Голубицкий Сергей Знания | Статьи | Техника / Графика

О хаосе, фракталах, бирже и мошенниках

30 октября 2016  Источник / http://your-mom.ru/

В рамках информационного сопровождения Инвестиционного курса vCollege Exante решил замахнуться на самое святое – непоколебимую веру людей в тождественность Имени и Вещи.

Если бы меня спросили, что является главным злом ХХ столетия, я бы, не колеблясь, ответил: «Метонимия!» В 20-30 годы прошлого века где-то в ядовитых недрах тоталитарных систем родилось опасное знание. Манипуляторы сознанием открыли удивительную наивность людей, предпочитающих верить не глазам своим, не ощущениям и не опыту, а Именам. Стоит назвать Вещь не так, а иначе, как в массовом сознании новое (и фальшивое) Имя накрепко связывается с Вещью. Так крепко, что требуются потом неимоверные усилия для того, чтобы ложную коннотацию разорвать.

Манипуляторы оценили открытие и с тех пор успешно эксплуатируют его в хвост и гриву. Наполняя общественное сознание от Антарктиды до Гренландии ложными представлениями, основанными на подмене имён. Во всех сферах жизни – от культуры и искусства до политики и экономики.

Делается это не из злого умысла, а из прагматических соображений: гораздо проще управлять, меняя не людей и вещи, а имена (ярлыки, жупелы, клеймо) людей и вещей. Проще и эффективнее.

Иллюстрацию того, как метонимия реализуется в сфере финансовых отношений, я и хочу сегодня предложить на примере таких понятий как теория хаоса и фрактальная геометрия. И то, и другое пользуется уникальной популярностью в биржевых кругах уже на протяжении 20 лет, поэтому читателям, интересующимся финансовыми рынками, будет полезно узнать, как ими манипулируют. А заодно и научиться отличать подлинные инструменты биржевого анализа от фиктивных.

Придумал фрактальную геометрию Бенуа Мандельброт – еврейский математик, родившийся в 1924 году в Варшаве, получивший образование в Париже и проживший большую часть жизни в Соединённых Штатах. Гипотезу отказа от описания природных и социальных явлений с помощью евклидовой геометрии Мандельборт вынашивал с начала 50-х годов. Правильные фигуры (окружность, эллипс, треугольники, прямые линии и проч.) почти не встречаются в природе, а вместо них приходится иметь дело с геометрическими конструкциями, которые в первом приближении кажутся бесформенными, однако на поверку демонстрируют удивительные структурные закономерности.

О хаосе, фракталах, бирже и мошенниках


В качестве примера «неевклидовых», однако же органичных для природы геометрических конструкций Мандельброт поминает береговую линию, горные хребты, молнии, облака, листья деревьев, снежинки, кристаллы, морозные узоры на оконных стёклах, кораллы, морских звёзд и ежей, кровеносную систему, структуру альвеол и лёгких человека и животных, а также… поведение цен на фондовых рынках!

Ключевой характеристикой нетривиальных геометрических конструкций, получивших впервые название фракталов в книге Мандельброта «Фракталы – формы, случай и измерение» (1975), выступает самоподобие, то есть способность целой вещи совпадать по форме с собственными частями. Хрестоматийный пример фрактала – снежинка.

О хаосе, фракталах, бирже и мошенниках


Со временем гипотеза переросла в полноценную дисциплину – фрактальную геометрию, основные положения которой Мандельброт обобщил в книге «Фрактальная геометрия природы» (1982), а адаптацию теории к финансовым рынкам произвёл уже на склоне лет («Непослушные рынки», 2004).

Все книги Бенуа Мандельброта написаны лёгким слогом и доступны пониманию даже закоренелым гуманитариям вроде автора этих строк, поэтому рекомендую читать именно первоисточники, а не многочисленные адаптации, которые в случае с фрактальной геометрией успешно топят здравый смысл если не в туманных рассуждениях, то в злоупотреблениях научной терминологией.

С нашим ремеслом, однако, случилась незадача: Мандельброт был учёным-теоретиком, а не биржевым трейдером, поэтому в «Непослушных рынках» он даже не помышлял о практических рекомендациях, а лишь обозначил вектор дальнейших исследований. Как следствие термин «фрактальная геометрия» бесхозно отправился в свободное плавание по волнам массового общественного сознания, где был подвергнут безжалостному изнасилованию и искажениям.

Первым приложил руку к дискредитации «фракталов» на бирже знаменитый трейдер и писатель букв Билл Уильямс, обогативший биржевое ремесло легендарной (и никогда не работавшей) торговой системой Profitunity. Смелое воображение – Profitunity состоит из зубов, губ и челюсти Аллигатора – обеспечивает торговой системе неистовую популярность и в наши дни (впервые Уильямс описал Profitunity в 1995 году в книге «Торговый хаос», которую затем дважды дополнил апокрифами: «Новые измерения биржевой торговли» и «Торговый хаос II»).

С лёгкой руки Уильямса умные слова «фрактал», «Мандельброт» и «хаос» прочно вошли в обиход биржевых трейдеров, которые в массе своей как не имели ни малейшего представления о подлинном значении этих слов до Уильямса, так и не обрели его после прочтения книжек Гуру.

Да и как можно было что-то осмыслить, если отец Аллигатора даёт такое определение фрактала: «Любая последовательность из пяти баров, в которой средний бар является самым высоким (или низким), чем два предшествующих и два последующих бара, создают фрактал» (грамматический ад мы оставляем на совести переводчика книги Уильямса на русский язык. – С.Г.)

О хаосе, фракталах, бирже и мошенниках


Для наглядности и удобства осмысления «фрактала» на бирже Уильямс предлагает такую визуализацию: «Вытянуть руку перед собой̆, растопырив при этом пять пальцев, при этом ваш средний̆ палец указывает вверх. Ваши пальцы – это пять последовательных баров, а ваш средний̆ палец представляет собой̆ самый̆ высокий̆ максимум, образуя фрактал. Во фрактале наверх мы интересуемся только наивысшими значениями баров, а во фрактале вниз интерес представляют только минимальные значения баров» (все же русскоговорящие трейдеры, берущиеся за перевод английских книжек, – это особая каста людей. – С.Г.)

Ну то есть вы уже понимаете, где Бенуа Мандельброт и его фрактальная геометрия и где Билл Уильямс и его крокодилья адаптация фрактала к фондовому рынку.

Билла Уильямса нельзя винить: во введениях ко всем трём своим книжкам он с усидчивостью школьника-второгодника очень обстоятельно и наивно излагает теорию Мандельброта на уровне понимания домохозяек (читай: рядовых трейдеров). Всё там в этом изложении правильно и даже похоже на мысли Мандельброта из его собственных книг. Однако как только дело доходит до применения фрактальной геометрии в трейдинге, так сразу выходит фрактал из пяти пальцев, где средний – самый длинный.

Иначе и быть не могло, потому как у замечательного трейдера Билла Уильямса нет ни соответствующих знаний, ни адекватного образования для профессиональной адаптации сложной математической теории Мандельброта к фондовым рынкам. Фрактальную геометрию должны портировать в трейдинг совершенно иные люди.

Уильямс, тем не менее, своё чёрное дело сделал, и сегодня о фракталах на бирже вещает с умным видом каждый Федя Булкин, подразумевая под фракталами, разумеется, комбинацию с оттопыренным средним пальцем.

Теперь возвращаемся к тому, с чего начинали – к лживой метонимии. Собственно, мы только что с ней познакомились: фракталы Билла Уильямса – это и есть метонимия. Ложная и удобная для манипулирования.

О каком манипулировании идёт речь? Сначала в общественное сознание заливается миф о Великой Тайне Рынка – теории хаоса и фрактальной геометрии. Затем под видом хаоса и фрактала подаётся комбинация, сложенная из пяти пальцев. Под конец Магистры Фрактального Знания начинают обучать неофитов, открывая им Священный Биржевой Грааль.

Вот это и есть метонимия в её девственно манипулятивном виде. Опять же, с рациональной мотивацией: одно дело – обучить рядового трейдера растопыренным пальцам, а другое – настоящей фрактальной геометрии!

Я затронул тему метонимии не только ради того, чтобы предупредить студентов vCollege и интересующихся рынком читателей об опасности подмены реальности при помощи ложных имён, но и для того, чтобы сподвигнуть всех жаждущих настоящих знаний на поиски. Поиски реальности, скрытой за метонимией.

В контексте нашего примера такая реальность также существует. Разумеется существует не одна полноценная адаптация теории Мандельброта к биржевому трейдингу. Эти адаптации используют фрактальную геометрию именно как геометрию, а не комбинацию пяти пальцев. Приходится, однако, прилагать много усилий для обнаружения истинного знания.

Из множества примеров адекватного применения фрактальной геометрии на фондовом рынке в числе первых я бы назвал работы Ханса Ханнулы (Hans Hannula), и в частности, его индикатор поляризованной фрактальной эффективности (PFE), который Ханнула опубликовал за год до появления «Торгового хаоса» Билла Уильямса в январском выпуске 1994 года журнала Technical Analysis of Stocks and Commodities.

Ханс Ханнула – инженер, программист и трейдер с 30-летним опытом, поэтому не удивительно, что его индикатор профессионально адаптирует к явлениям фондового рынка методики, заимствованные из фрактальной геометрии и теории хаоса.

О хаосе, фракталах, бирже и мошенниках


В задачи настоящей статьи не входит изучение PFE, а пример Ханнулы я привёл, опять же, в контексте метонимии, искажающей реальность. Представьте себе, что вы узнали о существовании инструмента адекватного применения фрактального анализа на фондовом рынке и теперь пытаетесь познакомиться с разработками Ханса Ханнулы поближе. Набираете в Гугле имя создателя и получаете вот такой срез мнимой реальности.

О хаосе, фракталах, бирже и мошенниках


Не только на первой странице линков нет правильной наводки, но и вообще в рекомендациях Гугл мне не удалось найти ни одной ссылки на Ханса Ханнулу, создавшего индикатор поляризованной фрактальной эффективности. Все, что вы видите на скриншоте, ведёт на страницу этого вот прохиндея.

О хаосе, фракталах, бирже и мошенниках


Некий Эл Ларсон, обладатель учёной степени в области электрической и компьютерной инженерии. Инженер Ларсон предлагает за две с половиной тысячи долларов учебные курсы, в которых лукаво жонглируется правильная терминология именно та, что и ожидается при запросе о Хансе Ханнуле): хаос, фракталы, трейдинг, форкастинг цены, дэйтрейдинг и проч.

Если долго и обстоятельно копаться в портале Ларсона, можно всё-таки добраться до сути: никакой фрактальной геометрии «инженер» не предлагает, а продаёт туфту под названием Market AstroPhisics (да-да, именно так, с двумя заглавными буквами в слове!) и прогнозы рынка, основанные на «астрологических циклах» (mama, hold me tight!)

Позвольте, а при чём тут Ханс Ханнула? В самом низу титульной страницы инженера Ларсона красуется такая непристойность: «Раньше Эл использовал писательский псевдоним Ханс Ханнула. Так звали его дедушку».

Вона как! Так что если биржевой неофит не обладает опытом сетевого следопыта (или – не оканчивал наш курс МИНОА :), то не видать ему PFE как своих ушей: вместо фрактальной геометрии он пойдёт изучать за две с половиной тысячи долларов гомерическую чушь, на фоне которой пятипалые фракталы Билла Уильямса покажутся скрижалями небесными.

Такие вот дела. Уже которую по счету статью вынужден завершить тревожным предупреждением: «Люди, будьте бдительны!»
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=313632. Об использовании информации.