очень важное дело – оптимизировали и отточили до блеска технологии добычи трудноизвлекаемой нефти и газа. К примеру, по оценкам норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, в период с 2013 по 2015 год американцам удалось снизить цену безубыточности по сланцевому газу на 40 %. Бурение стало более эффективным: из одного устья делается несколько горизонтальных скважин – в разных направлениях и на разную глубину – с боковыми ответвлениями. Полученные в столь сложных условиях знания, без сомнения, обогатили мировую нефтегазовую отрасль. В то же время и сланцевая нефть, и сланцевый газ – это рыночные продукты и объекты бесконечных медийных споров. Признавая несомненные заслуги американских добычников, мы будем рассматривать сланцевые углеводороды как рыночный продукт и как героев медийных баталий.

Продать «Газпром»!

Первый материал о сланцевом газе в нашем издании вышел в №1–2 2010 года. Примерно в это же время начался медийный бум вокруг сланцевых углеводородов.

Сланцы. Вымирание


По прогнозу американской Energy Information Administration, падение добычи должно продол- житься: в 2016 году – до 8,7 млн, а в 2017?м – до 8,2 млн баррелей в сутки

Сланцы. Вымирание


Прогнозы сыпались один смелее другого: сланцевый газ уничтожит рынок сжиженного природного газа (СПГ), так как все страны смогут обеспечить себя газом, традиционные производители углеводородов будут вытеснены небольшими эффективными компаниями, а доля «Газпрома» на рынке Европы сократится. Наиболее смелые российские аналитики даже советовали продать «Газпром», «пока он хоть что-то стоит». Также они прогнозировали постепенное падение цен на газ с актуальных на тот момент 250 долларов за 1 тыс. куб. м до 50–60 долларов. Другие российские аналитики, отрицавшие, что нынешнее состояние сланцевой отрасли – это пузырь, который неминуемо лопнет, сегодня уже охотно повторяют тезисы о пузыре, признавая, что для большинства американских нефтегазовых компаний нынешнее положение – это жизнь после смерти и гальванизация трупа специальными финансовыми инструментами. Рады были подкинуть коллегам эту смелую мысль шесть лет назад. Еще в конце 2015 года нам в публичных дискуссиях возражали, что никакого падения добычи нефти в США нет, так как (внимание!) «есть падение добычи только относительно максимальных значений». Оригинальный довод передан нами предельно близко к тексту. И действительно: добыча нефти в США росла на протяжении первых шести месяцев 2015 года. Количество буровых падало, рабочие места сокращались, инвестиции в отрасль упали на треть, а добыча росла. «Растет эффективность! » – заявили было романтики маленьких частных компаний, эффективно расходующие средства, мастерски пользующиеся финансовыми инструментами и безудержно внедряющие инновации. Но как только Атлант расправил плечи, он больно ударился о потолок – достигнув в июне 2015 года максимума в 9,61 млн баррелей в сутки, добыча нефти в США начала снижаться. Однако за счет накопленного роста показатели «год к году» всё равно демонстрировали увеличение. Но с начала этого года ситуация изменилась. В середине марта 2015 года в США добывалось 9,422 млн баррелей нефти в сутки, а в середине марта 2016?го этот показатель упал до 9,038 млн баррелей, что соответствует показателю ноября 2014 года.

Теория пузыря

Здесь стоит сделать небольшое отступление и объяснить, что же мы понимаем под «сланцевым пузырем». По какой-то необъяснимой причине многие критики нашего взгляда на сланцевую индустрию считают, что понятие «пузырь» равнозначно понятию «обман». Если такие люди слышат выражение «сланцевый пузырь», то им кажется, что говорящий подразумевает следующее: никаких успехов у компаний, добывающих сланцевые углеводороды, нет, а рост добычи, повышение эффективности, внедрение новых технологий – это не более чем пиар. В действительности под «сланцевым пузырем» подразумевается вовсе не обман, а нечто совершенно иное. Экономический пузырь – это чрезмерно растущий сегмент рынка, который охотно накачивают дешевыми деньгами, но в этом росте заложена его гибель. Так и пузырь надувается, радуя глаз, пока запас прочности оболочки не иссякнет и воздух не разорвет ее с громким хлопком. В сланцевой индустрии мы с самого начала наблюдали все признаки пузыря: бурный рост, вызванный эффективностью и доступностью технологий, а также подогретый дешевыми деньгами, при этом себестоимость производства слишком высока, чтобы этот сланцевый газ или сланцевая нефть могли эффективно бороться за долю рынка в ситуации неизбежного превышения предложения над спросом. Означает ли вышесказанное, что сланцевая нефть и сланцевый газ полностью уйдут с рынка после окончания кризиса? Нет. Как не перестали создаваться интернет-компании после 2001 года, когда лопнул пузырь доткомов, и не перестали возводиться новые дома после схлопывания пузыря на рынке недвижимости 2007–2008 годов. Но и не будет такого резкого, взрывного роста, какой мы наблюдали с 2010 по 2015 год на рынке нефти, когда США нарастили добычу с 5,5 млн до 9,6 млн баррелей в сутки. По прогнозу американской Energy Information Administration (EIA), падение добычи должно продолжиться: в 2016 году – до 8,7 млн, а в 2017?м – до 8,2 млн баррелей в сутки. Учитывая, что с 2013 года сланцевая нефть была драйвером роста добычи сланцевого газа, то и для голубого топлива наступят сложные времена. Нашего скепсиса не разделяют сотрудники вашингтонского исследовательского института American Security Project, которые на страницах The Wall Street Journal утверждают, что сланцевый газ США «способен ослабить доминирующее положение России в энергетической отрасли». Правда, французский специализированный портал Le Gaz возразил на это, что цены «Газпрома » ниже, а потому конкурентоспособнее. Не будем пока углубляться в тему американского СПГ, заметим лишь, что на момент написания этих строк газ на американской бирже Henry Hub стоил 62,3 доллара за 1 тыс. куб. м. Но сами американцы неоднократно заявляли, что для выживания сланцевой добычи цена должна подняться хотя бы в два раза, а при возникновении экспортной альтернативы внутренние цены поползут вверх, делая СПГ из США еще менее конкурентоспособным.

Практика пузыря

Цены на нефть начали расти. Может быть, если они поднимутся до 50–60 долларов, то добыча в США перестанет снижаться и вновь начнется рост? Полагаем, что после схлопывания пузыря инвесторы будут семь раз думать и лишь один раз вкладывать деньги в новые добычные проекты в США, ведь к тому моменту любому станет очевидно: стоит вложить деньги – добыча вырастет, но если она вырастет слишком быстро, то цены рухнут и вложения никогда не окупятся. Косвенным подтверждением этого тезиса является нервная реакция рынка на самые крохотные изменения. Так, снижение цен на нефть 21 марта объяснялось западными СМИ тем, что увеличилось количество буровых в США. Для понимания всей иронии заметим, что количество буровых увеличилось на 1 единицу – до 387. Сравните это с 1609 установками, бурящими на нефть, на пике октября 2014 года. Поэтому не стоит опасаться, что, как только цены поднимутся, компании в США восстановят добычу. Для сравнения приведем данные Rystad Energy о себестоимости добычи нефти в разных странах, включая операционные и капитальные затраты: США по дороговизне извлечения 1 барреля находятся на почетном четвертом месте (после Великобритании, Бразилии и Канады) – 36,2 доллара (21,5 доллара – капитальные затраты и 14,8 доллара – операционные). Норвегия с показателем 36,1 доллара идет следом за США. Россия же расположилась на 15?м месте (между Алжиром и Ираном) – 17,2 доллара. Собственно, по оценке Rystad Energy, всего у шести крупных нефтедобывающих стран себестоимость производства 1 барреля нефти ниже 20 долларов и лишь на двух сланцевых месторождениях в США себестоимость добычи ниже 50 долларов. На крупном месторождении Bakken добыча становится нерентабельной при цене 53 доллара, а на Eagle Ford – при 42 долларах. Здесь еще стоит вспомнить проблему Аляски. Этот штат долгие годы обходился без налога с продаж и подоходного налога с физических лиц. Выпадающие доходы компенсировались прибылью от продажи нефти. Площадь Аляски 1,7 млн кв. км, а проживает там около 740 тыс. человек. При этом добывается более 500 тыс. баррелей нефти в сутки. Черное золото обеспечивало около 75 % всех доходов штата. В 2015 году в связи с падением цен на нефть бюджет недосчитался 3,5 млрд долларов. Губернатор Аляски выступил со свежими инициативами возвращения подоходного налога, введения сборов с сигарет и алкоголя, пересмотра льготного кредитования и в целом сокращения бюджетных расходов. Кроме того, в штате задумались: а не нарастить ли добычу? Всего десять лет назад на Аляске добывалось 800–900 тыс. баррелей в сутки. Впрочем, для нас с вами не столь интересны налоговые эксперименты проданного в 1867 году Александром II Северо-Американским Соединенным Штатам региона, сколько интересен сам факт, что добыча здесь более-менее стабильна и держится на уровне 500 тыс. баррелей в сутки. Это означает, что снижение общего для США показателя извлечения нефти происходит за счет остальных штатов. В июне 2015 года в остальных 48 континентальных штатах добывался максимум – 9,187 млн баррелей в сутки. Затем этот показатель устремился вниз и достиг к середине марта 8,531 млн. Как видим, без Аляски, на которой вообще не добывается сланцевая нефть, падение оказывается еще значительней – 656 тыс. баррелей в сутки (380 тыс. баррелей в сутки к марту 2015 года). Неожиданно (!) обнаружилось, что нынешние цены на нефть совершенно дискомфортны для сланцевых месторождений. И уже в конце 2014 года, когда цены на черное золото вызывали легкую панику, но, по сегодняшним меркам, были вполне комфортны для отрасли, даже крупные западные издания взялись за подсчеты: стоит ли игра свеч и при каком уровне цен игрокам стоит разойтись. Раньше эту тему старательно обходили, оставляя ее специализированным СМИ. Опять же неожиданно (!) выяснилось, что уже при 60 долларах за баррель порядка трети американских добычных компаний не смогут вкладываться в свое развитие, а будут вынуждены направлять денежный поток на обслуживание долгового бремени.

Сланцы. Вымирание


Погрязшие в долгах амери- канские предприятия массово теряют рейтинг. Так, 40 % добычных и нефтесер- висных компаний в США получили рейтинг B– и ниже

От житницы до «полтора землекопа»

Сланцевый газ оказался заложником низких цен на внутреннем рынке США. Добывающие компании спасались за счет добычи сланцевой нефти, когда та стоила около 100 долларов. Впрочем, компаниям удалось добиться роста добычи газа с 524 млрд куб. м в 2006 году до порядка 767,4 млрд куб. м в 2015?м (74,22 млрд куб. футов сухого природного газа в день, по данным EIA). Падение производства в западных штатах, а также в Техасе и Луизиане компенсировалось ростом добычи на самом богатом запасами месторождении – Marcellus (Пенсильвания, Огайо, Западная Вирджиния). Масштабная эксплуатация этого месторождения началась позже остальных – в 2011–2012 годах. Сланцевые месторождения сегодня обеспечивают порядка 454 млрд куб. м газа в год (44 млрд куб. футов в день). Но при падении добычи нефти добыча газа также будет снижаться. Либо, что тоже возможно, на внутреннем рынке США вырастут цены – с нынешних 62 до хотя бы 150–200 долларов. Правда, во втором случае потребление газа (а с ним и добыча) упадет, а на его место вновь вернется уголь. Впрочем, EIA смотрит на перспективы американского газа куда оптимистичнее, прогнозируя небольшой рост в 2016 году (0,9 %) и довольно значительный – 2,1 % – в 2017?м. Правда, неясно, как именно будет обеспечиваться этот рост, если сейчас снижаются объемы бурения (92 буровые на конец марта). Возможно, есть подвижки в области экспорта «сланцевой революции»? Нет. Как мы и предполагали, экспорт «сланцевой революции» провалился еще на стадии организации «революционных кружков». Из европейских стран за мечтами о грядущем энергетическом величии устремилась одна только Польша. Эта страна всего за шесть неполных лет прошла тернистый путь от «грядущей газовой житницы всея Европы» до «полтора землекопа», которые до сих пор изображают бурную деятельность по поиску сланцевого газа там, откуда уже ушли все иностранные компании. Великобритания, которую заманивали на путь Польши, обещая невероятные запасы в 36 трлн куб. м газа из сланцев, как мы и предполагали, спустила всё на тормозах. Руководство страны утопило любую деятельность по разведке и добыче сланцевого газа в бесконечных обсуждениях. Во Франции же главный исполнительный директор компании Total Патрик Пуянне заявил, что, несмотря на разрешение суда, компания не будет разведывать сланцевый газ на юге Франции: «При цене нефти в 30 долларов за баррель я найду занятие получше, чем искать сланцевый газ там, где нас не ждут». Исчерпывающе.

Обескураживающие убытки

Тем не менее даже крупные мировые игроки стараются сделать вид, что всё в порядке и никакого схлопывания не происходит. Так, очередной прогноз развития энергетики (до 2035 года) опубликовала BP. В докладе есть график, где прекрасно видно нынешнее падение добычи сланцевой нефти, которого не ожидалось в прошлогоднем прогнозе. Но перспективы всё равно рисуются прекрасные: на горизонте 2030 года BP ожидает выход добычи сланцевой нефти в США на полку на уровне 8 млн баррелей в сутки (сейчас порядка 5 млн). Это, кстати, куда оптимистичнее прогноза американского Министерства энергетики, которое ожидает выход на полку в районе 2020 года. Объясняется это тем, что с момента публикации министерских прогнозов нефтяникам удалось повысить коэффициент извлечения нефти на сланцевых месторождениях с 3–5 % до 10–12 %. Это, кстати, вне всяких сомнений, огромное достижение. Правда, тут стоит заметить, что эти прогнозы почему-то не мотивируют крупный западный бизнес вкладывать в сланцевые месторождения. В истории BP уже было списание нескольких миллиардов долларов, потерянных на сланцевых проектах в США. Представители компании в публичных дискуссиях отмечают, что BP приобрела бесценный опыт использования новейших технологий, которые теперь применяют, например, на месторождении Khazzan в Омане, но за прогнозируемый рост добычи в США пусть заплатит кто-то другой. Ранее мы неоднократно писали о многомиллиардных потерях крупных компаний на американских сланцах. Кто мог – списывал убытки и самоустранялся от «перспективного » бизнеса, а кто не мог – накапливал долги. Но, возможно, за прошедшие годы что-то изменилось. В январе 2016 года крупнейшая горнодобывающая компания мира BHP Billiton объявила о списании сланцевых активов в США на 7,2 млрд долларов (до уплаты налогов). Это не первое и не последнее списание активов компании в Соединенных Штатах. Еще одну ревизию планируется провести до конца этого года. BP закончила прошлый год с обескураживающим чистым убытком в 6,5 млрд долларов. Особенно неудачным оказался четвертый квартал, когда компания продемонстрировала большее, чем ожидалось, падение в нефте- и газодобыче, а также понесла издержки в 2,6 млрд долларов из-за низких цен на нефть, включая издержки на проекты в Мексиканском заливе, Ливии и сланцевом месторождении Utica. В 2015 году норвежская Statoil списала 4 млрд долларов стоимости своих сланцевых активов в США и нефтеносных песков в Канаде. Но представители компании, как водится в таких случаях, «с оптимизмом смотрят в будущее». Чистый убыток Statoil в прошлом году составил 4,36 млрд долларов. В начале текущего года Shell заявила о ликвидации специального подразделения, занимающегося нетрадиционными ресурсами в Северной Америке. В США компания распродала традиционные и сланцевые активы в штате Вайоминг, Луизиана и Пенсильвания и отказалась от проектов на Аляске и в Канаде, из-за которых была вынуждена списать 7,9 млрд долларов в третьем квартале прошлого года. Вы можете возразить, что пересмотр стоимости активов – нормальная практика. Но знаете, когда все списывают убытки, пересматривают стоимость активов и пытаются их продать хоть кому-то – ситуация становится далекой от нормальной. Как видите, ответа на вопрос, за чей же счет возможен прогнозируемый рост, нет. Но теперь нам стоит отвернуться от огромных транснациональных компаний и устремить взор в сторону маленьких, динамичных и эффективных предприятий, моментально внедряющих инновации. Ведь именно такие компании назывались локомотивом «сланцевой революции». Не может быть, чтобы в новых условиях этот локомотив оказался на запасном пути.

Революция в виде пузыря

По сообщению Financial Times, с 2006 по 2014 год долги мировой нефтегазовой промышленности выросли с 1,1 трлн до 3 трлн долларов. Маленькие и средние компании США активнее других накапливали долги. Поразительно, но даже такие издания, как Financial Times, теперь спокойно пишут, что это был пузырь. Как бы революция, но пузырь. Рейтинговое агентство Standard & Poor’s, приноровившееся к новым ценовым условиям, на сегодняшний день оценивает нефтяные компании на основе средней цены на нефть 40 долларов за баррель. Погрязшие в долгах американские предприятия массово теряют рейтинг. Так, 40 % добычных и нефтесервисных компаний в США получили рейтинг B– и ниже. Кредитные лимиты нефтегазовых компаний основываются на стоимости их запасов, которая периодически пересматривается кредитными организациями. Понятно, что падение цены на нефть в три раза не могло не сказаться на кредитном лимите. И тут возникает классическая ситуация: крупные компании просто затягивают пояса, а мелкие – вымирают. Как сообщает Financial Times, 52 американские нефтегазовые компании с начала 2015 года объявили себя банкротами. Одна из 20 крупнейших нефтегазовых компаний США Linn Energy заявила о неспособности обслуживать долг, который составляет 3,6 млрд долларов, в то время как кредитоспособность компании была всего 1 млн долларов. Техасская Quicksilver Resources объявила о банкротстве с долгом в 2,4 млрд долларов. Реализация ее активов в США принесла всего 245 млн долларов. Как отмечает The Wall Street Journal, более 175 нефтегазовых предприятий в США в ближайшем будущем, скорее всего, не смогут платить по долгам. Возможно, именно здесь скрывается секрет роста добычи сланцевого газа. Потребление нефти на внутреннем рынке США за прошедшие десять лет немного снизилось, но в целом остается величиной практически неизменной. В то же время потребление газа растет. В целом электрогенерация нарастила потребление газа с 230 млрд куб. м в 2014 году до 274 млрд куб. м в 2015?м. То есть при снижении денежного потока на нефти у компаний остается небольшая возможность продемонстрировать хоть какие-то позитивные показатели за счет газа. Многострадальная Chesapeake Energy, вторая по величине нефтегазовая компания в США, не просто утонула в мусорных облигациях, но и закончила прошлый год с колоссальным убытком в 14,6 млрд долларов. Не помогли ни распродажа активов, ни смена руководства, ни «эффективное использование финансовых инструментов». Кстати, некоторые профессиональные критики «Газпрома» советовали корпорации учиться бизнесу именно у Chesapeake Energy. Агентство Fitch повысило свой прогноз по дефолтам по облигациям в США. На данный момент рейтинговое агентство предполагает, что к концу года на топливно-энергетический комплекс придется порядка 60 % всех дефолтов на сумму 40 млрд долларов. Уверены, что в какой-то момент акции всех этих реальных и потенциальных банкротов стоили баснословно дорого и их капитализация заслуживала самых громких похвал. Но, как говорится, sic transit gloria mundi! «Газпром» часто упрекают в прессе за недостаточную капитализацию, исподволь намекая, что высокая капитализация – главный признак здоровья и успеха компании. Но, как показывает практика, капитализация – важный, но далеко не главный показатель. Для понимания сообщим нашим читателям, что «Газпром» закончил 2015 год не с самой выдающейся капитализацией, зато с многомиллиардной прибылью. Вновь обратившись к данным Financial Times, отметим, что с середины 2014 года инвесторы, вкладывавшие средства в нефтегазовые компании, потеряли свыше 2 трлн долларов стоимости активов и 150 млрд долларов стоимости облигаций. Объем инвестиций в отрасль сократился, по разным оценкам, на 250–380 млрд долларов. Нефтесервисные и добычные компании вынуждены увольнять сотрудников десятками тысяч. А каждый человек на производстве формирует вокруг себя еще несколько рабочих мест, поэтому справедливо будет говорить о сотнях тысяч потерянных рабочих мест в смежных областях. Что же мы с вами видим: дорогая в производстве нефть, компании лишаются денежного потока, так как тратят на извлечение и доставку черного золота больше, чем получают от его продажи, кредиты выбраны насухо, долги возвращать нечем, на рынок выставляются активы. Как скоро стоимость этих активов упадет не просто в десять раз, а до нуля, как скоро не останется покупателей? Как скоро банки окажутся не в состоянии вернуть даже малую часть вложенных в сланцы средств? А ведь у этой ситуации есть еще одна не менее интересная сторона. Страховка. Многие сланцевые компании в США застраховались от падения цен на нефть. И страховку им придется выплатить. Либо страховая компания объявит себя банкротом. Как показывает практика прошлых кризисов, без банкротств финансовых организаций обойтись не удастся. Вопрос лишь в том, насколько масштабными они будут. Остроты этому вопросу добавляет тот факт, что в декабре 2015 года Мексика получила 6,3 млрд долларов по страховке, которую приобрела в 2014 году у пула банков. Страховка защищала страну от возможного падения цен на нефть. По условиям контракта цена фиксировалась на уровне 76,4 доллара за баррель. Реальная цена оказалась ниже более чем в два раза. Страховка обошлась Мексике всего в 773 млн долларов. Подобная сделка – своеобразная лотерея: либо выигрывает покупатель, либо продавец, но не оба сразу. Полагаем, что после завершения текущего кризиса сланцевая нефть и сланцевый газ не исчезнут из мировой корзины углеводородов. Но к тому моменту в живых останутся лишь наиболее стойкие компании, работающие на наиболее рентабельных месторождениях. Они не смогут и не захотят обеспечивать такие темпы роста добычи, какие мы наблюдали в последние годы. Впрочем, спрос на нефть и на газ растет, а легких месторождений становится всё меньше. Накопленный на сланцевых месторождениях опыт уже сегодня благотворно сказывается на возможностях нефтегазовых компаний обеспечить человечество энергоносителями.

P.S. Незадолго до сдачи номера EIA обновило прогноз добычи нефти в США в сторону уменьшения: теперь предполагается, что средний показатель в 2016 году составит 8,6 млн баррелей в сутки, а в 2017-м – 8 млн баррелей в сутки. А добыча тем временем упала ниже 9 млн баррелей в сутки



Источник / http://www.gazprom.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=294644 обязательна
Условия использования материалов

Лучший европейский брокер

Вчера, 11:30
HYCM | Обзор рынка | Oil | Gold (XAU/USD) | EUR|USD | GBP|USD | AUD|USD | Silver (XAG/USD)

Технический Анализ

Вчера, 11:29

40 лет На финансовом рынке. 20 лет Лицензирована в Великобритании. 0.2 pips спреды с быстрым исполнением. 24/5 Служба поддержки клиентов с персональным менеджером
Открыть торговый счет

Брокер бинарных опционов

Binarium предоставляет профессиональные услуги начиная с 2012 года. Получите бонус 100% на депозит от 2000 рублей